От автора

О русско-японской войне 1904–1905 гг. и, в частности, о героической обороне Порт-Артура написано много: по далеко не полным данным, на русском языке издано до 1000 книг1. Множество отдельных статей опубликовано в периодической печати.

Написанная в основном буржуазными историками, участниками войны и царскими чиновниками, дооктябрьская литература об обороне Порт-Артура не могла научно вскрыть причин возникновения войны, ее характера и сложных международных отношений в период начавшегося империализма, объяснить взаимозависимость внешней и внутренней политики и экономики воюющих сторон и объективно показать ход войны на суше и на море, ее итоги и последствия. Поражение царизма на Д$льнем Востоке буржуазно-дворянские историки объясняли случайными, не главными, а, как правило, привходящими причинами.

Чтобы правильно понять характер, причины возникновения и последствия русско-японской войны, следует обратиться к трудам В. И. Ленина и И. В. Сталина.

1 января 1905 года в газете «Вперед» В. И. Ленин опубликовал статью «Падение Порт-Артура». Давая блестящий по краткости и научности анализ войны, Ленин определил царизм как гнилую, реакционную силу, не совместимую с интересами русского народа, с интересами общественного развития страны. Царскую бюрократию как военную, так и гражданскую (генералы и чиновники) Ленин назвал тунеядствующей и продажной. Армия и военно-морской флот были не подготовлены к войне. Военное могущество царизма оказалось показным, мишурным.

В. И. Ленин безошибочно предвидел и дальнейший ход событий в стране и судьбу царизма после войны. «Ленин и большевики... считали, что поражение царского правительства в этой грабительской войне полезно, так как приведет к ослаблению царизма и усилению революции.

Поражения царских войск вскрывали перед самыми широкими массами народа гнилость царизма. Ненависть к царизму в народных массах с каждым днем росла. Падение Порт-Артура — начало падения самодержавия, писал Ленин»2.

Так оно фактически и произошло. Царизм зашел окончательно в тупик, из которого страна могла быть выведена только самим русским народом путем низвержения самодержавия. Война ускорила революцию. Вслед за военным поражением на Дальнем Востоке в России произошла буржуазно-демократическая революция.

Работы В. И. Ленина «Падение Порт-Артура», «Разгром» (статья была написана в связи с Цусимским сражением) и другие печатались за границей и распространялись в царской России нелегально.

В январе 1905 года, почти одновременно с выступлением в печати В. И. Ленина, И. В. Сталин в прокламации «Рабочие Кавказа, пора отомстить!»3 писал: «Редеют царские батальоны, гибнет царский флот, сдался, наконец, позорно Порт-Артур, — и тем ещё раз обнаруживается старческая дряблость царского самодержавия...».

Далее в прокламации говорилось, что солдаты царской армии выражают явное недовольство войной, запасники волнуются и демонстрируют, новобранцы протестуют: слабеет опора самодержавия — армия. Неспособное вести войну, царское правительство теряет доверие на международной арене: казна пустеет. Вместе с тем продолжает расти промышленный кризис, закрываются фабрики и заводы, ширится массовое движение пролетариата в городах и голодающего крестьянства в деревне. «Выше и выше подымаются волны народного возмущения, сильнее они ударяются о царский трон, — и колеблется до основания одряхлевшее царское самодержавие...»

Обращаясь к народу, товарищ Сталин призывал: «Пора покончить с царским правительством и расчистить себе путь к социалистическим порядкам! Пора разрушить царское правительство!.. Революция неизбежна, как неизбежен восход солнца!»

В Кратком курсе Истории Всесоюзной коммунистической партии (большевиков) И. В. Сталин раскрыл подлинные причины империалистической русско-японской войны, возникшей в результате борьбы империалистических государств за господство на Тихом океане и за раздел Китая.

Ввязавшись в войну, царизм, по определению товарища Сталина, рассчитывал укрепить свое положение и остановить в стране революцию. Но эти расчеты не оправдались. «Русско-японская война ускорила революцию».

