1.15. Служба «городов» в 1680-х гг.
После заключения мира с Турцией в 1681 г. наступила пора относительного затишья на гpaницах, что значительно облегчало условия службы. Порядок службы каждый год менялся в зависимости от обстановки. Службу весной и летом несли не все «города» и не все разряды. Основная тяжесть службы, как и в первой половине века, ложилась на «города» южного региона — Белгородский, Севский и Рязанский разряды. Так, в мае 1685 г. определенным «городам» указывалось служить по Козловской и Белгородской чертам. На Козловской черте с стольником и воеводой М. Ф. Шейдяковым должны были служить полковой службы рязанцы, коломничи, мещеряне, ряшане, а также замосковные «города» — владимирцы, суздальцы, муромцы, романовцы, нижегородцы, юрьевчане, гороховляне; также рейтарского строя мещеряне и ряшане и солдатского строя ряшане села Поплевина. На Белгородскую черту со стольником и воеводой И. Ф. Леонтьевым определялись полковой службы туляне, каширяне, соловляне, алексинцы, одоевцы, калужане, медынцы, воротынцы, перемышльцы, мещане, козличи, серпьяне, также полк рейтарского строя из одоевцев и дедиловцев и полк солдатского строя из одоевцев и других «вышеписанных городов»1. Порядок распределения «городов» на службу по разрядам в этом случае, как видим, был нарушен. В 1686 г. по наряду дворяне и дети боярские «городов» Владимирского разряда должны были служить на Изюме в полку боярина кн. Г. А. Козловского, вместе с тем «города» Новгородского разряда в этом году от службы освобождались2.

Во время Крымских походов служба вновь приобретает, наряду с традиционностью, исключительность. Перед первым Крымским походом она была объявлена задолго — в сентябре 1686 г., когда «города» находились после летней службы в Москве, объявлялась и отсрочка в судебных и других делах. В октябре были назначены воеводы в пять полков: Большой полк, полк Новгородского разряда, полк Рязанского разряда, Севский полк и полк низовых городов. 28 ноября последовал указ о выезде ратных людей на службу с 25 февраля по 1 марта, о чем отправлены грамоты в города3. Выезжать следовало с тем вооружением и людьми, которые были объявлены на смотре 1679 г. Нетчикам обещали «указ учинить», однако правительство уже не особенно беспокоилось о нетстве, поскольку основную часть армии составляли полки нового строя, которым выплачивалось жалованье. Предполагали, что копейщиков и рейтар в походе будет 20 000 чел., солдат и стрельцов — 40 000 чел. Им должны были выплачивать жалованье, рейтарам по 20 или 15 руб., солдатам и стрельцам по 5 руб. Для выплаты требуемой суммы (по разным расчетам от 560 до 700 тыс. руб.) решено было собрать деньги с дворов (крестьянских и бобыльских, также посадских) всего государства, по рублю с двора. Таким образом, ни одно поместье или вотчина не должны были избежать уплаты денег, если с них не было выставлено служилых людей (1 чел. с 20 дворов)4. Однако в полках продолжали служить и дворяне и дети боярские полковой службы из «городов». «Наряд» на службу дворян и детей боярских в 1687 г. был невелик, можно предположить, что к службе привлекался не весь состав «городов», а только те, кто не был на службе в 1686 г. В Большой полк должны были прибыть: 35 владимирцев, 36 суздальцев, 19 муромцев, 2 юрьевчанина, 47 нижегородцев, 88 романовцев, 10 лушан (всего 228 чел. из замосковных «городов»); также из «городов» украинных 23 тулянина, 28 соловлян, 3 каширянина, 2 алексинца, 5 одоевцев; из «заоцких» 1 лихвинец, 