1.18. Особенности службы и состава «городов» в конце XVII в.
Во второй половине XVII в. количество запечатанных грамот, относящихся к службе, увеличивается в несколько раз. В основном это были записи о придачах к окладам и пожаловании в дворовые и по выбору. В это время выборные дворяне появляются в тех «городах», где их раньше не было, таких, как Лебедянь, Свияжск, Симбирск1. Большое количество грамот касалось просьб о написании в десятни, в основном в «понизовых» «городах». Порядок назначения на службу и в чины оставался прежним, с небольшими изменениями, вызванными тем, что «город» приспосабливался к службе в системе полков нового строя. В полковой службе до начала 1680-х гг. по-прежнему оставались знаменщики и нарядчики, которых выбирали «городом»2. Во время Крымских походов одна из этих должностей изменила название — вместо знамещиков стали выбирать хорунжих, что было связано с заменой сотен на роты и появлением также должностей ротмистров и поручиков в таких ротах. Вместе с тем в «городе» выделяется особая группа людей — командный состав подразделений полков нового строя, т. н. «начальные люди», которые пишутся в отдельные списки и высылаются на службу раньше, чем рядовые служилые люди. Рейтары и солдаты «города» также высылались на службу по отдельным грамотам в другие сроки, а иногда и в другие места, чем дворяне и дети боярские полковой службы. В Каширу, например, в 1674 и 1676 гг. были посланы особые грамоты о высылке на службу начальных людей и рейтар, причем рейтары высылались в Путивль, а остальной «город» в Рыльск3. Начальные люди по-прежнему оставались в составе «города», принадлежность к которому фиксировалась при их упоминании4. Более того, нахождение поместья «начального человека» в том или ином уезде определяло иногда и его должность. Так, в феврале 1682 г. подполковника Новгородского полка из полка М. Гурика Максима Володимерова указывалось отослать из Иноземского приказа в Разряд и написать в полковую службу «для того, что он ржевской помещик, а на ево Максимово место в Мартынов полк Гурика написать из-за полков солдацкого строю подполковника новгороцкого помещика Василья Осипова сына Аничкова»5. Как правило, представители провинциального дворянства служили в невысоких офицерских чинах, таких как прапорщик и поручик, а в конце века и в хорунжих. Рейтары из одного «города» служили все вместе в одном полку, а иногда и составляли целый полк. Разделение «городов» на половины в 1670-х гг. продолжало сохраняться, но оно уже не имело того значения, какое имело в первой половине века и не было связано с периодичностью службы. В Кашире, например, две половины должны были в 1676 г. служить в разных местах, в Белгородском полку и в Рыльске. Однако 8 мая это распоряжение было отменено, и обе половины были назначены на службу в Рыльск6. Служившие в полках нового строя записывались в десятнях или в списках с указанием, как это было раньше, поместных и денежных окладов. И. Л. Андреев приводит пример солдата, затем капитана выборного полка Шепелева А. Старкова, числившегося по Мещере в городовых детях боярских, где он получал земельные и денежные придачи и просил записать его по дворовому списку7. Таких примеров можно привести множество. В 1695 г., например, свияжский рейтар Г. С. Афанасьев был записан в свияжской десятне с окладом 200 четвертей и 7 руб.8 В октябре 1698 г. повелевалось написать «Воцкие пятины рейтарского строю Фому Яковлева сына Путилова из городовых по дворовому, Шелонские пятины Гура Елисеева сына Назимова из недорослей в копейщики на убылое место лучанина Федора Обрютина, Шелонские ж пятины Силу Елисеева сына Назимова из недорослей в копейщики ж умершаго на Коново место Свиязева, той же пятины Ивана Елисеева сына Назимова из сотни в копейщики на убылое место Михайла Мантурова, да в окладех Воцкой пятины Фому Яковлева сына Путилова с придачами в помесном в 730 четвертях, в денежном из четверти в тритцати в девяти рублях, Шелонские пятины копейного строю Ивана Елисеева сына Назимова вновь в поместном в 350 четвертях в денежном з городом в двунатцати рублях, той же пятины гусара Елисея Григорьева сына Назимова с придачами в помесном в 750 четвертях, в денежном из четверти в 41 рубле...»9. Существовал определенный дефицит мест в полках нового строя, особенно рейтарских, что было связано с выплатой относительно высокого жалованья, поэтому, чтобы попасть в рейтары в 1695 г., например, уже дожидались «убылых мест»10. Появляются и новые должности, которыми награждают за определенные заслуги: в 1695 г., например, недоросль новокрещен П. А. Крюковский за службы отца и за «полонное терпение» брата получил должность «отъютанта» в Севских полках11. Однако полковая служба «с городом» оставалась все еще более престижной в глазах провинциального дворянства, ее добивались за службы и «по родству», предпочитая служить вместе с родственниками и соседями по «городу»12. Вместе с тем иногда «за скудостью» служить полковую службу не имели возможности, тогда следовали просьбы о назначении в рейтары или гусары на «убылые места»: так, в декабре 1698 г. новгородец Бежецкой пятины Лука Елисеев сын Ушаков просил «для ево скудости» написать его в гусары на место дяди Дмитрия Ушакова13.

