На президентской «орбите»
По решению тогдашнего руководства страны — Политбюро ЦК КПСС и Совмина СССР — празднование 30-летия полета Юрия Алексеевича Гагарина было задумано с размахом. Хотя политическая атмосфера в стране была накалена до предела и предгрозовая ситуация буквально висела в воздухе, но мало кто знал и предполагал, какими катаклизмами для Советской империи обернется этот «юбилейный» год. Тем более Горбачев, которому все еще нужны были «знаковые шаги», и он все больше старался достичь «консенсуса».
Торжественное собрание наметили в Колонном зале Дома союзов. В Москву пригласили членов АУКП (Ассоциации участников космических полетов) из всех стран мира. Желающих принять участие в празднике было очень много, так что пригласительных на всех не хватало. Поэтому лично я не стал рассчитывать на везение и напросился в состав группы, обеспечивающей безопасность проводимого мероприятия. Супругу же провел в зал в надежде на какое-либо свободное место. Они нашлись — даже два — рядом с охраняемой, но пустующей ложей для VIP-гостей.

Горбачев сделал хороший, хотя и многословный доклад, прославляя конструкторов, инженеров и космонавтов, сделавших нашу державу космической. Затем была череда выступлений, вручение грамот, подарков и цветов. После того как почетный президиум освободил сцену для предстоящего концерта, Михаил Сергеевич, Раиса Максимовна и Нурсултан Абишевич Назарбаев неожиданно появились в той охраняемой ложе, которая была рядом с нашими местами. Охранники заняли свои позиции, причем мы с Галиной никакого интереса у них не вызвали.
Раиса Максимовна в свойственной ей манере активно дарила свои улыбки окружающим. Ее взгляд вдруг остановился на моей красивой супруге, кстати, в ту пору рьяно симпатизировавшей Горбачевой, и они доброжелательно улыбнулись друг другу. Галина, смелая и искренняя сибирячка, легким движением руки поприветствовала Раису Максимовну, и та также ответила ей, словно они были давними подругами. После такого дружеского обмена улыбками и жестами Галина вдруг захотела взять автограф у неординарной жены президента. Мы быстро нашли пригласительные без фамилий, и Галина потянулась с ними к Раисе Максимовне. Стоявший рядом охранник кинулся, было, пресечь ее действия, но первая леди остановила его и взяла открытки...

Раиса Максимовна аккуратно расписалась сама и, повернувшись к своему супругу, сказала: «А теперь и вы, Михаил Сергеевич, оставьте свой автограф!» Затем она с такой же просьбой обратилась к Назарбаеву. Тот быстро, с улыбкой, поставил свою подпись и сам передал пригласительные Галине.
Наблюдавший эту сцену «космический народ», сидевший рядом с нами, стал передавать через Галину свои пригласительные. Заняты этим процессом были в основном женщины, и интересовала их, естественно, Р. М. Горбачева. Она продолжала ставить свои автографы и тем самым почти полностью перекрыла обзор сцены Назарбаеву. Надо отдать должное Нурсултану Абишевичу — он сопровождал этот процесс шутками.
А поскольку я оказался самым незанятым в этой ситуации, Назарбаев стал задавать мне вопросы по поводу космонавтов и спецов, сидевших в зале, в непосредственной близости от нас. Учитывая то, что я практически всех их знал, ответы мои были краткими, но исчерпывающими. Назарбаев оценил это и, несмотря на продолжающийся концерт и громкую музыку, наклонялся в мою сторону, продолжая задавать вопросы. Я же, следуя восточному этикету, еще больше приблизился к нему и продолжал беседу, которая, однако, не была разговором «ни о чем». Я поведал ему несколько интересных фактов о полетах и о посадках-приземлениях в Джезказгане, Аркалыке, Кустанае, похвалив руководство этих областей за умелую организацию и помощь поисково-спасательным группам и специалистам ЦПК.
Не уточняя моего статуса, Назарбаев счел меня причастным ко всем космическим делам и спросил: «А вы завтра будете на Байконуре? Мы ведь там организовываем хорошую встречу всем советским и иностранным космонавтам!» Я ответил, что завтра утром мы самолетами Центра подготовки вылетаем на Байконур. «Вот там и встретимся», — ответил Нурсултан Абишевич, наверняка имея в виду мероприятия, на которых непременно будут космонавты. Я же, честно говоря, не рассчитывал на какое-либо повторное общение и поблагодарил именитого собеседника за внимание, оказанное нам с супругой. Концерт продолжался, и я заметил, как многие присутствующие в зале вполглаза с интересом наблюдали за действом, происходящим вокруг Раисы Максимовны. Но вскоре, не дожидаясь конца первой части концерта, пока зрители рукоплескали очередному исполнителю, высокая троица быстро и незаметно покинула зал.

