Раздел земель

Московская знать помогла великому князю овладеть Новгородом и на этом основании потребовала своей доли в добыче. Аристократия управляла Московской землей вместе с монархом. В Новгороде она претендовала на ту же роль. Первостатейная московская знать получила в Новгородской земле самые обширные владения. Казна передала главе московской боярской думы князю И. Ю. Патрикееву и его сыну более 500 обеж, трем братьям Захарьиным — около 800 обеж.

Крупные владения были выделены влиятельным членам думы князю С. Ряполовскому, А. Челяднину, дворецкому Русалке-Морозову, новым правителям Новгорода наместнику князю С. Ярославскому, новгородскому дворецкому М. Волынскому и другим.

Московская аристократия владела пожалованными землями и кормлениями на протяжении одного-двух десятилетий. Если бы московскому боярству удалось удержать полученные богатства, его могущество достигло бы небывалого уровня. Но этого не произошло.

* * *

Боярские семьи были многодетными, из-за чего даже крупные вотчины могли измельчать в течение полувека. Рядом с боярством появился слой детей боярских.

Термин «сын боярский» указывал прежде всего на несамостоятельное, зависимое положение человека в качестве младшего члена семьи, поскольку при традиционном строе русской семьи власть родителя в отношении сына была исключительно велика. Браки заключались в раннем возрасте (в 15 лет и ранее), а потому в боярской семье появлялось несколько взрослых сыновей до того, как глава семьи достигал старости. Дети боярские не обязательно были безземельными. Они в любой момент могли получить долю в наследственной вотчине, пожалование от князя, могли, наконец, сами купить землю. Однако при наличии многих детей в боярских семьях и многократных разделах вотчин недостаточная обеспеченность землей стала самой характерной чертой для новой социальной группы.

Кризис московского служилого сословия явился одной из главных причин новгородских экспроприаций. Образовавшийся в Новгороде фонд государственных земель был использован Иваном III и его сыном Василием для обеспечения государственными имениями (поместьями) московских детей боярских, переселенных в Новгород. Помещик владел поместьем, пока нес службу в армии московского великого князя. Как только он переставал служить и не мог определить на службу сына, земля подлежала перераспределению. Поместье не должно было выходить «из службы».

Наделение детей боярских новгородскими поместьями заложило основу дворянского поместного ополчения и помогло преодолению кризиса старого боярства. Образование государственного поместного фонда оказало глубокое влияние на структуру высшего сословия. В литературе этот факт получил неодинаковую оценку. Отметив, что различия между вотчиной и поместьем были несущественными, а состав помещиков и вотчинников был близок, если не идентичен, В. Б. Кобрин предложил «пересмотреть традиционное противопоставление помещиков и вотчинников как разных социальных категорий господствующего класса» и сделал вывод о том, что «историческое значение возникновения поместной системы состояло… не столько в создании новых кадров землевладельцев, сколько в обеспечении землей растущих старых феодальных семей». Такая интерпретация вступает в противоречие с фактами. Различия между вотчиной и поместьем носили принципиальный характер. Боярин владел вотчиной на праве частной собственности и был достаточно независим от монарха. Поместье было государственной собственностью, переданной во временное владение дворянину на условии обязательной службы. Прекращение службы вело к отчуждению поместья в казну. Среди новгородских помещиков было немало отпрысков «старых феодальных семей», но их реальное положение определялось не генеалогическими воспоминаниями, а малоземельем. Историческое значение поместной системы определялось тем, что с ее организацией в России утвердилась всеобъемлющая государственная собственность. Развитие государственной собственности трансформировало старое боярство периода раздробленности в военно-служилое сословие XVI в. Перестройка системы землевладения была вызвана не пресловутой «борьбой дворянства и боярства», а кризисом боярства, связанным с обнищанием его низших прослоек. Бояре и дворяне принадлежали к одному и тому же «чину» (формирующемуся сословию), но различия в положении крупных вотчинников и мелкопоместных детей боярских были огромны.

При завоевании Новгорода в 1478 г. Иван III конфисковал у новгородского архиепископа и монастырей лучшие земли и образовал из них великокняжеский домен. Получив Новгород в управление, Василий пошел по стопам отца и отнял у Софийского дома дополнительно 6000 обеж. Удельный князь не стал присоединять эти земли к домену, а роздал их в поместье детям боярским.

Новгородская съезжая изба сохранила несколько ранних документов, подтверждавших пожалование детям боярским земель в Новгороде. Термин «поместье» впервые появляется в этих документах не ранее 1490 г. В октябре 1490 г. Иван III пожаловал сыну боярскому Тыртову небольшую новгородскую волостку «в поместье». Существенную роль в выработке норм поместного права и упорядочении системы поместного землевладения сыграла валовая опись новгородских пятин. В 1495 г. Иван III в последний раз посетил Новгород и тогда же отдал приказ о начале описи. После передачи Новгорода удельному князю Василию опись продолжалась и была завершена в 1505 г. В пределах указанного отрезка времени архаическая система новгородских «пожалований» и «кормлений» окончательно трансформировалась в поместную систему. Разработка норм поместного права явно отставала от практики. Даже писцы не всегда четко разграничивали поместья и кормления. Писцы Деревской пятины отделили сыну боярскому Г. Сарыхозину деревни «в поместье и кормление».

