Нравственно-политический отчет за 1842 год
(Перед текстом помета Л.В. Дубельта: "Его Величество изволил читать. 20 января 1843. Г(енерал) - М(айор) Дубельт").

ДЕЛА ВНЕШНИЕ



При составлении нравственно-политических отчетов нет возможности не коснуться, хотя несколько, положения дел внешних и особенно дел и образа мыслей в тех государствах, которые сопредельностью с Россиею имеют на нее влияние.

Германия вообще

Трудно составить себе точное понятие о брожении политических страстей, которые волнуют всю Германию и направляют ее к неизвестной будущности. От государя до крестьянина каждый может применить к себе выражение Гёте: «Vohin?» (Wohin? (нем.) - куда?); но из всех государств Европы Пруссия в настоящее время должна преимущественно обращать на себя внимание России.

Пруссия

Кончина короля Фридриха-Вильгельма III облекла в траур не одно его августейшее семейство, но и всю его монархию. Эта совокупность сетований династии и народа и твердость, которую наследник престола1 обнаружил в первые минуты своего воцарения, были причиною, что вся нация безотчетно предалась ему с тою же любовью, которую так долго и столь искренно питала к его предшественнику. В некоторых провинциях популярность короля в самом начале восшествия его на престол возвысилась даже до восторга, но этот национальный порыв вскоре исчезнул, и мнение о короле в несколько месяцев заметно изменилось. Не отвергая в этом случае непостоянства народа, утверждают, что и сам король много повредил своей народности, изменив торжественному обету - «идти по стопам своего родителя». Он собрал провинциальные штаты, учредил постоянные комитеты сих штатов в Берлине - и это произвело то, что настоящее брожение умов в Пруссии сделалось повсеместным! А как сопредельность этого государства с Россиею и проистекающие оттого беспрестанные сношения их жителей, в особенности же смежность прусских провинций, зараженных духом свободомыслия, с нашими провинциями, на верность и преданность которых мы вполне полагаться не можем, переносят к нам тот же бедственный образ мыслей, то Россия и должна стоять на страже и недремленно блюсти за движением своего опасного соседа.

Австрия

Другой сосед - Австрия - не представляет в будущем той же опасности нашему Отечеству. Монархическое правление этого государства, несмотря на то, что Фердинанд I2 не имеет почти никакого влияния на дела своей империи, в началах своих сливается с началами нашего правления и, поддерживаемое аристократиею, всегда будет более способствовать, нежели вредить нам.

Турция

Южная наша граница также вне опасности; но со временем турки могут сделаться нам опасными по той нравственной слабости, которая предаст их в руки Англии или Франции и заставит их действовать по их произволу.

Англия

Внимание нашего правительства, по мнению общему, должна обратить на себя Англия. Ей верить не должно. Мы скоро увидим, что Англия введет монополию и покроет китайское поморье своими таможнями. Она уже сделала распоряжения о съемке берега, на котором лежат торговые гавани, и после последних своих успехов, утвердившись на северном берегу Китая3, англичане приблизились к нашим владениям в Камчатке, на Кадьяке, Уналашке и на других Алеутских островах, где им весьма легко будет не только с такою значительною флотилией, какая находится у них теперь в Китайском море, но даже с одним фрегатом - расстроить все заведения нашей беззащитной Американской компании4 и положить там основание своих укреплений. Петербургское купечество думает, что наша торговля задавлена будет дешевизною и достоинством английских мануфактурных произведений, с которыми не выдержат соперничества наши плохие товары, обходящиеся дорого по причине далекого их сухопутного доставления в Кяхту.

Сочинения о России

Из сочинений, в прошедшем году изданных за границей и которые имеют непосредственное отношение к России, и из заграничных журналов (те и другие собираются и пересматриваются в III отделении Собственной канцелярии Его Императорского Величества) видно, что отзывы прусских публицистов о России не только не уступают, но еще превосходят своею запальчивостью пасквили французской и британской журналистики! В особенности рейнские и кенигсбергские газеты осыпают нас клеветами, а цензура союзных нам правительств дает им полную свободу!

Сочинения и статьи сии не заслуживают подробного описания: многие Государь Император сам изволил читать; а главнейшие две заключают в себе следующее.

В английской газете «Times» напечатана была отвратительная статья против России, написанная польскими выходцами под руководством лорда Дудлей-Стюарта5 и герцога Суссекского6. В ней между прочим сказано: «Супруга сына и наследника Императора Николая7 (хотя ныне беременная) решилась оставить своего мужа и возвратиться к отцу своему8 в Дармштадт по причине постоянно грубого обращения, которое она претерпевает. Герцог Лейхтенбергский искренно сожалеет о том, что покинул свое счастливое пребывание в Мюнхене для женитьбы с русскою Великою Княжною9 и что поселился в Петербурге, где уже перенес много неприятностей от своего тестя, Императора. Неблагоприятные сведения, полученные в Мюнхене о дворе Петербургском, воспрепятствовали супружеству баварского принца с Великою Княжною Ольгою10, рука которой предлагается теперь герцогу Бордосскому»11.

Редактор газеты «MorningPost» отвечал на это следующее: «Нет ни одного англичанина, жившего в Петербурге или имевшего случай посетить эту столицу, который бы не был поражен семейным счастьем, дружескою связью и благородством домашнего и общественного обхождения, отличающих российскую Императорскую фамилию. Каждый из наших соотечественников, возвратясь на родину, с восторгом отзывался об этом сочетании добродетелей, окружающих престол самодержавного Государя и служащих украшением, счастьем, славою семейств, стоящих и не на столь высокой степени могущества.

Российская Императорская фамилия также безмятежно радуется ожиданием прямой наследственной линии, как бы могло в таком случае радоваться каждое добродетельное семейство, с тою, может быть, только разницею, что чувство счастия в этом царственном доме должно быть тем сильнее, чем более важности имеет это событие.

Герцог Лейхтенбергский не только не претерпевает никаких неприятностей от тестя своего, императора, но даже постоянно употребляется Им во многих делах государственных и особенно по тем отраслям наук, где герцог более всего может проявить свои высокие дарования; доказательством, что это внимание выражает величайшую доверенность Императора может, служить то, что Он собственному сыну своему, наследнику престола, предоставляет участие в делах государственных и еще недавно поручил ему устройство железной дороги, предположенной между обеими столицами.

Что же касается дерзких строк, относящихся к Великой Княжне Ольге, на которую, вероятно, непочтительные замечания устремлены единственно потому, что она предмет пламенной нежности державного своего родителя, то мы не унизим себя опровержением этих строк; но поздравляем их сочинителя, который сумел в немногих словах соединить оскорбления, ложь и клевету против трех царственных домов: России, Баварии и Франции».

Царство Польское

Прошло одиннадцать лет, как в Царстве Польском восстановлено спокойствие. Волнение умов и разорение края - неизбежные последствия революции, - казалось, должны были послужить назидательным, хотя и горестным уроком для жителей. Можно было надеяться, что они, вразумленные опытом, возвратятся к исполнению своих обязанностей и снова примут то полезное направление, которому следовали до 1830 года.

Но это ожидание исполнилось только частию и то в отношении одного материального благосостояния, которого успехи теперь очевидны. Постоянная заботливость нашего правительства о поддержании в Царстве Польском земледелия, промышленности и торговли, истребленных революцией; пожертвования и льготы, сделанные от казны для этой цели; наконец, изобретательность и предприимчивость, составляющие отличительный характер нашего века и возбуждаемые у поляков потребностью иметь занятие полезное и выгодное взамен военного и политического поприща, на котором они подвизались прежде, - все это должно было произвесть хорошее действие на вещественное благосостояние края. И если в Царстве Польском теперь уже не столько больших мануфактурных заведений, как было до революции, то это следует отнести не к упадку, но к успехам промышленности, которая прежде сосредоточивалась только в некоторых округах, а теперь разлилась по всему краю и дала ему этот вид довольства, которого нельзя не заметить.

Но зато здесь и предел успехам: ибо в нравственном отношении опыт не исправил поляков, и политические мнения их не только не улучшились, но стали несравненно хуже. Можно утвердительно и без всякого преувеличения сказать, что общественный дух в Польше или расположение ее жителей к России и ко всему русскому сделался гораздо враждебнее, нежели как был до революции. Тогда горячих голов и врагов порядка являлось не много в сравнении с массою народонаселения. Большая часть народа не питала мятежных намерений, но увлеклась меньшею частью потому, что не имела довольно силы и смелости воспрепятствовать восстанию, хотя и видела в нем свою погибель.

В настоящее время нерасположение к России и ненависть к имени русского сделались общими: они проникли в массы народа и равно одушевляют как городских, так и сельских жителей.

Впрочем, должно, однако ж, сказать, что это недоброжелательство не касается особы Государя Императора; напротив того, Его любят в Польше, как везде, и прибытие Его Величества в Варшаву всякий раз возбуждает радость, надежду и восторг столь же пылкий, как непритворный и повсеместный. Поляки не любят только русского народа и всего, что от него происходит.

Это враждебное расположение умов и ожесточение противу всего русского не есть случайность или явление, которого нельзя было бы объяснить: напротив, причины явны. Но при всей очевидности своей эти причины неуловимы собственно потому, что исключительно принадлежат к разряду нравственных или к области мнений, вот почему они ускользают и вечно будут ускользать от действия правительственных мер.

Четыре главные причины непосредственно и непрестанно действуют на мнение польской публики и дают ему это вредное направление, несмотря на все усилия фельдмаршала князя Варшавского, который там любим и вполне уважаем:

1. Тщеславие польской нации.

2. Злоумышленность латинского духовенства под личиною религиозного рвения.