Во время перерыва теперь уже нам с Галиной пришлось испытывать на себе внимание публики. Мне было смешно от того, что мы с женой, люди в общем-то ничем и никак не знаменитые, вдруг оказались в центре внимания. Все двинулись в сторону буфета, а идущие рядом с нами космонавты по-доброму шутили: « Ну, вы ребята даете! Целых полчаса болтали с президентом, его женой и Назарбаевым как старые знакомые! Это неспроста!» Я отшучивался, утверждая, что решил все основные вопросы по Центру подготовки и Звездному и что Михаил Сергеевич обещал выпустить соответствующее распоряжение ЦК КПСС и Совмина. Между тем многие встречающиеся нам незнакомые люди вежливо и как бы на всякий случай учтиво здоровались с нами, как с какими-то известными «государевыми» людьми. Но, как бы то ни было, я понимал нарочитость этого действа и необыкновенную «психологическую» ориентацию наших людей. Стоило посидеть рядом с главой государства — и тебе уже передается часть «верноподданнического» тепла. Вот такие мы интересные граждане!
Погревшись в лучиках мимолетной славы, мы отправились в фуршетный зал, где продолжили празднование в привычной обстановке...

Рано утром следующего дня большая группа наших и иностранных космонавтов вылетала в Казахстан. Байконур Встретил нас теплом, тюльпанами и широким казахским радушием. Все буквально блестело. И город Ленинск, и стартовые площадки. Особенно величественно выглядели стартовый комплекс «Энергии» и корабль «Буран».
Мы с интересом осматривали все и усиленно фотографировались на их фоне. Я немного дольше задержался возле «Бурана» и бросился догонять группу советских космонавтов, устроивших перекур у автобуса. Только я удалился от корабля метров на 50, как увидел, что по летному полю мчится кортеж ЗИЛов, явно с руководящим составом. Первый ЗИЛ проехал было мимо меня, но тормознул и стал медленно сдавать назад. Поравнявшись со мной, он остановился, и за открывшейся дверью, показалась энергичная фигура Нурсултана Абишевича. Он подошел, протянул для приветствия руку и сказал: «Ну, космонавты, опять опередили!» Я не успел что-либо ответить, как он приобнял меня за плечо и стал говорить о «Буране» и о том, какая все-таки чудо-техника этот комплекс «Энергия — Буран». На этой эмоциональной волне он отправился осматривать экспонаты, а я, немного подождав, вернулся к нашей группе, где опять уже шутили на тему моего близкого знакомства с Назарбаевым.

В тот день мы уже не пересекались с ним, хотя издалека я наблюдал за этим понравившимся мне мудрым, добрым и грамотным политиком и руководителем. Впоследствии я очень сожалел, что он не стал в свое время главой правительства СССР, и по-доброму, по-белому завидовал казахскому народу, которому повезло с руководителем. Все шаги, предпринимаемые им во благо Казахстана, стран СНГ и всех политических и военных блоков, намного опережают решения глав других государств и подняли Казахстан на солидный экономический и политический уровень.
Я пишу эти строки 12 июня 2010 года, когда по телевидению показывают завершившийся в Ташкенте саммит стран — участниц ШОВС. Даже невооруженным взглядом видно, как к этому человеку относятся лидеры других государств. Он всегда в центре внимания. Спокойный, рассудительный, по-восточному мудрый и всех объединяющий...

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3792

X