Увеличение числа служилых «городов» требовало и определения их места в общей иерархии «городов» и установления для них системы окладов. Конечно, эти новые «города», находившиеся рядом с Белгородской чертой, или за ней, а также «города» в бассейне р. Волги занимали очень скромные места в иерархии, но и среди них были выделены несколько групп, где новичные оклады были выше самых незначительных «городов». Так, в 1676 г. были установлены новичные оклады для таких «городов», как Курск, Чернь, Новосиль, Орел, Кромы. Здесь новичные оклады были ниже на 100 четвертей, чем в «городах» замосковных, и колебались в пределах 5 статей от 250 до 70 четвертей, в зависимости от того, служилыми или неслужилыми были новики, а также от их способности к службе. В таких городах, как Елец, Ливны, Оскол, Епифань, Белгород, Воронеж оклады устанавливались в пределах от 200 до 40 четвертей. А в Лебедяни и Донкове еще ниже — от 100 до 40 четвертей14. Дети неверстанных не имели права верстаться по «городу», при верстании, так же, как и для московских чинов, должна была учитываться «порода» и службы отцов и родственников. Это была попытка включения новых «городов» в общую систему служилого «города».

Порядок службы во второй половине века также сохранил многие прежние черты. А именно отпуск ратных людей со службы осенью, если не было серьезной военной опасности, и сбор их вновь на службу весной, чаще всего в мае. Продолжали осуществляться и периодические разборы служилых людей в городах. Формально дворяне и дети боярские «городов» должны были нести службу каждый год в отличие от московских чинов, которые служили по переменам15. Однако на практике это было далеко не всегда. Постепенное ослабление тяжести службы и замена ее денежными выплатами давали возможность качественно нового развития этой социальной страты.




1 РГАДА. Ф. 233. Кн. 185. Л. 7,40; Кн. 245. Л. 40об.
2 См., например, просьбу уфимца Н. Черткова в 1685 г. «пол знамя и в наряд за многие ево службы и за раны выбирать не велено». Ф. 233. Кн. 245. Л. 189об.
3 Каширские акты о ратной службе и военных повинностях поместного сословия / Разобрал и приг. к печати Ю. В. Арсеньев. Тула, 1899. С. 17—18, 20—21, 26—28, 37—39, 46—48.
4 См., например, упоминание «галиченина солдатского строя прапорщика» С. Г. Тиншина в 1695 г. на службе в Белгородском полку. Ф. 233. Кн. 351. Л. 304об.
5 Ф. 210. Оп. 24. № 264. В той же записаной книге Иноземского приказа прапорщик П. В. Яновский, написанный из московских кормовых иноземцев, был написан капитаном в Владимирском разряде «для того, что у него поместье в Володимерском уезде» (Там же. Л. 66об.).
6 Каширские акты... С. 37—38.
7 Андреев И. Л. Дворянство и служба в XVII веке // ОИ. 1998. № 2. С. 171.
8 Ф. 233. Кн. 351. Л. 135—135об.
9 Там же. Кн. 369. Л. 661—661об.
10 Там же. Л. 139об., 145об.
11 Там же. Л. 248об.
12 См, например, просьбу брянчанина в 1684 г. за службу и «по родству» служить из рейтар «с городом». Ф. 233. Кн. 245. Л. 130.
13 Там же. Кн. 370. Л. 500об.
14 ПСЗ. Т. 2. №635. С. 31.
15 См., например, указ 19 декабря 1677 г. о высылке на службу в Путивль, Рыльск и Белгород «городов» и московских чинов к Троицыну дню, 19 мая. ПСЗ. Т. 2. № 710. С. 147—148.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2773