Царская армия, которой командовали бездарные и продажные генералы, плохо обученная и вооруженная, терпела на войне поражение за поражением. За реакционную политику царизма и отсталость царской России народ расплачивался кровью.

В обращении к народу 2 сентября 1945 года по случаю капитуляции империалистической Японии, товарищ Сталин вскрыл до конца ее захватническую политику. Япония отняла в 1905 году у России Южный Сахалин и Курильские острова, закрыла нашей стране все выходы в океан и стремилась отторгнуть от нашей Родины весь Дальний Восток. Но этого ей не удалось сделать. Свободные народы Советской России разбили империалистическую Японию. Выход Советского Союза в Тихий океан стал свободным.

* * *

Ниже дается краткий обзор некоторых наиболее известных трудов, посвященных русско-японской войне и, в частности, осаде и обороне Порт-Артура.

Официальная русская литература.

Русско-японская война 1904–1905 гг. Работа Военно-исторической комиссии по описанию войны, т. VIII, Оборона Квантуна и Порт-Артура, чч. 1 и 2, Спб., 1910 г.

Русско-японская война 1904–1905 гг. Работа Исторической комиссии по описанию действий флота при Морском генеральном штабе, кн. 1–7, 1912–1917 гг.

Русско-японская война 1904–1905 гг. Документы, кн. 1–12, 1910–1917 гг.

В трудах этих «комиссий» нет объективно-научного анализа войны. Совершенно ясно, что члены комиссий имели перед собой задачу оправдать в какой-то степени соответствующим подбором материала авантюры и военно-политическую и экономическую отсталость царизма. Если В. И. Ленин определяет царизм, как «гроб повапленный», то официальные военные историки всеми способами пытались доказать, что неудачи в войне царизма и его опоры — армии — объясняются не политикой царизма, не политической, экономической и военной отсталостью царской России, а «объективными» причинами (отдаленностью театра военных действий, затруднениями с транспортом, некоторыми промахами в планировании войны и т. п.).

По существу толстые книги исторических комиссий — не история войны, а сборники отчетов, донесений и реляций, в которых заключен большой архивный материал, и только. По политическим соображениям о многом в этих книгах умышленно забыто. Напрасно, например, мы искали бы в объемистых сборниках материал о морально-политических качествах русских солдат и матросов.

В книгах нет ни малейшего намека на критику грубейших ошибок и промахов генеральского и адмиральского состава в войне. Составители бесстрастно повествуют в одних и тех же тонах как о герое обороны Порт-Артура генерал-майоре Р. И. Кондратенко, так и о тупом солдафоне — предателе Стесселе. В работах, как правило, нет обстоятельных оценок и выводов. Но там, где без некоторых выводов все же нельзя обойтись, они даются с сугубо классовых позиций: обычно приводится второстепенное, не имеющее значения, и замалчивается основное, решающее.

Официальная японская литература.

В 1909–1910 гг. морской генеральный штаб Японии опубликовал четырехтомное издание под общим названием «Описание военных действий на море в 37 и 38 гг. Мейдзи». Эта работа умышленно искажает ход войны. Выпуская в свет «исследование», генеральный штаб ставил перед собой задачу дезинформировать, сбить с толку, направить изучающих опыт войны на море по ложному пути и не допустить, чтобы он стал достоянием генеральных штабов иностранных государств. Военные круги военно-феодальной империалистической клики Японии уже тогда считали, что война с Россией — одна из войн за овладение бассейном Тихого океана, за раздел Китая, за захват Маньчжурии и русского Приморья, и не брезговали обманом и дезинформацией. Но грубо врать — значило разоблачить себя преждевременно, поэтому в «Описании» дается некоторый и достоверный фактический материал, рассматриваются отдельные сражения и пр., но совершенно нет выводов оперативно-тактического порядка. Все события объясняются вмешательством в ход войны господа-бога и его наместника в Японии «божественного» микадо.

Работы офицеров царского флота и армии, связанные с вопросами изучения опыта войны.