3 мещан, 1 козлич, 5 серпьян. Кроме того, «наряжались» 406 чел. из «городов» Белгородского полка, всего полковой службы дворян и детей боярских 705 чел.5 Замосковные, украинные и «заоцкие» «города» служили также в полку товарища В. В. Голицына, воеводы Большого полка К. О. Щербатова и должны были явиться в Ахтырку с 25 февраля по 1 марта. В октябре 1686 г. состоялся указ о росписи московских чинов и городовых дворян и детей боярских в сотни, а людей «с боем», которых они привели с собою (с 50 дворов по человеку) в особые роты. Однако уже 14 апреля 1687 г. дворян и детей боярских полковой службы повелевалось расписать вместо сотен, подобно московским чинам, в роты, «по скольку человек пригож», а к этим ротам воеводам указывалось выбрать «по своему разсмотренью» ротмистров, поручиков и хорунжих, «лутчих и честных родов полных людей»6. Служилые люди съезжались медленно, приезд затянулся до начала мая. Как видно по записям приездов, большинство «городов» явилось в полк в полном составе и даже превысив его, другие же «города», напротив, имели немалое число нетчиков. В полк Щербатова приехали 38 чел. владимирцев, 37 чел. суздальцев, 2 чел. арзамасцев, 23 чел. муромцев, 73 чел. романовцев, 4 чел. юрьевцев, 42 чел. нижегородцев, 1 чел. из Луха, 3 чел. ярославцев, 3 чел. кашинцев, 1 чел. из Вереи, 2 чел. бежечан, 1 ружанин, 1 горушанин, 1 гороховлянин, 7 чел. костромичей, 1 клинянин, 2 чел. смольнян. Из украинных «городов» приехали 23 чел. тулян, 2 чел. каширянина, 4 алексинца, 12 чел. соловлян, кроме того, из «заоцких городов» 2 чел. мещерян, 1 из Козельска, 2 лихвинца, 5 серпьян, 7 чел. из Трубчевска7. Таким образом, всего в полку Щербатова к апрелю собралось 305 чел. дворян и детей боярских полковой службы, а к маю 313 чел., такое же количество, как по наряду8. Примерно такое же число дворян и детей боярских (260 чел.) из «городов» Новгородского разряда собралось в марте в полк воеводы А. С. Шейна, хотя «наряжено» было более 1000 чел. вместе с новокрещенами и черкасами: 464 новгородца, 116 псковичей и пусгоржевцев, 175 ржевичей, 59 торопчан, 65 зубчан, 49 лучан и пусторжевцев по Лукам, 8 тверичей, 28 новоторжцев, 7 старичан, 138 новокрещенов и черкас (всего 1109 чел.)9. Большая часть служилых людей этого разряда просто не успела добраться до Ахтырки до выступления в поход, так как путь предстоял весьма длинный. На отпуске 15 августа присутствовали дворяне и дети боярские полковой службы: новгородцы Водской пятины (выбор 5 чел., дворовых 11, городовых 2, земцы из недорослей 2), Шелонской (дворовых 2, городовых 4), Деревской (выбор 3, дворовых 2, городозых 4), Бежецкой (выбор 3, дворовый 1, городовых 2), Обонежской (выбор 8, дворовый 1, городовых 13), Псков (выбор 2, дворовых 2, городовых 11), Ржева Пустая (выбор 5, дворовых 3, городовых 8), Невль (2 чел.), Ржева Володимерова (выбор 16, дворовых 15, городовых 51, сверх списка 12), Зубцов (выбор 8, дворовых 3, городовых 17), Торопец (выбор 2, дворовый 1, городовых 7, даточных 3), Луки Великие (выбор 1, дворовый 1, городовых 2, даточных 2), Ржева Пустая (городовых 2), Тверь (городовых 6), Торжок (выбор 2, дворовый 1, городовых 12, сверх списка 120, Старица (1 городовой), Вязьма (1 городовой)10. Умерли во время похода 25 чел. Новгородского разряда. Не явились в поход 577 чел. полковой службы разряда из тех же «городов». Вместе с тем основная масса дворян и детей боярских явилась на службу позднее, с 23 мая по 10 июля, и была отправлена в полк