3.17. Совершенствование судопроизводства во второй половине XVII в.
Во второй половине века правительство продолжало регламентировать и разрабатывать процессуальное законодательство в целях избежания лишней волокиты и повторного рассмотрения дел. Немалую роль в этом сыграли и дворянские челобитные (см. гл. 4). Регламентировались сроки рассмотрения дел в судах, подачи апелляций истцами и ответчиками, свидетельства подлинности документов путем их подписания — «прикладывания рук» и пр. Указом 18 февраля 1684 г. во всех городах для суда уголовных дел предписывалось определить губных старост, которые должны были заниматься уголовными делами, эти дела вновь изымались из юрисдикции воевод1. Порядок судопроизводства еще раз изменялся в ноябре 1685 г. в связи с челобитной («заручной») дворян и детей боярских «розных городов». Они вновь жаловались на московскую судебную бюрократию, длительную «волокиту» судебных разбирательств. Эти судебные процессы начинались, как говорилось в челобитной, по инициативе служилых людей московских чинов: «...поместейца и вотчинки у нас в розных дальних городех... смежны московских жителей всяких чинов и многие живут деревенские ссоры. И они к нам на Москве во всяких своих больших искех приставливают, зазывные грамоты с Москвы по нас емлют, не для исков своих, а для московские волокиты, хотя взять за малой иск проести и волокиты многия деньги потому, что сами живут на Москве без съезду, а нашу, государи, братью приезжих волочат без дела напрасно... и нарочно не ищут многое время». Дворяне жаловались на свое разорение от этой судебной волокиты. И просили не «править» на них денег, ссылаясь на статью Уложения о том, что кто не «ищет» неделю, тому в иске следует отказывать. В указе цитировалась и другая челобитная, поданная в июне 1685 г. московскими чинами, а также городовыми дворянами, копейщиками и рейтарами, вдовами и недорослями. Они жаловались на то, что многие истцы, подав иск, «не ищут года два и больше, и съехав с Москвы, живут в деревнях своих... и оставливают на Москве ставочные челобитные за руками у друзей своих и людей своих подсылают и подписывают заочно; а которые мочные люди приставливают в искех своих и во всяких делех, и те многое время не ищут и в свое место не присылают, волочат и убытчат и челобитные також подписывают друзьями своими и люди их утайкою, и копят многие проести, потому что многие от бедности с простоты в деревню съезжают, и иные и на Москве живут, ставочных челобитен не подписывают о записке, подьячим от записки дать от бедности нечего... многие договариваются обманом, не записав отсрочных челобитен, в деревню съезжают, будто для розыску... и с кем отсроком договорится, и для розыску, и посылают к Москве с ставочными челобитными и велят подписывать; а иным по подписным челобитным отсрочено, и они и чрез указ ваш, великих государей, о проести и о волоките челобитные подписывают же, и накопя проести и волокиты, многие от ложных ставочных челобитен на правежах стоят, и не перестоя правежу, многие поместий своих и вотчин и животов своих и исков своих, кому было довелось взять беглых людей и крестьян, и земляного владенья поступились многие мы, холопи ваши, за проести и за волокиту и в великие долги впали»2. Служилые люди, как всегда, ссылались на то, что они остались без поместий и вотчин, крестьян и людей, и служить им будет «не с чего». Они тоже просили запретить долгие сроки рассмотрения дел (года по два и три) и ограничить срок рассмотрения дел в суде одним месяцем или другим сроком, установленным верховной властью. Обратись к Уложению, чиновники увидели, что в нем срок решения дела был установлен полюбовный, и если истец не являлся на срок, то был лишен иска. Вместе с тем указывалось лишать истца иска и в том случае, если он не является к суду неделю, а ответчик подает жалобу (Гл. X. Ст. 110). Также обвинялся и ответчик, который не явился к суду неделю со дня сбора по нему поручных записей. Соблюдение этих норм было невозможно в условиях войны с Польшей и постоянных отлучек дворян и детей боярских, поэтому в 1654 г. была принята новая норма, согласно которой после истечения недельного срока в случае неявки в суд взималась «проесть и волокита» в размере по гривне на день. Эти сборы запрещалось взимать без поручных записей, если ответчик не являлся, то за ним предписывалось посылать 3 раза с тремя грамотами. Указывалось также «без суда и без сыску не винить... чтоб