7.2. Фирма Брандтов (Brandts)
Одной из наиболее известных семей, вовлеченных во внешнюю торговлю России и сохранявших связь с этой страной на протяжении длительного времени, являлось семейство Брандтов. Его российская одиссея началась в 1793 г., когда Иоганн Вильгельм Брандт (Johann Wilhelm Brandt), страховой агент в Гамбурге, послал своего младшего сына Вильгельма в Архангельск для обучения коммерции в торговом доме своего дальнего родственника Александра Христиана Беккера (Alexander Christian Becker)881.

В 1799 г., после пяти лет ученичества, проведенных в Архангельске, Вильгельм Брандт возвратился в Гамбург и вместе с братом Эммануэлем Генри (Emmanuel Henry) предпринял путешествие в Вест-Индию с целью создания там своей фирмы. Однако корабль, на котором они отправились в плавание, был перехвачен в Ла-Манше британским флотом, и лишь после долгих переговоров братьям удалось возвратить груз своего патрона. Между тем кончина отца в 1800 г. побудила их изменить планы. Эммануэль Генри продолжил родительский страховой бизнес в Гамбурге, тогда как Вильгельм Брандт после краткого пребывания в Гамбурге возвратился со своей долей капитала в Архангельск, где в 1802 г. основал комиссионерскую фирму «Брандт, Роде и Ко» (Brandt, Rodde & Co), партнером которой являлся его друг Якоб Роде (Jakob Rodde), кузен А. Х. Беккера. Семья Роде вела свое происхождение из ганзейского города Любека, но уже многие поколения ее представители жили в Ревеле и Нарве. Оба партнера рассчитывали на свои родственные связи в России и за границей. Через год совладельцем торгового дома стал 20-летний сын бывшего наставника Вильгельма Брандта, Александр Беккер, и фирма стала называться «Беккер, Брандт и Роде» (Becker, Brandt & Rodde), но с 1807 г., когда Беккер-младший вышел из числа партнеров и отправился делать карьеру в Великобританию, а затем во Францию, вернулись к прежнему наименованию. Беккер-младший, заметим попутно, сумел добиться успеха и закончил свои дни уважаемым членом делового сообщества Парижа. Позиции Вильгельма Брандта в торговом мире были подкреплены в 1803 г. женитьбой на старшей дочери Абрахама ван Бринена (Abraham van Brienen), старшего партнера одного из ведущих торговых домов Архангельска.

Брандт, по-видимому, довольно быстро усвоил, что успех комиссионного бизнеса, который он намеревался вести, зависел от наличия собственных агентов и представителей в тех странах, с которыми он планировал установить коммерческие отношения. В 1805 г. он предложил старшему брату Эммануэлю Генри, чей страховой бизнес в Гамбурге не слишком процветал, обосноваться в Лондоне в качестве его представителя. Кроме того, Вильгельм Брандт организовал сеть агентств, большей частью в лице местных фирм, в других портах Западной Европы, а сам в 1806 г. отправился в Гамбург для руководства торговыми операциями, в то время как его партнер Роде управлял делами фирмы в Архангельске. Торговый дом Брандта быстро приобрел характер международной торговой фирмы.

Несмотря на осложнения, связанные с введением Континентальной блокады, дело Брандта явно процветало, торговый дом стал одним из лидеров импортной торговли через Архангельск, о чем свидетельствуют данные о прибывших в порт судах за 1809—1810 гг. (см. табл. 36).

Таблица 36

Торговые суда, прибывшие в Архангельск в 1809—1810 гг.




В 1810 г. Вильгельм Брандт решает построить собственный сахарорафинадный завод, поскольку торговля сахаром была тогда одним из основных направлений деятельности компании. В этот период фирма проявляла активность и как судовладелец. В том же году усиление Континентальной блокады побудило архангельскую фирму установить прямой контакт с Новым Светом. Эммануэль Генри Брандт в это время приобрел агентство в Балтиморе (США) под фирмой К. О. Мюллера (С. О. Muller).

В 1912 г. партнерские отношения Брандта и Роде были прекращены по обоюдному согласию, и Роде отправился в Петербург, где намеревался открыть собственный торговый дом. До убийства коммерсанта в 1815 г. он действовал в Петербурге как представитель торгового дома Брандта в Архангельске, куда Вильгельм Брандт вернулся на постоянное жительство в 1811 г.