В. Д. Долгорукого Рязанского разряда. Это были 126 чел. Водской пятины, 69 чел. Шелонской, 71 чел. Деревской, 51 чел. Бежецкой, 99 чел. Обонежской, 39 чел. псковичей, пусторжевцев по Пскову 44 чел., невлян по Пскову 19 чел., 41 чел из Ржевы Володимеровой, 3 чел. зубцовцев, 66 торопчан, 1 новоторжец, 55 лучан, 1 пусторженец по Лукам Великим, всего 685 чел.11 Таким образом, всего из Новгородского разряда прибыло 985 чел., что практический совпадало с первоначальным «нарядом», так как многие приехали позднее «сверх списков». Если учитывать все эти группы полковой службы Новгородского разряда, то общее количество служивших эту службу превышало в 1687 г. 1547 чел. Возможно, это была лишь половина всего состава «городов», так как по разбору 195 (1687) г. многие «города» были расписаны «в половины»12. Более трети из состава этих половин не приняли участие в первом Крымском походе, скорее всего, по причинам трудности и отдаленности службы. Из «городов» Севского полка на службу было «наряжено» 1097 чел.: 112 брянчан, 88 белевцев, 90 болховичей, 99 карачевцев, 80 орлян, 92 стародубца, 37 почепцев, 31 рословльцев, 67 трубчан, 109 из Новгорода Северского, 108 рылян, 41 черниговец, 128 путивльцев, 15 каменовцев. Прибыло в полк 975 чел.13 Количество дворян и детей боярских полковой службы, которые должны были идти в первый Крымский поход, иногда в точности совпадает, как и в случае с Новгородским разрядом, с количеством из тех же «городов» по росписи 1681 г. Можно предположить, что сведения о списочном составе «городов» в Разряде не обновлялись с этого времени. В составе Севского разряда в «низовом полку» под командованием думного дворянина И. Ю. Леонтьева должны были служить дети боярские из Астрахани (18), с Терка (14), из Царицына (5), Саратова (9), Самары (20), дворяне и дети боярские из Уфы (60). Всего в полк прибыло 123 чел.14 В Рязанском разряде дворян и детей боярских полковой службы по «наряду» насчитывалось 681: 83 рязанца, 27 мещерян, 9 коломничей, 24 ряшанина, а также 538 казанцев, иноземцев старого и нового выезда и новокрещенов. Прибыло в полк 618 чел.15 По возвращении из похода (отпуск из Белгорода был объявлен 15 августа) все служилые люди были награждены придачами к окладам, а также золотыми. При этом при награждении соблюдались нормы социальной иерархии. Если сам В. В. Голицын получил золотой с золотой цепью, а возглавлявшие полки бояре и воеводы золотые в 10, 6 и 4 золотых, московские чины и дьяки «по золотому в золотой», то шляхта, дворяне и дети боярские «городов», стрелецкие капитаны, гусары, копейщики и рейтары были награждены лишь золотыми «в четь золотого». Раздача этого жалованья происходила для провинциального дворянства не непосредственно в полках, а в тех городах, где они были испомещены16. Перед войсками в Кремле в октябре 1687 г. была произнесена речь, в которой они «похвалялись» за «храбрую и явную службу». «Городовые» гусары, копейщики и рейтары были пожалованы придачами «против городов». Новый указ о службе был объявлен в Кремле с Постельного крыльца 23 февраля 1688, ратным людям предстояло служить в Белгороде под командованием Б. П. Шереметева, планировался также новый поход Севского полка Л. Р. Неплюева и построение крепости на р. Самара. Половины «городов», а также все те, кто не был в первом Крымском походе по «наряду», должны были явиться на службу с 1 по 9 мая. В уезды вновь посылались отставные дворяне и дети боярские с целью розыска уклонявшихся от службы17.

