Холопы. - Холопство полное. - Холопство докладное; различные мнения. - Холопство кабальное и изменения в нем. - Холопы как рабочая сила. - Сближение крестьян и холопов. - Задворные и деловые люди; различные объяснения
Недостаток в рабочих руках заставлял обратить внимание и на усиленное использование холопов для сельскохозяйственных работ. Та же бедность, во многих случаях потеря земли вынуждали обращаться к землевладельцу за помощью, брать у него ссуду, а отсюда вытекало холопство в новой его форме. В связи с этим оно должно было изменить свой прежний характер, сблизиться с крепостным крестьянством — основания несвободы были одни и те же. Как указывает Н. А. Рожков, ограничения и смягчения полного холопства вызывались тем же, чем и прикрепление крестьян — стремлением дворянства обеспечить себя рабочей силой, помешать богатой феодальной аристократии, боярству, монополизировать эту рабочую силу, всю ее прибрать к рукам путем полного холопства1229.

И теперь мы находим те же источники полного холопства, что и прежде, однако многие из них имеют уже гораздо меньшее значение. Главное основание холопства прежнего времени — плен, вследствие объединения Московского государства, влечет за собой холопство лишь в международных столкновениях. Мало того, хотя царский приговор 1556 г., согласно которому из плена возникает лишь временная зависимость ("полонянник ему холоп до его живота, а детем его не холоп")1230, не имел, в сущности, значения, однако в холопство обращались, по-видимому, главным образом лишь пленные инородцы (восточные). В писцовой книге Боровска встречаются купленные калмыки; быть может, инородцем был и тот купленный человек, которого брал с собой один серпуховский торговец в своих поездках по торговым делам, и который этого торговца впоследствии обокрал. По-видимому, и Соборное Уложение, говоря о купленных холопах, имеет в виду только татар1231.

Вступление в брак с холопом или рабой по-прежнему влечет за собой обращение в холопство: "Я о робе холоп, по холопе — роба", — читаем в Судебнике 1497 г. и в Судебнике 1550 г., как и в Соборном Уложении, откуда и поговорка "Муж крепок по жене, а жена но мужу". "По его холопи далась ему в роби"1232. По-прежнему и плод челяди, по Уложению, является несвободным: "А который старинный холоп, от кого сбежав, женится в бегах на вольной девке или на жонке и приживет с тою женою своею дети и того холопа прежнему его боярину отдати в холопство с женою и детьми"1233. Тиуны и теперь являются нередко холопами, но не всегда — одного привязывания ключа для этого недостаточно, необходима особая сделка ("полные" и "докладные" )1234. Наконец, и самопродажа практикуется по-прежнему в широких размерах. Находим грамоты "полные", на основании которых кто-либо продавался в "иолницу", "одерень", совершал самопродажу "по своей воле". "Иван Федоров сын Новокшонов купил Ондрейца Мануйлова сына в полницу себе и своим детем, а дал на нем 3рубли" (1495 г. )1235. Но не только продавали себя, но и своих детей: Пятой Добрынин сын Неклюдов человек... окупил государю своему Неклюду и его детем у Ивана у Назарьева сына... сына его Дмитрейца кровопуска в полницу (1526 г.)1236. Судебник 1550 г. не допускает уже продажи сына, родившегося до обращения отца в холопство, прибавляя: "Продастся он сам, кому хочет, тому ж ли государю, у кого отец его служит или иному, кому хочет".1237

