1.9. Разбор и выдача денежного жалованья «городам» в 1648—1649 гг. Придачи и льготы
В 1648—1649 гг. на правительство обрушился вал челобитий о невыдаче жалованья или отсутствии придач за ту или иную службу, прежде всего за участие в постройке Белгородской засечной черты. В первую очередь правительство распорядилось о пожаловании придач дворянам и детям боярским за «валовое дело». Затем оно удовлетворило коллективную просьбу «городов», поданную в декабре 1648 г., о разборе их на местах, «без московской волокиты». И, наконец, 28 января 1649 г., «на заговейно», в Кремле был устроен прием, «стол» для выборных от городов дворян и детей боярских1. Разбирать «города» должны были разборщики во Владимире, Мценске, Калуге, Переяславле Рязанском и Нижнем Новгороде. Разборщики получили списки «городов». Исследуя эти цифры, можно приблизительно, с некоторыми погрешностями определить численность провинциального дворянства большей части «городов» в 1649 г. Во Владимире разбирали владимирцев, суздальцев, муромцев, юрьевцев, лушан, гороховлян. Общая численность этих «городов» по спискам составила 1005 чел. В Мценске Г. С. Куракин разбирал белевцев, болховичей, карачевцев, соловлян, одоевцев, мецнян, орлян, новосильцев, чернян, епифанцев, ефремовцев. Их численность составило 4340 чел. В Калуге Г. С. Долгорукий разбирал калужан, воротынцев, мещан, серпьян, козлич, лихвинцев, медынцев, малоярославцев, боровичей, можаич, звенигородцев, вереичей, ружан. Их насчитывалось 1450 чел. В Переяславле Рязанском Б. И. Троекуров разбирал рязанцев всех станов и мещерян, всего их было 2487 чел., не считая новокрещенов и казаков. В Нижнем Новгороде И. И. Лобанов-Ростовский разбирал нижегородцев и арзамасцев, которых было 987 чел.2 Общая численность разбираемых «городов», не считая казаков и татар, составила 10 269 чел. Однако сюда не вошли города Новгородского разряда, также северские, «польские», «понизовые» и такие крупные «города», как Смоленск, Галич, Кострома, Ярославль, состав которых приближался к тысяче человек. На основании этого разбора также, как и в 1632 г., был проведен общий подсчет численности Русского войска (26 439 чел.).

В Ярославле боярин М. М. Салтыков проводил разбор таких «городов», как Смоленск (члены городовой корпорации испомещены в разных уездах), Ярославль, Кострома, Ростов, Романов, Пошехонье, Галич, Вологда. Чрезвычайно интересен наказ, данный Салтыкову о разборе и верстании упомянутых «городов». В нем, помимо указаний о необходимости вооружения тех, кто не владеет лучной стрельбой, парой пистолетов и карабином, а тех, кто владеет, также пистолетом, о записи сведений о количестве крестьянских дворов и оброчных земель разбираемых, имеется предписание о порядке дальнейшей службы в зависимости от количества крестьянских дворов: «полным помещикам и вотчинникам» «быть на службе по вся годы самим з дватцети с крестьянских дворов, а з достальных... с крестьянских и з бобыльских дворов имать на службу по вся годы з дватцети дворов по человеку по конному со всею с полною службою, а быти тем людем на службе с теми помещики и вотчинники в одном полку. А в иной полк тех людей от них не имать, быть тем их людем с ними на службе во всей их воле... А за которыми крестьянских и бобыльских по пятинатцети дворов и меньши пятинатцети по десять дворов, и тем быть на государеве службе сряду два года, а третей год дати тем в службе льготы. А за которыми крестьянских и бобыльских по десяти дворов и меньши, десяти по пяти дворов, и тем быть на службе год, а другой год дать в службе льготы. А за которыми крестьянских и бобыльских по пяти дворов и меньши и однодворцом быть на службе год, а три годы дати им в службе льготы, а по большим вестем быть на государеве службе всем по списку»3. В черновике наказа эти предписания о службе зачеркнуты тонкой чертой, и, по всей видимости, в текст десятни они не попали, но сам по себе факт такого предложения правительства о порядке службы заслуживает внимания и показывает, насколько далеко могли пойти власти в стремлении удовлетворить требования провинциального дворянства и поставить службу в зависимость от состояния земельных владений.