Во втором Крымском походе 1689 г. участвовали наряду с Большим полком полки Новгородского разряда (во главе с боярином А. С. Шейным), Казанского разряда (во главе боярин Б. П. Шереметев), Рязанского разряда (боярин В. Д. Долгорукий). Кроме того, участвовал Севский полк (боярин Л. Р. Неплюев) и полк «низовых городов» (стольник В. М. Дмитриев-Мамонов). В «сход» к Большому полку должен был идти из Киева боярин М. Г. Ромодановский. Полки собирались в Сумах (Сумине) в 1 по 20 февраля. На службу прибывал и Белгородский полк, дальние его «города» к 15 марта, а ближние — к 25 марта18. «Приезды» московских чинов, а также дворян и детей боярских в Сумах записывал окольничий В. А. Змеев, прибывший туда 30 января. «Города», как и в 1687 г., съезжались медленно, и количество прибывших в поход из них было невелико. Так, до середины марта из Владимира приехало 28 чел., из Суздаля 27, из Юрьева Польского 2, из Луха 7, из Мурома 15, из Ярославля 3, из Романова 55, Мещовска 2, Серпейска 5, из Соловы 12, Алексина 1, Одоева 21, Нижнего Новгорода 3419. Сверх «наряду» из Казани приехал Василий Григорьев сын Мерлин, по его челобитной ему было разрешено служить в Большом полку вместе с родственниками20. Из Сум Большой полк двинулся в Ахтырку, затем в Красный Кут, в первых числах апреля пошел от реки Мерль в «крымские юрты». За рекой полк «случился» с воеводами Новгородского, Казанского, Рязанского, Севского и Низового полков. 15 мая был бой с крымскими татарами в урочище Зеленой долине, который длился со 2-го по 10-й час, «не только на мушкетные дула, но и на самые пушки»21. Крымцы подошли «к самым рогаткам». После боя 16 мая войско двинулось к Перекопу. 28 июня в Сумах войска были распущены, при этом состоялся смотр наличного состава полка товарища воеводы Большого полка Я. Ф. Долгорукого, в котором служили, как и в первом Крымском походе, замосковные, украинные и «заоцкие» «города». По итогам смотра оказалось, что состав некоторых «городов» с «прошлых годов» уменьшился почти на треть. Так, во Владимире «в естех» на смотре было 5 чел., дворовых 2, городовых 17, сверх списка 6 чел., при этом в «прошлых годех» умерли 24 чел. Не приехали в полк «по наряду» 32 чел. В Суздале на смотре на отпуске присутствовали выборных 3 чел., дворовых 3, городовых 20. Не приехали на службу 22 чел. Умерли в «прошлых годех» 11 чел. Из Юрьева Польского в поход прибыл только один дворовый, и сверх списка 1 чел., «не бывали» на службу 15 чел. Из Лyxa прибыли 1 дворовый и 6 городовых, не приехали 5 городовых. Городовой Иван Федоров сын Соболев платил за службу «поворотные деньги», умерли 3 чел. Из Мурома на смотре были 10 чел., сверх списка 4 чел., «не бывали» в поход 19 чел., служили в других чинах 7 чел., умерли 6 чел. В Нижнем Новгороде «в естех» были 4 выборных, 1 дворовый, 23 городовых, кроме того, «по проезду» 7 чел., «не бывали» на службу 1 выборный и 60 городовых. По московскому списку служил 1 выборный из Нижнего, умерли к этому времени 12 чел. Из Гороховца на смотре присутствовал только 1 чел. «сверх списка», отсутствовали 4 городовых. Из Ярославля в «естех» были 2 чел., не приехали на службу «по наряду» 3 чел. Из Костромы на смотре были 2 чел., из них один «сверх списка», не приехали на службу 5 чел. Романовцев на смотре было 14 выборных, 7 дворовых и 16 городовых. «Не бывали» на службе 33 романовца, в том числе 4 нетчика 1687 и 1688 гг. Отставлен был 1 выборный