Нередко грамоты, касающиеся холопов, именуются "докладными", невидимому, по той причине, что акт самопродажи, совершавшийся в присутствии властей, именовался докладом — "доложа наместника". Отсюда и наименование самих холопов "докладными", подобно тому, как они назывались полными, придаными (данными), духовными (отказными), купленными, грамотными, в зависимости от того, на основании какого акта они приобретены (по полным, но купчим, по рядным, но меновым, по духовным, по грамотам )1238. Господину принадлежит право распоряжения холопами как полными, так и докладными в равной мере: "А в приданые давати и женам, и детям и внучатам, и правнучатом в надел, в духовных, и в данных, и в рядных писати полных, и докладных, и купленных, и полоненников иных земель"1239. Большинство авторов не проводит различия между холопами полными и докладными, признавая и докладных холопов наследственными и потомственными, т.е. переходящими вместе с потомством к наследникам господина (Павлов-Сильванский, Сергеевич, Рожков)1240. Н. А. Рожков, однако, полагает, что докладное холопство возникло из продажи на ключ (в ключники, приказчики), и в связи с этим усматривает в докладном холопстве ограничение воли господина (он не мог лишить холопа приказчичьей службы), как и улучшение положения холопа (ключник — доверенное лицо). Однако, хотя доклад для превращения ключника в холопы теперь необходим, все же мы находим случаи, когда поступление в ключники в докладной не обозначено1241, так что докладные холопы могли и не быть ключниками. В противоположность этим авторам Ключевский усматривает в докладном холопстве смягчение полного холопства, состояние но общему правилу не наследственное1242, а Филиппов даже совсем отождествляет его с кабальным холопством (только форма иная — через доклад), находя, что докладные холопы служат лишь до смерти господина1243. Этому противоречит приведенное выше постановление Соборного Уложения (XX, в. 61). Наконец, Самоквасов утверждает, что дела о беглых, о спорных холопах восходили на решение высшей инстанции — по докладу, почему и холопы, приобретенные на основании их решений (по правым грамотам) назывались докладными1244.

Между тем доклад имел место не только в этих случаях1245.

Однако весьма существенно то обстоятельство, что наряду с полными и докладными холопами находим в рассматриваемую эпоху еще новую категорию холопства — кабальных холопов. Они названы впервые в духовных великих князей 1481 и 1509 г. (с 1525 г. кабальные уже постоянно упоминаются наряду с полными), причем в названных духовных им даруется свобода: "А что мою: людей полтях и кабалпых, и приказных людей... те все на свободу"1246, "а ти то мои люди приказные и полные, и кабалные, и князь бы велики пожаловах те люди отпустил на свободу"1247. Это, следовательно, люди несвободные, не могущие сами покинуть своих господ, они могут быть лишь отпущены на волю. Кабала составлялась следующим образом: " Ондрея Османова сына Секирина денег семь рублев московскую од дни святого апостола Филимона да до того же дни на год, а за рост ему Олексию прозвище Будилку, у Ондрея Секирина служити по вся дни во дворе, а полягут дети по сроите и ему, Олексею, прозвище Будилку, у Вондрея служити за рост по тому же по вся дни во дворе" (1595 г. )1248.

Зависимость выдавшего на себя кабалу, следовательно, являлась последствием полученной им ссуды (займа). Самый термин "кабала" — арабский, заимствованный нами у татар, означает заемную расписку. Формально кабальный, уплатив долг, становится вновь свободным, но так как, как мы видим, его "служба по вся дни" считалась лишь уплатой процентов, то фактически он никогда возвратить долга не мог и всю жизнь вынужден был работать у него во дворе; только из милости господин мог отпустить его. Кабала, конечно, могла иметь и характер обыкновенного заемного обязательства с уплатой процентов деньгами, а не трудом, и Судебник 1550 г., где впервые содержатся законодательные постановления о кабалах, даже запрещает службу во дворе кредитора, "я кто займет сколко денег в рост, и тем людем у них не служити ни у кого, жити им о себе, а на дети им рост давати". И к этому прибавляет: "А кто даст денег взаем в рост, да того человека станет держати у себя, и сбежит от него тот человек покрадчи, и что снесет, то у него пропало, а по кабале денег лишен"1249. Однако Судебник тем самым провел лишь разграничение между ростовыми и служилыми кабалами: из новгородских кабальных книг 1597—1600 гг.1250, как и из других актов1251, можно усмотреть, что кабалы по-прежнему писались под условием "служить по вся дни" и кредиторы и впоследствии держали должников у себя.

Таким образом, холопство меняет свой характер: подобно крепостному состоянию, и оно вытекает теперь из ссуды. Мало того, как указано выше, уже с середины XVI в. появляются и деревенские или страдные кабалы, по своему характеру весьма сходные с крестьянскими ссудными записями, где работа во дворе кредитора заменена обязанностью жить за рост на отведенном должнику участке, "пашня пахати, двор ставити и изгороди починивати"1252. Так что и труд кабальных используется в сельском хозяйстве.

