Свойства гаубичности

Под гаубичностью понимают возможность вести огонь для поражения укрытых целей. До мировой войны этот термин вовсе не существовал, и этому свойству орудий не уделялось должного внимания.

Так для получения крутой траектории необходим малый заряд, тем меньший, чем более крутую траекторию хотят получить на данную дальность, а для использования всей теоретически возможной для данного орудия дальнобойности необходим наоборот, большой заряд, то все орудия обладающие свойством гаубичности, должны иметь переменный заряд. Это приводит к необходимости отказаться от патрона и ввести раздельное заряжание, что неизбежно вызывает уменьшение скорострельности.

Между тем, до 1914 г. скорострельности придавалось исключительно большое значение, скорострельностью увлекались в ущерб остальным качествам артиллерии. В этих условиях, для того чтобы заставить хоть сколько-нибудь поступиться ею, этот принцип должен был давать какие-то другие, очень существенные преимущества. И эти преимущества, конечно, были, но их надо было уметь оценить. Вот этой-то правильной оценки преимущества гаубицы не сделала до войны ни одна армия, за исключением германской.

Благодаря применению меньших зарядов, гаубица может удовольствоваться значительно более коротким стволом. Так, длина ствола пушки равна 30-40-50 калибрам, а гаубицы или мортиры — всего только 10-15-25 калибрам.

Кроме того, благодаря тем же малым зарядам, в канале ствола гаубицы при выстреле развиваются значительно меньшие давления пороховых газов, чем в канале ствола пушки. Следовательно, прочность стен ствола, а значит, и их толщина, у гаубиц может быть меньше.

Наконец, меньшие давления в канале ствола вызывают менее энергичную отдачу. А это значит, что лафет, принимающий на себя удар откатывающихся частей орудия, может быть менее прочен, менее массивен.

Все это приводит к тому, что гаубица при одном и том же калибре получается значительно легче пушки. В таблице 15 (стр. 50) приведен вес некоторых пушек и гаубиц для иллюстрации этого факта, причем выбраны образцы либо одного и того же года, либо двух соседних лет либо, наконец, одной и той же системы, чтобы, по возможности, исключить влияние конструктивных особенностей временного характера.

Из этой таблицы видно, что при одном и том же калибре вес гаубицы составляет 50 — 30, а иногда даже 20% от веса пушки.

И обратно, если задаться каким-нибудь весом системы, определяющим ее подвижность, то калибр гаубицы может быть раза в ½ больше калибра пушки, и разрушительная сила гаубичного снаряда окажется много больше, чем пушечного (в 3 с лишним раза).

Поэтому мы и наблюдаем, что в артиллерии одного и того же вида, т. е. в артиллерии, примерно, одинакового веса и одинаковой подвижности, состоящие на вооружении гаубицы всегда имеют калибр больше пушек. Так, например, состоят на вооружении орудия калибром (в мм):

Таблица 15. Сравнительные веса в боевом положении некоторых пушек и гаубиц
Калибр в мм Пушки Вес в кг Гаубицы Вес в кг
105 Французская Сен-Шамон обр. 1923 г. 3800 Горная Сен-Шамон обр. 1924 г. ... 780
То же, Шнейдера длиной в 48 калибров 4500 Французская Шнейдера обр. 1919 г. 1570
120 Французская Сен-Шамон обр. 1923 г. 3800 Шведская Бофорса 1580
Американская обр. 1920 г. 5850
155 Французская Шнейдера обр. 1914 г. 6000 Французская Шнейдера обр. 1915 г. 3630
То же, обр. 1917 г. 8800
145/155-мм французская обр. 1916 г. 12500
То же, обр. 1917 г. 3300
То же, Сен-Шамон обр. 1915 г. 3040
155-мм GPF 11200
220 Французская Шнейдера обр. 1917 г. 23000 Французская Шнейдера обр. 1916 г. 7800
240 Французская Сен-Шамон обр. 1917 г. 36500 Американская обр. 1918 г. 17100
380 Германская железнодорожная скорострельная длиной в 45 калибров 270 000 Австрийская обр. 1916 г. 81700
  Пушки Гаубицы
В пехотной артиллерии 37 — 50 75 — 80
В дивизионной артиллерии 75 — 80 100 — 120
В корпусной артиллерии 105 — 120 150 — 155
В АРГК большой мощности 150 и больше 200 и больше

Указанное выше увлечение скорострельностью и пренебрежение мощностью отдельного выстрела не позволили участникам мировой войны (кроме Германии) в должной мере оценить до ее начала это важное преимущество гаубиц.