3. Влияние прусских демагогов, и, наконец,

4. Необразованность и дурной выбор наших чиновников. Поляки, встречая в сих последних грубое обращение и видя, что они действительно опередили их в просвещении, составили себе совершенно ошибочное понятие о русских, отчего происходит то, что они почитают за унижение находиться под владычеством народа, который столь низко стоит в их мнении. Опытные люди полагают, что это обстоятельство не должно почитать маловажным, потому что оно-то и подстрекает национальное их самолюбие.

Духовенство

Но еще сильнее влияние веры. Духовенство латинское, искони взиравшее с завистью на благосостояние российской православной церкви, совокупило теперь фанатизм политический с фанатизмом религиозным и заставляет первого действовать под личиною второго. Из всех классов польского общества ни один столько не враждебен России, как духовенство, которого власть тем опаснее, что служители церкви находятся в непосредственном и ежедневном соприкосновении с народом, безусловно покорным их неограниченному влиянию. Выдавая себя за очистительных жертв угнетаемой религии, духовенство употребляет ее как орудие и под ее покровом таит свои средства к развращению умов народа и к распадению в нем собственных своих страстей. На каждую благую меру нашего правительства ксендзы указывают как на святотатство: упразднение монастырей, возвращение греко-униатов в лоно православной церкви, передача в ведомство и управление Министерства Государственных Имуществ всех недвижимых имений духовенства в Западных губерниях и другие подобные распоряжения правительства в руках польского духовенства суть орудия, с которыми оно нападает на Россию и старается отторгнуть от нее умы народа и нанести ей всевозможное зло.

Эти козни и ухищрения совершаются не только внутри, но и вне Царства. Из имеющихся сведений можно с достоверностью заключить, что духовенство ведет деятельную и постоянную переписку с католиками других государств и, в особенности, с Римом, где оно пронырствует совокупно с приверженцами Чарторижского, который собственно для этой цели по временам посылает туда своих эмиссаров. Краков, где заклятые демагоги скрываются под монашескою рясою, есть средоточие сношений (большею частью изустных) между Польшею и другими странами. Но как воспрепятствовать этому политическому и религиозному заговору, когда большая часть духовных учреждений в Кракове суть не что иное, как отделения подобных учреждений, существующих в Польше, и когда ксендзы и монахи переходят из одних в другие без ведома правительства по одному произволу своих настоятелей?

Самый могущественный довод, употребляемый польским духовенством для привлечения народа на свою сторону, заключается в распространении и утверждении толков о том, что Россия намеревается обратить его в греко-российское вероисповедание.

Речь Папы12, известная всему польскому духовенству, также много способствовала к распадению тайной злобы духовенства. При всей неусыпности полицейских наблюдений, многие экземпляры этой речи прокрались в Варшаву и ходят по рукам в публике. Католицизм, столь ослабевший в последнее время как в Царстве, так и в Западных губерниях и оставивший уже почти одну только тень своего существования, внезапно так воспламенился, что ныне церкви этого исповедания не могут вмещать в себе толпы, в них стремящиеся. Вот какие последствия произошли от действительного или мнимого опасения насчет преследования их религии. Не менее того полагают, что есть еще возможность уничтожить враждебное к нам чувство католического духовенства; все уверены, что без больших затруднений, ежели не совсем, то, по крайней мере, в сильной степени, можно привлечь его на нашу сторону. Средства эти состоят в скромном и ласковом обращении с духовными лицами; в изъявлении им всех возможных знаков уважения и в денежных пособиях, которые докажут, что правительство входит в их положение и отнюдь не преследует ни их самих, ни их религии. Одно чувство признательности заставит их делать народу внушения, совершенно противуположные тем, которые они ему теперь делают, и народ, как в Царстве, так и в наших Западных губерниях, не подстрекаемый духовенством, а с другой стороны, видя свое благоденствие и заботы об нем правительства, переменит свой образ политических мыслей, и брожение умов мало-помалу успокоится.

Польские выходцы

Из переписки с нашими посольствами видно, что и эмигранты польские не остаются в бездействии! Известный демагог Чайковский13 вошел в сношение с живущими в Царьграде сербами; он весьма хорошо принят французским посольством и вкрался в милость у некоторых пашей, которым внушает недоверчивость к политике России относительно Турции. Чайковский с сею же целью ездил к некрасовцам и завел с ними связи. Другой, Верещинский, находится ныне в Персии и сильно поддержан там английским посольством. Он намерен по распоряжению польской эмиграции отправиться в Константинополь и учредить там коммерческий дом, дабы скрытным образом иметь сношения с закавказскими племенами и при первом удобном случае увлечь даже войска Кавказского корпуса в преступные действия. Все эти замыслы польской эмиграции заставили прибегнуть к мерам осторожности, которые и приняты чрез посредство военного министра14 и Новороссийского генерал-губернатора15. Третий, Задорновский, намеревался пробраться из Кракова в Россию для исполнения преступных поручений эмиграции, и насчет его должно было принять и приняты меры предосторожности чрез посредство наместника Царства Польского и Западных генерал-губернаторов.

Посланный за границу по распоряжению князя Варшавского секретный агент достоверно донес, что в герцогстве Познанском существуют комитеты, учрежденные собственно с тою целью, дабы пересылать денежные пособия к польской эмиграции. Один из сих комитетов находится в самой Познани, другой - в Шамотулах. Комитеты сии, желая скрыть настоящую цель свою, представляют себя: один - в виде заведения торгового, а другой - учреждения ученого. Сверх того, общества сии имеют обязанностью печатать книги, преисполненные начал революционных, и распространять их в народе. Они выписывают из-за границы большое число возмутительных сочинений и тайно отправляют оные в Царство Польское, даже и в Россию и находятся в постоянной переписке с польскими выходцами.

По сведениям из Кракова, кондукторы прусских дилижансов привозят туда разные возмутительные сочинения и книги, печатанные за границею, и Прусская почтовая контора подозревается участницею таковой контрабанды. Значительное число получаемых ею газет в сравнении с ограниченным числом местных подписчиков дает повод думать, что этот излишек принадлежит субскрибентам (Подписчикам) Царства Польского.

Чарторижский не перестает пронырствовать и всем легкомысленным своим соотечественникам беспрерывно обещает средства к прочному восстановлению самобытности Польши.

Наконец, польские эмигранты ищут то покровительства Англии, то заступничества короля прусского, и там и здесь домогаются ходатайства о всепрощении.

Подобные надежды одушевляли некоторое время и жителей Царства Польского. Они ожидали, что по случаю празднования торжественного дня 25-летнего брачного союза Государя Императора им оказаны будут большие милости. Они надеялись, что имения участвовавших в мятеже возвратятся прежним владельцам и что им самим дозволено будет безнаказанно возвратиться из заграницы, что городу Варшаве выдана будет заимообразно огромная сумма, что молодые поляки, определенные в армейские полки, будут возвращены на родину, что налоги значительно уменьшатся, что город Варшава будет объявлен третьею столицею империи, что чиновникам убавится пятью годами срок службы для получения права на эмеритальную пенсию16, что все преступники будут освобождены из заточения, что значительно уменьшатся таможенные пошлины за вывозимые в Россию товары Царства. Этот последний предмет в особенности занимал варшавскую публику, и так называемые патриоты, которые ни одной правительственной меры не оставляют без порицания, находили, что упразднение таможен будет последним ударом для польской национальности и послужит России самым действительным средством к тому слиянию поляков с русскими, которого она так неотступно домогается.

Известия о повышениях и наградах, дарованных полякам, служащим в Кавказском корпусе, за отличие в делах против горцев, произвело благоприятное впечатление на жителей Царства. Люди благомыслящие видят в этом отеческую благость Государя и готовность забыть прошедшее. Столько же утешительно (Так в тексте) было для них правосудное внимание к обстоятельствам произведенного в Вильне генерал-адъютантом Кавелиным следствия.

Высочайший Указ, данный Совету управления Царством в 25 день октября, коим поведено именовать на будущее время: обводы - уездами; поветы - округами; обводных комиссаров - уездными начальниками; адъюнктов смотрителей городов - помощниками уездных начальников, а название муниципальных управлений заменить названием магистратов, - принят был в Царстве Польском за явное стремление нашего правительства к уничтожению последних признаков польской национальности. Люди, наблюдавшие дух польского народа, находят, что для него было бы сноснее, если бы все подобные распоряжения введены были в Органический статут17, то есть сделаны были в самом начале и с одного раза: ибо эта постепенность только тревожит и раздражает поляков, заставляет их опасаться еще и других, не нравящихся им постановлений; доказывает как бы некоторую к ним вражду и заключает в себе также одну из главных причин их неудовольствия и ропота против правительства.

Евреи

Постановление, на основании которого евреи Царства Польского отныне будут подлежать рекрутской повинности, произвело самое благоприятное впечатление на жителей католического и других христианских исповеданий. Сии последние смотрят на эту меру как на самую справедливую; но евреи не разделяют общего мнения и в особенности обнаруживают неудовольствие против распоряжения, по коему дети их должны быть вносимы в очередные рекрутские списки с 12-летнего возраста. Варшавских евреев встревожил также слух о намерении распространить и улучшить Прагское предместье. Они вообще опасаются, что правительство принудит их туда переселиться.

Вообще евреи, которые были преданы нашему правительству, хотя, может быть, из единых видов корыстолюбия, приписывая последние о них распоряжения некоторому преследованию, начинают, видимо, от нас отклоняться. Должно сожалеть о таковой перемене внутренних их чувств: ибо они были, так сказать, весьма полезным политическим орудием для надзора за поляками. Война 1812 года и последнее в Польше возмущение служат доказательством, какая в этом отношении извлекалась от них польза, и поляки в то время оказывали им совершенное презрение. Ныне же, напротив, видя их неудовольствие, поляки тому радуются и всеми мерами стараются ласкать их и привлечь на свою сторону.