По смыслу кабальных записей XVI в. зависимость занявшего деньги является бессрочной, и ввиду неуплаты их кабальные переходят после смерти господина к его наследникам, почему, как мы видели, необходимо было специальное распоряжение в духовной об отпуске их на волю; иногда это делалось лишь по истечении известного срока после смерти господина1253. Указ 1597 г. произвел перемену, установив в отношении лиц, которые служили и кабалы на себя давали, что "им быти в холопстве, как и по докладным, а от государей им не отходити, и денег по тем служилым кабалам у тех холопей не имати... а выдавать их тем государем, по тем кабалам, в службу до смерти"1254. Здесь кабальные названы холопами, причем установлена пожизненность кабального холопства — при жизни своих господ они не могут выйти на волю, ибо денег у них "не имати", после же смерти их они свободны. "А Бог его душу возьмет, и человек я вольной". И первое, и второе уже прежде фактически имело место, ибо выкупиться кабальные не в силах были, а отпуск их на свободу по духовным широко практиковался. Однако связывать себя этим кредиторы вовсе не желали, поэтому в записи пожизненный характер кабал проникает лишь весьма медленно. Правда, уже в кабальной записи того же 1597 г., когда вышел указ, говорится, что бивший челом в службу Борису Вельяшеву обязался "служити по Борисову смерть", а в челобитной 1600 г. установлено, что кабальный нанялся служить с семьею "по живот" своего господина, между тем последний умер, а жена его "от себя их не отпущает"1255. Тем не менее, и в кабалах XVII в., даже относящихся ко времени Уложения, условие о службе "по живот" государя встречается редко, напротив, обычно в них содержатся такие выражения, как "служить во дворе завсегды прочна", "служить вечно во дворе"1256. Еще в 1661 г. находим запись старого типа, практиковавшуюся в XVI в.: "За рост мне, заимыцику Тихану служить у государя своего... во дворе по вся дни, а полягут деньги по сроце, и мне... служить... во дворе по тому ж по вся дни"1257. Только указ 1680 г. установил образцовое письмо: "Се аз (имя рек)... бил челом в холопство (имя рек) и служилую кабалу ему на себя даю волею своею, а служити мне у пего во дворе по его живот"1258.

Важный шаг делает Уложение, заменяя полное холопство кабальным: "А будет к кому придут какие люди и учнут бити челом в холопство, а скажутся, что они вольные люди, и тем людем... велети давати па них служилые кабалы" (гл. XX, 7). Таким образом, полное холопство исчезает, господствующим же становится кабальное холопство, которое охватывает людей, поступающих на службу к тому или другому лицу Оно теряет свой первоначальный характер, вытекающий из займа, и становится наряду с крепостным состоянием крестьян другим видом несвободного (пожизненного) состояния, в котором находились обыкновенно лица, работавшие в господском хозяйстве в городе и деревне; в последнем случае они именовались страдными людьми или страдниками. Иногда по условиям кабалы они поступали на службу во двор, но на самом деле их рассылали по деревням1259.

Как можно усмотреть из писцовых книг, холопские дворы встречаются нередко. Наряду с крестьянами и холопы должны были обрабатывать барскую землю. Так, например, в писцовых книгах Тверского уезда неоднократно упоминается "князи человек Иванко", "поселского человек Мосейко", "Ондреевы людиу", "Оленинылюди' — они все противополагаются крестьянам. В Московском уезде "пашют их люди деловые", "селцо Орлово... а в нем двор монастырский, живут в нем Никитины люди Мартакова деловые, а дали ему из монастыря до его живота"1260. В некоторых новгородских пятинах, в таких уездах, как Каширский или Тульский, эти дворы составляют значительный процент населения (17—25% дворов)1261.

Холопы являлись рабочей силой и на боярских дворах в качестве конюхов, псарей, хлебников, но также плотников, кузнецов, замовников, скатертниц1262. Они служили и в качестве приказчиков, разъезжали по торговым делам своих господ, занимая иногда ответственное положение. Были и такие холопы, которые занимались самостоятельно торговыми операциями, владели лавками и амбарами, покупали и брали в заклад вотчины, выдавая ссуды. Только Соборное Уложение запретило им такого рода деятельность1263.

