Работа органов снабжения в период 1916–1917 гг.

Русская армия в 1914–1915 гг. потерпела ряд крупных неудач и поражений. Руководящие круги действующей армии все неудачи относили за счет недостаточности боевого снабжения в связи с той доминирующей ролью, какую играла артиллерия на полях сражений. Союзники стали опасаться, как бы Россия не вышла из войны, и вследствие этого стремились помочь ей в области снабжения с соответствующим контролем436 и не без прибылей для себя.

В распоряжении штаба главковерха имелись в то время два отчета, дававшие яркую картину дезорганизации и разрухи в боевом снабжении, относящиеся: один к 1914 г. — о причинах большого расхода боеприпасов, другой к 1915 г. — об артиллерийском снабжении армий Юго-Западного фронта (отчет генерал-инспектора артиллерии — см. выше). В этих отчетах совершенно определенно указывалось на необходимость иметь в штабе главковерха специальный орган, который руководил бы артиллерийским делом вообще и регулировал бы артиллерийское снабжение в частности. Все это привело к необходимости пересмотреть вопрос организации управления артиллерией на театре военных действий.

Приказом наштаверха 5 января 1916 г. № 24 было утверждено положение о полевом генерал-инспекторе артиллерии при главковерхе. Выше, в первой части труда («Организация высшего управления артиллерией на театре военных действий») приведены соображения об организации управления полевого генерал-инспектора артиллерии, указаны сущность положения о генинспарте, его обязанности и обязанности начальника Упарта. Между прочим, там указывалось, что полевому генинспарту вверялось: «общее руководство и наблюдение за своевременным и планомерным снабжением действующих армий оружием, огнеприпасами и прочими предметами артиллерийского довольствия из запасов, находящихся в пределах театра военных действий».

Об обязанностях начальника Управления полевого генинспарта (Упарта) сказано выше, в первой части труда. Он являлся, наравне с генерал-квартирмейстером и дежурным генералом штаба главковерха, докладчиком наштаверха по всем важнейшим вопросам артиллерийской части и боевого снабжения действующей армии, но имел личный доклад у наштаверха с разрешения и по указанию полевого генинспарта.

Упарт служил органом полевого генинспарта: а) по сбору, содержанию и обработке сведений, необходимых ему для выполнения всего на него возложенного; б) по разработке его указаний по различным вопросам службы артиллерии и артиллерийского снабжения действующих армий; в) по передаче по принадлежности его распоряжений.

В Упарте сосредоточивались: а) данные о степени обеспеченности фронтов и отдельных армий оружием, боеприпасами и прочими предметами артиллерийского снабжения; б) разработка, в соответствии с оперативными предположениями, соображений и распоряжений по своевременному и достаточному артиллерийскому снабжению фронтов и отдельных армий; в) сношения с военным министром и ГАУ о заготовлении и своевременной высылке в район военных действий необходимых боеприпасов, оружия и других предметов артиллерийского довольствия; г) разработка и установление норм артиллерийских запасов и распределение этих запасов между фронтами и отдельными армиями в связи с оперативными соображениями; д) проверка и регулирование требований предметов артиллерийского снабжения названными войсковыми соединениями соответственно действительным их потребностям и поставленным боевым задачам; е) сношения с соответственными лицами и учреждениями по вопросам артиллерийского снабжения и боевой готовности артиллерии; ж) сношения по правильному использованию в техническом отношении артиллерии, ручного оружия и вспомогательных средств борьбы, а также по содержанию их в исправности; з) сведения о состоянии частей артиллерии действующих армий и вновь формируемых частей артиллерии, а также о подготовке артиллерийских пополнений.

Положением о полевом генинспарте подчеркивалось, что права его по артиллерийскому снабжению распространяются лишь на запасы, находившиеся «в пределах театра военных действий». Согласно положению, Упарт мог лишь сноситься с военным министром и с ГАУ по поводу «заготовления и своевременной высылки в район военных действий огнеприпасов и других предметов артиллерийского довольствия. Но Упарт не ограничивался официальными сношениями и перепиской. Между ним и ГАУ установилась тесная, живая связь постоянных общений на товарищеско-деловой почве. Для правильного скорейшего разрешения многих вопросов боевого снабжения ответственные работники ГАУ командировались в ставку в Упарт, а работники Упарта командировались в ГАУ. В более важных случаях приезжал в ставку сам начальник ГАУ генерал Маниковский.

По всем вопросам боевого снабжения Упарт сносился исключительно с ГАУ. Полевой генинспарт обращался к военному министру в самых редких случаях особой важности.