Из этого раздела литературы следует назвать как типичные следующие книги:

Добротворский Л. Ф., Уроки морской войны, Кронштадт, 1907 г.

Немитц А. В., Очерки морских операций русско-японской войны (лекции, читанные автором в Николаевской морской академии в 1911 г.).

Щеглов Д., Значение и работа штаба на основании опыта русско-японской войны (опубликована в открытой печати в 1941 г.).

Романовский Ю. и Шварц А., Оборона Порт-Артура, чч. 1 и 2, 1908–1910 гг.

Анализируя эти работы, можно сказать, что авторы первых трех трудов — Добротворский, Немитц и Щеглов — пытаются проникнуть в глубину событий, найти и подвергнуть анализу причины поражения русского флота и проигрыша войны в целом, требуют коренных реформ и т. д. Слов нет, многие их положения верны, документально подтверждены, но все же авторы — представители офицерского корпуса вооруженных сил господствующего класса — критикуют царизм и его пороки любя, они скорее жалуются на неудачи. Они видят и критикуют ошибки отдельных руководителей армии и флота: Куропаткина, Алексеева, Витгефта и других. Но они не способны понять истинные причины военного поражения царизма, оказавшегося изолированным во внешней политике, потерявшего у своего народа авторитет, обрекшего свою страну на экономическую, культурную и военную отсталость.

Авторы примыкали к так называемой «группе молодых», возникшей на флоте после русско-японской войны. Эта группа являлась по существу рупором крупной буржуазии, стремившейся к проведению империалистической политики, т. е. расширению сфер влияния, захвату новых рынков и т. д. Недовольная царизмом за проигрыш войны, буржуазия, боясь революции, вынуждена была итти на сделку с царизмом. Отсюда вполне понятна и половинчатость критики «группы молодых».

Работа Л. Ф. Добротворского интересна тем, что в ней рассматриваются вопросы тактики флота. Этот раздел книги богат деталями и не потерял интереса до сих пор.

В работе А. В. Немитца главное — вопросы стратегии. Многие положения автора убедительно аргументированы, богато иллюстрированы фактическим материалом и в условиях теоретического худосочия русской военной мысли во времена последнего царя выглядят по крайней мере оригинальными.

Автор утверждает, что причины поражения царизма в войне лежат в области стратегии войны, а не в том, что Витгефт был не флотоводец, а Того флотоводец, что японцы были лучше подготовлены в тактическом отношении и т. д. Все это, безусловно, какую-то роль играло, но отнюдь не главную. В вопросах же оценки войны в целом Немитц так же не прав, как и все буржуазные историки.

А. Щеглов в своей работе на основе краткого, но обстоятельного анализа неудач войны на море (опять-таки с позиций своего класса) приходит к выводу, что флот погиб от дезорганизации и в этом всецело виноват Главный морской штаб, которому по праву принадлежит 90% неудач флота. Щеглов разработал и предложил новую организацию генерального морского штаба. Однако автор не сумел творчески, исходя из условий отечественной обстановки и опыта войны, разрешить этот вопрос и ограничился пропагандой организации немецкого морского генерального штаба.

Авторы труда «Оборона Порт-Артура» Романовский Ю. и Шварц А. — непосредственные участники событий. Романовский в начале войны состоял офицером для поручений при штабе 4-й дивизии и впоследствии был начальником боевого участка на западном фронте крепости. Шварц во время осады работал инженером на укреплениях Восточного фронта.

День за днем, в хронологической последовательности, авторы описывают оборону Порт-Артура. Труд богат фактическим материалом, документами, снабжен картами, схемами и иллюстрациями. Но, к сожалению, исследователи подходят к материалам, на основе которых создается книга, не критически. Например, они пишут: «Остается порадоваться, что возникшая у генерала Фока мысль занять «позиции на перевалах» нашла отклик в душе генерала Кондратенко и была приведена генералом Стесселем в исполнение». И так по всей книге, часто вразрез с действительностью.