Известие о дарованном Его Величеством пособии Ченстоховскому монастырю на разные исправления зданий принято было жителями с признательностью и рассеяло слухи о намерении правительства превратить этот монастырь в крепость.

Чиновники, торговцы и вообще жители Варшавы охотно приняли участие в пожертвованиях в пользу погоревших города Казани. До сих пор подписка продолжается и составляет уже довольно значительную сумму.

В заключение, о положении дел в Царстве Польском должно сказать, что общий голос отдает полную справедливость всем административным действиям князя Варшавского и что только его кроткое, но твердое и во всех отношениях благоразумное управление удерживает тот край в пределах повиновения и распространяет в нем то благоденствие, которое еще более было бы ощутительно, если бы мнения народа не увлекались превратными идеями Западной Европы.

ВНУТРЕННЕЕ СОСТОЯНИЕ РОССИИ



Утешительно видеть, что брожение умов в Европе по сие время не поколебало ума России, и хотя, в частности, мы встречаем головы пылкие, но масса общего мнения еще не потрясена и находится в хорошем положении. Все здравомыслящие люди говорят, что Россия, хранимая от преткновений державною рукой Государя, идет спокойно к своему высокому назначению и что настоящим благоденствием своим она обязана твердости монархического правления. Эта мысль есть основание общего духа во всем государстве, духа, который приводит к тому благодетельному последствию, что среди всеобщей европейской анархии Россия пребывает спокойною и что ни заразительные примеры века, ни хула злонамеренных завистников и порицателей не в состоянии были доселе поколебать русского народа в приверженности к вере предков и в благоговейной преданности к престолу. Повсеместный урожай после трехлетней бескормицы также много способствовал общему спокойствию и произвел благотворное влияние на дух народа.

Но в столь обширном государстве, какова Россия, населенная народом, который при всех усилиях пекущегося о нем правительства доселе еще не вполне воспользовался даруемым ему просвещением, некоторые беспорядки, как результат полуобразованности, - неизбежны. Беспокойства, возникшие в 1842 году в пяти губерниях, были именно следствием невежественных понятий народа, но отнюдь не проявлением замыслов политических или вольнодумных идей. Поводом к таковым беспокойствам, прекращенным в самом начале мерами строгости и даже простыми внушениями, которым не внял бы народ, зараженный духом либерализма, были некоторые нововведения, недоступные ограниченным понятиям наших поселян.

С особенною признательностью к Его Величеству вообще все сословия отзывались в минувшем году о двух важных предприятиях, из коих одно обещает неисчислимые выгоды для торговли и промышленности всех губерний; а другое принесет несомненную пользу для С.-Петербурга - это железная дорога до Москвы18 и предполагаемое сооружение моста чрез Неву19. Публика рассуждает, что царствующий Государь, подобно державному предку своему великому устроителю России, не останавливается препятствиями к достижению полезных целей; что Он спешит совершить при себе все, что можно, и не одного важного предмета не оставляет без живительного внимания; что все части государственного управления равно влекут на себя попечительную его заботливость. Россия с умилением видит ту готовность, с которою и все члены Августейшего семейства спешат разделить державные его заботы. Благотворительные учреждения и высшие учебные заведения женского пола в империи и Царстве процветают под высоким покровительством Государыни Императрицы. Наследник престола наравне с высшими сановниками участвует во многих государственных делах и общеполезных предприятиях, заранее развивая и укрепляя силы к поднятию царственного бремени. Главному начальству и попечительству государя Великого Князя Михаила Павловича вверено лучшее наше воинство, воспитание благородных юношей и успокоение престарелых инвалидов. Герцог Лейхтенбергский, независимо от командования вверенною ему частью войск, покровительствует и лично изучает горное дело в России. Принцу Ольденбургскому мы обязаны рассадником законоведцев. Ее Императорское Высочество Мария Николаевна и даже Великие Княжны имеют в своем заведывании детские приюты, учрежденные в разных частях столицы и наравне с другими членами женского Патриотического общества управляют благотворительными заведениями. Люди благомыслящие справедливо утверждают, что все эти благодеяния брошены не на бесплодную почву и что русский народ, - этот правдивый ценитель доблестей Государя Императора, - любит его глубоко, истинно, - по-русски!

Кавказ

Известия из Тифлиса доказывают, как признательны жители Кавказа за те попечения, которые правительство принимает об их благосостоянии. Об экспедициях рассуждают, что оные ведены были с переменным успехом и неудачею, и ожидают, что предполагаемые изменения в системе военных действий на Кавказе послужат к сокращению издержек и к сохранению людей, потеря которых до сего времени была чрезвычайно ощутительна.

Бессрочноотпускные нижние чины

Из полученных донесений о бессрочноотпускных видно, что большая часть сих нижних чинов обратилась к возделыванию полей и домоводству, так что в настоящее время число сих хлебопашцев, к общей массе уволенных в бессрочный отпуск, относится как один к трем: ибо из числа 149 235 человек 56 826 занимаются собственно хлебопашеством.

Только в немногих местах России отпускные солдаты не занялись земледелием. В Великом княжестве Финляндском возделывание полей по причине каменистой и бесплодной почвы не представляет им достаточных выгод; в Лифляндии из числа 963 не более 43 человек обзавелись сельским хозяйством на отведенных им участках, собственно потому, что родственники, односельцы и даже помещики дают отпускным пропитание безвозмездное, почитая их отслужившими за свои семейства и отчины. В Тульской губернии большая часть из них находится по найму в услужении, а во Владимирской губернии, где промышленность преобладает над земледелием, они усвоили себе местные способы пропитания.

При совокупном желании правительства и дворянства устроить судьбу бессрочноотпускных нижних чинов они действительно могли бы достигнуть завидного благосостояния, если бы время, как слышно из общих отголосков, назначаемое для ежегодного сбора их при войсках, ближе приноровлено было к условиям сельского хозяйства. Таковой сбор бессрочноотпускных, не прослуживших 20-ти лет, который доселе происходил с 30-го июня по 1-е августа, то есть в самую рабочую пору (По расписанию на 1841 год бессрочноотпускные нижние чины, коим назначено было собраться в г. Ковель (Волынской губернии), находящийся в 470 верстах от их селений, должны были выступить из мест жительства 1-го числа июня, дабы успеть явиться на смотр к определенному сроку. Столько же времени они употребили они и на обратный путь, т.е. возвратились в свои дома к концу августа. Таким образом, они в продолжение целого лета отлучены были от сельских занятий своих. Прикомандированные к полкам 4-й Легкой кавалерийской дивизии должны были также собраться в г. Ковель, т.е. пройти 498 верст от мест жительства (Прим. авторов документа), а ныне по Высочайшей воле, объявленной в приказе Военного министра, назначается с 1-го сентября по 1-е октября, - был и будет важною помехою их земледельческим занятиям и домоводству. По сей, собственно, причине уволенные в бессрочный отпуск, неохотно принимаются в услужение помещиками, с трудом находят для себя занятия на фабриках и заводах, а в такие должности, которые не могут оставаться праздными даже на самое короткое время, помещают их с затруднением, предпочитая им нижних чинов, получивших чистую отставку. Те же самые причины, по мнению общему, служат поводом, что бессрочноотпускные редко избираются в должности сельских десятских и старост: ибо в случае призыва на смотр они не успели бы сдать дел, находящихся в их ведении, и вовлекли бы сельские общества в ответственность пред начальством. В Риге и других портовых городах бессрочноотпускные могли бы найти для себя занятия, но торговцы предпочитают им отставных солдат из туземцев, заключая с ними условия на целый год, или же нанимают квартирующих там армейских нижних чинов, в которых находят более выгодных работников. Сии последние, получая от казны полное содержание, нанимаются за самую умеренную плату, тогда как бессрочноотпускные не могут брать за работу дешево, ибо не получают от казны провианта и, сверх того, обязаны одевать себя на свой счет, дабы сохранить в целости к предстоящим смотрам даваемую им при увольнении в отпуск форменную одежду.

Но все таковые невыгоды большей частью касаются бессрочноотпускных, поступивших на службу из крестьян помещичьих: ибо солдаты из казенных крестьян пользуются особенными преимуществами, дарованными им Высочайше утвержденным в 16-й день апреля 1841 года Положением20. Получая по прибытии на место постоянного жительства участок земли и значительное пособие к обзаведению, они при самом начале своей сельской жизни обеспечиваются во всем для них необходимом.

Бессрочноотпускные солдаты, по водворении в казенных селениях получившие особые участки земли, обязаны наравне с крестьянами отбывать сельские повинности, подлежа таким образом зависимости и надзору земской полиции и местного сельского начальства. Напротив того, помещики, которым не предоставлено никакой власти над сими нижними чинами, неохотно принимают их к себе на жительство, опасаясь с их стороны своеволия и беспорядков. К таковому опасению владельцы имеют основательные причины: ибо в числе бессрочноотпускных немало оказывалось таких, которые сданы были в рекруты за дурное поведение и снова предавались пьянству и другим порочным наклонностям, как скоро прекращалось над ними действие военной дисциплины.

Многие владельцы жалуются на то, что вместо отданного на службу молодого и здорового работника к ним по прошествии 15-ти лет возвращается тот же самый крестьянин, но уже нисколько от них не зависящий, и который менее всякого другого может быть употреблен к сельским занятиям, не будучи вполне свободным от воинской службы. Некоторые помещики твердо убеждены, что правительство при учреждении бессрочных отпусков имело целью постепенно перевести в ряды войск всех молодых и способных людей с тем, дабы впоследствии те же самые люди, возвратившись на родину, менее или даже вовсе не были подчинены влиянию прежних своих владельцев. Уничтожение крепостного состояния в России составляет ныне постоянный предмет толков и опасений, к которому помещики применяют все меры правительства, сколько-нибудь имеющие отношение к быту их крестьян.