Это привело к тому, что Франция, например, вышла на войну, не имея гаубиц ни в дивизионной, ни в корпусной артиллерии; Россия имела небольшое число гаубиц только в корпусах. Лишь в Германии число гаубиц было сравнительно велико: 25% всех орудий в дивизии и около 1/3 в составе артиллерии корпуса.

Но было и другое соображение, также недоучтенное участниками мировой войны, — развитие инженерных средств обороны. Большинство стран и в стрелковом отношении и в отношении снабжения материальной частью были в большей или меньшей степени готовы к борьбе с открытыми живыми целями и в значительно меньшей мере — к борьбе с живыми, по укрытыми целями и с многочисленными мертвыми целями.

После первых же месяцев войны оказалось, что легкая полевая пушка, рассчитанная на поражение живых открытых целей, не может поражать их, как только они закроются от огня спереди даже невысоким закрытием (из-за малых углов падения снаряда). Так, например, от огня русской 3-дм. (76-мм) пушки обр. 1902 г. на дальности до 5 км вполне защищало укрытие высотой всего около 1,5 м.

Легкая пушка оказалась совершенно бессильной против укрытых целей и против полевых сооружений, даже легкого типа, не только и не столько вследствие настильности своей траектории, сколько из-за малой мощности своего снаряда. Если бы ее снаряд обладал достаточной мощностью, он нашел бы цель и за закрытием, разрушив его, и укрываться от него пришлось бы уже за более или менее солидными сооружениями.

Таким образом, перед артиллерией воюющих стран встали две задачи: увеличить угол падения снаряда и увеличить мощность снаряда.

Первую задачу — увеличение угла падения — можно решить простым уменьшением заряда, отказываясь только от патрона и примиряясь с раздельным заряжанием и некоторым снижением скорострельности. На этот путь и встало большинство государств.

Французские артиллеристы приняли, правда, не надолго, другое оригинальное решение. Они решили приспособить 75-мм пушку обр. 1897 г. для стрельбы навесным огнем путем применения так называемых «дисков Маландрена» (рис. 7). Суть этого приема заключается в том, что на снаряд у головной его части перпендикулярно его оси надевается диск, который во время полета снаряда резко увеличивает сопротивление воздуха, чем уменьшается скорость полета, а значит увеличивается крутизна траектории в нисходящей ее ветви.

От этого способа сообщения пушке свойств гаубичности пришлось скоро отказаться. Во-первых, применение дисков Маландрена очень сильно увеличивало рассеивание снарядов, а следовательно, понижало действительность стрельбы. Во-вторых, стрельба с этими дисками была чрезвычайно невыгодна экономически:

стрельба производилась полным зарядом, расход пороха и износ материальной части соответствовали полной его мощности, между тем как снаряд посылался на значительно меньшую дальность, которой он мог бы достичь при меньшей затрате пороха и меньшем износе канала. Но и остальные решения, будучи лучше, чем только что описанное, все же были нехороши, ибо решали задачу увеличения угла падения снаряда изолированно от задачи увеличения мощности отдельного выстрела. Ведь если от гаубицы требовать только навесного огня, то, собственно говоря, для этого гаубица и не нужна вовсе, ибо эту задачу, как мы видели, может решить и пушка: достаточно только принять для нее уменьшенные заряды. Становится непонятным, зачем нужно вводить два образца орудий для решения задач, которые с успехом решаются и одним.

Самое главное заключается в том, что проблема гаубичности неотделима от проблемы мощности снаряда.

Гаубица нужна не столько для того, чтобы увеличить навесность огня артиллерии данного вида, сколько для того, чтобы дать этой артиллерии более мощный снаряд, не уменьшая ее подвижности. Чем большая мощность снаряда признается необходимой для артиллерии данного вида, тем большим количеством гаубиц (или мортир) следует ее вооружать.

