Предисловие

Трудно передать мирным гражданам Великобритании верную картину этого великолепного и поразительного пережитка героических времен — вооруженного народа. Это затруднение увеличивается еще тем обстоятельством, что военной истории всегда свойственно до некоторой степени вводить в заблуждение читателя.

От только что свершившихся, так сказать, свежеотчеканенных битвой событий нельзя ожидать, чтобы они послужили материалом для хорошо уравновешенного и исчерпывающего все подробности описания. С другой же стороны, настолько же очевидно, что, как только сражение проиграно или выиграно, у всех участников его является стремление так скомбинировать и изменить историю своей деятельности, чтобы в конце концов получилась картина, удовлетворяющая чувству национальной гордости и ложной военной славы. Тогда добросовестному историку уже слишком поздно приниматься за работу. Он может записать отданные приказания и последовавшие передвижения, может построить на этих данных всевозможные остроумные теории, какие только ему придут в голову. Но к уяснению надежд и опасений, которые диктовали эти приказания, духа и способа исполнения произведенных передвижений он потеряет ключ навсегда. По расспросам в день самой битвы еще можно угадать неприкрашенную правду; на следующее же утро она уже начинает облекаться в мундир.

Если излагаемые здесь впечатления и имеют какую-нибудь ценность, то только это потому, что они правдиво передают события, как они казались Первой японской армии в то время, когда ее раненые еще лежали, истекая кровью, на поле сражения. Далее этого они идти и не претендуют.

Вряд ли настало теперь подходящее время для бывшего военного агента составить полный и критический отчет об этой войне, вокруг которой сосредоточилось столько противоположного национального честолюбия. Пока же публике предлагаются эти заметки, моментальные фотографии, мелочи, как бы они ни были названы, в надежде заинтересовать читателей, не затрагивая чувств той или другой заинтересованной великой армии.

Если эти мои надежды оправдаются, то это придаст мне бодрости последовать с Куроки далее через более ожесточенные и кровопролитные столкновения, чем те, которые мною здесь изложены.

Я должен выразить свою особую благодарность капитану Винценту за оказанное им мне содействие. Вряд ли необходимо признать здесь мое чувство долга перед моими любезными хозяевами или другими британскими военными агентами, так как читатель убедится в этом из самого изложения.

Ян Гамильтон


<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4263