Из донесений и повсеместных слухов о бессрочноотпускных видно, что они возвращаются ныне на родину не в том бодром духе и не с тою безусловною преданностью начальству и даже правительству, как солдаты прежних времен; что люди сии сделались склонными к ропоту, пересудам и толкам, иногда весьма свободным, о предметах, вовсе до них не касающихся. Эту невыгодную перемену в нравах русского солдата относят не к каким-либо вредным внушениям, но единственно к продолжительно мирному времени, в котором почти все выходящие ныне в отставку или увольняемые в бессрочный отпуск провели большую часть своей службы. Без настоящих воинских занятий, коснея в однообразной жизни казарм или кочуя с одних квартир на другие, - нижние чины привыкают к праздным суждениям и приносят эту привычку домой еще в цвете лет, тогда как прежний солдат, возвращаясь на родину изувеченный, с полным запасом рассказов о военных подвигах, не позволял себе и даже не имел понятия рассуждать о делах, до него не относящихся.

Мнения о бессрочноотпускных различны, но существует одно общее, что сбор их должен быть производим в зимние месяцы и что надлежало бы усилить строгость взыскания за их неповиновение и другие поступки, дабы устранить поводы к жалобам помещиков и заградить уста порицателям столь важного в государстве учреждения.

Нельзя, однако ж, не отдать справедливости вообще хорошей нравственности бессрочноотпускных. В течение девяти лет только немногие из них обращены в исправительные роты и на службу в войска за дурное поведение, и весьма незначительное число в сравнении с общею их массою судились за проступки большею частью не столь важные.

Рекрутские наборы

Мнение общее признает учреждение бессрочных отпусков корнем другого, весьма тяжкого для земства налога: ибо с установлением бессрочного отпуска встречается надобность в укомплектовании войск новыми рекрутами, отчего общие наборы, кроме частных, учрежденных Манифестом 1 августа 1834 года21, производятся в виде исключений почти каждые два года и не могут не возбуждать некоторого ропота.

При этом случае выражается одно всеобщее мнение и желание, состоящее в том, что как по существовавшим прежде сего положениям принимались в рекруты люди молодые, 18-тилетнего возраста, и должны были служить 25 лет, то ныне, когда срок их действительного служения ограничивается 15 годами, полезно было бы принимать в рекруты людей не моложе 24-х летнего возраста. Из этого извлекают обоюдную пользу как для правительства, так для народонаселения, рассуждая, что ныне юноши, большею частью не женатые и при поступлении их в рекруты не оставляющие в домах своих ни хозяйства, ни собственного семейства, возвращаются чрез 15 лет еще в цвете лет так сказать ни к чему, - тогда как, оставаясь в селениях до 24-х летнего возраста, они успевали бы жениться, завестись хозяйством и, прослужа 15 лет, возвращались бы в дома свои к женам и к детям, на готовую пашню, на готовое, им принадлежащее хозяйство. Сверх того, полагают, что поступление в рекруты людей 24-хлетнего возраста имело бы и то преимущество, что 18-летние юноши еще слишком молоды, не укрепились в телесных силах и, поступя на службу, долго еще, так сказать, воспитываются, прежде нежели сделаются настоящими солдатами.

Становые приставы

Насчет становых приставов уже было сказано в предыдущем отчете. Те же самые жалобы умножаются, и корень зла находят в том, что становые приставы назначаются от короны, а исправники избираются из среды своего сословия. Сии последние удерживаются более или менее в пределах своих обязанностей или честолюбием, или связями родства, тогда как первые, чуждые всех местных родственных отношений, лихоимствуют и потом, скрываясь в другие губернии, спокойно пользуются плодами своих злоупотреблений.

Возмущение казенных крестьян

Религиозное рвение Преосвященного Иринарха22, даже и по отбытии его из Риги, оставило неблагоприятное в том крае впечатление. После него священник единоверческой церкви Емельянов, желая привлечь крестьян Венденского уезда в православие, начал распространять между ними слухи, что земли, ими занимаемые, будут предоставлены в их собственность. Таковые внушения, а равно вредные толки псковских торговцев, бродивших по Лифляндии, и некоторые стеснительные распоряжения Министерства Государственных Имуществ, - усилили неудовольствия лифляндских крестьян до того, что волнение между ними приняло в 1842 году оборот весьма опасный; но эти беспокойства прекращены были в самом начале мерами необходимой строгости правительства и похвальною заботливостью лифляндского дворянства об улучшении быта поселян.

Таковые же беспокойства возникали и внутри России. Для усмирения казенных крестьян в Казанской и Вятской губерниях, по неуспешности обыкновенных мер, употреблено было огнестрельное оружие, а поселяне Олонецкой, Пермской и Московской приведены в повиновение строгим наказанием: многие из них уступили даже кроткому убеждению.

Все сии беспорядки произошли: от опасения крестьян поступить в удельное управление, от слишком крутых нововведений Министерства Государственных Имуществ и, в особенности, от злоупотреблений многих служащих в этом ведомстве лиц. Причины сии не могли не сделаться известными публике и утвердили в ней единодушное желание, чтобы правительство не только не увеличивало, но старалось бы, по возможности, уменьшить число этого рода чиновников.

Обязанные крестьяне

Между помещичьими крестьянами примеры неповиновения владельцам были в особенности следствием невежественных разглашений по случаю обнародованного Высочайшего Указа относительно обязанных крестьян23.

Начальники округов и губернские штаб-офицеры Корпуса жандармов, которым предписано было иметь неослабное наблюдение о том, какое произведено будет этим Указом впечатление на помещиков, крестьян и другие сословия, - донесли, что сия правительственная мера произвела некоторое волнение, в особенности в губерниях: Новгородской, Тверской, Московской, Смоленской, Костромской, Нижегородской, Пензенской, Черниговской и Полтавской.

Большая часть владельцев с некоторым унынием видели в этом указе первый приступ правительства к последующим распоряжениям об отчуждении их собственности по освобождении крестьян из крепостного состояния; но дворяне просвещенные, вникая в цель и разум сего закона, убедились в пользе преобразования и даже изъявляли готовность испытать оное в своих владениях, если бы правительство приняло на себя устранение многих к тому препятствий. К освобождению крестьян из крепостного состояния и к заключению с ними обязательств опытные владельцы приводили следующие неудобства.

1. Бедность крестьян-хлебопашцев во всех почти губерниях.

2. Превратное мнение крестьян о свободе, почитающих вообще вольностью уничтожение прав господина с приобретением его собственности и с переходом из владения помещичьего в ведомство казенное.

3. Несуществование закона, определяющего гражданское состояние русского крестьянина, свободно живущего в помещичьем имении.

4. Приумножение дел в нижних судах и притеснение крестьян земскою полицией: ибо помещик с утратою власти своей над крестьянами не только не обязан за них ответствовать, но и оказывать им того покровительства, которое способствовало их благосостоянию.

5. Трудность наделения крестьян участками земли при общей почти чрезполосности помещичьих владений.

6. Неопределительность взаимных отношений помещиков и крестьян или неизвестность о том, имеют ли помещики право, в случае неисполнения условий, удалять из своих владений неисправных крестьян, и, наоборот, будет ли дозволено крестьянам оставлять отведенные им земли и переселяться в другие места по собственному желанию.

Не входя в дальнейшее рассмотрение различных нужд и выгод, не исчисляя способов, необходимых для успешного исполнения указанной правительством меры, люди сведущие считают главнейшим к тому препятствием нравственное состояние двух классов, к которым ближе относится эта реформа. Они разумеют здесь дворян, не получивших надлежащего образования, и крепостных крестьян, доселе пребывающих в совершенном невежестве. Рассуждают, что только временем и мудрыми внушениями правительства те и другие могут быть приготовлены к предназначенному для них обновлению.

По их мнению, излишняя поспешность в исполнении помянутой меры повернула бы оба класса (дворян и крестьян) в смятение, гибельное для них самих, тягостное для правительства, опасное, может быть, для спокойствия общественного и вредное для успехов земледелия. Дворяне, о коих здесь идет речь, почитают существенною для себя невыгодою ограничение власти их над крепостными людьми; а крестьяне, напротив, ожидают таких преимуществ, которые не могут быть им предоставлены. Отсюда последует то, что обе стороны не в состоянии будут заключать условий, обоюдно полезных и справедливых, и тем паче выполнять их с ненарушимою точностью.

Весьма заметно, что дворянство вообще почитает себя в необходимости отложить на время преобразование своих поместий по новому Указу. По мнению многих, должно с терпением выжидать поры, когда этот дух обновления проникнет все умы и в них созреет, когда вполне совершатся все приуготовления, то есть: когда со стороны помещиков будут обдуманы средства, необходимые для устройства судьбы обязанных крестьян и для обеспечения собственных доходов, а со стороны правительства изданы будут все местные и общие по сему предмету постановления.