У княгини Воротынской находим свыше 100 дворовых людей, которые в большинстве случаев являются старинными или кабальными холопами. Были среди них такие, которые имели своих слуг и обладали достаточными средствами, так что могли даже ссужать свою госпожу деньгами, и довольно значительными. Некоторые получили от княгини вотчины и фактически стали помещиками, хотя после ее смерти права за ними не были признаны, так что владение землей оказалось кратковременным. Другие, по-видимому, сами приобрели недвижимость, лошадей, коров, овец, имели запасы хлеба и т.д., хотя и тут после смерти самого владельца имущество его лишь "взято на двор". Положение других было совершенно иное. Княгиня передавала их другим своим же людям, "жаловала" их, и после ее смерти они просили о сохранении за ними этих слуг. Таким образом, юридическое определение холопства еще весьма мало говорило о действительном состоянии. Последнее могло быть весьма различное, в зависимости от воли господина, но всегда определялось последней, делая положение холопа крайне неопределенным, колеблющимся, изменчивым1264-1265.

Были и холопы, получавшие поместья. В Переяславском уезде упоминается в 1520 г. деревня, записанная за холопом великой княгини1266. После завоевания Новгорода московское правительство набирает целыми группами холопов различных сведенных новгородских землевладельцев и испомешает их в окрестных погостах Вотской и Шелонской пятин1267.

Как мы видели, полное холопство постепенно вытесняется кабальным, а служилая кабала весьма близко подходит к крестьянским ссудным записям, и кабальное холопство сближается с крепостным крестьянством. Этот процесс сближения холопов с крестьянами облегчается вследствие образования новых разрядов сельского населения — задворных, дворовых и деловых людей, или холопов. В частности, задворные люди (задворные холопы, задворные бобыли), являвшиеся преимущественно (хотя не исключительно) пашенными холопами (они живут "за двором себе избою")1268, образовались как из полных (старинных) и кабальных холопов, так и из крестьян и бобылей, и, наконец, из всякого рода людей, служивших без крепостей (добровольно, бескабально, в качестве добровольных холопов); они составляли тем самым связующее звено между холопами и крестьянами, постепенно приближаясь все более к тяглому крестьянству. Это сближение происходило вследствие того, что задворные люди не представляли из себя замкнутой среды: с одной стороны, совершался перевод их в среду крестьянства, а с другой — задворное население пополнялось оторванными и отбившимися от крестьян элементами. В конце концов всякое различие между ними и крестьянами исчезло.

Еще Победоносцев обратил внимание на новую группу сельского населения в виде задворных и деловых людей, в состав которых входили кабальные и даже полные холопы, проживавшие на особых дворах, но не платившие государственных податей. К концу XVII в. они, как он указывает, стали сближаться с крестьянами и тем оказали влияние на принижение положения последних1269. Подробно остановился на задворных людях впервые Ключевский, который первоначально утверждал, что появившиеся лишь в XVII в. задворные люди селились особыми избами за двором господина (откуда название "задворные") и наделялись земельными участками подобно страдным холопам; они являлись историческими преемниками последних, не отличаясь от них в своем хозяйственном положении; однако разница заключалась в том, что, в отличие от страдных холопов, вербовавшихся исключительно из среды полного и докладного холопства, они первоначально состояли из кабальных холопов, сажаемых на пашню. Они закреплялись ссудной записью или ссудной жилой записью1270.

Однако против этого возражали П. Н. Милюков, М. А. Дьяконов, Н. А. Рожков, А. С. Лаппо-Данилевский1271, указывая на то, что задворные люди не составляли однородной массы и особого юридического состояния, а в состав их входили не только кабальные, но полные холопы и даже не-холопы, и правильность этой точки зрения признал впоследствии и Ключевский, допуская, что они происходили из всех разрядов холопства1272.

При этом Н. А. Рожков обратил внимание на один документ, относящийся к 70-м годам XVI в., где встречаются "задворные люди", из чего видно, что уже в конце XVI в. они существовали, следовательно, не могли возникнуть из кабальных холопов, в это время лишь появляющихся. Другую грамоту нашел В. Г. Гейман, относящуюся к еще более раннему времени — к 1513 г. (это духовная, так что упоминаемые в ней задворные люди очевидно существовали уже в конце XV в.): "А у которых у моих людей у дворных и у задворных которые лошади и сагайдаки и мои бы приказчики того у них не заимали". Они противополагаются людям страдным, имеющим только лошадей (и коров), но не оружие (сагайдаки), из чего следует, что вооруженные задворные люди составляли дружину вотчинника, являлись испомещенными им слугами-рабами1273.

