Ростовские мосты

Огромные и сложные работы встретили восстановители УВВР-20 генерал-майора технических войск Н. В. Борисова на участке Батайск — Ростов. Необходимо было срочно и одновременно восстановить три больших моста через Дон и его рукава общей длиной около 1400 м на одном 10-километровом участке: постоянный — с подъемным пролетом; мост-дублер, называемый «литерным» (он был временным и сооружен в июне — сентябре 1941 года) и Аксайский мост — тоже временный на обходе Аксай — Ольгинская — Батайск. Все они были разрушены.

К восстановлению мостов пришлось приступать с ходу, без предварительной подготовки и почти полностью за счет местных ресурсов, и прежде всего с широким использованием разрушенных конструкций мостов.

Несколько облегчило положение то, что противник оставил на станции Заречной около Ростова склад мостовых конструкций — элементы разборных пролетных строений и двутавровые балки.

Восстановление первого моста (полная длина 303 м, высота 7 м, наибольшая глубина воды — 12 м) было поручено 29-й железнодорожной бригаде полковника В. И. Рогатко и мостопоезду № 7 Н. А. Артеменко. Начальником восстановления моста назначили командира 2-го мостового батальона подполковника В. И. Желтикова.

Был создан технический отдел восстановления моста из офицеров производственно-технического отдела управления 29-й железнодорожной бригады, технической части 2-го мостового батальона и инженеров 7-го мостопоезда в составе 12 человек. На него возложили составление проекта восстановления моста и организации работ, технический контроль в ходе восстановления мостового перехода. Для подъемки обрушенных ферм и их ремонта инженеры запроектировали, а затем на месте, в мастерских, был изготовлен упрощенный мачтовый фермоподъемник из двух металлических труб диаметром 400 мм и длиной 28 м каждая. Он устанавливался на каменную отсыпку.

На монтаже и установке пакетных пролетных строений использовали паровые краны (один — 18 т, второй — 6 т).

На расстоянии 1,5 км от моста обнаружили трофейный паром грузоподъемностью 72 т. Его приспособили для расчистки русла реки.

Мост неоднократно разрушался и нашими войсками, и противником в 1941, 1942 и 1943 годах. В 1943 году на мосту, исходя из наличия местных материалов и состояния разрушенных пролетных строений и опор, требовалось: отремонтировать и надстроить 6 опор из рельсовых габионов, заполненных камнем. Девять опор соорудить заново (2 рамно-ряжевые и 2 ряжевые на каменной отсыпке, 2 рамно-свайные, 2 рамные и 1 рельсовый каркас на каменной отсыпке). Из 14 пролетов 6 перекрывались поднятыми и отремонтированными частями разрушенных ферм, 8 — пакетными пролетными строениями из двутавровых балок.

Восстановление моста начали 5 марта. Напряженная работа шла круглосуточно — в две смены. На особо срочных работах отдельные команды не уходили с моста целыми сутками и более — пока не заканчивали свое задание.

С 20 марта начались интенсивные бомбардировки мостового перехода вражеской авиацией. Общие потери времени из-за налетов составили 2,5 суток. Средний темп восстановления моста — 12,1 м в сутки.

Два других моста поручили восстанавливать 1-й гвардейской железнодорожной бригаде полковника В. А. Чигаркова с приданными спецформированиями, среди которых был и мостопоезд № 5 И. И. Цюрупы.

Во всех частях прошли митинги и собрания. Выступая на одном из них, гвардии старший лейтенант А. В. Брайбиш — командир мостовой роты 11-го восстановительного батальона, говорил: «Высокое звание гвардейцев оправдаем». Слова не расходились с делом. Рота выполняла дневные задания на 165%, а рядовой этой роты И. А. Иванов — на 200%. Эти показатели стали примером и для других.

Офицеры вели большую воспитательную работу, сплачивали личный состав, разъясняли важность и срочность скорейшего выполнения задачи, распространяли опыт передовиков.

Рационализаторы предложили проводить накатку пролетных строений с помощью тракторов. Предложение осуществили под руководством гвардии капитана В. Е. Титова. Срок установки пролетных строений сократился на треть.

Большую помощь мостовикам оказывали жители Ростова и окрестных деревень — ежедневно 800–1000 жителей работали вместе с ними.

Среди них в 20-й мостовой батальон пришел 85-летний старик с топором в руках и попросил дать ему работу. Он рассказывал:

«Мой сын, когда фашисты подошли к городу, ушел к партизанам. Дома осталась его жена с грудным ребенком и моя старуха. Поздно осенью, ночью к нам ворвались гестаповцы и стали допытываться, где мой сын. Ничего не добившись от нас, они велели снохе одеваться. Она завернула сынишку и хотела идти. Один из извергов вышиб ребенка из ее рук и ударил его ногой. Мальчик сразу умер. Мать, обезумевшая от горя, бросилась к ребенку, но ее оттолкнули и повели во двор.

Моя жена заступилась за сноху, указывая на умершего внука, но один из фашистов вынул из кобуры пистолет и застрелил ее. Во дворе была убита и сноха...»

Старик умолк, а затем продолжал: «Я пришел помочь вам скорей достроить мост, помочь скорее победить извергов».

Ответ на этот рассказ был единодушным — напрячь все силы для скорейшего восстановления моста.

13 марта на мосту были командующий Южным фронтом генерал-полковник Р. Я. Малиновский и начальник железнодорожных войск генерал-майор Н. А. Просвиров. Обращаясь к воинам-железнодорожникам, Р. Я. Малиновский сказал, что мосты очень нужны фронту. Это еще больше вдохновило восстановителей.

Работы вели на широком фронте. На берегах готовили элементы рамных опор, рубили рельсы для каркасов дополнительных опор, монтировали пролетные строения и по мере развертывания работ на самих мостах все это вовремя поступало на свои места.

29 марта 1943 года восстановление мостов на участке Ростов — Батайск закончили. Вместо 650 часов по приказу работы закончили за 624 часа — на полтора суток раньше.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 5049

X