Этот ранний период был отмечен установлением контактов с некоторыми западноевропейскими и российскими фирмами, ряд которых сохранял важные позиции в российской внешней торговле на протяжении всего XIX в. К их числу относилась фирма Томаса Джеллибранда (Thomas Gellibrand), вероятно, предшественница известной лесоторговой компании «Морган, Джеллибранд и Ко» (Morgan, Gellibrand & Co); фирма Джеймса Колле (James Collet) из Эдинбурга, чей сын сэр Марк Колле стал управляющим Банком Англии, как впоследствии и правнук Монтегю Колле Норманн (Montagu Collet Norman); а также с 1812 г. такие петербургские торговые дома, как «Клеменц и Берг» (Clementz & Berg), «Шлюссер и Ко» (Schlusser & Co), «Ф. Я. Блессиг и Ко» (P. J. Blessig & Co), «Дж. Карстенс» (J. Carstens) и «Ф. В. Амбургер и Ко» (F. W. Amburger & Co). Заметим, что представители трех последних фирм, а следовательно, соответствующие семейства, были связаны родственными узами: Филипп Якоб Блессиг, Джохармес Карстенс и Фридрих Вильгельм Амбургер были женаты на сестрах, урожденных ван Зантен (van Zanten). В 1815 г. Вильгельм Брандт установил плодотворные отношения с ливерпульской фирмой «Лоренц Браун» (Lorents Braun), которая являлась предшественницей известной компании «Блессиг, Браун и Ко» (Blessig, Braun & Co).

В 1816—1820 гг. Вильгельм Брандт управлял своими коммерческими делами из Гамбурга, свернув операции фирмы в Архангельске; вместо нее он основал новый торговый дом исключительно для комиссионерских операций, руководство которым доверил своему старому другу Дж. Г. Классену (J. G. Classen). Его прежний партнер и агент в Петербурге Якоб Роде, как отмечалось, был убит в 1815 г., но Вильгельм Брандт намеревался завязать новые контакты с Петербургом и вошел в соглашение с такими местными влиятельными торговыми домами, как «Штиглиц и Ко» (Stieglitz and Co), «Моллво и сын» (Mollvo & Son), «Братья Ливио» (Livio Bros.), и русским придворным банкиром А. Ф. Раллем (Rail).

В 1820 г. Брандт вернулся в Архангельск, где провел последние 12 лет жизни. Он сохранял в то же время контору в Гамбурге, главным агентом которой состоял с 1817 г. Иоганн Меден (Johann С. Meeden).

Собственных отчетов фирмы за 1819—1832 гг. не сохранилось, но вполне очевидно, что это был период расширения и диверсификации ее деятельности. Торговый флот компании разросся, по бухгалтерским книгам фирмы его стоимость к концу 1832 г. оценивалась в 462414 руб. 25 коп. Кроме того, фирме к тому времени принадлежал склад лесоматериалов на р. Маймаксе в районе Архангельска, лесопильный завод в Заостровье, канатные и спиртоочистительные заводы, а также каботажные суда. В 1833 г. совместно с фирмой «Кларк, Морган и Ко» (Clarke, Morgan & Co) Брандт взял в аренду на 12 лет лесные дачи удельного ведомства, где обе компании вели операции на паритетной основе. Наиболее ценным активом фирмы являлся сахарорафинадный завод, стоимость которого в бухгалтерских книгах была выведена в 175 тыс. руб. За 1833—1840 гг. Брандт получил валовую прибыль в размере 463142 руб. 70 коп., и этим успехом фирма была не в последнюю очередь обязана созданию сети складов и контор во внутренних районах России: к 1843 г. представительства фирмы действовали в Вологде, Великом Устюге, Ирбите, Слободском, Ростове Великом и Москве. По всей вероятности, расширение торговых оборотов побуждало Брандта к развитию кредитных операций на внутреннем российском рынке.

Позиции фирмы Брандта во внешней торговле оставались весомыми, как свидетельствуют данные таблицы 37 о судах, отправленных из Архангельска в 1828—1832 гг.

Таблица 37

Торговые суда, отправленные из Архангельска фирмами «В. Брандт и сын» (Wm. Brandt & Son) и «Кларк, Морган и Ко» (Clarke, Morgan & Co), 1828-1832 гг.




Среди компаний, занятых во внешней торговле Российской империи, фирме Брандта в 1830 г. принадлежало четвертое место (см. табл. 38). Согласно данным списков коммерсантов и объемов их торговых операций, составляемых российскими властями до 1863 г., фирмы, руководимые членами семейства Брандтов, продолжали занимать видное положение во внешней торговле России882.

