Доклад ЦРУ от февраля 1986 г. "Перспективы интенсивного развития советской экономики"

На состоявшемся 23 апреля 1985 года пленуме ЦК КПСС Горбачёв заявил программу широких реформ под лозунгом «ускорения социально-экономического развития страны», то есть ускорения продвижения по социалистическому пути на основе эффективного использования достижений научно-технического прогресса, активизации человеческого фактора и изменения порядка планирования. В феврале 1986 г. ЦРУ подготовило доклад о перспективах интенсивного развития советской экономики, с которым мы вам и предлагаем ознакомиться.

Данный доклад переведён на деньги наших читателей. Если вам интересно прочитать на русском языке другие документы ЦРУ, то вы можете помочь нам в этом, переведя нам деньги на эти цели. Подробнее об этом можно прочитать здесь.



Краткое изложение



В докладе использована информация, доступная по состоянию на 31 октября 1985 года

Сталинская модель роста промышленности предполагала стремительное вливание рабочей силы, основного капитала и сырья, при этом важность роста продуктивности производства сводилась к минимуму. К 1970-м советское правительство осознало, что экстенсивная стратегия роста больше не оправдывает себя. Резко упала рождаемость, истощился резерв сельскохозяйственной рабочей силы, практически достигла передела – 90% – доля женской рабочей силы в общей численности взрослого женского населения, что привело к низкому росту занятости. Источники дешевого сырья и топлива были исчерпаны. Резко снизились темпы роста основного капитала.

Политика интенсивного экономического развития



В середине 1970-х годов была утверждена модель интенсивного роста, которая должна была обеспечить развитие, стараясь максимально сохранить уже существующее распределение ресурсов между потребительской активностью, инвестициями и оборонным комплексом. Соответственно, Москве пришлось искать выход из ситуации в экономике, ориентирующейся на предложение, что, в свою очередь, влияло на рабочую силу, земельные ресурсы, основные средства и продуктивность. Внимание уделялось мерам по повышению производительности капитала.

Ускорение выбытия основного капитала



Позиция и политика советской власти по отношению к выбытию основных средств во многом способствовала снижению продуктивности капитала в СССР. В среднем, показатель сохранения основных средств в процессе производства был вдвое больше, нежели в других ведущих странах с рыночной экономикой. Поскольку прирост производительности зависит от привлечения новых средств, включая использование новейших технологий и отбрасывание технологически устаревших активов, советский подход явно тормозит повышение производительности. Несмотря на официальное признание того, что желателен более короткий срок службы основных средств, шагов, предпринятых в данном направлении, оказалось недостаточно.

Замещение вместо расширения



С начала 1970-х особое значение придавалось увеличению доли промышленных инвестиций, направленных на замену старых активов, что дополнило кампанию по сокращению срока службы основных средств. Традиционно, учитывая стратегию экстенсивного роста, планы капиталовложений подразумевали строительство нового завода или расширение возможностей уже существующих предприятий. Советские плановики, отдавая особое предпочтение переоборудованию действующих заводов, надеялись ускорить внедрение передовых технологий в производство. Переоборудование могло повлечь за собой и определённую реконструкцию объекта, но стоимость такого шага гораздо меньше, нежели строительство нового завода.

Почему интенсивная инвестиционная кампания замедлилась



Старое оборудование находится в эксплуатации преимущественно потому, что руководители предприятий и министерские чиновники заинтересованы в этом из-за существующей структуры поощрения. В условиях рыночной экономики фирмы отказываются от старых активов, в первую очередь, из-за того, что новый капитал, как правило, более экономичен в плане использования рабочей силы, материалов или же необходим для изготовления конкурентоспособной продукции. Пока нынешние производственные планы остаются основополагающим критерием для оценки результативности, а затраты имеют второстепенное значение, у советских руководителей предприятий нет причин отказываться от устаревших активов.

Советская практика строительства также ослабляла усилия по сосредотачиванию инвестиций на переоснащении действующих предприятий. В СССР отдавали предпочтение тяжелым сборным железобетонным конструкциям с мостовыми кранами, которые требуют больших колонн и накладных строительных опор. Эти особенности часто приводят к тому, что установка автоматизированных производственных линий оказывается невозможной без проведения дорогостоящей и трудоемкой реконструкции.

Конечный успех кампании инвестиций, направляемых на замещение выбытия основного капитала, однако, основывается на ускоренном внедрении передовых технологий в производственный процесс. Таким образом, технологическая производительность была самым важным фактором, определяющим успех планируемого перехода от экстенсивного к интенсивному экономическому развитию. Объяснения отстающему техническому прогрессу СССР можно найти преимущественно в управленческих стимулах, институционных связях между научными исследованиями, разработками и непосредственно самим производством, в технологическом перекосе, так как передовые технологии сосредоточены в военно-промышленном комплексе.

Технологический прогресс в условиях рыночной экономики зависит от инициатив как потребителя, так и поставщика. В советской системе, влияние потребителя довольно слабое, за исключением оборонного производства, где инициатива, подкрепленная требованиями высших чинов правительства, исходит от Министерства обороны.

• Ставка на внутренние источники в машиностроении также замедляет техническое развитие. Большая часть советской техники была произведена не на заводах от специализированных машиностроительных министерств, а в небольших машинных цехах, действующих непосредственно при потребляющих предприятиях. В то же время, только специализированные министерства могли позволить себе научно-исследовательские работы и испытательное оборудование, необходимые для разработки передовых технологий.

• В советской системе научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) отделены от производства. НИОКР требуют куда больше бюджетных средств, нежели завершение какого-либо проекта или удовлетворение потребительского спроса. И этот разрыв между поставщиком и потребителем процесс централизованного планирования не может компенсировать.

• Высокая приоритетность оборонного производства – еще один серьезный сдерживающий фактор технического прогресса в изготовлении производственных товаров длительного пользования. Доля ВНП, выделяемая на оборонные цели, практически не изменилась за последнее десятилетие, однако продолжает расти нагрузка оборонного комплекса на капиталоотдачу, потребление военной промышленностью передовых технологических ресурсов и инновационных экономических сил.

