«Космический невод» Ковалёнка
Юрий Гагарин первым оценил красоты нашей планеты — настолько, насколько позволили ему 108 минут полета, но оценил емко и значимо.
Далее славили Землю Герман Титов и другие. Алексей Леонов взял цветные карандаши и попытался передать нам самые яркие моменты. Но, как говорят: «Лучше один раз увидеть, чем семь раз услышать!» Однако увидеть самому мало, надо уметь словесно передать увиденное и даже запечатленное на современные фото- и видеосредства. По этой причине специалисты и ставили задачу обучить космонавтов умело наблюдать, наблюдая замечать, замечая фиксировать, а фиксируя, описывать так, чтобы понятно было каждому.
Начинали так называемые ВИН — визуально-инструментальные наблюдения на Ту-134, а затем на специально оборудованном Ту-154 с огромным иллюминатором в нижней части фюзеляжа. С помощью обычных биноклей и специальных приборов землю и объекты на ней можно было приближать и удалять. Космонавт обучался находить объекты и распознавать их буквально с первого взгляда. Опытные ребята могли с ходу назвать класс судна в море и отличить гражданский пароход от военного корабля.

В процессе этого обучения и в реальных полетах стали понимать, почему у океанов и морей меняется окрас подстилающей поверхности под различными углами зрения. Причин множество, но многие указывали, что тот или иной цвет воде придает планктон. Есть он — значит, есть и рыба. Вопрос только в том — Какая? Но это уже к специалистам. Они и объясняли космонавтам, как поточнее приглядеться и определить. Так возникло желание провести научный эксперимент и «половить рыбку» по целеуказаниям из космоса. Почетная миссия первооткрывателя была предоставлена очень любопытному и инициативному командиру экспедиции Владимиру Ковалёнку. Он долго высматривал, затем четко принял решение и дал координаты на Землю. К месту нахождения предполагаемого улова двинулась целая рыболовецкая флотилия тогда еще мощного Советского Союза.

Ковалёнок рассказывал потом, что, передав в ЦУП координаты, он почти сутки не спал, думая: а не ошибся ли? Но рыбаки пришли на место и черпали рыбу неводами до тех пор, пока уже некуда было улов размещать. На борт космического корабля пошли хвалебные и благодарственные телеграммы. Министр рыбного хозяйства даже пообещал Ковалёнку поставить памятник... из икры. Шутки шутками, но переполоху было много. За удачливыми советскими рыбаками вдруг потянулись японские и другие. Тогда посчитали, что они перехватили информацию, идущую с борта орбитального комплекса, и впоследствии стали кодировать сведения. Это было не лишним с любой точки зрения.

Таких удачных рыбалок Владимир Ковалёнок провел несколько, и по этому поводу написал целый научный трактат. Сейчас, я думаю, этим вряд ли кто-либо занимается. Но в любом случае эксперимент удался, и под него наверняка нужно было подводить правовую основу с учетом того, что нынешний орбитальный комплекс — международный. И ведь недаром в народе говорят: «Дружба — дружбой, но табачок — врозь».

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3357

X