Отзывы дворян разных губерний по случаю настоящего Указа свидетельствуют о том, что многие вопросы доселе остаются для них неразрешенными. Если с первого взгляда кажется легко ввести новую систему управления в имениях хлебопашных, где число душ соразмерно количеству земли, то как надлежит поступать там, где народонаселение в отношении к пространству земли или слишком обильно, или вовсе недостаточно? Будут ли дозволены переселения и в какой мере? Равным образом, как совершить преобразование в таком имении, которого ценность по малоземелью зависит собственно от числа душ и от способов их промышленности, или там, где крестьяне по особым причинам не возделывают полей, но ходят по оброку? Распространится ли на обязанных крестьян сила постановления (Свода Законов тома IX статья 454), относящегося до свободных хлебопашцев24, то есть: будут ли обязанные крестьяне, в случае нарушения с их стороны договора, обращаемы по-прежнему в крепостное состояние? Как Указ уже существует и может почесться действительным ручательством за будущее благоденствие народа, то полагают, что правительство обязано войти в подробности этого дела, без каковой помощи оно вперед не подвинется. Основательность сего мнения доказывается следующим разительным примером: генерал-адъютант граф Воронцов желал сделать своих крестьян С.-Петербургской губернии обязанными и уже приступил к исполнению своего намерения. С одной стороны, сами крестьяне, хотя не противились, но убеждали оставить их в первобытном положении, а с другой - граф Воронцов более половины года не может окончить сего дела по причинам, от присутственных мест зависящим. Это обстоятельство обезоруживает других и приводит к основательному заключению, что ежели такой сановник не может окончить своего предприятия, то как исполнят это другие, менее знатные люди.

Убийства

Независимо от беспокойств, произведенных влиянием Указа 2 апреля, в некоторых помещичьих имениях случались убийства и покушения на жизнь владельцев и управителей. В течение 1842 года обнаружено подобных убийств - тринадцать, покушений на жизнь помещиков шесть; управлявших имениями убито два. Преступления сии совершены большею частью в Великороссийских губерниях. Причина этих злодеяний заключалась преимущественно в ненависти и личной злобе убийц к господам своим за строгое их обращение и взыскательность. Только в одном имении костромского помещика, действительного статского советника Шульца обнаружен общий заговор всех крестьян, негодовавших и лишивших его жизни за перемену образа управления ими и слишком крутые нововведения по хозяйству. В Вологодской губернии помещик Михайлов умерщвлен по подговору сына своего, а в Подольской - помещица Головинская, завещавшая имение своей воспитаннице, убита мужем последней, желавшим скорее воспользоваться наследством.

Пожары

В 1842 году повторялись неоднократно случаи злоумышленных поджогов и произошли весьма значительные пожары, преимущественно в городах.

Нет никакого сомнения, что поджоги существовали; но огромное пространство государства и класс людей, к которому принадлежат обнаруженные поджигатели, не допускают мысли, чтобы здесь существовала общая связь покушений или заговор к произведению такового бедствия. Эти преступные действия мы встречаем ежегодно, но всегда в частности, и видим даже из истории прошедших времен, что зажигательства совершались или из мщения, или с намерением грабить при общем смятении. Высочайшее повеление о суждении поджигателей военным судом сделало благодетельное впечатление.

ГЛАВНЫЕ УПРАВЛЕНИЯ



По примеру прошедших лет, этот обзор будет заключен характеристикою главных государственных управлений.

Министерство внутренних дел

Гофмейстер Перовский еще по управлении Удельным департаментом снискал известность человека деятельного и строгого. Новому назначению его предшествовала молва, что он именно такой министр, от которого можно ожидать многих полезных преобразований. Приверженцы Перовского в особенности указывали на то, что он много путешествовал по России, знаком с бытом народа, местностью и потребностями империи и, управляя около 15 лет департаментом уделов, имеет большую опытность даже в канцелярском делопроизводстве, но крутой его нрав и холодность породили много противников истинным его достоинствам, - словом, вступление нового министра в свою должность сопровождалось столь высоким о нем мнением и столь явным недоброжелательством, что ему также трудно было оправдать все ожидания публики, так и отразить ее нападения.

Справедливо предполагая, что избрание губернаторов заключает в себе особенную важность: ибо им вверяется благосостояние целого края, и что, сообразно с настоящим просвещением России, главою общества в губернии должен быть человек не только деловой, благонамеренный и умный, но и соединяющий с этими качествами светскую представительность, наконец, что без сего последнего условия даже при величайшей деятельности и познаниях губернатор не достигнет той цели, которая столь ясно изображена в мудром Наказе Императрицы Екатерины II25, то есть: нравственного первенства государственного сановника в том кругу и на том поприще, где ему указано быть представителем высшей власти. Гофмейстер Перовский не назначает никого в сию должность без предварительного испытания, и мера сия со временем принесет хорошие плоды.

Все предметы, относящиеся до Министерства внутренних дел, обращают равное на себя внимание министра: мостовые; правильная продажа медикаментов в аптеках; уничтожение безменов и повсеместное введение весов; таксы, утверждаемые начальством и выставляемые для всеобщего сведения; устранение влияния полиции на площадную торговлю; наблюдение за правильностью продажи жизненных потребностей и примеры строгого взыскания с торговцев, виновных в злоупотреблении, - много способствуют к уменьшению зла и восстановлению порядка.

Трудолюбие его и желание общей пользы простираются до того, что он лично посещал несколько раз Управу Благочиния; собственно по департаментам Министерства усилил быстроту делопроизводства; наконец, сей министр действиями своими обращает на себя общее внимание и сосредоточивает все надежды благомыслящих людей. Он правосуден, бескорыстен до высшей степени, и все его меры, все начинания отзываются общим благом.

Министерство финансов

Граф Канкрин с умом просвещенным и знанием своего дела соединяет еще и то редкое качество, что умеет избирать способных сотрудников. От того департаменты и кредитные установления Министерства финансов отличаются порядком делопроизводства и строгою отчетностью, а Казенные палаты, Горные правления и таможни благоустроеннее всех других губернских присутственных мест.

Публика порицает в графе Канкрине два главные недостатка: упрямство и односторонность. Предначертав за 20 лет пред сим план своего управления, он следует ему неуклонно и противится всякому нововведению, если оно не им предложено. Это пристрастие к началам, которые он однажды навсегда принял за основание своих действий, препятствует ему идти наравне с веком. Россия имела бы уже теперь в готовности 3 тысячи верст шоссейных путей, если бы граф Канкрин в 1839 году не отвергнул предложение варшавских и берлинских капиталистов, желавших принять на себя эту операцию. Нет сомнения, что он помешал бы и железной дороге между столицами, если бы Государь не произнес: «да будет!».

Не унижая достоинств графа Канкрина, публика рассуждает, что его система ожидает многих улучшений. Скудость финансов России не совместна с важностью ее значения: мы не можем обойтись без внешнего займа в случае войны и не имеем собственных достаточных способов для того, чтобы возвысить внутреннее наше благосостояние во время мира. Частный кредит наш заметно клонится к упадку; коммерческий - не вполне соответствует размерам нашей торговли и, если еще не ослабел наш государственный кредит, то этим Россия обязана не финансовой системе, но политическому своему весу. Несмотря на сие, в долголетнее управление Министерством финансов граф Канкрин приобрел уважение публики и доверенность торгового и промышленного сословий в России.

Но последний тариф произвел неумолкаемый ропот: в нем видят не косвенный, а уже прямой налог, ибо чрезмерно высокою пошлиной обложены не только предметы роскоши, но даже и самые обыкновенные необходимые потребности жизни. Подобная мера произведет такую контрабанду, что никакая стража не остановит ее; торговля встретит не только препятствие, но и самое потрясение, и потеря будет общая, а выигрыш на стороне одних контрабандистов.

Ныне, когда во всех государствах путешественники имеют повсюду свободный въезд и выезд, у нас даже сановники высшие, которые не могут и помышлять о контрабанде и имеют только при себе вещи, купленные для собственного употребления, останавливаются на заставах таможни по целым дням. Кроме всеобщего в высшей степени ропота полагают, что доход таможенный, ежели и увеличится в настоящее время, то это возвышение дохода не будет продолжительно и, как сказано, даст только обильные выгоды контрабандистам.

Министерство государственных имуществ

Установленный Министерством государственных имуществ порядок управления казенными крестьянами, по общему мнению, мало приноровлен к их быту и требует бесчисленных усовершений (Так в тексте). Составленные для них на скорую руку Наказы, хотя и заключают в себе некоторые полезные правила, но между ними встречаются и такие, которые в частном применении своем не всегда удовлетворяют условиям местности и во многом противны нравам и духу русского народа.

При передаче государственных крестьян из ведения Казенных палат в управление палат Государственных имуществ недостатки, ошибки и даже злоупотребления прежней администрации обнажились пред новою во всей своей наготе. Казалось, что этот важный переворот произведет благие последствия; но ожидания не сбылись, и вместо существенных и необходимых улучшений крестьянского быта в нем произведено то пагубное брожение, которое неоднократно проявлялось даже в мятежах и бунтах.

Беспрестанная перемена управляющих палатами Государственных имуществ служит доказательством, что не многие из них признаются сведущими и полезными. Командируемые от Министерства для ревизии особые чиновники осматривают палаты и управления окружные, волостные и сельские, не стараясь вникать в положение и нужды крестьян.

Теперь остается решить: улучшилось ли их положение с учреждением над ними нового управления? Этот вопрос разрешили сами крестьяне. Беспокойства, возникшие в прошедшем году между ними в Олонецкой, Вятской, Пермской, Казанской и Московской губерниях, имели два главных повода: притеснение и поборы чиновников Государственных имуществ и желание остаться по-старому под ведением земской полиции, которая, если не более заботилась о благе крестьян, то, по крайней мере, не так дорого им стоила: ибо прежде целый уезд жертвовал для одного исправника и двух или трех заседателей, а ныне на счет крестьян живут десятки чиновников. Прежде правосудие или, точнее сказать, расправа шла скорее, а теперь жалоба обиженного крестьянина, пока достигнет (если достигнет) до палаты Государственных имуществ, должна пройти чрез три инстанции: сельское, волостное и окружное управления. Таковое мытарство не только тягостно и разорительно для крестьянина, но и отвлекает его от сельских работ и домоводства.