В целом, недостатки технического развития в СССР носят преимущественно системный характер. И их устранение потребует реформ в системе централизованного планирования. Но все изменения в организации и управлении, сделанные Андроповым, Черненко и Горбачёвым, включая экономический эксперимент, который планируется распространить на все отрасли промышленности, оказались практически бесполезными в качестве стимулов для поиска и применения более совершенных технологий. Требуется передать больше полномочий руководителям предприятий.

Программа Горбачева



Создаётся впечатление, что Горбачёв намерен провести лобовую атаку в вопросе модернизации. Представляя свою программу прошлым летом, он сосредоточил внимание на уже знакомых задачах по ускорению выбытия устаревших основных средств производства и их замещения. Горбачёв предложил удвоить коэффициенты выбытия капитала и обновить основные фонды страны за счет привлечения новых инвестиций и ускоренного списания основных средств, чтобы до 1990 года треть всего капитала, в том числе практически половина оборудования, была бы обновлена. Для достижения этих целей пятилетки с 1986 года необходимо пройти долгий путь. Горбачев должен будет продемонстрировать более устойчивую приверженность модернизации, чем его предшественники, гарантировать списание устаревших основных производственных средств и оборудования, привлечение в течение всей пятилетки 1986-1990 гг. инвестиций, достаточных для повышения качества выпускаемой машинным оборудованием продукции и её производства в достаточном для экономики объёме.


Перспективы интенсивного развития советской экономики



Традиционная система советского развития


И советские, и западные экономисты неоднократно говорили1 о том, что традиционный советский подход к экономическому развитию характеризуется стремительным вливанием рабочей силы, основного капитала и сырья в промышленность. В сравнении с путём, пройденным другими странами с индустриальной рыночной экономикой, им потребовалось куда меньше усилий, чтобы повысить продуктивность трудовых ресурсов и основных средств. С 1960 г. СССР, как одно из наибольших государств с промышленно развитой экономикой, переживает наиболее быстрый рост занятости и, наряду с Японией, самый быстрый рост производственных средств. Но вот в росте продуктивности труда и капитала СССР демонстрирует самые низкие показатели (Таблица 1).

На официальном советском жаргоне традиционный подход называют «экстенсивным», а альтернативный путь увеличения продуктивности «интенсивным». И хотя советские плановики уже давно заговорили о продуктивности, как о цели, ставя её в раздел «скрытые резервы производства», однако только в последнее десятилетие политика интенсивного развития стала центром их внимания.

Историческое предпочтение экстенсивного развития можно объяснить с точки зрения обеспеченности ресурсами и институционными факторами. До 1960-х годов советская экономика могла опираться на невероятно большой фонд свободных трудовых ресурсов в сфере сельского хозяйства. При этом производительность труда была значительно выше в не аграрной сфере. Многочисленная миграция в города усиливалась успехами системы стимулирования женского населения в плане поисков работы в городах. Доля участия женской рабочей силы (занятость как доля в численности трудоспособного населения) в СССР значительно выше, чем в большинстве стран с рыночной экономикой.

Высокие темпы роста «продуктивного» основного капитала (основные производственные средства в секторах, не относящихся к военной сфере) были достигнуты за счёт повышения вложений в основной капитал, что, в свою очередь, стало возможным благодаря высокой ставке национальных сбережений. Посредством контроля над распределением ресурсов, советское правительство вынудило население экономить гораздо более высокую долю национального дохода, чем это было бы при преобладании потребительского суверенитета (потребительский суверенитет – возможность потребителя влиять на производителя путём повышения или уменьшения спроса на товар - statehistory). В национальной статистике, по учётным данным, принудительные сбережения отражаются в высокой доле инвестиций и относительно низкой доле личного потребления в ВНП. Как правило, национальная склонность к сбережению прямо пропорциональна экономии ВНП на душу населения. Однако, в то время, пока СССР по отношению инвестиций к ВНП занимает второе место после Японии, уровень ВНП на душу является самым низким среди основных промышленно развитых стран (Таблица 2).
Благоприятные последствия высоких темпов инвестиций для роста были подкреплены инвестиционной политикой в пользу тяжелой промышленности и энергетики, а также минимальными направленными вливаниями в ориентированные на потребителя отрасли легкой промышленности и жилищного строительства. Нагрузка на промышленные инвестиции сопровождалась недофинансированием в смежном транспортном секторе. Даже учитывая узость приоритетов плановиков, это пренебрежение было непредусмотрительным и требовало срочного исправления к концу 1970-х.2

И, наконец, влияние активных инвестиционных усилий на экономический рост был усилено за счёт максимального увеличения норм чистых инвестиций. Эксплуатационный срок службы заводов и оборудования был необычайно долгим в условиях рыночной экономики. Устаревающие машины и оборудование продолжают работать на производстве посредством проведения больших и дорогостоящих капитальных ремонтов.3

Таким образом, подавляющая часть инвестиций в новое оборудование была направлена на создание нового завода или расширение существующих производственных мощностей, а не на замену устаревающих активов.

Таблица 1. Среднегодовые процентные ставки изменений

Фактический валовой продукт, затраты производственных факторов и производительность крупных промышленных экономик

a) Определяется как годовая производительность рабочего, занятого в производственном секторе рыночной экономики и невоенных отраслях советской экономики.
b) Определяется как выход продукции на единицу основного капитала предприятия в рыночной экономике и как выход продукции на единицу «производительного» капитала в советской экономике
Источники: Рыночная экономика – Оценка Джона Кендрика, подготовленная для исследования Нью-Йоркской фондовой биржи, Экономические показатели США в глобальной перспективе, 1981.
СССР – оценка ЦРУ.

Эта таблица не засекречена.


Советские плановики понимали, что объёмные физические инвестиции должны были сопровождаться вложениями в человеческий капитал посредством образования молодёжи и обучения на рабочем месте. СССР первым устранил массовую неграмотность, а затем догнал и перегнал страны Западной Европы в обеспечении доступа к среднему и высшему образованию. Как и в случае физических инвестиций, вложения в человеческий капитал были организованы так, чтобы максимально влиять на промышленное производство. На всех уровнях образования советские школы делают особый упор на приобретение знаний в области математики, науки и техники. Первостепенное значение образования привело к быстрому повышению качества советской рабочей силы.

