5.9. Верстание в дети боярские представителей различных социальных страт
Верстались в дети боярские и посадские люди. В фонде Разрядного приказа имеются документы о верстании посадских людей в Козлове и Курске. В обоих случаях посады подали челобитные о возвращении этих людей в тягло, однако резолюции по ним были разными. Козловцев, приписанных к посадским людям в 1649 г., а через год поверстанных в дети боярские, требовалось возвратить в прежнее сословие1. Попытка возвратить в посад курчан — детей боярских — в 1656 г. не удалась, так как их верстали в Москве, они не жили на посадских землях и записаны в драгуны в полку Н. И. Одоевского. Кроме того, в это время в разгаре была война с Польшей. При составлении выписки об их верстании было установлено, что они — крестьяне курских монастырей, по торговым промыслам записаны в посад, отцы же их в посаде не значатся. При верстании в Разряде в 1652/53 гг. им даны сравнительно большие оклады — Якушко Петров сын Агарков — 200 четвертей, 6 руб., четверым по 150 четвертей, 5 руб. Резолюция в Разряде гласила, что для «нынешние службы» отдавать их в тягло «государь не велел, а велел служить государеву службу с детьми боярскими в ряд»2. В Пскове в дети боярские, а затем и по выбору был записан сын гостя Микулы Хозина — Василий. В 1675 г. псковские помещики жаловались в Разряд, что они вынуждены подчиняться Хозину, быть у него «в товарищах» при сборе стрелецкого хлеба: «...Он, Василей, пожалован из гостиной сотни по дворянскому списку внове, не в давных летех»3. Поместный же оклад Василия Хозина был больше оклада тех, кто жаловался на него. В 1699 г. о верстании по г. Рыльску «бил челом» купец гостиной сотни Афанасий Герасимов сын Нестеров. Свою просьбу он мотивировал тем, что по Рыльску с городом служил его родной дядя Семен Иванович Нестеров, который убит под Чигириным, и «ныне служит» брат Михаил Семенов сын Нестеров4. Отец же его, Герасим Нестеров, был мастером селитреного дела в том же городе. Просьбу Афанасия Нестерова удовлетворили, он был написан с «городом» по Рыльску с окладом 250 четвертей и 8 руб. Через некоторое время вновь поверстанный подал челобитную, где просил избавить его от претензий со стороны воеводы, который «волочит меня по челобитью рыльских жителей гостиной сотни и спрашивают на мне в гостиную сотню десятую деньгу и иных податей, и оттого мне чинятца харчи и убытки»5. Нестеров просил послать «память» в Приказ
Большой Казны с предписанием вычеркнуть его имя из книг гостиной сотни.

В число детей боярских записывались и подьячие. В 1649 г., например, подьячий приказной избы г. Карпова Никита Васильев сын Пенцов ссылался на службу своего отца, который служил лет с 30 и убит «в литовское разоренье», да и сам он служит с 13 лет вот уже 17 лет, был послан в Волхов, а затем в Карпов «для письма»: «А твоим царским жалованьем, поместным окладом в детишки боярские не верстан»6, о чем и просит. Его прошение было удовлетворено, он получил оклад в 150 четвертей и 5 руб. Естественно, не было речи о записи его в списки, так как поверстанные подьячие продолжали заниматься прежней работой. В 191 (1682/83) г. в Новгороде площадной подьячий Емельян Водилов просил о поверстании его поместным и денежным окладом за службу его отца, служки Хутынского монастыря Михаила Водилова, посланного «в Свейскую землю для мирного договору». Он сидел в Швеции в заточении, «терпел нужу и бедность», а затем был отправлен в Москву с тайными отписками архимандрита Киприана. Впоследствии отец его «служил конную службу» «ис Хутынского монастыря», во время Смоленской войны был «в городе Дорогобуже в осаде». В Разряде были выписаны «ему на пример которые из розных чинов написаны по городом и верстаны помесными и денежными оклады из разборных списков 185 (1676/77) г.:

Из стрельцов
Василей Евстратов сын Спякин
Моисей Семенов сын Тарасьев
Евстрат Лаврентьев сын Спякин
Ис подьячих
Варфоломей Максимов сын Шандин
А сродичи ево были церковные причетники
Алексей Харитонов сын Деревской Ис холопей
Семен Микифоров сын Обрятин Ис холопей же
В том же розборном списку написано
Псковичи в сотниках
Городовые
250 чети з юродом по 8 ру[блей]
Кари Ефремов сын Рохнев
Отец у него был в подьячих
...
Ис посацких людей
Иван Филипов сын Семенов
Роман Михайлов сын Волков
Григорей Степанов сын Соболев,
а отец у него был в приставех»7.

Таким образом, мы видим, как широк был социальный спектр привлечения «розных чинов» в дети боярские. В монографии Н. Ф. Демидовой упоминается о том, что «во второй половине века... с нарушением строгой градации чинов бытовала практика перевода некоторых старых подьячих в разряд выборных дворян»8. Это не означало перемены занятий, они только числились в составе верхушки городового дворянства. В «сметных списках» Белгородского разряда городовые подьячие писались выше детей боярских, иногда эта группа помещалась между детьми боярскими и казачьими атаманами9. Однако в некоторых случаях после верстания в дети боярские менялся и сам характер службы верстанного. Так, например, в декабре 1682 г. подьячий тамбовской приказной избы Потап Третьяков просил разрешения служить службу с поместной земли по Тамбову с детьми боярскими и написать имя его в список, ссылаясь на имеющийся у него опыт военных походов. Он уже был верстан окладом (200 четвертей, 5 руб.) и имел поместье в 50 четвертей. В январе 1683 г. разрешено написать его с детьми боярскими «и служить ему полковую службу с такими людьми, которые того ж и иных городов написаны ис подьячих...»10. Интересно, что в марте того же года Третьяков по его же челобитной написан по дворовому списку11. Около 1685г. подьячий Поместного приказа Акиндин Булгаков «бил челом» о верстании его поместным и денежным окладами и написании по Мценску по выбору, «а в подьячих... быть мне по-прежнему»12. Решение по делу не сохранилось. Булгаков упоминал о том, что он в 193-м году был в Кромах «у писцового дела с приписью».




1 Там же. № 389. Л. 62—65.
2 Там же. № 405. Л. 651—660.
3 Там же. Оп. 16. Столбцы Поместного стола. № 89. Л. 396.
4 Там же. Оп. 14. Столбцы Севского стола. № 448. Л. 553.
5 Там же. Л. 555.
6 Там же. Оп. 12. Столбцы Белгородского стола. № 303. Л. 236.
7 Там же. Oп. 11. Столбцы Новгородского стола. № 320. Л. 28—33.
8 Демидова И. Ф. Служилая бюрократия в России XVII в. и ее роль в формировании абсолютизма. М., 1987. С. 81.
9 Там же. С. 82.
10 Ф. 210. Оп. 12. Столбцы Белгородского стола. № 1045. Л. 457—462.
11 Там же. Л. 373—374.
12 Там же. Оп. 14. Столбцы Севского стола. № 362. Л. 516.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 1930

X