Такое первоначальное происхождение задворных и дворных людей, появляющихся еще гораздо раньше, чем думали, все же — надо добавить — не противоречит вышеизложенной теории относительно их характера в XVII в.

В свою очередь и деловые люди1274 или холопы, именуемые часто дворовыми, не могут быть отграничены от задворных людей; нередко термин "задворные" заменяется названием "деловые", упоминаются и "деловые задворные люди". Они живут в деревнях, платят оброки и отбывают барщину наравне с крестьянами1275.

В своем стремлении всячески расширить тяглое население правительство привлекает задворных и деловых людей (поскольку последние имеют свои дворы) наравне с крестьянами и бобылями к несению тягла, и тем самым все входившие в состав их полные и кабальные холопы несут подати. Это совершается, в особенности, со времени переписей 1677—1678 гг. и указа 1679 г., означающего окончательный переход к дворовому числу, ко взиманию тягла с двора, независимо от того, кто проживает в этих дворах. Только дворовые люди составляли еще исключение вплоть до Петра, когда и их было велено писать в сказках, и они были включены в оклад. Тем самым холопство (с введением подушной подати) исчезло, образовался единый институт крепостного крестьянства — подданных помещиков, включивший и поглотивший все прежние многообразные элементы1276.



1229Рожков. Очерк истории труда в России. Кн. VII. С. 10—11.
1230АИ. Т. I. № 154.
1231Писцовая книга по Боровску 1675 г. // Материалы для истории города XVII—XVIII вв. С. 42. Соборное уложение. Гл. XX. С. 61,77,79. Симеон. Калужский уезд во времена Михаила Федоровича. С. 217. Введенский. Торговый дом XVI—XVII вв. 1924. С. 95-96.
1232Судебник 1497 г. Ст. 66. Судебник 1550 г. С. 16. Соборное Уложение. Гл. XX. С. 31, 60, 97.
1233Соборное Уложение. Гл. XX. Ст. 87.
1234Судебник 1497 г. Ст. 66. Судебник 1550 г. Ст. 76.
1235Записная книга крепостным актам XV—XVII вв., явленным в Новгороде дьяку Д. Алябьеву. Изд. Археографической Комиссии. 1898. // РИБ. Т. XVII. № 352 и др. См. о ней: Егоров. Записные холопьи книги дьяка Алябьева // Сборник статей в честь Платонова. 1911. С. 462 сл.
1236Записная книга крепостным актам XV—XVII вв., явленным в Новгороде дьяку Д. Алябьеву. № 327.
1237Судебник 1550 г. Ст. 76.
1238См.: АИ. Т. I. № 221. II.
1239Соборное Уложение. Гл. X. Ст. 61.
1240авлов-Сильванский. Люди кабальные и докладные// ЖМНП. XI. 1895. Рожков. Русская история. Т. IV. Ч. I. С. 95. Рожков. Очерк истории труда в России. Кн. VIII. С. 11.
1241См., например: Записная книга крепостным актам XV—XVII вв., явленным в Новгороде дьяку Д. Алябьеву. № 358.
1242Ключевский. Опыты и исследования. С. 202.
1243Филиппов. Учебник истории русского права. С. 408.
1244Архивный Материал. Документы поместно-вотчинных учреждений Московского царства. Управляющий Архивом Д. Я. Самоквасов. С. 11, 85.
1245Лаппо-Данилевский. Введение // Записная книга крепостным актам XV—XVII вв., явленным в Новгороде дьяку Д. Алябьеву. С. XII. А также см.: Валк. Грамоты полные // Сборник статей, посвященный Платонову. 1922. С. 124 сл.
1246СГГД.Т. 1.№ 112.
1247Там же. № 147.
1248Записная книга крепостным актам XV—XVII вв., явленным в Новгороде дьяку Д. Алябьеву. № 14.
1249Судебник 1550 г. Ст. 82.
1250См.: Новгородские кабальные книги 1597—1600 гг. // РИБ. Т. XV. Отрывок из Новгородской кабальной книги 1597 г. Изд. Бычковым // Летопись занятий Археографической Комиссии. Вып. XXII. Отрывок из Новгородской кабальной книги 7108 г. Изд. Егоровым // Летопись занятий Археографической Комиссии. Вып. XXII. А также см.: РИБ. Т. XVII.
1251Лаппо-Данилевский. Служилые кабалы позднейшего типа // Сборник статей, посвященный Ключевскому. 1909.
1252См. выше, с. 279-280.