романовец. Из Тулы «по наряду» на службе были 18 чел. (1 выборный, 1 дворовый, 15 городовых). «Не бывали» на службе 56 тулян, а также 40 городовых «из нетчиков» прошлых лет. В поход также прибыли 11 соловлян (не приехали 29), 1 алексинец (не приехали 9), 16 одоевцев (не приехали 34), 2 мецнянина (не приехали 3), 4 серпьянина. Кроме того, на службу не прибыли назначенные из «городов», таких как Кашира (94 чел.), Таруса (2 чел.), Калуга (2 чел.), Лихвин (2 чел.), Перемышль (1 чел.). Некоторые провинциальные дворяне и дети боярские служили в полку в начальных людях, завоеводчиках, есаулах, обозных заимщиках, в том числе 3 чел. из Перемышля, 1 из Медыни, 2 из Воротынска, 1 из Вереи, 2 звенигородца22. Всего в полку товарища воеводы Большого полка, судя по смотренному списку, были во втором Крымском походе 180 чел. дворян и детей боярских «городов» (сверх списка 23 чел.)23, то есть примерно на треть меньше, чем в том же полку в первом Крымском походе. Не прибыли на службу «по наряду» из назначенных в полк «городов» 595 чел., кроме того, из нетчиков прошлых лет 133 чел.24 Столь небольшое количество участвовавших в походе городовых дворян и детей боярских объясняется, во-первых, как это было указано выше, дальностью и трудностью похода, так и небольшим количеством дворян и детей боярских, «наряженных» в этот поход. Во второй Крымский поход «наряжен» был не весь состав «городов», как это видно из рассмотренного списка, а, вероятно, только те, кто не был в первом походе по уважительным или неуважительным (нетчики) причинам. Но и в этот раз большинство дворянства из «городов» предпочло от этой дальней службы уклониться, что не повлекло другого наказания, кроме взимания с их крестьянских дворов рублевых денег.
Сбор этих денег, как и денег с дворов за первый Крымский поход, затянулся вплоть до конца 1690-х гг. О том, какой был масштаб сборов, говорит количество грамот (108) о невзимании денег с тех или иных дворов, запечатанных в апреле 1695 г.25




1 ПСЗ.Т. 2 .№ 1120. С. 669.
2 РГАДА. Ф. 210. Оп. 24. № 320. Л. 35,39.
3 РГАДА. Ф. 210. Оп. 6а. Записные книги Московского стола. № 23. Л. 232об.—236об.
4 Там же. Л. 178—205.
5 Там же. Оп. 6. Книги Московского стола. № 131. Л. 52об.—53.
6 Там же. Л. 244, 337об., 338.
7 РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Оп. 5. Смотренные списки. № 59. Л. 155—171. Некоторые «города» из приехавших в наряд по Большому полку в конце 1686 г. включены не были. Возможно, служилые люди из них прибыли по собственным челобитным.
8 Там же. Оп. 6. Книги Московского стола. № 131. Л. 362об., 470об.
9 Там же. Л. 67—67об.
10 Там же. Оп. 5. Смотренные списки. № 58. Л. 226—240.
11 Там же. Л. 264—287об.
12 Ф. 210. Разрядный приказ. Оп. 5. Смотренные списки. № 65. Л. 6—6об.
13 Там же. Оп. 6. Книги Московского стола. № 131. Л. 62, 476.
14 Там же. Л. 65, 472.
15 Там же. Л. 73, 474об.
16 Там же. Л. 745, 786об.
17 Там же. Оп. 6а. Записные книги Московского стола. Кн. 24. Л. 228—234об.,
278—278об., 308, 318об.; ПСЗ. Т. 2. № 1280. С. 913.
18 РГАДА, Ф. 210. Разрядный приказ. Оп. 5. Смотренные списки. № 69. Л. 7—11.
19 Там же. Л. 295—303об.
20 Там же. Л. 302.
21 Там же. Л. 122.
22 Там же. Л. 310—353об.
23 Там же. Л. 353—353об.
24 Там же. Л. 343—344.
25 РГАДА. Ф. 233. Oп. 1. Кн. 351. Л. 3об., 5, 8, 9, 9об., 11, 26об.—27, 28, 30—
30об., 32, 33, 40, 40об., 50, 60—60об. и др.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2212

X