Экстенсивный подход к развитию – неотъемлемая часть советского централизованного планирования. Последнее, по сути, является средством для мобилизации ресурсов, а не для их эффективного использования. Эта система возникла в качестве механизма реализации программы Сталина по стремительному развитию промышленности в течение первых трёх довоенных пятилеток (1928-1941). И она продолжает действовать, начиная с того периода, с небольшими изменениями. Такой подход был позже принят коммунистическими режимами в Восточной Европе, Восточной Азии и на Кубе.

Таблица 2. Валовой национальный продукт на душу населения, показатели отношения инвестиций к ВНП в ведущих странах с индустриальной экономикой, 1980


Источники: ВНП на душу населения – Р.Саммерс и А.Хестон «Улучшенные международные сопоставления фактического продукта и его состава 1950-1980», Обзор доходов и богатства, июнь 1984, ст.259-260 (в 1975 мировые цены в долларах с поправкой на изменения условий торговли) и оценка ЦРУ также в долларах 1975 г.

Инвестиции к ВНП – Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), историческая статистика 1960-1980, ст.60; Справочник ЦРУ по экономической статистике, 1985, ст.64.
Эта таблица не засекречена


Таблица 3. СССР: рост ВНП, затраты производственных факторов и производительность факторов производства (среднегодовой процент)


Оценка для 1985 года предварительна
Источник: оценочные данные ЦРУ (декабрь 1985)
Эта таблица не засекречена.


В то время, пока плановые органы обладают прямым контролем над распределением рабочей силы, образовательной политикой, а также размером и структурой инвестиций, они должны полагаться на руководителей предприятий в организации труда и основных средств, чтобы увеличить их производительность. Они должны также опираться на учёных и инженеров, дабы обеспечить разработку и применение новых технологий, которые являются ключом к повышению производительности.

Но старания централизованного планирования не увенчались успехом в разработке системы поощрений для достижения высокой производительности от управляющих.4 Не были разработаны соответствующие институты и стимулы для создания необходимых потоков передовых технологий из научно-исследовательских и опытно-конструкторских организаций, также отсутствовало эффективное применение разработок НИОКР промышленными министерствами и управляющими.5 Социалистические реформаторы в Восточной Европе и Китае сочли необходимым ввести механизмы принятия рыночных решений и институциональную децентрализацию для осуществления интенсивной политики развития.

Императив новой стратегии



Традиционная стратегия экстенсивного развития привела к уменьшению экономического роста в СССР к 1970-м и угрожала стагнацией в 1980-х. Резко упала рождаемость, истощился резерв сельскохозяйственной рабочей силы, практически достигла предела доля женской рабочей силы в общей численности взрослого населения, что привело к низкому росту занятости (Таблица 3). По мере обеспечения всеобщего среднего образования и небольшого расширения возможностей для элитарного университетского образования снизились темпы роста человеческого капитала. Эта тенденция была усилена дальнейшим снижением численности советских молодёжных когорт.

Усилия по поддержанию предыдущего развития за счёт инвестиций в таких условиях привели бы к быстро убывающей доходности. Даже несмотря на то, что доля инвестиций в ВНП продолжает постепенно расти, падение темпов роста ВНП привело к снижению роста для всех претендентов на ресурсы, включая инвестиции. В результате, резко упали темпы роста производственных основных средств. Даже при больших сокращениях развития инвестиций, показатели отношения капиталовложений к ВНП значительно выросли, что тревожило советских экономистов и плановиков. По советским подсчётам за прошлые 30 лет рентабельность инвестиций сократилась вдвое, и стала на треть меньше только за последнее десятилетие.6
Замедление роста затрат на производственные факторы характерно для процесса индустриализации. Это происходит преимущественно в странах с рыночной экономикой с наступлением промышленной зрелости. Но в случае с СССР необычен тот факт, что производительность труда снизилась с уровней, которые были ещё ниже, чем у других государств с рыночной экономикой на аналогичных этапах развития. Рыночной экономике удалось компенсировать падение темпов прироста рабочей силы и основного капитала путем повышения производительности.

В течение оставшегося времени до конца столетия воздействие демографических факторов на рабочую силу обещает ещё больше снизиться.7 Учитывая, что уже была получена лёгкая выгода, фонд человеческого капитала будет расти малыми темпами. Кроме того, есть небольшой запас средств, позволяющий поднять долю инвестиций в ВНП, из-за того, что потребительская активность не может больше ограничиваться без потерь для производительности труда, да и руководство страны не хочет жертвовать приоритетностью оборонных целей. Скорее всего, капитал будет расти медленнее, поскольку Союз преследует заявленные хозяйственные задачи: ускорить списание устаревших активов и увеличить долю инвестиций для их замещения.

Советскому руководству доступен тот же курс, которому следует рыночная экономика – акцент на производительности. Таким образом, интенсивный подход к развитию стал доминирующим.

Политика интенсивного развития



Таблица 4. Распределение ВНП (потребление, инвестиции, другое)

а) из-за округления сумма компонент может не быть равна 100%
б) другое включает оборону, управление, НИОКР, чистый экспорт, изменение запасов


Новый подход к устойчивому развитию до сих пор сохранил существующие приоритеты распределения ресурсов. В 1980-х было сокращение доли личного потребления ВНП, но частичное объяснение этому можно найти в снижении продуктивности сельского хозяйства. Доля инвестиций увеличивалась (Таблица 4), а вот вложения в оборону с 1970 года оставались в пределах 13-14% с небольшими изменениями.8 Для принятия решений, связанных с интенсивным развитием, необходимо учитывать, что происходит в экономике со стороны предложения, в политике, влияющей на трудовые ресурсы, землю, основной капитал и производительность труда. В отношении рабочей силы и образовательной политики возможностей у руководства было мало, поэтому интенсивное развитие было направлено на основной капитал и технологии.

Дальнейший рост повышения коэффициента трудового участия не представляется возможным. Режим продолжает проводить политику поощрения рождаемости, но она сходит на нет из-за нехватки жилья и высокой доли работающих женщин детородного возраста. Самая последняя инициатива была направлена на мотивацию работников посредством ужесточения трудовой дисциплины. Тем не менее, усиление мер дисциплинарного воздействия на рабочем месте не является долгосрочным решением, потому, что рабочие отношения и производительность довольно сильно обусловлены часто повторяющимися сбоями промышленных поставок, плотным рынком труда и необходимостью использовать рабочее время для приобретения потребительских товаров.