Некритическое отношение к документам и источникам часто приводит к неверным оценкам и выводам и даже к неоправданному преклонению перед противником. Вот как Романовский и Шварц повествуют о японском флоте (кстати, писать о своем флоте они считают себя мало компетентными): «Не отрицая сплоченности и блестящей техники и выучки японской эскадры, нельзя не признать, что успехам под Порт-Артуром она обязана не только своим высоким качествам...» и. т. д. Все это авторами буквально заимствовано у английских «историков», работы которых они переводили на русский язык. Также доверчиво использованы насквозь тенденциозный японский «Обзор сражений при взятии сухопутных укреплений Порт-Артура» и другие источники.

По своим взглядам и убеждениям авторы — монархисты и не случайно они сообщают, что «его императорское высочество великий князь Петр Николаевич» оказал делу издания их труда «свое просвещенное содействие».

Но несмотря на все недостатки, двухтомник в целом представляет несомненный интерес, являясь одним из трудов, наиболее полно освещающих оборону крепости.

Книги гражданских лиц, участников войны и друг их авторов.

Здесь нужно отметить такие труды, как двухтомник П. Ларенко «Страдные дни Порт-Артура», две книги Е. Ножина «Правда о Порт-Артуре», книгу Апушкина В. «Русско-японская война 1904–1905 гг.» и мемуары Костенко М. «Осада и сдача крепости Порт-Артура».

Работа Ларенко — хроника осады крепости, написанная рядовым чиновником. Она безусловно богата бытовыми зарисовками, в ней детально, в мелочах, показана жизнь в осажденной крепости, рассказано много о героических подвигах русских солдат и офицеров, сражавшихся долгие месяцы с озверевшим врагом. Автор записывал все, что видел и слышал. Красочные описания действительных событий сочетаются в книге со сплошным вымыслом и неправдой. Книга заполнена критикой царских генералов, особенно Стесселя, Фока и других проходимцев, наживавшихся на войне. Однако, критикуя, автор не обобщает, не делает выводов.

Работа Ларенко характерна для многих десятков работ на тему об обороне Порт-Артура.

В двух томах книги «Правда о Порт-Артуре» Е. Ножин все свое внимание сосредоточивает на разоблачении Стесселя и его окружения как главных виновников неудач.

Подобных книг после войны было издано чрезвычайно много. Одни авторы защищали Стесселя, другие, наоборот, становились, на сторону коменданта крепости генерала Смирнова. Соответственно расстановке генеральских сил в осажденной крепости разделились и авторы, работы которых сыграли известную разоблачительную роль, но нанесли и немало вреда. В пылу полемики главный виновник национального позора — царизм — оставался в тени. Царизм поощрял этого рода литературу, пытаясь гнев народа направить по ложному пути.

Апушкин В. — автор несомненно содержательной книги, полковник главного военно-судного управления, был близок ко всем материалам войны и особенно к порт-артурским. Во время суда в 1907 году по делу сдачи крепости Порт-Артур он исполнял обязанности секретаря верховного военно-уголовного суда.

Его работа рассчитана, как указывает сам автор, на широкий круг «интеллигентных читателей». Порт-Артуру в книге уделено много места.

Апушкин пишет: «Я уделил более внимания и места не вопросам тактики, а более широким, понятным и интересным вопросам стратегии, — не исполнителям боевых диспозиций, а тем, кто давал для них директивы, чей разум и воля направляли ход войны».

И действительно, в книге приведен большой и достаточно достоверный, аргументированный материал. Но вместе с тем автор, монархист по своим убеждениям, не хотел сделать верных выводов и все свое красноречие обратил на то, чтобы направить мысль читателя по неверному пути, безапелляционно заявив, что «причиною наших военных неудач в войне с Японией были исключительно неискусные стратегические действия наших вождей». Под вождями Апушкин имеет в виду Куропаткина, Стесселя и им подобных. Обвиняя их, автор тем самым берет под защиту всю систему военно-феодального империализма во главе с царем-крепостником, которая породила и воспитала царский генералитет.

