Учебный класс для аварийной партии.
Непросто подготовить матроса аварийной партии к умелому выполнению своих обязанностей в боевой обстановке. Приходится настойчиво тренироваться, добиваясь автоматизма в работе, четкости и быстроты действий. Хотя моряку бороться за живучесть придется, может быть, только раз в жизни, но готовиться к этому надо постоянно, на протяжении всего срока военно-морской службы.

В русском флоте начало систематической подготовке корабельных аварийных партий в условиях, максимально приближенных к боевым, положил вице-адмирал С. О. Макаров. Он первым в мире выдвинул идею о необходимости проведения тренировок по борьбе с водой и пожарами на специально оборудованных тренировочных «водяных кораблях».

В 1894 г. он писал: «Никто не отрицает пользы упражнения по части машинной и артиллерийской, но если упражнения нужны для умелого пользования машиной, артиллерией и прочего, то тем более нужны упражнения для умелого пользования всеми средствами непотопляемости, ибо их приходится применять в весьма трудных условиях и с чрезвычайной поспешностью. Вопрос сводится к тому, чтобы придумать наиболее рациональный способ практикования команды по части непотопляемости.

Надо, чтобы люди могли видеть пробоину так, как она есть; видели, каким образом вода бьет через пробоину и заполняет отделения; видели, с какими трудностями сопряжено запирание дверей, когда упущен первый момент, и вообще, чтобы они видели и своими руками проделывали все то, что приходится видеть и проделывать во время аварии. Я предлагаю, чтобы для обучения как офицеров, так и матросов всему необходимому по части непотопляемости был приспособлен специальный водяной корабль».

С. О. Макаров изобрел конструкцию рейкового пластыря для заделки больших пробоин. Еще в 1870 г. он предложил в каждом корабельном отсеке иметь запасы аварийного леса (деревянные упоры, доски, клинья, пробки), прокладочных и конопаточных материалов, а также комплекты аварийного инструмента для использования унтер-офицерами и матросами трюмно-пожарных дивизионов и групп (так называли в конце прошлого века на броненосцах и крейсерах русского флота корабельные аварийные партии).

С. О. Макаров первым начал проводить с офицерами занятия на моделях кораблей. В процессе этих занятий наполняли водой часть бортовых отсеков модели и наблюдали ее посадку в небольшом бассейне. Так как модель — это уменьшенная копия корабля, то ее посадка соответствовала посадке поврежденного корабля с затопленными соответствующими отсеками. Офицеры наглядно знакомились с последствиями затопления и тренировались в спрямлении корабля, затапливая в модели отсеки противоположного борта.

В нашем флоте заповеди С. О. Макарова в отношении наглядного и конкретного обучения моряков методам и способам борьбы за живучесть неукоснительно выполняются и сейчас. Экипажи кораблей и в первую очередь аварийные партии постоянно тренируются на своих боевых постах, в отсеках учебно-тренировочных станций (УТС) и на пожарных полигонах, где создаются условия, максимально приближенные к боевым.

УТС обычно создают на кораблях, которые отслужили свой срок и уже не используются по прямому назначению. На них оборудуют отсеки, в которые можно подать реальную воду через условную «пробоину» или «поврежденный трубопровод», где можно поддерживать реальный пожар без опасения повредить приборы и устройства, оружие и технические средства.

На некоторых кораблях учебно-тренировочные занятия проводят прямо в креновых отсеках. Для этого в отсеке устанавливают щиты с имитацией пробоины в корпусе, трещины в трубопроводе, повреждения люка или двери. Вода на щиты подается из противопожарного трубопровода. В таких отсеках весьма эффективны тренировки на походе в море и при стоянке в базе. По боевой же тревоге горловины в отсек задраиваются, и он может использоваться по прямому назначению как креновый. Ведь от того, что имитационные щиты окажутся под водой, ничего с ними не случится. Кроме того, такие креновые отсеки с успехом используются для тренировок легководолазов.

Как же выглядит отсек УТС во время тренировки? Мощные струи бьют в переборки, густой водяной пылью заволакивая пространство. Матросы и старшины аварийной партии в прорезиненных костюмах-комбинезонах по пояс в воде заделывают пробоину. За их действиями через смотровые окна в переборке отсека наблюдает инструктор — опытный мичман, не один год выполнявший ранее обязанности командира аварийной партии. Перед инструктором пульт управления, на котором расположены клапаны подачи воды на имитационные устройства — условные пробоины, трещины и разошедшиеся фланцы.