Установив лимит на количество студентов, поступающих в высшие учебные заведения, руководство Союза пытается направить большее количество учащихся в профессионально-технические учебные заведения разных уровней. Предложенная в 1984 году образовательная реформа предполагала увеличение с 40 до 60% доли выпускников восьмилетней школы, поступающих в профессионально-техническое учебные заведения и техникумы, а также сокращение количества поступающих в высшие учебные заведения.
Инвестиционная политика ориентирована на меры по повышению производительности капитала.

Приоритетность инвестиций продолжает оставаться высокой, что показало рост доли вложений в национальном продукте. Продолжающееся снижение доходности инвестиций подчеркивает ключевую необходимость повысить их производительность. Однако производительность инвестиций зависит от достижений в области технологий, которые напрямую связаны с капиталовложениями, поэтому инвестиционная политика и технический прогресс дополняют друг друга.

Ускорение выбытия основного капитала



Отношения и политика в области выбытия основных средств в значительной степени способствовали неутешительным показателям производительности капитала. В среднем, показатель сохранения основных средств в процессе производства был вдвое больше, нежели в других ведущих странах с рыночной экономикой.9 Поскольку производительность труда и прибыль зависят от добавления нового капитала, включая передовые технологии и отказ от устаревших основных средств, советский подход явно тормозит повышения продуктивности. Срок эксплуатации основных средств увеличивается за счёт дорогостоящего капитального ремонта. В середине 1970-х затраты на ремонт составляли одну четвёртую от суммы, равной валовым инвестициям в промышленность и практически 40% от объёма вложений, равнозначных затратам, выделенным на промышленное оборудование. Отток ресурсов для восстановления активов был значительным и отнимал одну десятую часть промышленной рабочей силы и одну треть фонда машинного оборудования.10 В течение полного срока эксплуатации основных средств их капитальный ремонт в целом превысил первоначальные инвестиционные затраты.11

Несмотря на официальное признание того, что необходим более короткий срок службы активов, шагов, предпринятых в данном направлении, оказалось недостаточно. В последнем изменении официальных норм амортизации от 1975 года были снижены средние сроки эксплуатации промышленного оборудования с 17 до 14 лет12, для сравнения этот показатель во Франции, Германии и Италии составляет 10 лет, а в США – 12.13 Советский экономист считает, что оборудование, в среднем, устаревает после восьми лет эксплуатации в условиях советского производства.14

В действительности не соблюдаются даже официальные нормы. Ежегодные оценочные показатели для списывания оборудования за непригодностью в советском кратком статистическом отчёте ограничиваются только физическим износом технических средств. Этот показатель выбытия в 1970-е составлял лишь около 2,5% (эквивалент 40 годам эксплуатации). Другой советский экономист, опираясь на данные выборочного исследования, включил в критерии списания оборудование его устаревание. Его критерии вдвое больше существующего коэффициента выбытия и подразумевают средний срок эксплуатации оборудования в 20 лет.15

Замещение вместо расширения



Главным новым направлением советской инвестиционной политики стало увеличение доли промышленных инвестиций, предназначенных для замены старых активов и дополненных проведением кампании по сокращению срока их эксплуатации. Делая ставку на переоснащение существующего завода, советские плановики надеются ускорить внедрение передовых технологий в производство за счёт сокращения инвестиционного цикла. Строительство новых объектов – наиболее трудоёмкий элемент вложений в основной капитал, поэтому идея состоит в том, чтобы избежать строительства путём замены оборудования в уже существующих зданиях. Переоборудование может повлечь за собой и определённую реконструкцию объекта, но стоимость такого шага гораздо меньше, нежели строительство нового завода.
Советские меры по замещению были значительно слабее, чем в США. В середине 1970-х 56% американских промышленных инвестиций были направлены на замену и модернизацию оборудования.16 В Союзе в секторах, не связанных с обороной, этот показатель составляет лишь 29% в 1976-1980.17 В то время, как пропорция США может быть слишком высокой в качестве стандарта для СССР, развивающегося медленнее, некоторые советские экономисты рекомендовали удвоить или даже утроить этот показатель для Союза.18

Замена доли «продуктивных» инвестиций, на самом деле, неуклонно растёт в ходе реализации плана пятилетки 1981-1985, достигнув показателя в 35% в 1984 году.19 Проект 12-ой пятилетки (1986-1990) предполагал установить долю в одну треть, но Генеральный секретарь, Горбачёв, по имеющимся сведениям, настоял на том, чтобы она была увеличена до половины.20

Преимущества от форсированных усилий по замене старых активов оказались многочисленными, согласно результатам специальных исследований, проведённых в СССР. Производительность труда и капитала, достигнутые посредством реконструкции существующих производственных мощностей, были соответственно на 50% и 86% выше производительности, чем при запуске нового завода.21 Как сообщается, эти результаты были достигнуты путём экономии на затратах от половины до двух третей капиталовложений и тем, что мощности вводились в эксплуатацию в 3-3,5 раза быстрее.22 Расчёты, лежащие в основе этих выводов, не объясняются. Большинство споров ведётся вокруг положения о более быстром освоении новых мощностей за счет реконструкции в сравнении со строительством новых объектов. Вместе с тем, к примеру, не ясно учитываются ли при этом производственные потери, вызванные этим процессом. Тем не менее, аргументы в пользу реконструкции в нынешних советских условиях убедительны. Новые заводы требуют дополнительной рабочей силы, которая не доступна в течение периода, когда не планируется рост для промышленных рабочих ресурсов.

Таблица 5. СССР: поставки производственных товаров длительного пользования по пятилеткам (проценты)

*Динамика инвестиций в 1969 году измеряется сметными ценами с поправкой на изменения выбранных оптовых цен по состоянию на 1 января 1973 г.
Источник: Фальцман В.К., Борисов В.Н. Мобильность машиностроения // Плановое хозяйство, 1982, №11. – с.79.
Таблица не засекречена.