Таблица 38

Ведущие внешнеторговые фирмы Российской империи, 1830 г.




Источник: Государственная внешняя торговля в разных ее видах за 1830 год. СПб., 1831. Табл. XXIII.


Масштаб торговых операций Брандта в России был расширен в 1827 г., когда открылась контора фирмы в Петербурге. Это решение было продиктовано соображениями бизнеса и отчасти семейными причинами. Петербург являлся важнейшим коммерческим центром Российской империи, и открытие отделения здесь позволяло Брандту обеспечить карьеру его старшего сына Вильгельма, а также предоставить подходящую должность зятю Карлу Амбургеру (Amburger), чья собственная фирма прекратила существование. Однако Амбургер, на которого было возложено руководство петербургской конторой, скончался вскоре после ее открытия. В результате в 1828 г. Вильгельм Брандт-младший был принят полным совладельцем фирмы «В. Брандт и сын» (W. Brandt & Son) с участием в капитале компании в размере 12,5%. В то же время сын Карла Амбургера Александер был принят в фирму младшим служащим и работал сначала в Петербурге, а с 1830 г. в Архангельске883.

Брандты пожинали обильные плоды от вхождения в состав российской коммерческой элиты иностранного происхождения («Russia’s expatriate mercantile elite»), и история династии хорошо иллюстрирует потенциал ее родственных связей. Ключевой персонал фирмы проходил коммерческое обучение или в самой компании Брандта, или же в наиболее респектабельных торговых домах, занятых в российской торговле. В 1832 г. Вильгельм Брандт-старший возвратил сына в Архангельск, и петербургская контора осталась под управлением Густава Брюкнера (Bruckner), сына петербургского купца, осуществлявшего коммерцию вместе с придворным банкиром бароном А. Ф. Раллем (Rail) и владельцем фирмы «В. М. Симондс и Ко» (W. M. Simonds & Co), который вел операции совместно с Жилем Лодером (Giles Loder), женатым на кузине Брюкнера Елизавете Хиггинботэм (Higginbotham)884. Когда партнерский союз между Симондсом и Лодером был разорван, Брюкнер остался в компании последнего, «Ж. Лодер и Ко» (G. Loder & Co). В 1824—1832 гг. он руководил петербургской конторой Лодера, который по большей части жил в Англии. Брюкнер стал близким другом Вильгельма Брандта-младшего и даже познакомился в его доме со своей будущей женой Паулиной Амбургер. Учитывая, что брату Брандта Эдварду исполнилось всего 24 года, а Александру Амбургеру — 23, назначение главой петербургской конторы 39-летнего Брюкнера обеспечило фирме опытное и зрелое руководство.

Лондонская ветвь семейства Брандтов, связанная с именем Эммануэля Генри Брандта (Emanuel Henry Brandt), продолжала вести дела в качестве скорее представителя двух российских фирм, нежели находилась в их подчинении. В 1828 г. к Эммануэлю присоединился его племянник Александер Вильгельм Брандт885 и стал полноправным совладельцем в 1832 г., когда лондонская фирма была переименована в торговый дом «Эммануэль Генри Брандт и Ко» (Emanuel Henry Brandt & Co).

Благодаря хорошо обученному служебному персоналу в основных центрах деловой активности семейства, кончина Вильгельма Брандта-старшего в 1832 г. не повлекла за собой кризис фирмы, но реализация его завещания (в XIX в. источник затруднений для множества торговых домов, переживших смерть совладельца) затянулась и была завершена только в 1839 г. С 1 января 1840 г. четверо братьев, участвовавших в семейном бизнесе в России, а именно Вильгельм, Эдуард, Эдмунд и Карл Брандты, достигли соглашения о распределении прибылей фирмы в соотношении 3:2:2:1. К тому времени архангельской фирмой руководил Эдвард при содействии Карла, а петербургской — сам Вильгельм Брандт-младший. Зимой 1837—1838 гг. он принял на себя обязанности главы фирмы в Петербурге, что означало потерю Густава Брюкнера, который возвратился управляющим в фирму «Ж. Лодер и Ко», которая к тому времени заняла ведущие позиции в экспортной торговле через Петербургский порт. В 1840 г. Брюкнер был принят партнером в торговый дом «Штиглиц и Ко», однако спустя несколько дней после этого назначения утонул в Неве.

Таблица 39

Прибыли (+) и убытки (-) российских фирм Брандтов, 1828—1853 гг. (в руб. серебром)



* Убыток связан с банкротством Роберта Белта (Belt), вследствие которого Брандт потерял около 90 тыс. руб.