оттого служилые люди в разоренье не были и от службы б не отбыли»3. Однако в 1680-е гг. положение уже было иным, наступило мирное время, служба не была столь интенсивной и ежегодной, и подобные нормы не отвечали уже духу времени. Правительство, рассмотрев челобитные и сделав выписки из Уложения, постановило ограничить срок рассмотрения дел в судах месяцем. Если ответчик не объявлялся месяц, его обвиняли, истцу через месяц отказывали. Всего же по регламентации судопроизводства 11 ноября 1685 г. было принято 10 статей. Суды указывалось в приказах давать «без мотчанья и без волокиты», каждый день, кроме воскресных и праздничных дней, а также «государевых ангелов», а судебные издержки установить в размере «по гривне на день». Отсрочки по просьбам давались на три дня, максимум на неделю, при этом в приказе составлялась записка о сроке явки, к которой должны были прикладывать руки как истец, так и ответчик. Запрещалось откладывать суды, «отниматься» от суда как судьям, так и истцам и ответчикам. В самих приказах для слушания дел устанавливалась очередь, если дело не успевали рассмотреть в срок из-за недостатка времени, слушание его переносилось на следующий день. У укрывающихся от суда указывалось брать людей и крестьян. Судебные издержки («проесть и волокиту») предписывалось взыскивать с обвиненной стороны, взимание издержек за «ставочные челобитные» запрещалось4. Об этом постановлении и статьях повелевалось объявить на «постельном крыльце» и послать во все города, так, например, он был послан в города Новгородского разряда5. Действие статей распространялось как на Москву, так и на местные суды. 23 декабря был принят указ об обвинении без суда истцов и ответчиков по уже имеющимся в приказах делам, которые два месяца не являются к суду6. Эти указы были направлены на удовлетворение интересов как московских чинов, так и провинциального дворянства, но неизвестно, насколько они исполнялись. То, что указ многими игнорировался, свидетельствует и новое распоряжение от 22 февраля 1686 г. об отписке у тяжущихся части имений (столько, сколько в споре), если они, дав подписку явиться на срок или представить крепости (документы о владении), не исполняли своего обещания7. Сократить время судебного разбирательства и увеличить его «легитимность» правительство стремилось и указом об обязательном подписании истцами исковых челобитных — «прикладывании рук». Суд должен был даваться только при наличии таких челобитных, поданных истцами8. В апреле 1689 г. указ о сроке явки был доработан: истцам и ответчиком разрешалось не являться к суду и не засчитывать в срок первой недели Великого поста, а также Страстной и Светлой недель. Являться в суд они должны были на второй неделе поста и в понедельник Фоминой недели9. Вопрос о сроке явки в суд по-прежнему вызывал споры, поэтому 26 мая 1689 г. появился указ об отсчете месячного срока явки ответчику со дня подписания дьяком приставной памяти, а истцу поручной записи.10 Все эти указы были вновь подтверждены уже новым правительством 30 ноября 1689 г.11 Жизнь и практика заставляла законодателей издавать новые указы, пресекающие попытки уклониться от судебного разбирательства. 13 марта 1689 г. появился указ об обвинении по исковым делам ответчиков, если они, ложно ссылаясь на «наряд» на службу, будут уклоняться от ответа на суде. В пример приводился уклонившийся от суда Афанасий Кирилов сын Белов, служивший в полку Шереметева, которому по памяти из Разряда «на их великих государей службе быть не велено»12. Регламентировалась и мера взыскания с виновных бесчестья. Имевшие чин ниже жилецкого отправлялись на неделю в тюрьму, а те, кто отказывался отбывать тюремное заключение, должны были платить штраф13. В марте 1697 г. по указу уточнялся характер допросов ответчиков по «подписным челобитным», к допросу указывалось «прикладывать руки» истцу и ответчику, судебные же издержки должны были взимать согласно нормам Соборного Уложения14.




1 ПСЗ. Т. 2. № 1062. С. 576.
2 Там же. № 1140. С. 690—691.
3 Там же. С. 696.
4 Там же. № 1140. С. 697.
5 РГАДА. Ф. 210. Оп. 6 в. Книги Новгородского стола. № 31. Л. 58—65об.
6 ПСЗ. Т. 2. № 1146. С. 707.
7 Там же. № 1165. С. 739.
8 Там же. № 1241. С. 852.
9 Там же. Т. 3. № 1369. С. 57.
10 Там же. № 1377. С. 68.
11 Там же. № 1386. С. 85.
12 Там же. № 1337. С. 17.
13 Там же. № 1374. С. 66.
14 Там же. № 1576. С. 281.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2059