Увеличение доли замещения в инвестициях сопровождается растущей технологической интенсивностью капиталовложений. Ключевая особенность данной тенденции – ускоренная автоматизация производства. В советской официальной терминологии эта политика-панацея называется «научно-техническая революция». Автоматизация преследует двойную цель: содействие замещению труда капиталом в эпоху обострения дефицита рабочей силы и повышение производительности основных средств. Рост доли высоких технологий в изготовлении производственных товаров длительного пользования можно увидеть в сравнении состава общих поставок продукции этого вида, начиная с середины 1960-ых, с показателями, спрогнозированными для пятилетки 1981-1985 годов (Таблица 5). Поставки, состоящие из высокотехнологичных товаров – в той степени, в которой они могли быть отделены в статистике, представленной Фальцманом и Борисовым – можно найти в третьей и четвёртой строке Таблицы 5. Новые станки, указанные в третьей строке, всё больше и больше становятся управляемыми компьютером. Доля высокотехнологичной продукции, начиная с середины 1960-х годов, практически удвоилась, на данный момент она составляет одну четвёртую часть общего объема инвестиций.

Эта тенденция в советской инвестиционной политике привела к растущей зависимости от иностранных технологий. С начала и в середине 1970-х вырос импорт высокотехнологичной продукции, этот показатель относительно выровнялся во второй половине десятилетия, а уже в 1980-х снова появились признаки роста.23

Почему замедлилась интенсивная инвестиционная кампания



Низкие коэффициенты выбытия капитала, воспроизводство вместо замещения



Директива об ускоренном выбытии капитала, принятая в 1975 году, как уже отмечалось ранее, так и не была реализована. Официальное списание основных средств из-за износа, как сообщается в ежегодном кратком статистическом отчёте, не принесло никаких существенных изменений. В действительности, советский эксперт по инвестициям утверждал, что темпы выбытия устаревающих активов снизились.24 В течение 1970-х средний возраст (количество лет эксплуатации) оборудования, задействованного в производстве, значительно вырос. Доля нового оборудования снизилась в 4.3 до 2.5% от общего объема производства, в то время, как доля машин, находящихся в эксплуатации в течение более 10 лет, выросла с 20 до 28%.25

Провал новой политики выбытия капитала отчасти связан с недостаточным финансированием. Определённые доли налоговой скидки на износ основных средств предназначаются для замены и капитального ремонта. Несмотря на то, что критерии выбытия были подняты в 1975 году, они по-прежнему недостаточны для финансирования более высоких коэффициентов замещения. Министерство финансов сочло необходимым разрешить передачу накопленных и неиспользованных средств для финансирования капитального ремонта и компенсации затрат на замену.26 Что более важно, сокращение указанных сроков службы не сопровождалось адекватными финансовыми поощрениями, чтобы способствовало списанию старого оборудования. Руководители предприятий и чиновники министерства склонны сохранять старое оборудование из-за существующей структуры поощрений. В условиях рыночной экономики, фирмы отказываются от старых активов, в первую очередь, потому, что новый капитал более экономичен в использовании трудовых ресурсов, материальных затратах, или потому, что это необходимо для производства конкурентоспособной продукции. Пока нынешние цели производства остаются основополагающим критерием для оценки успеха, советские руководители будут иметь мало стимулов списывать устаревшие активы.

Как было отмечено раньше, инвестиции, направленные на замещение капитала – ключевой момент для интенсивного развития. Анализируя производительность СССР в прошлом, важно провести черту между прогрессом в достижении формальных целей, выраженного в соотношении общего объёма инвестиций, и внутренней эффективностью предпринятых попыток по замещению капитала для повышения производительности. СССР повысил долю вложений для замещения в общем объёме инвестиций, но практически потерпел крах в наиболее важном аспекте – ускорении производительности капитала.

Почему не были достигнуты результаты в увеличении производительности посредством интенсивных инвестиций? Сперва, объяснения следует искать в советской практике строительства, а затем в неспособности системы генерировать и усваивать передовые технологии, необходимы для поддержки инвестиционной программы по замещению выбывающего капитала.

Практика строительства – помеха замещению выбывающего капитала



Основным преимуществом нового подхода, теоретически, является экономия времени и снижение затрат, достигаемые путём переоборудования без реконструкции. Существующие здания и сооружения, предположительно, могут быть задействованы практически без изменений, в то время, как устаревшие машины и оборудование заменяются на более технически продвинутые модели. Переоборудование проходит легче, если рабочее пространство не перекрыто неперемещаемыми колоннами и опорами. Если здания построены из лёгких материалов (алюминий, листовая сталь и асбестоцемент), то структурные изменения не будут связаны с трудностями.

Установка автоматизированных производственных линий и конвейеров по сборке в процессе переоборудования, однако, иногда требует некоторых изменений производственных сооружений. Зачастую в усовершенствовании нуждаются системы освещения и вентиляции. Кроме того, традиционные советские методы строительства предполагали использование тяжёлых сборных железобетонных конструкций.27 И хотя такие здания более долговечны, в отличие от тех, что построены из лёгких материалов, подобные сооружения сложнее поддаются изменениям, сопутствующим замене оборудования. Это касается и того, что советские строители отдают предпочтение кранам мостового типа, а не более мобильному подъёмно-транспортному оборудованию. Мостовые краны нуждаются в больших колоннах и накладных строительных опорах, которые ограничивают возможность реорганизации полезной площади.
Эти особенности советского промышленного строительства зачастую предполагают дорогостоящую и трудоемкую реконструкцию, как часть программы по замене оборудования. Следовательно, теоретические затраты и экономия времени, предусмотренные в советской инвестиционной литературе, не были полностью реализованы.

Процессу замещения выбывающего капитала также не способствуют организаторские недостатки в строительстве. Советские строительные учреждения лучше всего работают при сооружении новых заводов, где стандартизованные методы могут применяться в широком масштабе. Реконструкция, как правило, проходит в меньших объёмах, которые требуют специальных методик, для которые строители СССР плохо подготовлены. Система материального поощрения смещена в сторону тех показателей, которые характеризуют новое строительство.28 В результате, реконструкцию проводят не специализированные строительные организации, а неквалифицированные ремонтные отделы, действующие при тех предприятиях, которые находятся в процессе переоборудования.

Инвестиции в устаревающие технологии



Поскольку окончательный успех кампании по инвестициям для замещения основного капитала основывается на ускоренном внедрении передовых технологий в производственный процесс, технологическая эффективность имеет решающее значение. Проницательный советский экономист, который проанализировал причины продолжающегося снижения нормы дохода от капиталовложений, ссылается на воздействие внешних факторов, в частности, ухудшение качества природных ресурсов, увеличение доли инвестиций в дорогостоящих восточных и северных районах, рост затрат на борьбу с загрязнением окружающей среды, а также сокращение доступности рабочей силы. Тем не менее, он утверждал, что основной причиной стала недостаточная поддержка инвестиционного процесса научно-техническим прогрессом. 29

Объяснение отстающему техническому прогрессу в СССР можно найти, прежде всего, в управленческих стимулах, институционных отношениях между научными исследованиями, разработками и непосредственно производством, а в технологическом перекосе в пользу военно-промышленного комплекса.