Ни в какие деловые сношения с другими министрами и органами центральной власти внутри страны, ни с представителями Государственной думы и общественно-промышленных кругов полевой генинспарт не вступал, мало им доверяя вообще и считая многих из них далеко нечистоплотными в отношении желания поживиться за счет казны.

Кроме Упарта при штабе главковерха, т. е. центрального органа, управляющего делом боевого снабжения на театре военных действий, никаких других новых органов управления боевого снабжения на фронтах и в армиях в 1916–1917 гг. не создавалось. Но, как указывалось выше (см. первую часть), в положения о начальнике артиллерийских снабжений армий фронта и о заведующем артиллерийской частью штаба армии были внесены по инициативе Упарта изменения.

Начартснаб был освобожден от несвойственной ему обязанности давать указания по использованию артиллерии в техническом отношении.

Положение о заведующем артиллерийской частью было дополнено пятью статьями, сущность которых сводилась к следующему437: «1. Заведующему артиллерийской частью подчиняются: все местные артиллерийские парки армии (армейские передовые и тыловые склады огнестрельных припасов), не переданные в корпуса, дивизии и отряды; армейский подвижной артиллерийский запас; армейская починочная артиллерийская мастерская; армейская оружейная мастерская; химические команды и вообще все заведения и учреждения артиллерийского ведомства, находящиеся при армии. 2. Важнейшей обязанностью заведующего артиллерийской частью является забота о своевременном снабжении войск и подвижных артиллерийских парков боевыми припасами, оружием, материальной частью, химическими и прочими средствами борьбы и вообще всеми предметами артиллерийского довольствия. Кроме того, он обязан: а) иметь в постоянной готовности подробные сведения о количестве и роде боевых припасов в армии и ее запасе, о состоянии в армии оружия, материальной части артиллерии и прочих средств артиллерийского поражения и сообщать их инспектору артиллерии армии; он должен иметь также сведения о местных средствах в отношении артиллерийского довольствия всего района армии и о степени использования этих средств; б) составлять перечень всех сведений о собранном с полей сражения оружии, боевых припасах и других предметах артиллерийского снабжения как своих, так и неприятельских, и направлять в артиллерийские склады то из собранного, что не может быть непосредственно использовано в армии.

3. Зач по соглашению с инспектором артиллерии армии и с доклада начальнику этапно-хозяйственного отдела штаба армии командирует в артиллерийские части состоящего при нем штаб-офицера с классным артиллерийским техником для осмотра материальной части артиллерии и для проверки, когда это будет признано нужным, насколько требования частей по артиллерийскому довольствию соответствуют действительной в них потребности.

4. Зач обязан принимать все зависящие от него меры для своевременного заготовления оружия при артиллерийской оружейной мастерской. Он принимает меры через штаб-офицера для поручений к немедленному вывозу, исправлению и приведению в порядок оружия, собранного с полей сражений, а недостающее количество оружия требует из средств тыла через начальника артиллерийских снабжений армий фронта.

5. Зач командирует в войска армии состоящего при нем штабного офицера для поручений вместе с классным оружейным мастером для осмотра в войсках ручного оружия с целью содействия исправному его содержанию, а также для проверки и содействия войсковой организации сбора и своза с полей сражений предметов артиллерийского довольствия и для организации сбора его в тыловом районе армии».

Эти пять статей развертывают общую картину работы артиллерийского снабжения в армии, конкретизируя обязанности заведующего артиллерийской частью, служа ему руководством и гарантируя правильную постановку дела.

Организация боевого снабжения, установленная Упартом: армейские подвижные и тыловые фронтовые артиллерийские запасы; порядок требования и отпуска предметов артиллерийского снабжения. Тыловые фронтовые и армейские оружейные мастерские

Деятельность во время войны полевого генинспарта и его исполнительного органа Упарта, весьма обширная и многосторонняя, обнимала все отрасли сложного артиллерийского дела как по части боевого использования артиллерии и применения новейших средств военной техники, так и по части боевого снабжения.

В первую очередь полевой генинспарт стремился осуществить те меры к упорядочению снабжения, какие были им намечены в 1915 г. в его отчете по артиллерийскому снабжению армий Юго-Западного фронта (см. выше).

Временное положение о полевом генинспарте было объявлено 6 января 1916 г., а уже 31 того же января, в целях «достижения более планомерного и своевременного снабжения действующих армий оружием, огнестрельными припасами и прочими предметами артиллерийского довольствия» установлен был следующий порядок артиллерийского снабжения (см. схему на рис. 2)438.