** Потери объясняются резким спадом в мировой торговле.

Источник: Amburger A. History of the Brandt Family (Unpublished Ms., n. d.).


Смерть в 1838 г. Александра Брандта, представлявшего интересы братьев в Лондоне в качестве партнера торгового дома «Э. Г. Брандт и сын» (Е. Н. Brandt and Son), привела к перераспределению функций членов династии в различных фирмах, принадлежавших Брандтам. Эдмунд был отправлен в Лондон в помощь стареющему дяде Эммануэлю Генри, чей сын Адольф не проявлял интереса к коммерции. В конце 1839 г. Эммануэль Генри окончательно удалился от дел, и с 1 января 1840 г. лондонская фирма была переименована в торговый дом «Эммануэля Генри Брандта сыновья и Ко» (Emanuel Henry Brandt’s Sons & Co), в который в качестве совладельца был принят Адольф Брандт с участием в капитале в размере 25%. Оставшийся капитал был распределен между братьями в той же пропорции, что и капитал торговых домов в Архангельске и Петербурге.

С ростом опыта и коммерческой зрелости братьев Брандт эта пропорция была признана несправедливой ив 1841 г. исправлена в интересах младших братьев на 11:7:7:7, где 11 частей принадлежало Вильгельму. Было также условлено, что с 1844 г. младшему из братьев, Густаву, будет предоставлена та же доля участия в капитале семейного предприятия, что и Карлу, за исключением лесной концессии на Онеге. В том же году было принято решение об организации нового отделения фирмы в Риге, которое открыло действия в сентябре 1841 г. под руководством Карла Брандта. Рассчитывали, что новая фирма завяжет скромные, но выгодные контакты с Центральной Европой, особенно с льнофабрикантами Силезии и с Лейпцигом. Однако же за время своего недолгого существования она приносила постоянные убытки. Неугомонный по натуре, Карл Брандт предпринимал европейские дорогостоящие вояжи, которые он отчасти оправдывал тем, что рижская фирма была слабо представлена за границей. Его постоянное отсутствие открыло дорогу шестому брату, Ричарду, на чье попечение совместно с помощниками Шпеллером (Speller) и Кноллем (Knoll) перешла рижская фирма. Карл Брандт проявлял также интерес к судоходному бизнесу, приобретя часть акций Рижско-Штеттинской пароходной компании. Когда в 1845 г. Густав Брандт стал совладельцем фирмы, он вплотную занялся филиалом в Риге, предоставив Карлу возможность для дальнейших деловых поездок.

Судоходное дело Брандтов, которое оценивалось в бухгалтерских книгах фирмы в 1839 г. в 300 тыс. руб., приносило постоянные убытки, и в 1840-х гг. партнеры постепенно избавились от этого бизнеса (см. табл. 39). Сахарное дело также не принесло семейству особых прибылей. В 1844 г. Вильгельм Брандт арендовал сахарорафинадный завод Кусова в Петербурге, в связи с чем дядя авансировал ему 10 тыс. ф. ст. Предприятие оказалось крайне невыгодным, и к 1847 г. Вильгельм, по его собственным словам, оказался «на грани отчаяния». Поэтому сахарный бизнес, ставший жертвой неблагоприятных таможенных тарифов и острой конкуренции со стороны российских сахаропромышленников, был оставлен, как только представилась такая возможность. В итоге сахарный завод, «золотая жила» Брандтов, не оправдавшая ожиданий хозяев, погиб в огне пожара в конце 1847 г.

Внешнеторговые операции также могли приносить тяжелые потери, хотя 1840-е гг. в целом были временем успеха для обеих фирм Брандтов в Архангельске и Петербурге. Неожиданный кризис хлебного рынка в конце 1847 г. тем не менее отозвался для архангельского торгового дома объявленными убытками за этот год. К счастью, тот же год оказался рекордным для петербургской фирмы. По показателю отгруженных из Архангельска товаров она заняла второе место после торгового дома Г. Е. Мюллера (G. E. Muller), также выходца из Гамбурга.

Несмотря на то что Брандты являлись одним из лидеров российской внешней торговли, в 1840-е гг. коммерческие отношения между братьями оставались непростыми. В конце 1847 г. Вильгельм и Эдуард предложили свернуть дела фирмы и распределить ее активы между партнерами. Соперничество между братьями продолжилось в 1848 г., но ситуацию изменила неожиданная смерть Эдуарда. Конечным итогом стало разделение бизнеса Брандтов в начале 1849 г.: Карл и Густав продолжили дела в Риге и Архангельске, а Вильгельм и Эдмунд основали новую фирму в Петербурге в союзе с одним из своих ценных служащих Александром Амбургером.

