«Почетник» и «почетница»
Чисто развлекательные посиделки приурочивались обычно к праздникам. В Медынском уезде Калужской губернии (Адуевская волость), где любые посиделки устраивались лишь с ведома стариков, на праздничные сборища в нанятой вскладчину избе собирались только холостые парни и девушки, изредка — молодые вдовы: Женатые и замужние на них не бывали. Развлекались плясками, песнями, играми. Парни обычно угощали девушек орехами, подсолнухами и пряниками. На таких посиделках иногда выставляли немного красного вина или водки. Чужие парни на них не бывали и, по утверждению информатора, драк тоже не бывало. Стиль общения был достаточно свободным — поцелуи, возня, но дальше дело не заходило, хотя и принято было удаляться парами, подобно хороводному «стоянию за углом».
В Малоархангельском уезде Орловской губернии (сведения из села Алексеевского) зимние сборища молодежи без работы устраивались в просторной избе, по стенам которой расставляли лавки. На лавках рассаживалась взрослая молодежь, подростки же располагались на полатях. Здесь было широко принято посещение посиделок молодыми вдовами и солдатками наравне с девушками. Старшие односельчане, как правило, не приходили. Играли в «соседи», «бисер», «Таньку», в карты. Во время этой игры парни потихоньку закладывали в рукава соседок «груздики» (мятные пряники) или «котелки» (крендели, запеченные в кипящем котле); девушки их ловко прятали и съедали дома — съесть при всех считалось неприличным. Чужие парни посещали эти посиделки только в порядке исключения, очень редко. В рукописи описывается случай (примечательно, что о нем говорится, как о происшедшем «на днях» — свидетельство свежести и непосредственности всей информации), когда «молодому парню вымазали дегтем на вечеринке полушубок за то, что по его вине двум девкам вымазали дегтем ворота и выбили окна». Видимо, в некоторых случаях молодежь прибегала к наказаниям позорящего типа и без решения сходки. Но это было чрезвычайное происшествие.
Песни, пляски, гармоника, игры с поцелуями на праздничных посиделках отмечены и для Скопинского уезда Рязанской губернии. Собиралась исключительно холостая компания. Избу выбирали почище и попросторнее, принадлежавшую какой-нибудь вдове, где в семье были свои девушки, а старики отличались покладистостью. Допускались только парни своего селения. Здесь могли звучать двусмысленности, но площадная ругань или вольности в отношении девушек осуждались: парней, способных на такие поступки, молодые односельчане избегали. Флирт молодежи разворачивался на виду у всех, «на людях».