В предшествовавших отчетах сказано было, что нельзя судить обстоятельно о новом, столь обширном Министерстве и что должно выждать годы, чтобы видеть благотворные или неудачные оного последствия. Эти годы прошли, и теперь видно, что здесь все начато, но ничто не кончено, и потому Министерство государственных имуществ все еще кажется учреждением новым, как здание поспешно возведенное, но недостроенное.

Министерство юстиции

В общем Наказе министерствам26 (в статье, относящейся собственно до предметов государственного хозяйства) заключается правило, которое могло бы послужить основанием и для действий каждого министра в особенности. По приблизительному смыслу этого правила, министру юстиции более надлежало бы пещись об устранении препятствий, заслоняющих правду, нежели о том, чтобы стоять на страже ведущего к ней пути. Граф Панин слишком стесняет круг своих обязанностей, полагая, что они заключаются в одном наблюдении форм и буквальном исполнении существующих законоположений. Если доводят до его сведения о неправильных действиях какой-либо судебной инстанции, он, не прекращая сих действий, ответствует, что рассмотрит дело, когда оно дойдет до него «установленным порядком»; приносят ли жалобу, что такой-то процесс решен вопреки всякой справедливости, он отвечает (особенно в тех случаях, когда тяжба окончена Сенатом), что ничего не может сделать «за силою последовавшего решения»; сообщают ли ему, что под таким-то актом скрывается явный обман, он пишет, что акт «облечен в законную форму». Словом, сколь бы ни очевидным было злоупотребление производивших дело или прикосновенных к оному лиц, - министр юстиции не внемлет нравственным убеждениям.

Публика полагает, что если власть министра юстиции по законам и ограничена, то он, как высшее докладывающее Императорскому Величеству лицо, всегда мог бы предоставлять на усмотрение Государя те дела, по которым закон не допускает изменений, но по которым справедливость и совесть обязывают его быть защитником истины, тем более что преимущество власти самодержавной заключается именно в том, что самодержавный Государь имеет возможность действовать по совести и в некоторых случаях даже обязан, отстраняя закон, вершить дело, как отец решает дела между детьми: ибо законы - создание ума человеческого, не могли и не могут предвидеть всех случаев и всех ухищрений сердца человеческого. Буквальным же применением существующих законов ко всем без исключения случаям часто подавляется истина и совершается самое очевидное неправосудие, тогда как намерение правительства и цель мудрого законодательства состоит не в том, чтобы только соблюдались его уставы, но в том, чтобы при действии законов охраняема была строжайшая справедливость.

Судебные места вообще находятся в таком же положении, как они были в конце минувшего столетия. Новое поколение приказнослужителей не изменяет обычаям предков: та же продажность в судах; те же обветшалые формы делопроизводства многосложного, запутанного и темного, которое, утомляя внимание присутствующих, представляет удобство и простор ябеде и злоупотреблению. В низших инстанциях тяжебные дела длятся целые годы; просители напрасно теряют время и деньги и не всегда доживают до окончания своих процессов, оставляя детям заботы вместо достояния. И не одни только апелляционные, но даже частные дела производятся по ведомству Министерства юстиции с такою же медленностью, особенно если сравнить это ведомство с другими. Так, например: представления в чины военных офицеров, восходя чрез инспекторский департамент Военного министерства, не позже как чрез месяц получают окончательное разрешение; представления же о производстве гражданских чиновников по герольдии Правительствующего Сената остаются без всякого движения по два и по три года, тогда как процесс делопроизводства по этому предмету и там и здесь один и тот же. Не менее многочисленны по судебным местам и другие злоупотребления. Дела, по коим нет ходатайства, остаются вовсе без производства или в бесполезной переписке длятся несколько лет, а при окончании решаются в пользу той стороны, которая ходатайствовала.

Но первый шаг к юридической реформе уже сделан. Теперь при соединении в стройный Свод отечественных законов27 обновление судебных мест или, точнее сказать: общее коренное их преобразование становится возможным. По мнению людей благомыслящих, составление особого комитета, который бы начертал проект нового и сообразного с нынешним состоянием просвещения порядка производства дел, есть необходимость и ожидание целой России. Но это важное предприятие, как и все, что в широких размерах совершается для вековых польз нашего Отечества, не будет иметь успеха без личного настояния и неослабного действия державной воли Государя Императора.

Впрочем, лично насчет графа Панина отзывы совершенно в его пользу. Его признают человеком честным, трудолюбивым и в высшей степени бескорыстным и ему отдают полную справедливость, что правосудие в столице идет далеко лучше, нежели шло при его предшественниках.

Управление путей сообщения

О назначении генерал-адъютанта графа Клейнмихеля главноуправляющим путями сообщений и публичными зданиями вскоре после смерти графа Толя разнеслись слухи в публике как отголосок Высочайших намерений. Граф Клейнмихель до своего назначения уже собирал подробные об этой части сведения, в особенности о характеристике служащих в ней лиц, так что, вступив на новое поприще, ему оставалось только взглянуть на все своими глазами и поверить слухи собственным наблюдением. Распоряжаясь многими государственными сооружениями, граф Клейнмихель имел случай приобресть навыки и познания в технической части строительного искусства, а долголетняя опытность и природная сметливость при содействии таких даровитых сотрудников, каковы многие из генералов, штаб- и обер-офицеров сего корпуса, служат порукою, что часть, ему вверенная, процветет, как процветает и та часть, которою он прежде заведовал.

С самого вступления своего в настоящее звание граф Клейнмихель обратил особенное внимание на способ производства работ; на состояние отчетности управления; положил решительную преграду хозяйственным распоряжениям; учредил особый аудиториат, и видно, что намерен приступить к коренному изменению многих частей вверенного ему управления и что все эти части находились в чрезвычайном запущении. Здесь, к прискорбию, представляется случай сказать тоже, что неоднократно доводимо было до Высочайшего сведения изустно и в годовых отчетах о необходимости таковых преобразований.

При всей, однако же, настоятельности графа Клейнмихеля устроить вверенную ему часть и искоренить вкравшиеся в оную злоупотребления, он предвидел, что с подчиненными образованными меры фронтовой строгости не могут быть успешны: он избрал орудием взыскания насмешку. Большинство просвещенной публики сначала не одобряло его приказов, полагая, что они бросают нарекание на целое ведомство, в составе которого есть много людей истинно полезных и достойных; но это суждение умолкло, когда увидели, как все действия графа Клейнмихеля стремятся к общественной пользе. Наконец, все сословия верят в бескорыстие и чрезвычайную деятельность графа Клейнмихеля и предвещают, что часть водяных и сухопутных сообщений, которая в прежние времена была в ужасном запущении и гнездом всех злоупотреблений, воскресает и воскреснет так, что его ведомство в короткое время будет образцовым.

Государственный Контроль

Из последнего отчета Государственного Контролера видно, что в 1841 году обревизовано счетов на сумму 2.254.159.372 руб. серебром; а неправильных расходов открыто только на 155.460 руб. серебром. За порядок, существующий многие годы в этом ведомстве, все отдают справедливость действительному тайному советнику Хитрово28.

Министерство иностранных дел

Публика, могущая судить о делах только поверхностно, недовольна действиями Министерства Иностранных Дел. Она думает, что правительство много утратило от прежнего своего сильного положения и того влияния, которое оно имело на дела света.

В высшем обществе с особенным удивлением и даже некоторою колкостию отзываются о том, что при последних событиях в Китае и присвоенных англичанами выгодах, угрожающих стеснением нашей торговле, - правительство наше остается равнодушным зрителем и не принимает никаких мер для успокоения встревоженного русского купечества. Здесь, однако же, должно заметить, что публика, к сожалению, никогда не вникает в возможность или невозможность такового рода дел.

Министерство военное

Армия, составляющая одну из важнейших частей государственного состава, постепенно подвигается к усовершенствованию. Стройности наших войск отдают полную справедливость, и утешительно слышать, что нравственная ее сила также сделала большие успехи: подчиненность нижних чинов к офицерам, равно офицеров к старшим начальникам не оставляет ничего желать, так что в истекшем году случаи неповиновения были чрезвычайно редки. Со всех концов государства получались также весьма удовлетворительные известия насчет спокойного и кроткого квартирования войск, расположенных по деревням и, ежели на этот счет были какие- либо жалобы, то это должно приписать единственно случайности и тому, что в столь огромном составе, в каком содержится армия, невозможно, чтобы там или тут не встретилось неисправности. Говорить о гвардии было бы излишне: в ней существует порядок примерный, и в прошедшем году не слышно было ни малейшего ропота.

При обзоре положения войск мысль невольно обращается к толкам насчет публичных работ в государстве. Люди благонамеренные, и в большом количестве, рассуждают, что войска в течение года без ущерба нужных по службе занятий могли бы посвящать некоторое время для публичных работ еще в большей степени, нежели ныне посвящают.

Военные поселения

Насчет военных поселений нельзя сказать столько же хорошего; цель их учреждения утрачена желанием начальства дать один токмо наружный блеск вверенной им части. Управление военного поселения зависит совершенно от произвола корпусного командира, который, заботясь о наружном виде поселения, не соображает ни рабочей поры, ни рабочей силы. В самое дорогое для посева время поселяне и их волы отвлекаются от полей и перевозят материалы для прихотливых строений или для пересадки деревьев из Черкасских лесов.

При таковом произволе начальства не определена повинность крестьян! Поселянин работает в казну не три положенные дня, а столько, сколько его заставляют, и иногда до тех пор, пока не падет последняя пара его волов. Хозяин пары волов выгоняется на работу с парою, а тот, у кого две, три пары, с двумя, тремя парами. При распределении постояльцев начальство смотрит не на число поселян, а на их средства, и зажиточный хозяин наказывается за свое довольство, неся на себе тягость своих бедных собратий.