1. Требования от частей войск и учреждений действующих армий на все предметы артиллерийского довольствия поступают непосредственно к заведующим артиллерийской частью этапно-хозяйственных отделов штабов армий и должны быть удовлетворяемы из состоящих в их распоряжении армейских подвижных артиллерийских запасов, которые надлежит образовать из артиллерийского имущества первейшей необходимости.

(Временный штат армейских подвижных артиллерийских запасов и ведомости подлежащего к содержанию в них имущества были составлены Упартом и объявлены дополнительно).

2. С требованиями о пополнении армейских подвижных артиллерийских запасов, а также об отпуске таких предметов артиллерийского снабжения, которые не положено содержать в армейских запасах, заведующие артиллерийской частью обращаются к начальникам артиллерийского снабжения фронта. К ним же поступают требования на отпуск предметов артиллерийского довольствия от военно-окружных артиллерийских управлений, ремонтных артиллерийских мастерских и прочих тыловых артиллерийских учреждений, находящихся на театре военных действий в районе соответствующего фронта армий.

Поступающие к начальникам артиллерийского снабжения требования удовлетворяются из состоящих в их ведении передовых артиллерийских запасов и других артиллерийских складов тылового района.

3. Пополнение передовых и тыловых артиллерийских запасов армий фронта производится распоряжением управления полевого генерал-инспектора артиллерии при верховном главнокомандующем (Упарт) по требованиям начальников артиллерийского снабжения фронтов, обращаемым к Упарту периодически не более раза в неделю; с требованиями о снабжении боеприпасами разрешалось обращаться во всякое время.

Кроме начальников артиллерийского снабжения фронта, ни войсковые части, ни заведующие артиллерийской частью в армиях, ни прочие учреждения и заведения, находящиеся на театре военных действий, не могут обращаться ни с какими требованиями в Упарт.

4. Начальники артиллерийского снабжения армий фронта, начальники военно-окружных артиллерийских управлений на театре военных действий, заведующие артиллерийской частью этапно-хозяйственных отделов штабов армий, все находящиеся на театре военных действий войсковые части, учреждения и заведения, за исключением арсеналов и заводов, не должны входить ни с какими требованиями по артиллерийской части в ГАУ, с коим сносится лишь Упарт.

Существенным новшеством в этом порядке являлось приближение запасов артиллерийского имущества к потребителям в виде образования армейских подвижных артиллерийских запасов из имущества первейшей необходимости. Это давало возможность заведующим артиллерийской частью удовлетворять большинство потребностей войсковых частей. Об отпуске недостающего имущества и о пополнении своего армейского артиллерийского запаса заведующий артиллерийской частью по вновь установленному порядку обращался непосредственно к начартснабу фронта, минуя начальника ЭХО. Этим достигалось ускорение артиллерийского снабжения войск и значительно сокращалась переписка как в самой армии, так и у начартснаба фронта. Вопрос об опасениях утяжелить тыл армии и затруднить ее подвижность разрешался тем, что передовой подвижной армейский запас размещался в вагонах и в любой момент мог быть двинутым в необходимом направлении (он размещался в 18 вагонных кузовах, из них 4 предназначались для жилья; для перевозки кузова ставились на железнодорожные платформы).

Следующим весьма важным установлением являлся порядок сношения с ГАУ, которое могло проводиться только через Упарт. Впервые представленный в виде наглядной схемы порядок этот быстро был усвоен как органами снабжения, так и войсками. При осуществлении этого порядка не встречалось запросов о необходимости в разъяснениях его439. Разработанный Упартом штат армейского подвижного артиллерийского запаса был объявлен в приказе наштаверха 22 марта 1916 г., № 390 (в дополнение к приказу № 122)440.

Положение о передовом артиллерийском запасе, установленное законом (Свод военных постановлений 1869 г., изд. 3-е, ст. 262–270), не отвечало современным условиям войны (например, предусмотренное законом назначение передового артиллерийского запаса обеспечивать артиллерию людьми и лошадьми не применялось, и пр.). В положении о полевом управлении 1914 г. никаких определенных указаний о передовом артиллерийском запасе не имелось.

Поэтому, по представлению Упарта, существовавшие передовые запасы были упразднены, а личный состав их и имущество были использованы на сформирование вновь учреждаемых тыловых артиллерийских запасов — по одному на каждый фронт действующих армий.

Временное положение и штат тылового артиллерийского запаса, а также ведомости артиллерийского имущества, подлежащего к содержанию в этом запасе, были объявлены 13 (26) апреля 1916 г.441.

По временному положению тыловой артиллерийский запас имел назначением обеспечить безостановочное и своевременное: а) пополнение армейских подвижных артиллерийских запасов предметами артиллерийского довольствия, за исключением огнестрельных припасов, ручного оружия и пулеметного имущества и б) снабжение через армейские подвижные артиллерийские запасы войсковых частей всеми предметами артиллерийского довольствия, за исключением упомянутых в п. «а».