В отсеке темно. Только место тренировки слабо освещено аварийными аккумуляторными фонарями, закрепленными на груди у тренирующихся. Один из матросов забивает отверстия в поврежденном трубопроводе деревянными заглушками. Другие накладывают на пробоину в переборке деревянный пластырь, по краям которого закреплен парусиновый рукав, туго набитый паклей. Из-под пластыря выбиваются струи воды.

Моряки аварийной партии установили против пробоины деревянный массивный брус, уперев его вверху в подпалубный бимс. Теперь они раскрепляют пластырь металлическим раздвижным упором, разместив его между пластырем и деревянным брусом.

Психологическое напряжение усиливается потоком воды, внезапно обрушивающимся с подволока, что не только мешает заделке пробоины, но и создает иллюзию быстрого затопления отсека. А тут еще инструктор включает звуковой имитатор: ревет сирена с такой частотой и силой звука, которые особенно сильно воздействуют на психику.

Летят секунды, уровень воды в отсеке поднимается, но и поток воды, фонтанирующий из-под пластыря, теряет свою силу и, наконец, совсем исчезает. Моряки в сложнейших условиях справились с заданием.

Заслуженной славой пользуется УТС Краснознаменного учебного отряда подводного плавания им. С. М. Кирова, где создано несколько специальных полигонов. Здесь обучение будущих подводников начинают с простого: новичку нужно научиться обращаться с аварийным инструментом, он должен находить и включать те или иные системы и механизмы, обеспечивающие живучесть корабля.

В ходе борьбы за живучесть придется резать и гнуть рваные края пробоины, заделывать трещины. Для этого необходимо уметь действовать зубилом, пилой, топором, кувалдой. Только после приобретения первичных навыков начинаются тренировки при выключенном освещении, выполняются вводные сокращенным расчетом, используются резервные способы и средства борьбы за живучесть. А затем приходит время соревнований по перекрытию нормативных показателей.

В учебном отсеке УТС матросы, старшины, мичманы и офицеры корабельных экипажей воочию убеждаются, что борьба за живучесть — это суровый труд, требующий самоотверженности и прочных навыков. Это бой, где противником являются огонь, дым и вода, а ареной сражения — палубы и отсеки корабля. События в этом бою разворачиваются стремительно и неотвратимо, создавая порой немыслимые положения, требуя крепчайшей психологической закалки.

В связи с этим нелишне вспомнить высказывание знаменитого русского педагога К. Д. Ушинского о том, что моряк должен проникнуться чувством долга, чтобы, стоя на краю гибели, он не позабыл своей обязанности, чтобы страшный леденящий взгляд близкой, неминуемой смерти не мог ни на минуту потемнить его рассудка, ослабить верность его взора или энергии его мускулов.

Великая Отечественная война дала множество примеров самоотверженной борьбы моряков за опасение корабля. Успех в этой борьбе предопределялся замечательными моральными качествами наших воинов, их смелостью, самоотверженностью, презрением к смерти и преданностью Родине.

Не меньшую роль сыграло и то, что в предвоенное время на нашем флоте большое внимание уделяли тщательной подготовке экипажей к борьбе за живучесть. На кораблях проводили многочисленные тренировки и сложные аварийные учения, в ходе которых постоянно росла техническая подготовка и совершенствовались навыки моряков аварийных партий и всего экипажа в использовании средств борьбы с огнем и водой.

Военные моряки 80-х гг. высоко несут знамя боевых традиций военных лет. Это в полной мере относится и к подготовке экипажей к борьбе за живучесть корабля. Вот только один пример.

На крейсере «Слава» Краснознаменного Черноморского флота во время плавания в Средиземном море прошло учение по отработке действий в борьбе за живучесть. Учение началось со сложных вводных: «взрыв в носовой части корабля», «пробоина больших размеров», «пожары в ряде отсеков». Корабль уменьшил ход, завязалась напряженная борьба с водой и пожарами. На «пробоину» заводят пластырь, включают водоотливные средства. Очаги «пожаров» изолируют рубежами обороны. Сильные струи сбивают «огонь», но он не сдается, подбирается к кормовой электростанции.

Доклад об обстановке поступает на главный командный пункт. Короткое обсуждение обстановки с постом энергетики и живучести и вот уже приказ: «Всем покинуть помещение!». Включается станция объемного химического тушения...

Борьба за живучесть отрабатывалась во всех корабельных подразделениях. На одном из рубежей борьбу с водой возглавлял командир группы боевой части управления капитан-лейтенант С. Сурин. Его подчиненные — офицеры, мичманы, старшины и матросы — умело и сноровисто подкрепляли подпорами двери, люки, переборки, преграждая путь разрушительному напору забортной воды.

Несмотря на тяжелейшую обстановку, моряки с честью справились со всеми вводными, успешно решили поставленную задачу.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3686

X