Выборные от украинных «городов», находившиеся в Москве с осени 1648 г. подавали челобитные о придачах за службу к окладам для всего «города». Так, курчане просили о придачах за участие в строительстве города Карпова и укреплений вокруг него. В разряде указывалось выписать, сколько человек их было и сколько они сделали вала. Выяснилось, что 1320 чел. курчан сделали 703 сажени вала, за что получили стандартные придачи 50 четвертей и 2 руб. денег4. Затем аналогичную просьбу подали выборные от Белгорода, которые за строительство белгородских укреплений в феврале 1649 г. получили придачи 50 четвертей и 3 руб. денег, одновременно и курчане были уравнены в придачах с белгородцами5. Под давлением этих требований правительство в январе и феврале 1649 г. распорядилось о придачах за службу в Белгороде, Карпове и Яблонове и участие в строительстве засечной черты: старослужащим придавалось по 100 четвертей и 5 руб., за «валовое дело» также давались придачи по 50 четвертей и по 3 и 2 р. в зависимости от срока службы6. В 1648 г. правительство, напуганное угрозой массовых протестов и выступлений дворян, выплачивало жалованье не только исправно несшим службу, но также и нетчикам, рассматривая их челобитные. Мещеряне в феврале 1649 г. подали челобитную, в которой указывали на свои службы в 1646—1647 гг. в Тамбове и в Тамбовской степи по сооружению вала, своими крестьянами, с 5 дворов по человеку, а также по укреплению Керенска, Инсары и сооружению Шацкой засеки. Ссылаясь на то, что «в прошлом во 156-м году по твоему государеву указу замосковным розным городом нашей братьи, которые твоего государева дела земляного и валового не делали, и нетчиком и новиком, верстанным и неверстанным, которые писались вновь в службу, и тем твое государево денежное жалованье дано всем», они просили выдать им такое же жалованье. Мещеряне добились своего: жалованье им было выдано, причем не только тем, кто участвовал в сооружении засечной черты, но и однодворцам, и беспоместным, которые не участвовали в этой службе, одинаково, по 14 руб.; тем же, кто уехал со службы раньше срока давалось по 10 руб.7 Бившие челом в том же месяце о таком же жалованье рязанские однодворцы, называвшие себя «пустопоместными, малопоместными и безпоместными нетчиками», также просили о выдаче денежного жалованья при разборе, добавляя при этом, что «мы, рязанцы, перед иными городами разорены от татарской войны»8. На эту просьбу правительство ответило согласием, однако не разрешило давать жалованье вновь верстанным. Разбиравший рязанцев воевода Б. Троекуров просил уточнить, давать ли жалованье тем детям боярским, которые по бедности не могли исправно нести службу. Он указал при этом, что бедные рязанцы делали «земляное дело» в Цареве Алексееве городе «собою и наймом». Разряд указал давать жалованье по 10 руб. тем, кто делал «валовое дело», а «которые валового дела не делали, и тем впредь доделать»9. В августе 1649 г. мещеряне вновь подали челобитную «всем городом» о придаче к окладам за службы 1644—1648 гг. и сооружение засечной черты в разных городах, которую они делали «всякой двор (крестьянский) по десяти сажен и больше», в то время как замосковные города делали вал с 25-ти дворов по сажени и получили придачу. Придача мещерянам (50 четв. 3 руб.) была дана10. Аналогичную челобитную с указанием своих служб подали в марте 1650 г. туляне, каширяне, тарушане и серпуховичи «другой половины», прося о придачах наравне с первыми половинами этих «городов». Их также указывалось «сверстать с их братьею», при этом они должны были впредь делать «валовое дело» и служить на южных рубежах, «где государь укажет»11. Помимо выдачи денежного жалованья, «города» получили в 1649 г. и другую льготу — в мае и июне был отменен указ о высылке их на службу на засечную черту. Уже находившихся на службе в Туле, Крапивне и Одоеве дворян и детей боярских указывалось отпустить по домам, прибыть же на службу им следовало «по вестям»12. Это было связано не только с желанием правительства потушить оппозиционные настроения, но и с прекращением регулярных и организованных набегов крымских татар на территорию России. «Начиная с 1648 г., в течение многих лет мы не имеем сведений о сколько-нибудь значительных татарских вторжениях в русские пределы», — писал А. А. Новосельский13. Однако правительство все еще опасалось набегов и ждало вестей о приближении крымских татар. Поэтому каширянам, например, в декабре 1649 г. повелевалось по крымским вестям быть готовыми к службе и не ездить в Москву по судебным делам14, такое же распоряжение о готовности к службе было послано во Владимир в октябре 1650 г.15 В феврале 1650 г. дворянам и детям боярским замосковных и украинных «городов» было разрешено по их просьбе не ездить на службу в Одоев, а служить в Дедилове, потому что, как они указывали, «быть в Одоеве невозможно... место многолюдное, около города подошли все поместные и вотчинные земли дворян московских и всяких чинов людей... стад конских спускать и сено косить негде и нанять дорогою ценою не добудем... и ссора и тяжба у нашей братьи с вотчинники и с помещики...»16. В 1649/50 г. дворяне, которые раньше служили в Белгороде, посылались на север, за Псков и в псковские пригороды «сыскивати по городом перебежчиков Свейские земли»17.




1 Записные книги Московского стола... // РИБ. Т. 10. С. 425—428. Характерно,
что на этом приеме не было думных дьяков.
2 Там же. С. 429-431.
3 РГАДА. Ф. 210. Оп. 11. Столбцы Новгородского стола. № 96. Л. 145—146. Такой порядок службы мог бы осуществиться только в мирное время, с началом войны с Польшей «льготы» в службе уже не получали, однако по окончании войны, как показывают разборные книги 1670-х гг., de facto был установлен именно такой порядок: беднейшие слои «городов» «в иные годы» вообще на службу не приезжали.
4 АМГ. Т. 2. № 373. С. 238.
5 Там же. № 374. С. 239.
6 Записные книги Московского стола... // РИБ. Т. 10. С. 442.
7 АМГ. Т. 2. №382. С. 241.
8 Там же. № 386. С. 245.
9 Там же. № 387. С. 246.
10 Там же. № 402. С. 252—253.
11 Там же. № 413. С. 258—259.
12 Записные книги Московского стола... // РИБ. Т. 10. С. 459.
13 Новосельский А. А. Борьба Московского государства с татарами... С. 396.
14 АМГ. Т. 2. №410. С. 257.
15 Там же. № 445. С. 279.
16 Там же. №419. С. 262.
17 Там же. № 433. С. 268.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2190