Кормленщик получал кормление на год-два, редко на более длительный срок. Помещик получал поместье пожизненно, пока мог нести военную службу. Поместье передавалось по наследству сыну, если сын достигал 15 лет и мог продолжать службу. Располагая собственностью на поместную землю, государство неукоснительно взыскивало со всех поместных обеж государеву подать. Помещик имел право на традиционный оброк. Государевы грамоты вменяли в обязанность заботиться в первую очередь об исправном взыскании с населения даней и подати. В случае неуплаты подати помещику грозила государева опала.

Существенное влияние на проведение поместной реформы оказали условия и потребности военного времени. Вывод всех землевладельцев из Новгорода означал ликвидацию старых вооруженных сил на территории Новгородской земли. Система обороны северо-западных рубежей России рухнула. 180 новых землевладельцев из московской знати не могли составить ядро нового ополчения, поскольку в большинстве своем продолжали нести службу в составе двора Московской земли. Правительство должно было осознать, что не сможет удержать завоеванный город, если не создаст себе прочную опору в лице новых землевладельцев. Немало детей боярских получили пожалования в Новгороде уже при Иване III. Однако те из них, кто не мог нести постоянную службу в новгородском ополчении, должны были расстаться с новгородскими «дачами». Вывод из Новгорода московской знати ускорил переселение на новгородские земли новых групп детей боярских из Московского княжества. В отличие от бояр дети боярские получали поместья меньших размеров. Однако доходы с них позволяли нести службу в тяжеловооруженной дворянской коннице.

Внимание исследователей давно привлекали пожалования поместий боярским холопам. Иван Грозный истреблял вместе с опальными боярами их вооруженные отряды. Иван III наделял новгородскими поместьями бывших послужильцев из распущенных боярских свит. Как это объяснить?

В XV в. государь зачислял в свой двор «слуг под дворским», которые в отличие от «слуг вольных» часто были боевыми холопами великого князя. В конце концов власти стали испомещать не только великокняжеских, но и некоторых боярских холопов.

В новейшей литературе можно встретить утверждение, что государство при Иване III развивалось по типу восточных деспотий. Европейский путь предполагал общественный договор, тогда как азиатские деспотии — путь принуждения и насилия. Полагают, что государство в конце XV в. принудительно ввело принцип обязательной службы с земли.

С этим трудно согласиться. Государство в XV в. не обладало мощью и средствами, достаточными для того, чтобы насильно навязать дворянству принцип обязательной службы. Великий князь не имел в своем распоряжении регулярной армии и полиции, системы тюрем и пр.

Татарский погром не затронул Новгородскую землю. Новгород длительное время находился под властью Киева, позднее Владимира. Батый разгромил Киев и Владимир. Возникли условия для независимого развития Новгородской вечевой республики. В Новгороде принцип общественного договора получил наиболее полное воплощение. Новгород Великий заключал «ряд» (договор) с князем. Он правил землей вместе с выборными посадниками и вечем. В случае нарушения договора новгородцы указывали ему путь (прогоняли).

Конфискация колоссального фонда боярских земель Новгорода Великого дала перевес государственной собственности над вотчинной. На рубеже XV и XVI вв. казна сосредоточила в своих руках огромные земельные богатства, предназначенные для поместной раздачи. Но контингент претендовавших на поместья дворян и детей боярских был относительно невелик. При таких условиях сложилась практика обеспечения поместьями детей и внуков. Налицо был своего рода общественный договор, исключительно выгодный для служилого сословия. Казна взяла на себя обязанность наделять поместьями дворян и их потомков, достигших 15 лет, а дворяне обязались служить трону.

Норманны основали ряд европейских княжеств и королевств, включая Русь. Причислить эти государства к восточным деспотиям не представляется возможным. Русь с самого начала развивалась тем же путем, что и другие европейские государства.

В 1497 г. дьяки составили первый общерусский Судебник, в котором поместье и вотчина были упомянуты как главные категории светского землевладения.

Поместная система, вопреки Г. Вернадскому, не была организована по образцу турецких «титмаров». Опыт Османской империи едва ли имел какое-нибудь практическое значение для российского дворянства XV в.

Образование огромного фонда государственной земельной собственности оказало решающее влияние на формирование сословий в России. На Западе духовное сословие, стремившееся к автономии от светской власти, консолидировалось ранее других сословий и стало своего рода моделью для них. В России дворянство опередило другие слои и группы, при этом зависимость от государственной власти стала его самой характерной чертой. Экспроприация высших слоев Новгорода позволила Москве сконцентрировать в своих руках огромные материальные ресурсы. Отобранные сначала у новгородских бояр, а затем у московской аристократии земли составили ядро государственного поместного фонда. Московская знать, присягнувшая на верность Дмитрию-внуку, должна была покинуть владения великого князя Новгородского Василия. Руководство Боярской думы поддержало великого князя, когда тот конфисковал родовые вотчины новгородских бояр. Но когда монарх стал отбирать новгородские владения у московской знати, дума воспротивилась его воле. Ответом были кровавые казни.

На протяжении нескольких веков вотчина оставалась ведущей формой землевладения на Руси. С образованием поместного фонда поместье — условная форма землевладения — стало господствовать.

Щедрая раздача поместных земель московским детям боярским принесла популярность Василию Ивановичу, что помогло ему добиться успеха в борьбе за трон. Со временем политика поместных раздач была распространена на всю территорию России. Эта политика окончательно сформировалась в период самостоятельного правления Василия III. Австрийский посол С. Герберштейн отметил, что Василий III не доверяет аристократии, но делает исключение для детей боярских, «т. е. знатных лиц с более скромным достатком; таких лиц, придавленных своей бедностью, он обыкновенно ежегодно принимает к себе и содержит, назначив жалование».



<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 6028

X