Младшие братья Ричард и Роберт, а также Эммануэль Генри-младший изъяли свою долю капитала из прежней фирмы, передав ее Карлу Брандту. Тот, как отмечалось, вместе с братом Густавом продолжил семейное дело в Риге и Архангельске под прежним названием. Обосновавшись на постоянное жительство в Архангельске, он с успехом руководил торговым домом, на некоторое время выведя его в лидеры среди экспортных фирм города (см. табл. 39).

Однако с 1856 г. Карл начал инвестировать капиталы в другие виды предпринимательской деятельности, что, несомненно, привело к уменьшению масштабов экспортного бизнеса фирмы во второй половине 1850-х гг. В 1856 г. Карл Брандт вернулся в Петербург, вступив партнером в торговый дом «Штиглиц и Ко» (Stieglitz & Co), а также основал свою, третью по счету, коммерческую фирму под собственным именем. Все три фирмы, в которых Карл был заинтересован, в 1857 г. понесли крупные убытки, но, несмотря на это, Карл влил весь свой свободный капитал в Беломорскую пароходную компанию. Первоначальный капитал компании в размере 100 тыс. ф. ст. был потерян, а новую инъекцию в пределах 25 тыс. ф. ст. Карл Брандт смог осуществить благодаря партнерам по торговому дому «Штиглиц и Ко». Результат оказался, однако, крайне неутешительным. В марте 1861 г. Карл признал себя неспособным обеспечить покрытие лондонских акцептов брата Ричарда886, и, несмотря на финансовую помощь в размере 600 тыс. руб., предоставленную императором Александром II, фирмы «В. Брандт и сыновья» (Wm. Brandt & Sons) в Архангельске, «Карл Брандт» в Петербурге, «Братья Брандт» в Риге и «Ричард Брандт» в Лондоне, имевшие задолженность в общей сумме 300 тыс. ф. ст., были вынуждены приостановить торговые операции — яркий пример переменчивости коммерческой фортуны887.

Таблица 40

Торговые суда, отправленные из Архангельска ведущими коммерческими фирмами в 1833—1860 гг.




Источник: Amburger A. A History of the Brandt Family (Unpublished Ms., n.d.).


Финансовый кризис, постигший эту ветвь семейства, не означал все же полного разрыва с российской коммерцией. В июле 1862 г. Густав Брандт циркуляром уведомил деловое сообщество о воссоздании комиссионного торгового дома под фирмой «Г. Брандт и Ко» (G. Brandt & Co)888. Однако новую фирму поджидала неудача. Большего успеха добился Ричард Брандт, направленный в 1849 г. братьями Карлом и Густавом в Лондон, где он должен был представлять их интересы889. Хотя в мае 1861 г. он был вынужден приостановить платежи вследствие финансового кризиса старшего брата, в следующем году ему удалось восстановить коммерческие операции. С 1866 г. он продолжил вести дела своего агентства и комиссионный бизнес в союзе с Карлом Хорни из Одессы под фирмой «Брандт и Хорни» (Brandt & Horny)890. Компания действовала до марта 1871 г., когда Ричард Брандт открыл новый торговый дом под своим собственным именем891.

В последующие годы он открыл отделение фирмы в Данди (Шотландия) для сбыта льна, конопли и других товаров. Партнером Ричарда Брандта стал тогда Герман Лурс (Hermann Luhrs), торговавший ранее в этом городе, и с 1875 г. торговый дом в Данди действовал под фирмой «Брандт и Лурс» (Brandt and Luhrs)892. В свое дело Ричард в 1881 г. ввел сына Роберта, а в 1885 г. — племянника Томаса. Новые партнеры стали полными совладельцами фирмы в 1892 г., и после смерти Ричарда Брандта в 1897 г. они продолжали вести комиссионное дело по торговле зерном, льном и предметами корабельной оснастки до конца 1905 г., когда оно было перекуплено фирмой «Скотт, Симпсон и Уоллис» (Scott, Simpson and Wallis)893.