Костенко М., — генерал, царский судья в Порт-Артуре, махровый монархист. Начиная свои мемуары, он заявляет, что «ни одно... явление не обновляет Б такой степени организм народной жизни, как война».

Описывая гибель адмирала Макарова, автор заявляет, что Макаров был «наказан богом» за то, что не послушался советов попа Иоанна Кронштадтского не проливать кровь в неположенные дни.

Костенко ставит себе единственную цель: доказать, что настоящим героем и душой обороны Порт-Артура был комендант крепости генерал-лейтенант Смирнов, а генерал Кондратенко и другие боевые, честные офицеры были простыми исполнителями воли Смирнова. Для доказательства недоказуемого автор не брезгует ничем. Но ему не удалось перекрасить в героя безвольного отсталого генерала Смирнова, по существу безмолвного соучастника предателя Стесселя.

Единственно верным действительности является показ Стесселя и Фока как предателей и ничтожеств.

Из моряков все симпатии Костенко на стороне реакционнейшего из офицеров на эскадре — Вирена и ему подобных. Весь остальной состав флота осуждается, расценивается как лишнее бремя для крепости, как бельмо на глазу. Такое отношение автора к флоту объясняется просто: Костенко не может забыть броненосца «Потемкин», вооруженных восстаний на Балтике, во Владивостоке, он помнит, что матросы шли в первых рядах борцов против царизма. Именно поэтому он всячески умаляет героическую роль моряков Тихоокеанской эскадры, боровшихся на верках Порт-Артура рука об руку с пехотинцами и артиллеристами.

Следует сказать, что многие книги, относящиеся к этому разделу, носят на себе явные следы якобы имевшей место в Порт-Артуре неприязни и борьбы между армией и флотом. В действительности же не флот враждовал с армией, а дрались между собой карьеристы, проходимцы, казнокрады и прочая чиновно-бюрократическая челядь. Царские сатрапы делали карьеру, деньги и немудрено, что каждый из них был для другого волком. В борьбу больших хищников втягивалась и мелкая сошка. Естественно, что не было причин для вражды между матросами и солдатами. Они, правда, вели борьбу, но только против своих классовых угнетателей — офицеров. Эта борьба, как и во всей армии, велась и в Порт-Артуре. И не удивительно, что позднее, во время вооруженных восстаний на Дальнем Востоке, зачинщиками выступлений и наиболее революционно настроенными были возвращавшиеся из плена порт-артурцы, особенно моряки.

Мемуары иностранных корреспондентов, находившихся при действующей армии и флоте Японии.

Большинство так называемых военных корреспондентов в японской армии и флоте были англичане — союзники и доброжелатели империалистической Японии, которые в ходе войны и после нее наводняли мировую печать пропагандистскими статьями, очерками и воспоминаниями. Особенно распространенными работами, тесно связанными с осадой Порт-Артура, являются: «Осада и капитуляция Порт-Артура» — Бартлета Э.; «Осада Порт-Артура» — Джемса Д.; «Великая осада» — Норригаарда Б. и «С адмиралом Того» — Райта С.

Бартлет, Джемс и Норригаард выполняли по существу роль советников при генерале Ноги, а Райт — при адмирале Того. Все они являлись представителями соответствующих английских органов, хотя и выступали от имени редакций газет. В их книгах содержится обилие фактического материала, они рьяно, часто без достаточного основания, расхваливают и рекламируют храбрость, упорство и доблесть в бою как русских, так и японских войск. Иногда против своего желания они высказывают и верные оценки, но, как правило, из вороха фактического материала событий у авторов получается один основной вывод: пусть русские и японцы в войне ослабляют друг друга — это на пользу Англии. Это была старая традиционная политика английского империализма.

Английский империализм был кровно заинтересован в том, чтобы Россия и Япония воевали до полного истощения сил и средств. Английские корреспонденты, слуги продажной буржуазной прессы, изо всех сил, всеми доступными способами, расхваливая противников, раздували шовинизм сторон с явной целью продлить войну как можно дольше.

