6. Слава Богу!
11/24 августа
Бой на правом фланге продолжался, казалось, всю ночь.

По собранным сведениям, японцы наступали несколько раз, пытаясь завладеть отдельными укреплениями или же прорваться через нашу линию обороны. Штурмовали весь фронт, но особенно решительно форт II, Орлиную и Заредутную горы, направлялись и на Скалистый кряж. Первый штурм начался около полуночи, а второй — в половине третьего часа, оба блестяще отбиты под руководством генерала Горбатовского. Около Заредутной батареи, за Китайской стеной, по нашу сторону осталось более 2000 японских трупов. Говорят, что японцы чуть-чуть не прорвались в город.

12/25 августа
Ночью была совершена удачная вылазка с Высокой горы (на левом фланге) на Угловую, на которой взорваны те орудия, которые не удалось попортить при отступлении и которые не дает убрать японский артиллерийский огонь.

Сегодня ружейный и артиллерийский огонь хотя поддерживается по всему фронту, но несравненно слабее.

Несмотря на все старания наших батарей нейтрализовать редуты № 1 и 2, японцы засели в них и укрепились.

Штурмы прекратились, японцы дают себе передышку, поддерживая огонь лишь для того, чтобы не допустить контратаки с нашей стороны. И — слава Богу! — отдохнем немного.

Вечером жители, собравшиеся к дешевой городской столовой на ужин, были очевидцами гибели на ближнем рейде миноносца «Властный», наткнувшегося на японскую мину. Миноносец пошел почти моментально ко дну, другой, кажется «Бурный», спешивший спасать погибающих, наткнулся на другую мину, сильно поврежден, но удержался на воде со спасенным экипажем «Властного». Все это произошло так быстро, что зрители не успели опомниться. Мы привыкли к картинам более ужасным, поэтому гибель миноносца не произвела потрясающего впечатления.

13/26 августа
С 6 часов утра японцы бросили в Новый (европейский) город около 20 шестидюймовых или 120-мм снарядов, попадали и в госпитали. Ранены 3 госпитальных служителя, убиты 1 служитель и 1 лошадь.

При бомбардировке Старого города возник по Стрелковой улице пожар, но вскоре затушен жителями, на Цирковой площади пробита снарядом водопроводная труба, долго бурлила оттуда вода, пока удалось исправить трубу.

Сегодня бомбардировка Старого города обошлась без человеческих жертв.

Узнаем дальнейший ход дела по уборке трупов. Несмотря на отсутствие законной почвы у приведенного нами приказа (так как в городе не существовало санитарно-исполнительной комиссии119, а лишь обыкновенный санитарный надзор, имеющий точно определенный круг обязанностей и установленный район действия), но признавая уборку трупов нуждой настоятельной, подполковник Вершинин увеличил гражданские отряды для уборки трупов всеми наличными силами, распорядился точно, к кому из оставшихся гражданских чинов должна в случае, если он будет убит на передовых позициях, перейти власть и ответственность, как по гражданскому управлению, так и по делам города, и отправился на передовую линию обороны, чтобы организовать уборку гниющих трупов. Выяснив все на месте и посоветовавшись со встреченными на боевых позициях комендантом крепости генералом Смирновым и начальником обороны генералом Кондратенко, а также с врачами и представителями военно-санитарного дела на передовых перевязочных пунктах, ему удалось поставить дело так, что если к 12-му числу непосильная задача и не была еще закончена, то все же дело подвинулось настолько вперед, что можно было надеяться, что цель его будет достигнута.

Впереди Водопроводного редута и других передовых позиций, находящихся еще в наших руках, лежали сплошной массой трупы, быстро разлагающиеся и требующие немедленной уборки. Между тем днем немыслимо было производить эту работу.

Первым долгом нужно было позаботиться о прикрытии для санитарных отрядов, о снабжении их пищей и питьем, затем, так как трупы буквально расползались, а долго копошиться около трупов было нельзя (потому что японцы обстреливали каждого замеченного человека), то была употреблена следующая хитрость: изготовили брезенты, с привязанными к ним веревками, особо придуманные для этой цели кошки (железные крючки), также на веревках и на шестах, набрасывались на трупы, при помощи их труп накатывался на брезент и тогда уже перетаскивался через обстреливаемое место к заготовляемым в ложбинах могилам. Ночью, если только ни луч прожектора, ни боевые ракеты не освещали данную местность, то работа эта шла успешнее. Исполнивши то, что можно было сделать, подполковник Вершинин вернулся благополучно и донес о сделанном генералу Стесселю, указав как на свидетелей на генералов Смирнова и Кондратенко. Инцидент исчерпан, гражданское ведомство не посрамило себя.

Получаем все больше подробностей о штурмах истекших дней; мало-помалу вырисовывается картина этих ожесточенных боев — массового истребления людей — и факт, что мы в каждом случае опоздали, прозевали, не успели укрепиться или же укреплялись так плохо, как, например, на Волчьих горах, что этим как бы сами нарочно помогали японцам.

Эх, кабы ту массу средств и труда, которая потрачена на бессмысленную «центральную ограду», применили на Волчьих горах, на Дагушане и Сяогушане, то тесная осада крепости была бы отодвинута на несколько месяцев, за нами остались бы сельские продукты всей долины, находящейся теперь в руках японцев. А кроме того, задерживая натиск неприятеля, крепость могла бы окончательно приготовиться к осаде. Убрали бы хоть гаолян, который снова служит японцам прекрасной маскировкой для передвижений и установки полевой артиллерии!

Вся наша несообразительность, недальновидность — все приносит пользу японцам. Но при том напыщенном самомнении, какое проявляется у нас чуть не ежедневно, нет места здравому рассудку.

Прошлой ночью снова ожидали отчаянной атаки, но на этот раз японцы оставили нас в покое.

Сейчас на позициях совершенно тихо. Японцы бросили штурмовать, дорого обошлась им попытка завладеть крепостью без правильной осады.

14/27 августа
С 4 часов утра, одновременно с разразившейся грозой с ливнем японцы начали атаку на левый фланг, но были отбиты; на правом фланге наступали лишь разведочные отряды, полагая, что бдительность наших передовых постов ослаблена атакой левого фланга.

Как бы в отместку за эти неудачи японцы бомбардировали свирепо город в течение целого часа. В сводный госпиталь упали два снаряда, которыми ранены два служителя; кроме того, ранены еще 3 человека. Снаряды ложились широко вразброс; повреждено много домов. В китайском городе ранен пулей в шею извозчик.

Но что обиднее всего — это то, что вот уже в продолжение нескольких дней наши 11-дюймовые снаряды с мортирной батареи Золотой горы стали рваться над городом и падают огромными глыбами, угрожая нашей жизни больше, чем неприятельские. Положение довольно скверное. Не знаешь, куда спрятаться от этих сюрпризов. Несколько таких снарядов упало целиком в район китайского города.


119 Такие комиссии учреждаются по законоположению только в местностях, объявленных неблагополучными по холере и чуме, по особым повелениям.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3397

X