Старая семейная фирма, сохранившая связи с Россией на более продолжительное время, контролировалась Вильгельмом и Эдмундом Брандтами. Их торговый дом в Петербурге на рубеже 1840—1850-х гг. был одной из ведущих экспортных фирм, действующих в северной столице России. В письме Банка Англии к братьям Бэринг в декабре 1854 г. этот торговый дом оценивался как добившийся существенного прогресса за первые шесть лет своего существования894. К тому времени старшие партнеры управляли делами фирмы из Западной Европы: Эдмунд обосновался в Лондоне, а Вильгельм — в Гамбурге. Контроль за операциями в Петербурге они доверили Эдуарду Бартолинку (Eduard Bartolink), уроженцу Петербурга голландского происхождения, который служил в фирме Брандтов около 20 лет, сменив в 1851 г. на посту главного менеджера фирмы Александра Амбургера (Alexander Amburger).

Торговый дом оказался весьма сильно задет блокадой морских портов России флотом союзников в годы Крымской войны. Один из гамбургских корреспондентов Бэрингов писал в то время, что фирма Брандтов располагает достаточным капиталом, но их коммуникации слишком растянуты для того, чтобы надежно осуществлять коммерческие операции895. По мнению Амбургера, напряженная ситуация в годы войны ускорила кончину Вильгельма Брандта, последовавшую в 1857 г. Старший сын Вильгельма, Аугустус Фердинанд (Augustus Ferdinand), 21 года от роду, к тому времени работал в ливерпульском отделении фирмы «Блессиг, Браун и Ко» (Blessig, Braun & Co), игравшей заметную роль в торговом обороте с Россией. После кончины отца он переехал в Петербург и совместно с Бартолинком возглавил семейное предприятие. Перешедшее к наследникам состояние Вильгельма Брандта в общей сумме 600 тыс. руб. было поделено на две равные части: одна была распределена поровну между тремя сыновьями, другая — между дочерями, причем дочери обязывались из своей доли обеспечивать вдову покойного вплоть до ее смерти.

Аугустус Фердинанд стремился все же к деловой карьере в Лондоне, а не в России и, нарушая обычную традицию старшего партнера фирмы, в 1858 г. убедил своего дядю, Эдмунда Брандта, обосноваться в России и принять дела петербургской фирмы. Бартолинк покинул торговый дом Брандтов, чтобы вести торговлю под собственной фирмой, в чем и преуспел, став процветающим петербургским коммерсантом.

Аугустус Фердинанд осел на постоянное жительство в Лондоне, а после ухода из фирмы Адольфа Брандта, сына Эммануэля Генри, лондонский торговый дом был переименован в фирму «В. Брандта сыновья и Ко» (Wm. Brandts Sons and Co), и это название, воспроизводившее наименование первого торгового дома Брандтов, закрепилось за фирмой вплоть до XX столетия. Молодой хозяин Аугустус Брандт с помощью своего шурина Германа Дениса (Herman Loehnis), бывшего партнера нью-йоркского торгового дома «Бунге, Денис и Ко» (Bunge, Loehnis & Сo), превратил фирму «В. Брандта сыновья и Ко» в предприятие с высокой деловой репутацией, способное справится с проблемами, которые возникли после ликвидации семейных фирм, принадлежавших его дядьям Карлу и Густаву Брандтам.

Другая важная перемена произошла в 1865 г., когда лондонская и петербургская фирмы стали управляться независимо соответственно Аугустусом Брандтом, покинувшим петербургский торговой дом, и Эдмундом, вышедшим из числа совладельцев лондонской компании. После этого ведущая фирма семейства, «В. Брандт и сын» (Wm. Brand and Son), под руководством Аугустуса Брандта сосредоточила свою деятельность в других регионах земного шара. Причина заключалось, по всей очевидности, не в том, что российский бизнес представлялся Аугустусу недостаточно прибыльным. Его состояние, которое после смерти отца оценивалось в 10 тыс. ф. ст., к моменту женитьбы в 1863 г. возросло до 25 тыс. ф. ст., несмотря на потери, понесенные в 1861 г. от ликвидации предприятий ближайших родственников. Когда в 1877 г. Герман Денис вышел из числа совладельцев фирмы, его 25%-ная доля в капитале торгового дома оценивалась в 44 тыс. ф. ст., т. е. ее совокупный капитал составлял 176 тыс. ф. ст. Однако к тому времени торговые интересы фирмы касались прежде всего Аргентины, Индии и стран Дальнего Востока. Петербургская фирма «В. Брандт и Ко» (Wm. Brandt & Сo) была ликвидирована, а в 1885 г. были прерваны отношения и с быстро растущей в России фирмой «Э. Г. Брандт и Ко» (Е. Н. Brandt & Сo). После этого основным каналом связи фирмы «В. Брандт и сын» (Wm. Brandt & Son) с Россией стали контракты на покупку зерна, заключаемые с торговым домом «Блессиг и Ко» (Blessig & Сo).