Вследствие таковых распоряжений в прошедшем году для 2-го корпуса к произведениям земли требовалось от казны овса и провианта на сумму до 2 миллионов рублей, тогда как почва Новороссии так изобильна, и при ином управлении поселения ее должны бы были не только довольствовать расположенные в оных полки, но в случае неурожая быть запасною житницею для целого края.

Публика, мало-помалу ознакомясь с военными поселениями, делает вопрос: что они стоят государству, ежели принять в расчет: имения, которые без поселений давали бы доход: людей рот служащих инвалидов; временных рабочих рот; рабочего батальона, которые отвлекаются от прямых своих обязанностей и употребляются только для бесплодных работ; огромное количество волов и лошадей; жалование, которым пользуются все нестроевые офицеры, и проценты с тех огромных капиталов, которые употреблены на различные постройки и на возведение этих поселений?

Что же касается собственно до Военного министерства, то в публике называют оное брегетовыми часами: везде порядок и точность, и при сравнении этого министерства с тем, что оно было в прошедшие времена, нельзя не отдать полной справедливости князю Чернышеву, трудами и деятельностью коего военно-судная часть, продовольствие войск, одежда, вооружение - все усовершенствовалось.

Военно-учебные заведения

Нельзя не отдать благоговейной признательности Его Императорскому Высочеству Великому Князю Михаилу Павловичу за постепенное усовершенствование этой важной части государственного состава. Публика и родители детей, его заботливости отданных, с некоторого времени более и более начинают выражать к нему свои чувства признательности. Общий голос утверждает, что военно-учебные заведения никогда не были в столь отличном положении, как ныне и, что всего важнее, часть нравственная подвинута вперед до неимоверной степени. Здесь также отдают справедливость помощнику его генералу Ростовцеву29, одному из самых благонамеренных, благородных и просвещенных людей, которого в публике называют вторым Перовским (МВД) только в нежных формах. Ту же справедливость отдают директорам корпусов и школ, приписывая этот удачный выбор собственной прозорливости Его Императорского Высочества.

Министерство морское

Странно, что о Морском министерстве нет никакой молвы! Ничего не слыхать, а глаз видит: флоты год от года усовершенствуются, довольство, тишина в этом министерстве примерны, и было бы большое счастье, если бы и о прочих министерствах также мало говорили: это служило бы доказательством скромного, правосудного и мудрого управления.

Министерство народного просвещения

Общие отголоски не в пользу этого министерства. Рассуждают, что блистательное оного состояние существует только на бумаге, в годовых отчетах; а на деле нет отличных профессоров и совершенный недостаток в учителях, так что из всех учебных заведений, сему министерству подведомственных, не появилось поныне ничего замечательного.

Управление духовных дел

Духовенство с некоторого времени ропщет на действия графа Протасова30, но ропот сей не имеет никакого справедливого основания; напротив, граф Протасов водворил порядок в своем управлении, и дела получили в нем правильнейшее движение.

Департамент почтовый

Со времен незапамятных этот департамент имел своими начальниками и чиновников вполне благонамеренных и желающих пользы общей. Передача корреспонденций доведена в оном до той исправности, какая только возможна в столь обширном государстве и при нынешней почтовой системе. Но зато часть почтовой гоньбы, как видно из получаемых донесений, почти не существует. Вполне заслуживающие доверия отзываются, что часть сия не достигнет лучшего устройства, доколе не изменятся ее начала и доколе Главное почтовое управление будет ограничиваться только одними предписаниями, чтобы ямщики, лошади и повозки были исправны, ибо опыт доказал, что эти предписания, повторяемые в течение 50 лет, не принесли никакой существенной пользы.

Впрочем, должен сказать, что генерал-адъютант Адлерберг31 и тайный советник Прянишников32 неутомимо заботятся о вверенной им части и нет сомнения, что они, заметя истинный корень зла, истребят его.

Жандармы

В предшествовавшем отчете Его Императорское Величество изволил сделать замечание, что шеф жандармов никогда не излагает общего мнения о вверенном ему Корпусе. Хотя трудно говорить о себе и о своей части, но это замечание вынуждает преодолеть трудность и сказать, что народ любит жандармов; к ним прибегают всегда, как к последнему средству исцеления и часто исцеляются. В тех губерниях, где губернаторы не боятся контроля, жандармы хороши; другие считают их учреждением вредным. Министры почти все против жандармов; но между тем все и часто благодарят шефа за получаемые от него известия, и почти нет ни одного министра, который не просил бы его уступить из жандармов того или другого чиновника во вверенное ему министерство. В высшем кругу мнение о жандармах различно: одни бранят их, другие хвалят; одни считают их вредными, другие, видя необходимость высшей полиции, признают их полезными и необходимыми и сознаются, что лучше видеть голубой мундир, нежели не знать, откуда то или другое дошло до сведения правительства.

Если есть лица, которые ропщут на управляющего III отделением Собственной Его Императорского Величества канцелярии генерал-майора Дубельта, то это должно приписать не ему, а месту, им занимаемому. На шефа жандармов не смеют роптать, и потому разглашают, что Дубельт дает произвольный тон своим докладам, тогда как всякое дело, заключающее в себе наималейшую важность, он не докладывает, а читает шефу, который произносит по оному собственное решение, без его на то влияния. То же было при его предшественниках фон Фоке и Мордвинове, то же будет при его преемниках, и шеф жандармов не умалчивает, что он вообще все более и более находит в Дубельте своего усердного помощника. Ему, генералам и штаб-офицерам Корпуса жандармов он обязан как исправностью дел III отделения, так и Корпуса жандармов.

Шеф жандармов не отвергает, что между штаб-офицерами вверенного ему Корпуса проявляются иногда и такие, которые в том или другом случае не вполне постигают прямой своей обязанности, но это, конечно, не от недостатка в усердии и благонамеренности, а единственно от недоумения, и он счастлив, по крайней мере, тем, что между его подчиненными нет примеров нечистых, корыстолюбивых дел.

Что же касается до самого шефа жандармов, то он прилагает всевозможное старание о приглашении во вверенный ему Корпус людей добрых и честных, - и, в случае неудачного выбора, сейчас удаляет от себя недостойных, как это и в прошедшем году несколько раз случилось. Главная же цель шефа жандармов состоит в том, чтобы смягчать, по возможности, все меры необходимой строгости так, чтобы оная не только не производила ропота, но, напротив, считалась милостью по своей умеренности; а самая утишительная мысль его есть та, что люди благомыслящие не чувствуют действий высшей полиции, хотя все более или менее видят плоды ее существования.

Впрочем, самый верный и безошибочный суд публики о шефе жандармов будет в то время, когда его не станет.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ



Изложив, таким образом, все добро и зло, существующее в обширном государстве нашем, остается заключить отчет этот выражением общего всей России голоса, что едва ли есть в Европе один государь, которому бы народ так верил, как Императору Российскому! Все доброе приписывают ему одному, все злое - его министрам и приближенным, которые якобы скрывают перед ним настоящее положение дел. Рассуждения всех классов людей и общие отголоски доказывают неоспоримо, что Его Величество любим всеми сословиями и что вера в Его правосудие непоколебима. «Твердость духа Государева, - говорят во всех концах России, - есть общее спасение. Им все держится, и все будет держаться, доколе Его сильная рука, которой Бог вручил бразды правления, не ослабнет, и если министры и правители областей будут представлять Ему дела в их настоящем цвете».