Артиллерийское имущество должно было содержаться только указанное в ведомостях, приложенных к временному положению.

Ведомости эти могли быть «изменяемы и дополняемы, в зависимости от численности и состава артиллерии фронта, с разрешения полевого генинспарта», по представлению начартснаба через главначснаба фронта.

Временным положением подробно определялись права и обязанности должностных лиц. Прием и отпуск артиллерийского имущества в тыловом артиллерийском запасе фронта производились по нарядам начальника запаса, основанным на предписаниях начартснаба фронта.

Относительно приема, хранения и отпуска предметов в тыловой артиллерийском запасе соблюдались правила, установленные для артиллерийских складов, с теми изменениями, которые, по обстоятельствам военного времени, признавались необходимыми начальником артиллерийского снабжения фронта.

В отношении ведения материального счетоводства и отчетности соблюдались правила, установленные для артиллерийских складов. Но для облегчения войск вместо квитанций на принятые предметы войсковые части возвращали в тыловой артиллерийский запас вторые экземпляры накладных с надписью в приеме предметов за печатью части.

По вопросам, не предусмотренным временным положением, предлагалось руководствоваться постановлениями об артиллерийских складах (Свод военных постановлений, кн. XIII, 1869 г., изд. 3-е 1910 г.), но с тем изменением, что разрешение всех вопросов, превышающих права начальников тылового артиллерийского запаса фронта, принадлежало начартснабу.

Несомненно, наиболее существенным достоинством этого мероприятия, проведенного Упартом, являлись объявленные в ведомостях временного положения нормы имущества, подлежащего к содержанию в складе тылового запаса. Наконец, найдена была какая-то исходная данная как для работы ГАУ по заготовлению имущества, так и для умерения аппетитов особо хозяйственных начартснабов, думавших и действовавших с точки зрения только своих местных нужд. Была принята и мера к уменьшению делопроизводства путем замены квитанции вторым экземпляром накладной.

Приказом наштаверха от 20 апреля (3 мая) 1916 г. № 576442 были объявлены временные правила о порядке требования и отпуска предметов артиллерийского снабжения в действующих армиях. Эти правила упрощали получение тех предметов, в особенности смазочных веществ, пакли и ветоши, каковые должны были выдаваться из армейских подвижных запасов по непосредственным чековым требованиям начальников частей. Требования на предметы артиллерийского имущества составлялись в трех экземплярах (два из них могли быть копированы), которые являлись и свидетельством, и нарядом, и квитанцией, что нельзя не признать остроумной и довольно радикальной мерой, в значительной части разрешавшей вопрос об устранении излишней формалистики и уменьшавшей поток бумаги, имевшийся до введения этого порядка. С порядком питания армий предметами артиллерийского снабжения, согласно вновь введенным правилам, можно ознакомиться по схеме на рис. 3.

В мае 1916 г. был издан приказ наштаверха за № 589, в котором объявлялись разработанные Упартом временные штаты и положения: а) о тыловой оружейной мастерской фронта со складом ручного оружия и пулеметного имущества; б) об армейской оружейной мастерской со складом ручного оружия и пулеметного имущества 443.

На сформирование этих мастерских и при них складов были обращены оружейно-пулеметные отделы подвижных ремонтных артиллерийских мастерских и склады ручного оружия передовых артиллерийских запасов фронтов, а также отделы ручного оружия варшавского и бобруйского артиллерийских складов, находившихся в районе Западного фронта.

В складах при тыловых и армейских оружейных мастерских должны были держаться запасы ручного оружия и пулеметов согласно ведомостям, составленным Упартом и приложенным к приказу № 589.

Тыловая оружейная мастерская фронта предназначалась для исправления в ручном оружии и пулеметах таких повреждений, которые, требуя сравнительно сложных и продолжительных работ, не могли быть исполнены средствами полковых или армейских мастерских, но в то же время по характеру своему не вызывали безусловной необходимости прибегать к помощи заводов.

Состоящий при мастерской склад имел назначением обеспечить безостановочное и своевременное снабжение армейских мастерских ручным оружием, пулеметами, запасными частями к ним и принадлежностью.

Тыловая оружейная мастерская подразделялась на собственно мастерскую и склад.

Тыловая оружейная мастерская, входя в состав тыловых средств фронта действующих армий, перемещалась в те или иные пункты тылового района фронта, по усмотрению начартснаба.

Армейская оружейная мастерская со складом ручного оружия и пулеметного имущества входила в состав тыловых средств армии, в каждой по одной, и при необходимости делилась на два самостоятельных отделения.

