3.4. Судебные дела в 1630-е гг. по грамотам Печатного приказа
Количество судебных дел в 1630-е гг. значительно увеличилось. В апреле 1635 г. в Печатном приказе было запечатано более 150 грамот, касавшихся судебных разбирательств, как по уголовным, так и по гражданским делам. Большинство этих грамот отправлялось на места, в города и уезды, с предписанием дать то или иное лицо «на поруку, поставить па Москве». Таким образом, явка к суду обеспечивалась поручительством нескольких лиц. Иногда предписывалось дать на «станную» или «статную» поруку, то есть поручиться, за то что данное лицо явится (станет) к суду в срок. Встречаются грамоты о выпуске крестьян из тюрьмы на поруки, о выплате («доправке») причитающихся денег, о присылке в Москву судных и следственных дел, «пыточных» и «расспросных» речей, об отдаче холопов, их жен и детей, о допросе про убийство крестьянина, об обысках, об отсрочке истцу, о «сыске о разбойном деле», розыске о кражах. В 3 грамотах запрещалось давать суд на местах. Разрешение же дать такой суд встречается лишь в 10 грамотах, вероятно, это были иски по небольшим суммам, в двух случаях по кабалам. Остальные грамоты предписывали отправку дел, а также подозреваемых или обвиняемых лиц в Москву. Лишь в двух случаях удалось зафиксировать причастность к этим грамотам представителей провинциального дворянства, в остальных случаях грамоты посылались по инициативе стольников, жильцов, дьяков, иноземцев, вдов и пр.1 Не удалось зафиксировать в этой книге и представителей провинциального дворянства как ответчиков, лишь в одном случае ответчиком является калужский губной староста А. Дуров, который высылается в Москву2. Посылались в это время и грамоты о воспрещении давать суд на дворянина, его людей и крестьян в том или ином месте, тому или иному должностному лицу, или переносе судебных дел в другое место. Всего в апреле 1635 г. было запечатано 7 таких грамот, в основном они касались московских чинов. Запрещения судить своих крестьян в Вологде и Пошехонье добились жильцы Яков Трусов и Илья Львов, Василий Нащокин, Богдан Самарин и Илья Милославский получили право платить подати и «крестьян ведать» в Великим Новгороде, Стахей и Афанасий Вельяминовы и Михаил Ногин — запрещения судить их людей и крестьян в псковских пригородах, а «девки» Харламовы такого запрещения в Порхове, было запрещено также давать суд на крестьян иноземца Дениса Фанвисина в Вологде3. 13 грамот касались розыска беглых крестьян, из них 5 содержали разрешения «давать суд» на беглых на местах их обнаружения (в основном в южных городах)4. Среди этих челобитчиков провинциальных дворян идентифицировать не удалось, вероятно, круг поисков их людей и крестьян ограничивался в это время своим уездом.




1 РГАДА. Ф. 233. Oп. 1. Кн. 23. Л. 262, 263, 264, 266, 266об., 267, 267об.,
268—268об., 271—271 об., 272, 273, 274, 275об., 276об., 277об., 278 и др.
2 Там же. Л. 365.
3 Там же. Л. 265об., 280об., 282об., 306—306об., 325об.
4 Там же. Л. 268об., 274, 275, 292, 317, 321 об., 330об., 331, 341, 348, 354об., 358.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 1919