Другим важным партнером в России являлся торговый дом «Людвиг Кноп и Ко» (Ludwig Кпоор & Сo), петербургским отделением которого в конце XIX в. руководил Джон Банг (John Bang), брат шурина Аугустуса Брандта. Банг был также другом Людвига Кнопа, и в 1890 г. совместно с ним приобрел значительный пакет акций двух российских текстильных предприятий — Воскресенской и Екатерингофской хлопчатобумажных мануфактур.

С начала 1860-х гг. представительство Брандтов в России главным образом осуществлял младший кузен Аугустуса, Эммануэль Генри Брандт-младший, который в 1862 г., в возрасте 30 лет, совместно с торговым домом братьев Кардаковых основал в Архангельске фирму «Кардаков, Брандт и Ко»896. Такое партнерство западноевропейских и российских предпринимателей было весьма необычным явлением. Александр Кардаков вел дела фирмы в Архангельске, тогда как Эммануэль Генри Брандт-младший являлся ответственным за внешние контакты торгового дома. Эммануэль мог рассчитывать на фамильный престиж дела Брандтов в России, использовать родственные связи с владельцами фирмы «В. Брандт и сын» (W. Brandt & Son), которые представляли его интересы в Лондоне, наконец, прибегнуть к помощи опытного служащего Эдварда Линдеса (Edward Lindes), на протяжении многих лет связанного с семейством Брандтов. Партнерский союз с Кардаковыми просуществовал до 1866 г., после чего Эммануэль с помощью Линдеса торговал под фирмой «Э. Г. Брандт и Ко» (Е. Н. Brandt and Сo)897. Линдес стал полным совладельцем фирмы в 1869 г., когда компания уже имела отделение в Петербурге898. Очевидно, она была достаточно респектабельна, поскольку хозяин фирмы, Э. Г. Брандт, наряду с такими видными торговцами, как Т. Родоканаки (Th. Rodocanachi) и С. К. Гвейер (S. K. Gwyer), был приглашен в директоры правления Петербургского Международного коммерческого банка, основанного в 1869 г.899 Спустя семь лет, в 1876 г., состояние Эммануэля Брандта оценивалось в 150 тыс. ф. ст.900 По объему экспорта из Архангельска фирма «Э. Г. Брандт и Ко» в 1879, 1880 и 1881 гг. занимала соответственно 7-е место (336712 руб.), 6-е (298555 руб.) и 6-е место (249384 руб.). В начале XX в. она являлась ведущей компанией по экспорту российского леса. К 1900 г. Охтинский лесопильный завод Э.Г. Брандта, на котором трудилось 405 рабочих, был крупнейшим в Петербургском регионе901.

В 1885 г. были прекращены коммерческие контакты с фирмой «В. Брандт и сын» (William Brandt & Son) в Лондоне. Последнюю беспокоили растущие требования кредита со стороны Э. Г. Брандта, в то время как он сам жил в Цюрихе и не был в состоянии контролировать повседневную деятельность своих предприятий. Дополнительной причиной разрыва, по мнению А. Амбургера, стал неуживчивый характер Артура Генри Брандта (Arthur Henry Brandt), который отвечал за контакты Э.Г. Брандта с Лондоном902. С 1869 г. все циркуляры фирмы «Э. Г. Брандт и Ко» направлялись из Петербурга; таким образом, российская столица с того времени становится средоточием ее деловой активности. В 1886 г. коллективная прокура (право подписи от имени фирмы) была предоставлена Чарльзу Роберту Брандту (Charles Robert Brandt) и Эдварду Линдесу-младшему (Edward Lindes-junior), которые могли теперь подписывать обязательства фирмы вместе с другими прокуристами — А. Леви (A. Lewy) и К. Фогтом (С. Vogt)903. Эдвард Линдес продолжал возглавлять петербургскую фирму вплоть до своей смерти в 1905 г., но его капитал, вероятно, оставался в фирме и далее, так как в число ее доверенных была принята его вдова София Линдес (Sophie Lindes)904. В начале 1906 г. ситуация изменилась в связи со смертью Чарльза Роберта Брандта. София Линдес вышла из фирмы, также как и Эдвард-Линдес-младший и Константин Гротен (Constantin Grooten), который обладал правом коллективной прокуры совместно с Уильямом Эммануэлем Брандтом (William Emanuel Brandt) и Петером Шраммом (Peter Schramm)905. Дальнейшие изменения в руководстве фирмы произошли два года спустя в связи с кончиной в Цюрихе основателя компании Эммануэля Генри Брандта. В число совладельцев (партнеров) был принят Петер Шрам, У. Э. Брандту было предоставлено право единоличной подписи, коллективными прокуристами были назначены Алекс Ф. Линдес (Alex F. Lindes), Адольф Вигандт (Adolph Wiegandt), Адольф Клус (Adolph Klus) и Карл Табе (Carl Thabe). Последний вышел и фирмы в июле 1910 г., когда руководство компании закрыло отделение по торговле льном. Адольф Клус, прослужив в фирме около 30 лет, оставил должность в феврале 1914 г. по расстроенному здоровью906.

