«Народ к культуре тянется!»
Звездный городок как военный гарнизон всегда отличался чистотой и порядком. Он действительно был красив в любое время года. Стройные высокие ели и другие деревья, чистые дорожки, стриженая трава летом и буквально под линейку убранные тропинки среди белоснежных сугробов зимой. И ни соринки кругом. Заснеженные дороги не посыпали песком или какой-либо солью, их просто ежедневно и хорошо чистили. Дворники работали так, что снежинки буквально не успевали упасть на землю...
Конечно, тогда было много солдат хозяйственной роты, но и офицеры задействовались для поддержания порядка.
За каждым подразделением была закреплена определенная территория, и не дай бог, если где-то был замечен непорядок — начальнику управления тогда несдобровать. Так что частенько можно было видеть даже старших офицеров, работающих рядом с другим персоналом над уничтожением травы, пытающейся пробиться между красиво уложенных бетонных плиток. Зато как было приятно вечером либо в выходные дни провести по Звездному своих гостей и показать им все, что те пожелают, неизменно подчеркивая: «Ну, как у нас, красиво?» И все сразу же добавляли: «И чисто!»

Береговой, как правило, каждое утро либо в другое время проходил по городку пешком, все время меняя маршрут, так что ничто не ускользало от его критического взгляда. И вот однажды, проходя зимой мимо памятника Юрию Гагарину, он заметил на красиво уложенном сугробе небольшое желтое пятно. Оно явно указывало на то, что здесь недавно побывал какой-то песик и оставил «метку». В то время и вплоть до 1990-х на территории Звездного не было бродячих собак, а домашних были единицы. Сдвинув густые брови и медленно свирепея, командир дошел до кабинета и вызвал коменданта. Разговор был по-военному краток и не изобиловал словами типа «достопочтенный сударь, извольте объяснить». Звучало все ярче и понятнее: «Почему у самого святого места какая-то с... а позволяет себе сс...ь?!» Побелевший комендант молча все выслушал и, получив разрешение идти, сразу же занялся поиском.

В то время это не составило труда. Вычисленные владельцы собак были взяты в проработку, и через час одна из них под угрозой «всеобщего стыда» призналась, что это она выгуливала собачку и не уследила за ней. Через 10 минут ее муж вместе с комендантом стоял на ковре у Берегового и не смел что-либо возразить. Вердикт, принятый после крепкого монолога, гласил: «Если еще какая-нибудь с... подобное сделает, то вся семья может смело возвращаться в родную деревню и там гадить, где захочет, на широких и необъятных просторах «малой родины».

Всем все было понятно. Офицеры вышли из кабинета командира возможными, и уже через полчаса сарафанное радио разнесло весть о грозящих нарушителю мерах...
А вот другой пример «приобщения к культуре». Как правило, перед праздниками в Доме космонавтов проводились торжественные собрания, на которые собирались военнослужащие с женами и детьми. За несколько минут до начала собрания в зале выключали свет и на экране демонстрировали фрагменты из жизни наших горожан. Диктор, как в эпизодах известного киножурнала «Фитиль», живописно рассказывал о том, как в нашем красивом городке с прекрасными современными домами на многих балконах и лоджиях ну уж совсем по-деревенски висит и полощется при порывах ветра стираное белье. Не успевал фильм закончиться, как из зала пулей вылетали нерадивые хозяйки и спешили убрать следы своей хозяйственной деятельности. Ну что здесь сказать? Смешно? Ну да! Но ведь сильно влияло! Да так, что даже и сейчас, по прошествии многих лет, люди это вспоминают и хотят вернуться к прежним порядкам...

И еще пример — немного из другой области. Когда в 1976 году в Центре подготовки собирались принять первую группу космонавтов из социалистических стран, по так называемой программе «Интеркосмос», то, естественно, очень старались к приему гостей. Отремонтировали кабинеты и классы и уж очень стремились привести в порядок туалеты, прилегающие к Отряду космонавтов. Представители соцстран были для нас, граждан СССР, несколько «продвинутее», что ли, — из другой цивилизации, ближе к Западу. Под эту ситуацию и туалеты оснастили по-современному — там даже в изобилии была дефицитная для нас в ту пору туалетная бумага.

Вскоре Георгий Тимофеевич решил провести совещание, и выяснить проблемы, возникшие в начальный период обучения иностранных космонавтов. Все сделали свои доклады, и в конце решили заслушать коменданта здания. Эту должность недавно заняла пожилая женщина, бывший педагог школы. Она кратко доложила, что все иностранцы довольны, но есть одна проблема: из туалетов исчезает туалетная бумага.
Все стали возмущаться, а посуровевший Береговой дал указания о том, как поймать этих негодяев и наказать. Затем он все-таки успокоился и спросил у всех: «Ну, а вы что предлагаете?» Каждый начальник стал излагать «свое видение», но вдруг женщина-комендант встала и тихо произнесла: «Георгий Тимофеевич! Надо покупать и вешать, покупать и вешать... Ведь народ к культуре тянется!»

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3344

X