Технический прогресс в условиях рыночной экономики зависит от инициатив как потребителя, так и поставщика. В советской системе, влияние потребителя довольно слабое, за исключением оборонного производства, где инициатива, подкрепленная требованиями высших чинов правительства, исходит от Министерства обороны. Инновации тормозятся также рыночной конъюнктурой, преобладающей для советских производственных товаров длительного пользования, характерная черта, которую советский учёный назвал плановым дефицитом.30 При таких обстоятельствах потребительских спрос обеспечивает небольшое эффективное давление для технологически усовершенствованных или недорогостоящих товаров. Отсутствует мощное влияние потребительских санкций. С точки зрения поставщиков, готовности советских руководителей добиваться экономии средств путём замещения основных производственных активов препятствует явление, которое советский эксперт по инвестициям назвал «самовоспроизведением» – склонность к увековечиванию существующей технологии, что обеспечило бы источники материально-технического снабжения и гарантировало бы определённые производственные бонусы.31 В своем выступлении на пленуме, посвящённом науке и технике, в июне прошлого года Горбачёв заявил, что «прежде всего необходимо принять меры, усиливающие влияние потребителя на технический уровень и качество продукции» путём поощрения конкуренции между поставщиками, расширения оптовой торговли и увеличения важности прямых переговоров и заключения договоров между поставщиками и потребителями.32

Ставка на внутренние источники для поставки машин и оборудования, а также их комплектующих, замедляет технический прогресс.33 Централизованное планирование обещает производителю адекватное распределение необходимых ресурсов, но не дает при этом никаких гарантий своевременной их доставки в надлежащем объёме. В результате большая часть советской техники производится не на заводах от специализированных машиностроительных министерств, а в небольших машинных цехах, действующих непосредственно при потребляющих предприятиях. В то же время, только специализированные министерства могли позволить себе научно-исследовательские работы и испытательное оборудование, необходимые для разработки передовых технологий. Учитывая степень преобладания тенденции к вертикальной интеграции – объединение функционально взаимосвязанных предприятий (самообеспечение), советская промышленность воздерживается от разделения труда, характерного для индустрии в рыночной экономике.

Даже при наличии 20 с лишним машиностроительных министерств, производственная специализация не соответствует административно-хозяйственной. Исключения составляют те министерства, которые занимаются в основном военным производством. Даже в изготовлении полупродуктов широкого назначения, к примеру, шестерней, отливок, поковок и штампованных изделий, степень специализации советских предприятий намного ниже, чем в промышленности США. Изготовление отдельной единицы оборудования, выполненного по специальному заказу заказчика, не предусмотрено на объектах специализированных машиностроительных министерств. Подобные заказы, как правило, выполняются в технически отсталых внутренних механических цехах.

Техническая отсталость также объясняется недостаточной инициативностью поставщика. В рыночной экономике технический прогресс на уровне завода берёт свой начало от формирования сбыта поставщиками оборудования. В советской системе научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (сокр. НИОКР) отделены от производства. НИОКР требуют куда больше бюджетных средств, нежели завершение какого-либо проекта или удовлетворение потребительского спроса.34 И этот разрыв между поставщиком и потребителем процесс централизованного планирования не может компенсировать. Дефекты в советской технологической эффективности носят в основном системный характер. Их устранение потребует серьезных реформ в институтах центрального планирования.
Другим основным сдерживающим фактором для технического прогресса в изготовлении производственных товаров длительного пользования является высокий приоритет, придаваемый оборонной промышленности. Доля ВНП, выделяемая на оборонные цели, практически не изменилась за последнее десятилетие, но при этом возрос отток в эту промышленную отрасль передовых технологических ресурсов и инновационных экономических усилий.
Основной залог успеха в улучшении капиталоотдачи состоит в применении высоких технологий при изготовлении производственных товаров длительного пользования. То, что значительную часть выпускаемой СССР высокотехнологичной продукции производит оборонный комплекс, можно выяснить путем сопоставления информации из восстановленных версий советских таблиц межотраслевого баланса35 с оценками советского экономиста о провале поставок оборудования для инвестиций.36 В 1966 году на военные нужды приходилось, вероятно, больше чем половина конечного спроса в четырёх высокотехнологичных секторах машиностроения – высокоточные измерительные приборы, средства связи и другая электронная, электротехническая аппаратура, транспортные механизмы и оборудование, включая продукцию авиационной промышленности.37 В 1972 году запросы оборонного комплекса составили ту же долю высокотехнологичной продукции. Выводы по 1977 году являются предположительными, но и они свидетельствуют о том, что военные поставки остались на прежнем уровне.

Технологическое бремя военного производства проявляется ещё больше, когда речь идёт о необходимости учитывать качество продукции. Информация, полученная от эмигрантов, только усиливает предположение о том, что присутствие военных инспекторов на заводах, производящих оборонную продукцию, позволяет Министерству обороны выбраковывать дефектные или некачественные товары, однако подобная привилегия не предоставляется гражданским потребителям. Наблюдатели также утверждают, что заводы, выпускающие как военную, так и невоенную продукцию, устанавливают более высокие стандарты качества для своих военных заказчиков.