Первая мировая война и русская революция 1917 г. прервали деятельность семейства Брандтов в России.



881 Данный раздел базируется в целом на следующем источнике: Amburger A. A History of the Brandt Family / Unpublished Ms. N.d. 1930s? updated in early 1950s. Копия этой рукописи находится в архиве Брандта в Ноттингемском университете (Brandt Papers. University of Nottingham). К сожалению, архивный материал, на котором основывалось изучение истории семьи Брандтов, был вывезен в США одним американским ученым.
882 См. таблицы, подготовленные Департаментом таможенных сборов Министерства финансов, в издании «Виды внешней торговли России» за соответствующие годы.
883 Ведущим служащим в Архангельске был Маллесон (Malleson), связанный с фирмой «Е. Маллесон и Ко» (Е. Malleson & Co) в Александрии, агент Людвига Кнопа по поставкам высокосортного египетского хлопка. Брандты акцептовали переводные векселя Кнопа, выписанные на торговый дом «Е. Маллесон и Ко» (см. также: Amburger Е. Deutsche in Staat, Wirtschaft und Gesellschaft Russlands: Die Familie Amburger in St. Petersburg. 1770—1920. Wiesbaden, 1986. S. 142—146).
884 Семейство Хиггинботэм обосновалось в Петербурге с 1765 г., когда Джон Хиггинботэм из Ланкастера начал здесь торговые операции, продолженные его старшим сыном Джоном (1766—1831), который занимался экспортом российского леса (Amburger Е. Deutsche in Staat, Wirtschaft und Gesellschaft Russlands. S. 235).
885 BBBG. Character Reference Book (circa 1830). Entry No. 56.
886 См. о нем ниже.
887 The Times. 1861. 30th May.
888 Brandt Circulars. 1856—1862. P. 491.
889 Ibid. 1846-1855. P. 147.
890 Вероятно, эта фирма была связана с торговым домом «Хорни и Ко» (Horny & Co) в Одессе, который в 1860 г. оценивался как вторая по величине торговая компания города (BBBG. Customer Reference Book. Vol. 2. 1860. Entry for June, 1860).
891 Brandt Circulars. 1870-1872. P. 349-350.
892 Ibid. 1856-1862. P. 403, 484; 1862-1866. P. 624; 1870-1872. P. 349-350.
893 Ibid. 1879-1881. P. 449; 1884-1886. P. 101; 1891-1892. P. 503; 1897-1898. P. 177; 1905-1906. P. 310, 313.
894 BBBG. Customer Reference Book. Europe Book 1. Entry 310.
895 Ibid. 6 Jan. 1855.
896 Brandt Circulars. 1856—1862. P. 483.
897 Ibid. 1862-1866. P. 575-577.
898 Ibid. 1866-1870. P. 463.
899 Kleinworts. Customer Reference Book. Vol. 457, 1875—1900. P. 43.
900 Brandt Circulars. 1870-1872. P. 647.
901 J.N. de Lodijensky (Ed). Russia: Its Industries and Trade (Glasgow International Exhibition, Glasgow, 1901). P. 322; Очерки истории Ленинграда. М.; Л., 1956. С. 56.
902 Amburger A. A History of the Brandt Family. P. 53; Lists of Goods Exported From Archangel. 1879, 1880 & 1881 // Brokers Circulars in Sundry Brandt Papers. University of Nottingham.
903 Brandt Circulars. 1884-1886. P. 263.
904 Ibid. 1905-1906. P. 111.
905 Ibid. 1907-1908. P. 586; 1909-1910. P. 216; 1914. P. 97.
906 Ibid. 1905-1906. P. Ill; 1907-1908. P. 28A.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3164

X