3.9. Наказания в отношении провинциального дворянства
Какова была степень участия провинциального дворянства в следствии по их судебным делам и какое наказание получали виновные в соответствии с их сословным статусом? Ответ на этот вопрос пока неоднозначен. Ф. М. Дмитриев полагал, что личное взыскание с виновного — «правеж» бесспорно не применялся к лицам духовного звания и чинам выше стольника. Историк права был склонен также думать, что правежу не подвергались и другие московские чины, включая жильцов: «...судя по одной статье Уложения и словам позднейшего указа, что все вообще члены служилого сословия, до жильца включительно, пользовались во всех делах, кроме исков о безчестье, правом ставшь на правеж вместо себя людей своих и крестьян... когда брали отсрочки в правеже для государевой службы, то вместе... избавлялись также от обязательства присылать на правеж и своих людей»1. Здесь Дмитриев имеет в виду содержание статьи 151 главы X, которая излагалась выше. Из ряда законодательных документов можно сделать заключение, что дворяне и дети боярские часто ставили на правеж в долговых исках вместо себя своих людей (статья 8 Уложения 136 г., статья 261 Уложения). В указе середины 1620-х гг. излагался порядок принятия присяги (целования креста) во время судебной процедуры. В нем определялось, как нужно целовать крест «всяких людей их людем», то есть в суде мог выступать холоп истца или ответчика2. Это являлось одной из привилегий служилого сословия, эту же привилегию получали и гости, и гостиная сотня. «Правеж» в XVII в. проводился в приказах. После получения определения суда, так называемой «правежной выписи», наказываемых выводили в приказ разутыми перед приездом туда судьи: «У каждого обвиненного стоял посторонь пристав с прутом бил вдоль по голой ноге так крепко, как ему от исца или ответчика за труд заплачено. Следственно, одни, на правеже стоя, боли не чувствовали, другие были изувечены»3. Правеж заканчивался после отъезда судьи из приказа. Можно предполагать, что из самого факта участия людей тех или иных чинов в судебном процессе (целование креста) за своих господ вытекала и возможность их телесного наказания на правеже. Некоторые документы указывают на различие в наказании дворян и детей боярских тех или иных «городов», в частности замосковных и украинных. Так, в 1625 г. грамота из Разряда предписывала наказывать тех белевцев, которые возвратятся с дороги на службу и сбегут с нее, битьем батогами, в то время как владимирцам, не поехавшим на службу или сбежавшим, предлагалось только «учинить наказанье», какое - неясно4. В боярском приговоре о порядке возмещения за убитых крестьян 1625 г. говорится о случаях неумышленного убийства крестьян холопами, крестьянами и детьми боярскими, не имеющими своего поместья, а живущими в поместьях родителей и родственников. Неумышленных убийц, холопов и крестьян, указывалось бить кнутом за преступление. В случае же детей боярских предписывалась компенсация (отдать лучшего крестьянина из поместья), однако битье кнутом не предусматривалось, указывалось лишь их «метати в тюрьму до государева указу»5. Вместе с тем для таких убийц «в драке, а не умышленьем», «пьяным делом», предусматривалась пытка. Денежная компенсация в этом случае отменялась. В сентябре 1663 г. за «прописание» титула великого государя и чтение такой грамоты были наказаны орловский губной староста А. Некрасов и губной дьяк М. Коробов, причем губного старосту за такую вину посадили на неделю в тюрьму, в то время как дьяк был нещадно бит батогами «вместо кнута»6.



1 Дмитриев Ф. М. История судебных инстанций... М., 1859. С. 429—430.
2 Законодательный акты... № 142. С. 123—124.
3 Соборное Уложение... С. 224.
4 АМПТ. 1.№ 179,182. С. 195, 197.
5 Законодательные акты... № 140. С. 122—123.
6 ПСЗ. Т. 1. № 351. С. 584.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 1877

X