Невозможно переоценить важность внедрения передовых технологий для увеличения капиталоотдачи. Как было отмечено в Таблице 5, в течение пятилетки 1981-1985 гг. одна четвёртая часть всех инвестиционных товаров длительного пользования состояла из высокотехнологичной продукции. Опираясь не недавний опыт США, можно получить некоторое представление о будущих тенденциях в области высоких технологий, как части советской программы инвестиций. К началу 1980-х годов закупки офисной и вычислительной техники, средств связи составляли более одной трети доли инвестиций в основные средства, представленных производственными товарами длительного пользования.38 Если под определение высокотехнологичных вложений отнести научно-технические приборы и фотографическое оборудование, то этот показатель возрастает почти до половины.39

Данный рост инвестиций непреодолимо сталкивался с продолжающимися попытками модернизации технической стороны военного производства. Несмотря на то, что начиная с середины 1970-х годов в СССР общий объём военных закупок возрос незначительно40, технологическая сложность большинства систем значительно выросла.41

Перспективы успешного интенсивного развития



На пленуме партии в июне 1985 года было подтверждено, что будущая динамичность советской экономики зависит от успешной реализации стратегии интенсивного роста. На сегодняшний день результаты «нового» подхода довольно скудные. Анализируя причины сбоя программы, все сходятся к единому мнению о непригодности централизованного планирования и управления в качестве организационной структуры для осуществления интенсивного развития. Данная система превосходно разработана для мобилизации ресурсов, что способствовало экстенсивному развитию, но она плохо приспособлена для поощрения повышения производительности труда, что является основополагающим принципом интенсивного подхода.
Экономисты различают материальную и нематериальную стороны технического прогресса. Материальная составляющая подразумевает улучшение качества производственных ресурсов, будь то рабочая сила или сырьё и материалы. Такие качественные улучшения идут от реформы в образовании и технического прогресса (научно-исследовательские разработки). Нематериальная сторона зависит от изобретательности управления в организации затрат производственных факторов в ходе производства. Все вышеперечисленные улучшения зависят от индивидуальных усилий и не могут быть предписаны централизованным указаниям сверху.
Это заключение совсем недавно было отображено в заявлении ограниченного распространения, подготовленном группой советский экономистов, состоящих в Сибирском отделении Академии Наук в Новосибирске. Ссылаясь на устойчивое снижение темпов экономического роста в последние годы, экономисты Новосибирска обвиняют в этом традиционную систему административно-хозяйственных методов с её высокой степенью централизации принятия решений. Они настоятельно рекомендовали замену такой системы «истинно экономическими» (социалистический рынок) методами управления.42

Группа отметила продолжающееся улучшение качества рабочих и управленческих навыков, раскритиковала неспособность системы приспосабливаться к "ядру высококвалифицированных работников", которые лучше образованы, чем их предшественники, и способны «критически оценивать деятельность политических и экономических лидеров». Суть новых институциональных механизмов состоит в значительном расширении полномочий «руководящих должностных лиц предприятий». В частности, руководители предприятий будут освобождены от централизованно наложенных ограничений в таких областях, как инвестиции, технологические инновации, а также выплаты зарплаты рабочим и служащим. Реформы, проводимые Андроповым, Черненко и Горбачёвым, включая осуществляемый в данное время экономический эксперимент, всего лишь пытаются справиться с существующими институтами. Их направленность состоит в укреплении, а не в ослаблении централизованного управления. До сих пор предложения относительно фундаментальных изменений не появились в открытых публикациях.

Подход Горбачева к интенсивному развитию



Новый лидер СССР принимает во внимание существенное перераспределение ресурсов с целью модернизировать государственные фонды промышленных зданий и оборудования. Когда Горбачёв пришёл к власти, он признал, что без возобновления экономического роста, СССР, обеспечивая нужды оборонного комплекса, может столкнуться с проблемами соответствия ожиданиям потребителей. Для того, чтобы переломить тенденцию снижения темпов роста, он планирует за короткий период объединить меры по укреплению трудовой дисциплины и отсеять некомпетентных работников, сделав акцент на так называемых человеческих факторах. Но его экономическая политика в долгосрочной перспективе может как преуспеть, так и провалиться, в зависимости от возможностей Горбачёва следовать чрезвычайно амбициозной программе модернизации.

Излагая эту программу прошлым летом и осенью, Горбачев предложил удвоить коэффициенты выбытия основного капитала и, используя сочетание новых инвестиций и ускоренного списания основных средств, модернизировать фонды национального капитала так, чтобы к 1990 году его треть, включая половину доли машинного оборудования, была бы обновлена. Под целью обновления основного капитала страны подразумеваются ежегодные темпы роста инвестиций в машины и оборудование на 15% или больше в 1986-1990 гг.

К машиностроительному комплексу Советского Союза будут выдвигаться большие требования. Таким образом, СССР планирует увеличить инвестиции в гражданский сектор машиностроения на 80% в 1986-1990 по сравнению с 1981-1985. В то же время, качественная сторона стратегии Горбачёва подчёркивает развитие этих секторов, в особенности тех, кто производит станки, робототехнику, микроэлектронику и компьютеры, которые обеспечивают современное оборудование, необходимое для модернизации гражданской промышленной базы и оборонной промышленности.

Приоритетность модернизации инвестиций в промышленности, по крайней мере, была внедрена в план пятилетки с 1986 г. В этом году запланирован объём роста инвестиций на 7.6%, что означает увеличение на 15% вложений в машиностроительном секторе, а это самый высокий показатель более, чем за десятилетие. Инвестиционные планы на период пятилетки 1986-1990 не будут сформированы до февральского съезда партии, но предварительные цифры – 3.5-4% роста в год, обозначенные в проекте директивы, позволяют предположить, что приоритет инвестиций в 1986 году не будет поддерживаться в течение реализации оставшейся части пятилетки. Горбачёв очевидно рассчитывает на большие успехи в производительности, что дало бы возможность поддерживать высокие темпы выпуска оборудования. Вместе тем, показатели увеличения производительности в плане пятилетки на 1986-1990 гг. намного больше, чем те, которых удалось достичь за последние годы, и вряд ли их можно добиться сейчас. Для того, чтобы сохранить темпы своей программы модернизации, Горбачёв должен был бы существенно увеличить объёмы инвестиций в сравнении с плановым заданием на 1986-1990, как это делали его предшественники во время пятилетки 1981-1985, когда не удалось получить ожидаемого повышения производительности.

Горбачёв может столкнуться со значительными рисками при осуществлении своей программы модернизации:

• Если он попытается провести программу без повышения общего уровня инвестиций в 1986-1990, то толчок к росту на основе плана пятилетки с 1986, скорее всего, сойдёт на нет через несколько лет, что приведёт к дефициту и непропорциональным характеристикам несбалансированного плана. Может наступить общее разочарование, также население может увидеть, что политика Горбачёва не эффективнее той, что реализовывали Брежнев и Черненко.