Граф Бенкендорф




ГА РФ. Ф. 109. Оп. 223. Д. 7. Л. 131-224.
1 Фридрих-Вильгельм IV.
2 Фердинанд I, австрийский император (1835-1848).
3 Речь идет об Англо-китайской (опиумной войне) 1840-1842 гг. Поводом к столкновению послужило уничтожение китайским правительством большого запаса опиума, контрабандную торговлю которым вели англичане. В середине 1842 г. английские войска подошли к Нанкину; Китай капитулировал; был подписан договор, устанавливающий выгодные для английской торговли ввозные и вывозные пошлины, во владение Великобритании перешел Гонконг.
4 Американская компания - торговое объединение, учрежденное в 1799 г. в целях освоения территории Русской Америки и Курильских островов. Правление компании располагалось в Иркутске и Петербурге; ей предоставлялись в монопольное пользование все промыслы и полезные ископаемые на этих землях и право торговать с соседними странами. В Русской Америке был создан целый ряд постоянных поселений, построены верфи и мастерские; компания организовала 25 экспедиций, производила исследовательские работы на Аляске, участвовала в заселении Сахалина и Приамурья. Ее деятельность серьезно осложнялась острой конкурентной борьбой с английскими и американскими предпринимателями, стремившимися овладеть местным рынком. Компания была ликвидирована в 1868 г. в связи с продажей русских владений США.
5 Дадли Стюарт, вероятно, Вен Чарльз Вильям (1778-1854), дипломат, член торийской оппозиции в парламенте. В 1837 г. побывал в Петербурге, по пути в Константинополь и далее на Восток.
6 Август Фредерик, герцог Суссекский (1773-1843), шестой сын английского короля Георга III. Отказался от всех наследственных прав, женившись в 1793 г. на католичке Августе Муррай. В палате лордов примыкал к оппозиционной партии, выступал за эмансипацию католиков, уничтожение невольничества, парламентскую реформу и т. д.
7 Вел. кн. Мария Александровна.
8 Великий герцог Гессен-Дармштадтский Людвиг II, правил в 1830-1848 гг.
9 Герцог Лейхтенбергский и вел. кн. Мария Николаевна жили, в основном, в своем имении Сергиевское, не принимая активного участия в придворной жизни. Вот что пишет об этом вел. кн. Ольга Николаевна: «Родители были обижены этим, они страдали от того, что Мэри точно отвернулась от семьи, но ведь они сделали все, что было в их силах, для ее счастья с Максом. Что Макс не чувствовал себя счастливым, они были невиновны... С каким восторгом приехал он в Россию! И тем не менее ему постоянно давали чувствовать, что он иностранец, его обременяли второстепенными постами или непрятными обязанностями» (Николай I. Муж. Отец. Император. С. 282).
10 О сватовстве баварского кронпринца, будущего короля Максимилиана II (1848-1864), великая княжна Ольга Николаевна вспоминала:«В Шарлоттенбурге был завтрак с танцами, который запомнился мне потому, что котильон я танцевала с кронпринцем баварским Максом, племянником тети Элизы (кронпринцессы прусской). Там хотели, чтобы Макс женился на одной из нас. Подумали, конечно, сейчас же о Мэри. Но кронпринц, который нашел во мне сходство с владетельницей старого замка Гогеншвангад, изображенной на одной фреске, сказал себе: эта или никто. Он постоянно рассказывал о преданиях своих гор, своих поэтах, своей семье, своем отце, который не понимает его, своей мечте о собственном доме, а также о том, какие надежды он возлагает на свою будущую супругу, - словом, только о том, что явно вертелось вокруг него самого. Я часто говорила невпопад, оттого что страшно скучала, не понимая, что это его манера ухаживать. Никто не решался при нем приглашать меня танцевать, чтобы не прерывать нашего разговора, что меня очень сердило. Уже ожидали официального объявления нашей помолвки. Только я одна в своем ребячестве ничего об этом не подозревала... Наконец, на помощь подоспела Мама. Она отвела Мэри и меня в сторону, объяснила намерения кронпринца Макса и рассмеялась громко, когда я в отчаянье закричала: «Нет, нет, нет!» (Там же. С. 252-253).
11 Генрих де Бурбон, герцог Бордосский, граф де Шамбор.
12 Григорий XVI.
13 Чайковский Михал (1808-1886), политический авантюрист, писатель. Участник Польского восстания (1830-1831), эмигрант, эмиссар польской аристократической партии на Балканах. Принял ислам (1850) и возглавил одно из подразделений «оттоманских казаков» во время Крымской войны. Получил амнистию (1872), перешел в православие и вернулся в Россию.
14 А.И. Чернышев.
15 М.С. Воронцов.
16 От лат. emeritus (заслуженный), специальная пенсия уволенным в отставку государственным служащим, пособие вдовам и сиротам из сумм эмеритальной кассы, средства которой составлялись из обязательных отчислений от жалованья государственных служащих.
17 Органический статут Королевства Польского 1832 г. - Конституционный статут, введенный после восстания вместо Конституции 1815 г. Упразднял существовавшие ранее элементы польской государственности (сейм, армию и т. п.), но сохранял ряд автономных учреждений (наместничество, Государственный совет и Совет управления при наместнике), которые по мере распространения на территории Царства Польского административных норм Российской империи постепенно ликвидировались.
18 Железная дорога Петербург-Москва (Николаевская) была введена в эксплуатацию в 1851 г. Общая протяженность - 649,7 км. Построена по проекту П.П. Мельникова, который отличался тщательной проработкой и внимательным выбором технических параметров. К началу эксплуатации на линию было поставлено 164 паровоза, 2669 вагонов. «Государь считал необходимым, - писал Н. Тальберг, - постройку железной дороги для преодоления столь огромных в России расстояний. Приходилось ему выслушивать разные возражения. Отрицательно относился к этому вопросу главноуправляющий путями сообщений и публичными зданиями граф К. Толь... 1 февраля последовал Высочайший Указ о постройке на средства казны железной дороги между обеими столицами. Председателем Комитета, наблюдающим над постройкой, назначен наследник цесаревич. На место скончавшегося графа Толя назначен был граф П.А. Клейнмихель, известный своей исполнительностью и настойчивостью. Изыскания велись весь 1842 г. и частично 1843 г. Шоссе, соединяющее Петербург и Москву, шло через Новгород, Вышний Волочек, Торжок и Тверь. Мельников приготовил два плана. По одному - дорога придерживалась шоссе, по другому, - минуя помянутые города, шла по прямому направлению на Тверь. Получалось сокращение, представляющее выгоду для пассажиров и грузов. Государь, выслушав доклад, приказал вести дорогу прямо» (Н. Тальберг. Человек вполне русский. Т. I. С. 364-365).
19 Первый постоянный мост через Большую Неву. Построен в 1843-1850 гг. инженером С.В. Кербедзом и архитектором А.П. Брюлловым. Имел 7 пролетов, перекрытых ребристыми арочными пролетами и один - разводной у правого берега. Соединял Благовещенскую площадь с 7-й линией Васильевского острова. Назывался Благовещенским (1850-1855), затем Николаевским (до 1918 г.), в настоящее время - мост Лейтенанта Шмидта.
20 Положение «Об устройстве военных нижних чинов и о пособии им при водворении в казенных селениях», утвержденное 16 апреля 1841 г., гласило, что бессрочноотпускные могут устраивать для себя особые усадьбы и хозяйства, получают для этого места, лес, единовременное пособие, а по старости определяются в богоугодные заведения с назначением пенсиона.
21 Согласно Манифесту «О замене общих в государстве рекрутских наборов частными, ежегодно в одной половине государства, и о производстве в сем году первого набора в Южной полосе» в мирное время общие рекрутские наборы отменялись; государство делилось на Южную и Северную полосы, между губерниями которых устанавливалась очередь по исполнению рекрутской повинности (см. также Отчет за 1834 г.).
22 Иринарх (Попов Яков Дмитриевич) (1790-1877), архиепископ рязанский. Окончил Петербургскую духовную академию, преподавал в орловской семинарии, принял постриг (1817). Состоял при российских миссиях в Риме и Флоренции (1820-е гг.); находился в Греции (1831-1835). Епископ рижский (1836-1841), переведен в воронежскую епархию (1841); епископ вологодский (1842-1844), кишиневский (с 1844 г.), рязанский (1866). В 1867 году уволен на покой в монастырь.
23 Указ 2 апреля 1842 г. об обязанных крестьянах явился результатом работы Секретного Комитета по крестьянскому делу, учрежденного в 1839 г. для видоизменения закона о вольных хлебопашцах (20 февраля 1803 г.). По Указу 1842 г. право помещиков действовать на основании закона о вольных хлебопашцах сохранялось. Одновременно помещики получали возможность заключать с крестьянами договоры о передаче им участков земли в пользование за исполнение повинностей. В указе были намечены правила для составления подобных договоров. Крестьянам предоставлялась личная свобода; помещики могли учреждать вотчинное управление. Никакой фиксации обязанностей крестьян, размеров наделов и ограничения вотчинной власти помещиков Указ не предусматривал. Практического значения не имел. До 1855 г. на вольное состояние было переведено всего 24 тысячи крестьян.
24 По Указу о вольных хлебопашцах от 20 февраля 1803 г. помещики получили право освобождать крестьян как поодиночке, так и целыми селениями с обязательным наделением их землей. Крестьяне при этом должны были заплатить выкуп или обязывались исполнять повинности в пользу помещика. При невыполнении обязательств крестьяне возвращались в крепостное состояние. В царствование Александра I таким образом было освобождено 47 153 человека. С 1848 г. «вольные хлебопашцы» стали именоваться государственными крестьянами.
25 Имеется в виду Указ 21 апреля 1764 г. - «Наставление губернаторам», в котором сказано, что губернатор есть «глава и хозяин всей врученной его смотрению губернии».
26 «Под Наказами или инструкциями разумеются у нас законы, определяющие порядок деятельности тех или других органов управления. Таков - общий Наказ министерствам (Учреждение министерств 25 июня 1811 г.), устанавливающий пределы и степень власти министров, отношения их к высшим государственным установлениям, их ответственность и проч.» («Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза - И.А. Ефрона». СПб., 1897. Т. Хха. С. 484).
27 Свод законов 1842 г. - собрание действующих законодательных актов. Состоял из 15 томов, сгруппированных по тематическому признаку. В свод не входили военные и военно-морские законы. Первый подобный свод опубликован в 1832 г., следующий - в 1857 г. Между изданиями выходили ежегодные продолжения с указанием на упраздненные и измененные статьи. От «Полного собрания законов Российской Империи» отличался тем, что включал только действовавшие законы.
28 А.З. Хитрово был государственным контролером с 1827 г.
29 Ростовцев Яков Иванович (1803-1860), граф, генерал от инфантерии, член Государственного совета. С 1835 г. являлся начальником штаба по военно-учебным заведениям, с 1849 - их главным начальником. С 1857 г. - член Секретного комитета по крестьянскому делу, в 1859 году был председателем Редакционных комиссий.
30 Н.А. Протасов, обер-прокурор Синода.
31 Адлерберг Владимир Федорович (1791-1884), граф, генерал-адъютант. С 1817 г. - адъютант великого князя Николая Павловича, ближайший друг Николая I в течение всего царствования. Главноначальствующий Почтовым департаментом (1842-1857), при нем в России были введены почтовые марки. Министр Императорского двора и уделов (1852-1857).
32 Прянишников Федор Иванович (1793-1867), действительный тайный советник, член Государственного Совета. С 1824 г. служил по почтовому ведомству, был командирован в Англию (1827) для изучения постановки почтового дела. Директор Почтового департамента (1841-1854), ушел в отставку (1857), снова главноначальствующий Почтовым департаментом (1857-1863).

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 178