В селе Овсорок и прилежащих деревнях Жиздринского уезда праздничные посиделки в бане организовывали девушки: они приглашали мужскую молодежь, готовили скромное угощенье — «каравайцы», свеклу, картошку. Парней из других деревень не допускали — «отваживали». Русский Север знал посиделки без работы, организуемые парнями. Проходили они во многих местах Архангельской губернии в межговенья, то есть с Покрова до Филиппова поста и с Рождества до Великого поста, и назывались вечеринками, вечереньками, пирищами, сходбищами. Молодые люди делали складчину, чтобы купить свечи и дать небольшую плату за наем помещения у одинокой старухи или бедных односельчан. Далеко не всякий соглашался сдать избу. Здесь бытовало представление, что пустить к себе в дом вечеринку — это значит впустить нечистую силу на три года. Иногда отдельные парни устраивали вечеринку за свой счет. За девушками посылали малых ребят — зазывать («заколачивать», «оглашать»). Молодцов зазывать было не принято: они должны были «сами знать по духу».
На вечеринке ходили под песни парами. Инициатива выбора партнера принадлежала девушке — она указывала на него рукою или платком или называла по имени и отчеству. Непременной принадлежностью развлекательных посиделок здесь, как и почти повсеместно, была игра в «соседи». Нередко затевали «веревочку»: все участники, взявшись за руки, водили хоровод сложными петлеобразными фигурами под различные песни. «Веревочка» выкатывалась в сени, возвращалась в избу и пр. Те, кто водил хоровод первыми, постепенно отцеплялись от «веревочки» и садились по стенкам. Спустя некоторое время снова включались в игру—«веревочка» вилась и вилась, и песни сменяли одна другую. Из подвижных игр хороводного типа популярно было также исполнение песенного диалога двумя партиями, поочередно наступавшими одна на другую (в каждой из них все участники ее сначала отвешивали поклоны противоположной стороне, потом начинали петь). По ходу песни одна или несколько участниц переходили в другую партию; заканчивалось все нередко пляской парами.
В системе норм поведения, регулировавшей взаимоотношения девушек и молодых людей на посиделках, важное место занимали традиции, связанные с постоянной парой — «почетника» и «почетницы». Мы уже отмечали, что в крестьянской общине в целом и в молодежной среде, в частности, господствовало положительное отношение к постоянным устойчивым парам. Наблюдатель крестьянской жизни в Пошехонском уезде писал, что «только завзятая дура, урод или девушка прямо распутная» не имеет «почетника» — так называли любого парня, ухаживающего за конкретной девицей. «На всех беседах, вечеринках, гуляньях «почетник» сидит рядом со своей «почетницей». Если где принято, чтобы парни у девушек сидели на коленях, почетник сидит у своей почетницы на коленях». На беседы он приносил ей гостинцы, чаще других танцевал с нею, по окончании посиделок провожал ее до дома. Принято было, чтобы девушка дарила «почетнику» мелкие подарки. Над «почетницей», которая купила водку для своего парня, все смеялись.

«Почетник» в глазах односельчан был первым кандидатом в женихи данной девушки. Чаще всего их отношения и заканчивались свадьбой.
Но это не считалось обязательным. «Почетник» мог жениться на другой девушке, а его «почетница» могла найти себе после этого другого молодого человека, который становился ее почетником и затем женился на ней. В основе лежало четкое нравственное убеждение: «Отношения между почетником и почетницей должны быть строго безупречными, и, как таковые, только они и допускаются родителями». Целовались парочки украдкой, но поцелуи с «почетником» или каким-либо другим парнем, предусмотренные правилами игры, возникавшие по ходу игры, совсем не считались предосудительными.
Аналогичные нравственные представления и нормы поведения пар на посиделках в Егорьевском уезде Рязанской губернии описывает крестьянин из этих мест, «живший все время в деревне»,— по его собственной характеристике.
«В большинстве случаев парень выбирает в жены ту девушку, за которой ухаживал на вечеринках и в хороводах»,— сообщал в Тенишевское бюро корреспондент из села Белоомут Зарайского уезда. Информатор из деревни Рыбки Дорогобужского уезда Смоленщины подчеркивал, что парни стараются быть вежливыми и предупредительными к девушкам, на которых думают жениться.
«Почти каждая девица имеет своего кавалера, который выбирает ее на танцы, сидит только с ней и провожает домой с гулянья,— сообщила о крестьянской молодежи учительница Ильинской волости Ростовского уезда, (Ярославской губернии). — Другие парни в его присутствии к ней уже не подходят. Такого рода ухаживатели в нашей местности называются «почетники». Не имеет почетника только та из девушек, которая почему-либо редко ходит на гулянье или отличается особенной скромностью, но таких очень мало, и они обыкновенно не пользуются популярностью у молодежи». Такое четкое закрепление пар на посиделках органично сочеталось здесь с полным запретом участия в них женатых и замужних — они могли быть лишь зрителями, как и дети. Молодые вдовы не могли быть даже зрительницами на посиделках: для них любые увеселения считались здесь «неприличными и греховными».
В больших селениях, где было принято территориальное деление жителей на «концы» (иногда это были и разные общины), считалось уместным ухаживать лишь за девушкой своей части села. В таких селениях и посиделки устраивались в каждом «конце» свои. Появление молодежи другого «конца» воспринималось иронически («кончанской хлам привалился к нам!») или прямо враждебно. На взаимоотношения молодежи двух «концов» распространялась этика отношений на посиделках парней и девушек разных деревень.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 5453

X