Сеппинг Райт, находившийся с адмиралом Того, лгал без зазрения совести; его «труд» «С адмиралом Того» не только не представляет никакой ценности, но просто дезориентирует читателя. Райт расхваливает японского адмирала как великого флотоводца и приписывает ему достоинства и качества, которыми он в действительности не обладал. Об этом красноречиво свидетельствуют безграмотные в оперативном и тактическом отношениях действия адмирала в боях 9 февраля и 10 августа 1904 года, а также бесславная гибель его лучших броненосцев на минах под Порт-Артуром.

Работы, написанные и изданные в наше время.

Из них мы остановимся на двух книгах — Н. Левицкого «Русско-японская война 1904–1905 гг.» и П. Быкова «Русско-японская война 1904–1905 гг.».

Работа Н. Левицкого содержит грубые политические ошибки.

Историю войны автор рассматривает в отрыве от экономики и политики. Говоря об основной причине поражения царизма, он категорически утверждает, что этой причиной было враждебное отношение народных масс к войне. Этим же объясняются и отдельные поражения русской армии. Слов нет, русский народ был против войны, но считать его виновником поражения — значит повторять клевету на народ. Левицкий совершенно игнорирует военно-морской флот. Те скудные сведения, которые все же даны о русском флоте, не раскрывают его роли в войне и не показывают боевого взаимодействия армии и флота. И, наконец, автор недостаточно уделяет внимания роли крепости Порт-Артур и ее героическим защитникам, приковавшим к себе стотысячную кадровую армию японцев с осадной артиллерией. Совершенно неверно охарактеризована роль предателя Стесселя. Автор пытается доказать, что Стессель — слабовольный человек. Все поведение Стесселя автор объясняет его мягким характером и чуждыми на него влияниями. Большинство ошибочных положений Левицкого может быть отнесено за счет источников, которыми он некритически пользовался. Из этих источников следует указать работу, появившуюся в 1906–1907 гг. под названием «Русско-японская война в сообщениях в Николаевской академии Генерального штаба».

Труд П. Быкова целиком посвящен войне на море. Сухопутная армия и ее боевая деятельность рассматриваются вскользь. Это, безусловно, серьезный недостаток труда. Как и в работе Н. Левицкого, в книге П. Быкова слишком слабо показана политическая обстановка в стране и совершенно игнорирована экономика накануне войны. О захватнической политике японского разбойничьего военно-феодального империализма, представители которого для достижения своих целей широко применяли против нашей страны провокации, шпионаж, подкупы и прочие приемы политических разбойников, автор вспоминает скупо и бесстрастно. Говоря о политике Японии в середине 1903 года, он пишет: «Чувствуя за собой поддержку таких могучих держав (речь идет об Англии и США), японское правительство решило остановить продвижение России в Китай». Такое заключение в корне искажает действительность. Империалистическая политика Японии была направлена отнюдь не на то, чтобы остановить царскую Россию. Она имела основной своей целью раздел китайских земель, колонизацию Кореи и Маньчжурии, а в дальнейшем и земель до Байкала. Это была хищническая политика, сохранившаяся до конца второй мировой войны, т. е. до разгрома японских империалистов доблестной Советской Армией и. Военно-Морским Флотом.

Действия флота в войне П. Быковым рассмотрены достаточно подробно, но людям флота — русским морякам, героически сражавшимся с коварным врагом, — внимания не уделено.

В целом работа П. Быкова насыщена фактическими материалами и содержит в основном верные выводы в области развития военно-морского искусства.

* * *

В настоящем, втором издании автор учел появившуюся в периодической печати ценную критику на первое издание книги и значительно переработал содержание, исправил допущенные ошибки. Труд дополнен новыми фактическими данными и особенно новыми выводами и оценками, из него изъяты недостаточно мотивированные данные и часть второстепенного материала.


1 В. Лучинин, Русско-японская война 1904–1905 гг. Библиографический указатель, Воениздат, 1939 г., 144 стр. (указатель неполный. — А. С.).

2 История ВКП (б). Краткий курс, стр. 53–54.

Вперёд>>  

Просмотров: 3505

X