1253См., например: АЮ. № 420.
1254А И. Т. I. № 221. II.
1255РИБ. Т. XVII. Новгородские кабальные книги 1597—1600 гг. № 148. Отрывок из Новгородской кабальной книги 7108 г. Изд. Егоровым. Ст. 53.
1256Лаппо-Данилевский. Служилые кабалы позднейшего типа. С. 755 сл.
1257Архивный Материал. Документы поместно-вотчинных учреждений Московского царства. Управляющий Архивом Д. Я. Самоквасов. Т. II. Прил. 591/40.
1258Полное Собрание Законов. Т. II. № 779. Труды Орловской ученой архивной комиссии. 1891. С. 35.
1259Заозерский. Боярский двор. С. 96 сл.
1260исцовые книги Московского Государства. Ч. I. С. 194 сл., 220. Ч. II. С. 41 сл., 49, 54, 56, 120, 126, 129, 132.
1261Новгородские писцовые книги. Т. Ill—VI. (Отд. И. Кн. 1545 г.) Рожков. 156 сл., 176 сл. Загорский. История землевладения в Шелонской пятине в конце XV и XVI вв. С. 306. Дьяконов. Очерки общественного и государственного строя древней Руси. С. 377. Гневушев. // ЖМНП. Т. V. 1912. С. 137. Вулих. К вопросу о земцах в составе новгородского общества. С. 122 сл.
1262Дьяконов. Очерки общественного и государственного строя древней Руси. С. 377.
1263Введенский. Служащие и работные люди у Строгановых // Архив Истории Труда в России. Кн. 11 — 12. Его же. Торговый дом XVI—XVII вв.
1264Заозерский.Боярский двор.
1265В дополнительных к Судебнику 1550 г. указах о холопах-ходатаях по судам читаем: "многие холопы боярские ходят в доводах за своих государей и наимуются в судех у иных... в жалобницех пишут иски велики" (АИ. Т. I. № 154. XX).
1266Милюков. Спорные вопросы финансовой истории Московском государстве. С. 30.
1267Вулих. К вопросу о земцах в составе новгородского общества. С. 152. Загорский. История землевладения в Шелонской пятине в конце XV и XVI вв. С. 276.
1268Дьяконов. Акты, относящиеся к истории тяглого населения в Московском Государстве. Вып. I. № 55.
1269Победоносцев. Исторические исследования и статьи. 1876. С. 46 сл.
1270Ключевский. Подушная подать и отмена холопства в России // Опыты и исследования.
1271Милюков. Государственное хозяйство России в первой четверти XVIII в. и реформа Негра Великого. 2-е изд. 1905. С. 642. Его же. Спорные вопросы финансовой исюрин Московском государстве. С. 103 сл. Его же. Когда задворные люди стали тяглецами? // Труды Рязанской ученой архивной комиссии. Т. XII. Выи. I. 1897. Дьяконов. Очерки из истории сельского населения в Московском государстве (XII и XVII вв.). Очерк V. Лаппо-Данилевский. Разыскания по истории прикрепления владельческих крестьян в Московском государстве. С. 85 сл.
1272Ключевский. Курс истории России.Т. III. С. 217 сл.
1273Гейман.
1274еловыми людьми, впрочем, именовались и свободные батраки — их не следует смешивать с рассматриваемыми здесь деловыми (холопами). См. с. 265.
1275Дьяконов. Очерки из истории сельского населения в Московском государстве (XII и XVII вв.). С. 289. Против этого возражают: Лаппо-Данилевский. Разыскания по истории прикрепления владельческих крестьян в Московском государстве. С. 85 сл.; Рожков. // ЖМНП. I. 1899. Они находят, что известное различие между деловыми и задпорными людьми существовало — первые жили на дворах господ (а не на собственных) и заменяли рабочих (Лаппо-Данилевский), в отличие от задворных людей, не платили оброка, а только отбывали барщину и получали месячину (Рожков). Но впоследствии во всяком случае между ними произошло слияние.
1276См. также: Беляев. Крестьяне на Руси. С. 206 сл. Дебольский. Гражданская дееспособность по русскому праву. С. 115 сл. Липинский. К вопросу о несвободном земледельческом населении в Московском государстве // Труды Ярославского областного съезда. 1902. С. 132 сл.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 8559