4.6. Коллективные челобитные во второй половине XVII в.
Р. Хелли писал, что к середине XVII в. «созданный правительством средний служилый класс вырос до пропорции, о которой первоначально не думали и стал исповедывать взгляды, изначально присущие высшим классам». В 1648 г. правительство, как полагает Хелли, из боязни этого класса создало Уложение1. Вместе с тем исследователь высказывает мнение, что вскоре после своего массового и успешного выступления этот класс стал постепенно исчезать, что вызывает недоумение.

Вопрос о согласовании социальной роли коллективных челобитных в XVII в. с тезисом о постепенном укреплении абсолютизма до сих пор является неразрешимым. Исследователи выдвигали положение о развитии абсолютизма во второй половине века и в связи с этим исчезновении земских соборов и качественном изменении характера коллективных челобитных. Петиции от дворянства, как пишет Хелли, после Уложения стали более вежливыми, без угроз2. А. Г. Маньков полагал, что противоречия между верхушкой феодального класса и рядовым служилым дворянством во второй половине века выражены слабее, что было связано с консолидацией господствующего класса3. А. А. Новосельский также писал о спокойном характере выступлении дворянства во второй половине века. С ним не согласен Д. А. Высоцкий, который приводит примеры челобитных, в том числе псковских дворян 1664 г., именно с угрозами4. И. Л. Андреев также считает, что «вторая половина «бунташного» столетия не знает крупных коллективных обращений подобных челобитным 30—40-х гг.»5. Во второй половине века правительство, по его мнению, охотнее шло навстречу служилым людям. Этот тезис противоречит утверждению Хелли, что правительство стало иногда и игнорировать дворянские требования. Вместе с тем Андреев полагает, что власти шли на ущемление интересов дворянства, когда они вступали в противоречие с интересами государства6. Андреев согласен с утверждением Новосельского, что во второй половине XVII в. преобладают совместные обращения московских и городовых чинов, однако не связывает это явление с «распадом» служилого «города», а с изменением характера службы дворянства: «Теперь большая часть челобитных возникает не на службе, не в дворянских сотнях, состоящих из членов «города», а в уездах, когда дворянство заканчивает службу»7. В этот период тематика таких челобитных концентрируется также в основном на вопросах, важных для дворянства в его повседневной жизни и службе. Это прежде всего вопросы о сыске беглых крестьян и холопов и о межевании поместий и вотчин. На эти два вопроса обратил внимание еще А. А. Новосельский. С такими челобитными обращались к правительству представители разных «городов», как северных, так и центральных и южных регионов.

Большое количество подлинных коллективных челобитных, в том числе «заручных», то есть засвидетельствованных подписями, сохранилось в столбцах различных столов Разряда, а также в составе делопроизводства приказов, в том числе четвертей. Некоторые из них уже цитировались выше. Ряд челобитных был связан с налогами и предпринимательской деятельностью провинциального дворянства. Так, в 1670 г. подали челобитную тарушане, дворяне и дети боярские, поместья которых находились недалеко от реки Протвы, от пяти до сорока верст. Они просили защитить их от неправильно взимаемых налогов за перевоз и рыбные ловли, 140 руб., которых с них требуют за прошлые годы, с 1650 по 1659 г. В 1650 г. тарусские помещики и вотчинники подавали челобитную в Приказ Большого прихода об отдаче им на откуп перевоза и рыбных ловель на р. Протве и об отстранении от этого откупа князя Ивана Дашкова. Челобитная была удовлетворена, но перевозом и ловлями стал владеть Степан Ушаков, а по какому «с ними умыслу», о том челобитчики не знают, «потому что мы люди дальние и дела до того перевозу и до рыбных ловель не было и ныне нет», однако они платили Ушакову перевоз и мостовщину. Тарушане уже подавали во Владимирскую четверть челобитную о расследовании, кто именно просил из тарусских помещиков в 1650 г. об откупе перевоза и рыбной ловли, однако дело в четверти не было найдено, и их адресовали в Приказ Большого прихода, где находилось само дело и прежняя челобитная. Челобитчики поэтому просили послать память в Приказ Большого Прихода, чтобы установить истинных инициаторов взятия этих статей на откуп. 7 марта 1670 г. такая память была отправлена8. Эта челобитная (да и свидетельства о других челобитных, упоминаемых в ней) показывает, что провинциальные дворяне объединялись и разделялись на группы в том числе по экономическим интересам.




1 Hellie R. Enserfment and Military Change in Muscovy. Chicago and London, 1971. P. 239—240.
2 Ibid. P. 251.
3 Маньков А. Г. Развитие крепостного права в России во второй половине XVII века. М.; Л., 1962. С. 27, 38.
4 Высоцкий Д. А. Указ. соч. С. 133.
5 Андреев И. Л. Коллективные дворянские челобитные... С. 66.
6 Там же. С. 68.
7 Там же. С. 67.
8 РГАДА. Ф. 141. Приказные дела старых лет. 1670. № 114. Л. 1—3.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 1888

X