• Решительная кампания по внедрению новых моделей машин и списыванию устаревших основных средств, вероятно, вызовет перебои в производстве, ведь такие процессы не предусмотрены планом.

• Если наступит дефицит в энергетическом секторе, к примеру, в результате снижения объёма экспорта нефти и, соответственно, уменьшения валютных поступлений, то СССР может быть вынужден сократить импорт высоких технологий для программы модернизации.

• Если Горбачёв попробует ограничить требования военных в поставках продукции машиностроения и научно-исследовательских разработок, то это может вызвать недовольство среди военных, ожидающих улучшения технологической базы военной промышленности.




1 Например, Abram Bergson, "Toward a New Growth Model," Problems of Communism (March-April 1973): pp. 1-9; and T. Khachaturov, The Economy of the Soviet Union Today (Moscow: Progress Publishers, 1977).
2 Gertrude Schroeder, "The Slowdown in Soviet Industry, 1976-1982," Soviet Economy (January-March 1985): pp. 61-64.
3 Stanley Cohn, "Sources of Low Productivity in Soviet Capital Investment," contribution to Joint Economic Committee, US Congress, compendium Soviet Economy in the 1980s: Problems and Prospects (Washington, D.C.: Government Printing Office, 1983), Part I, pp. 169-194.
4 Joseph Berliner, The Innovation Decision in Soviet Industry (Cambridge: MIT Press, 1976).
5 Ronald Amann and Julian Cooper, Industrial Innovation in the Soviet Union (New Haven: Yale University Press, 1982).
6. И. Кушлин, Развитие производственного аппарата и инвестиционные процессы. // Экономика и организация промышленного производства. Ноябрь 1984 г. с. 70.
7 Joint Economic Committee, Soviet Economy in the 1980s: Problems and Prospects, Part I, p. 7.
8 Joint Economic Committee, Hearings on the Allocation of Resources in the Soviet Union and China—1984 (Washington, D.C.: Government Printing Office, 1985), p. 8.
9 Cohn, op. cit., p. 173.
10 А. Шнейдеров. "Воспроизводственные пропорции капитальных вложений". Вопросы экономики. Август 1975 г. с. 34.
11 Ю. Куренков и Д. Пальтерович. Технический прогресс и оптимальное обновление производственного аппарата. (М.: Мысль, 1975), с. 193.
12 Ibid., p. 51.
13 В.Ю. Будаев. Проблемы амортизации в промышленности (М.: Финансы, 1970), с. 183.
14 Д.А. Баранов. Сроки амортизации и обновления основных производственных фондов. (М.: Наука, 1977), с. 216.
15 Я.Б. Кваша. Технический прогресс, сроки службы средств труда и отраслевая структура // Пропорции воспроизводства в период развитого социализма. под ред. А.И. Ноткина (М.: Наука, 1976), с. 131.
16 McGraw-Hill Publications Company, Annual McGraw-Hill Survey of Business Plans for New Plants and Equipment, various issues.
17 Н. Рыжков. Некоторые вопросы планового руководства экономикой // Плановое хозяйство. Август 1982, с. 5.
18 Ю. Иванов. Соотношения экстенсивных и интенсивных процессов в расширненном воспроизводстве (М.: Экономика, 1980), с. 104.
19 Экономическая газета, N50 1985 г. с. 2.
20 Wall Street Journal (12 June 1985): p. 35.
21 В. Красовский. Инвестиционная политика и реконструкция // Экономика и организация промышленного производства. Апрель 1979 г. с. 80.
22 А. Брячихин. Хозяйственный механизм в строительстве // Экономические науки. Апрель 1980. с. 80.
23 George Holliday, "Western Technology Transfer to the Soviet Union: Problems of Assimilation and Impact on Soviet Exports," contribution to Joint Economic Committee compendium Soviet Economy in the 1980s: Problems and Prospects, Part I, p. 517.
24 Д. Пальтерович. Обновление оборудования и техническое перевооружение производства // Плановое хозяйство. Август 1980 г. с. 104.
25 В. Фальцман и В. Борисов. Мобильность машиностроения // Плановое хозяйство. Ноябрь 1982 г. с. 86.
26 В. Сенчагов. Развитие социалистического хозяйственного механизма. // Вопросы экономики. Май 1978. с. 42.
27 Boris Rumer, Investment and Reindustrialization in the Soviet Economy (Boulder: Westview Press, 1984), pp. 120-126.
28 Ibid., p. 38.
29 Кушлин, op. cit., p. 71.
30 S. Kheynman, "Organizational and Structural Factors in Economic Growth," JPRS 76388, USSR Report, Economic Affairs, No. 937 (9 September 1980): p.65.
31 Ibid., p. 65.
32 Коммунист. N9 1985. с. 29.
33 Yu. Subotskiy, "Role of Production Specialization in Reducing Scattering," JPRS 80078, USSR Report, Economic Affairs, No. 998 (14 February 1982): p. 34.
34 Amman and Cooper, op. cit.
35 Barry L. Kostinskiy, The Reconstructed Soviet Input-Output Table: Revised Purchasers' and Producers' Price Tables (Washington, D.C.: US Bureau of Census, Foreign Demographic Analysis Division, Foreign Economic Report No. 13, 1976); and Dimitri M. Gallik, Barry Kostinskiy, and Vladimir G. Treml, Input-Output Structure of the Soviet Economy: 1972 (Washington, D.C.: US Bureau of Census, Foreign Demographic Analysis Division, Foreign Economic Report No. 18, 1983).
36 В. Фальцман. Потенциал инвестиционного машиностроения. (М.: Наука, 1981).
37 Stanley Cohn, Soviet Investment Productivity Imperative and the Economic Burden of Defense, report prepared for the National Council for Soviet and East European Research (June 1983).
38 Survey of Current Business (July 1983): p. 65.
39 Survey of Current Business (October 1983): p. 5.
40 Joint Economic Committee, Hearings on the Allocation of Resources in the Soviet Union and China—1983 (Washington, D.C.: Government'Printing Office, September 1983), p. 10.
41 Richard Kaufman, "Causes of the Slowdown in Soviet Defense," Soviet Economy (January-March 1985): p. 9.
42 The New York Times (5 August 1983): pp. Al, A4. This information is Unclassified.


Просмотров: 2005

Источник: https://www.cia.gov/library/readingroom/docs/DOC_0000326296.pdf



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X