К этому выводу мы придем путем следующих заключений.

Тяжелая артиллерия, жизненная необходимость которой установлена выше, как показывает само название, слишком тяжела для того, чтобы ее можно было придавать небольшим пехотным подразделениям, чтобы она могла сопровождать их всюду, где они могут натолкнуться на препятствие, требующее мощного воздействия тяжелым снарядом.

Тяжелая артиллерия слишком дорога и потому малочисленна для того, чтобы быть всегда и всюду под рукой в количестве, достаточном для обеспечения наступлений. Сосредоточение же нужных масс тяжелой артиллерии из резерва главного командования требует времени, в течение которого противник имеет возможность еще больше укрепиться.

Таким образом, получается, что если мощность тяжелой артиллерии способствует разрушению оборонительных сооружений противника, то ее малая подвижность способствует усилению этих сооружений, предоставляя обороняющемуся больше времени для их усовершенствования5.

Смысл материального обеспечения наступательной доктрины заключается не только в том, чтобы создавать средства, способные разрушать уже созданные противником укрепленные позиции, по и в том, чтобы иметь средства, не позволяющие противнику их создавать.

Если снаряд современной легкой пушки слишком слаб для борьбы даже с оборонительными сооружениями легкого типа, если тяжелой артиллерией из-за ее тяжести и дороговизны нельзя в нужной мере насытить дивизии, полки и батальоны, если, наконец, техника не может пока дать дальнобойного орудия малого веса с мощным снарядом, то остается один выход — облегчить тяжелую артиллерию за счет ее дальнобойности, но сохранив мощность ее снаряда.

Это и есть идея так называемой гаубизации армии. При этом, в зависимости от того, в какой мере пожертвована дальнобойность и в какой мере увеличена мощность снаряда при данном весе системы, получается гаубица или мортира.

Мощный снаряд, являвшийся до войны 1914-1918 гг. привилегией корпусной (тяжелой) артиллерии, проникает в толщу мелких пехотных соединений путем снабжения их дивизионными, полковыми и батальонными гаубицами и мортирами (минометами).

Если слабость наступательных свойств у пехотного оружия объясняется малой мощностью его снаряда (пули) и настильностью его траектории, то в лице гаубицы пехота получила огневое средство, обладающее как раз противоположными свойствами: мощным снарядом и навесной траекторией.

Таким образом, гаубица была -предназначена в основном для восстановления пошатнувшегося было равновесия между наступательными и оборонительными возможностями пехоты.

Вот это и есть то «самое главное», что не могли обеспечить ни диски Маландрена, ни уменьшенные заряды и никакие другие комбинации с пушечным снарядом: все эти способы не могли увеличить мощности пушечного снаряда.

Некоторое увеличение длины снаряда, которым пытались решить эту задачу,, не могло достичь цели из-за малого возможного выигрыша в длине снаряда при существующей системе ведения его по каналу ствола (нарезы в стволе и ведущий поясок на снаряде); увеличить длину снаряда можно было но больше, как на 0,5 — 1 калибр. При дальнейшем увеличении длины снаряд терял устойчивость в полете, летел неправильно, отчего сильно увеличивалось рассеивание, уменьшалась дальность и не обеспечивалось действие взрывателя, т. е. вместо получения новых качеств снаряд терял и те, которые имел.

Поэтому всем государствам пришлось подумать об интенсивном снабжении своей артиллерии гаубицами, и к концу войны 1914-1918 гг. процент гаубичной артиллерии поднялся до 40. В таблице 16 показан рост гаубичной артиллерии пехотной дивизии с 1914 по 1918 гг.

Таблица 16. Число и процент пушек и гаубиц в пехотной дивизии 1914 и 1918 гг.
Страны Минометы Орудия Всего орудий и минометов
тяжелые и средние легкие пушки легкие гаубицы
число % число % число % число % число %
Германия
1914 г. 54 75 18 25 72 100
1918 г. 9 12 18 24 24 32 24 32 75 100
Франция
1914 г 36 100 36 100
1918 г. 3 6 36 70 12 24 51 100
Англия
1914 г. 58 75 18 25 76 100
1918 г 36 60 24 40 60 100


<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2713

X