В мастерской производились следующие работы:

а) сортировка оружия и пулеметов, доставленных с полей сражения и от войск, на годное, требующее исправления и негодное;

б) чистка и смазка оружия и пулеметов, исправление неисправного оружия и пулеметов, если починка могла быть произведена средствами мастерской путем постановки запасных частей;

в) отправление в тыловую оружейную мастерскую фронта оружия и пулеметов, которые не могли быть исправлены средствами армейской мастерской.

Имущество склада армейской оружейной мастерской определялось особыми ведомостями, составленными Упартом, которые могли быть изменяемы и дополняемы с разрешения начартснаба фронта, по представлению заведующего артиллерийской частью.

Имущество армейской оружейной мастерской пополнялось из склада тыловой оружейной мастерской фронта, а также частями от негодного оружия, сдаваемого войсками или собираемого с полей сражения.

Армейская оружейная мастерская, входя в состав тыловых средств армии, перемещалась в целом своем составе или частями по отделениям распоряжением заведующего артиллерийской частью с доклада начальнику штаба армии.

Организация тыла армий в отношении снабжения боевыми припасами

В деле питания артиллерии боеприпасами правильная организация имеет исключительно серьезное значение. Между тем, как мы видели, в первый год войны на театре военных действий замечался большой беспорядок в отношении снабжения боеприпасами и, собственно говори, на местах — во фронтах и армиях — каждый создавал или импровизировал тот случайный порядок, который он считал более для себя подходящим.

С 1916 г. дело снабжения действующих армий боеприпасами было сосредоточено в управлении полевого генерал-инспектора артиллерии, т. е. при штабе главковерха. При этом была осуществлена в полной мере идея резервов: войска имели при себе всегда боевые комплекты пополненными до положенной нормы из армейских резервов боеприпасов; в необходимое время боеприпасы доставлялись в резервы армий из резервов фронтов, а эти последние снабжались боеприпасами из резерва главковерха, состоящего в непосредственном распоряжении Упарта.

Упарт вел учет боевым припасам, состоящим в запасах армий, в резерве фронтов и в резерве главковерха. Сведения о расходе, приходе и наличии боеприпасов Упарт еженедельно представлял для оперативных соображений наштаверху, от которого получал указания о сосредоточении боеприпасов в резерве главковерха и о направлении их на фронты.

Никто, не исключая даже главнокомандующих армиями фронтов, не имел права обращаться, помимо Упарта, с требованиями к ГАУ, к ГУГШ или к военному министру о подаче боевых припасов. С такими требованиями должны были обращаться только к Упарту, но не иначе, как через начальников артиллерийского снабжения фронтов или через главкомов фронтов (последние обращались обычно к наштаверху, который давал соответствующие указания Упарту).

Требования о подаче боеприпасов в действующую армию предъявлялись только к ГАУ и только от Упарта.

С 1916 г. прекратилось имевшее до того место разбрасывание наспех боеприпасов по тем фронтам или армиям, откуда поступали в ГАУ более настойчивые требования или просьбы «своих людей» (например, от главкома Юго-Западного фронта Иванова, служившего раньше в ГАУ и сохранившего там «знакомства» и «связи»). Прекратилось и распределение боевых припасов поровну между фронтами или пропорционально количеству артиллерии, находящейся на том или ином фронте.

Упартом установлен был на театре военных действий определенный порядок питания снарядами, показанный на рис. 4, и с 1916 г. прекратилась импровизация систем питания снарядами, практиковавшаяся фронтами и отдельными армиями в 1914–1915 гг.

В каждой армии распоряжением заведующего артиллерийской частью армии (зач) был образован свой армейский склад боеприпасов, располагаемый в тыловом районе армии, обычно при головной станции железкой дороги, питающей армию.

В зависимости от глубины армейского района, протяжения фронта армии, наличия и состояния путей сообщения и транспорта, боевых задач, возлагаемых на входящие в состав армии корпуса, и от прочих условий обстановки, из армейского (тылового) склада боеприпасов выделялись распоряжением зача вперед, ближе к войскам, армейские передовые (промежуточные) склады боеприпасов, большей частью по одному на корпус.

Боевые припасы армейского тылового склада составляли резерв командующего армией и по его указаниям отпускались распоряжением зача на пополнение запаса армейских передовых складов боеприпасов или для образования новых передовых и промежуточных складов в ближайшем тылу войсковых частей, получающих более важную боевую задачу.

При войсках состояли возимые боевые комплекты боеприпасов в зарядных ящиках батарей, дивизионных резервов и подвижных артиллерийских парков.

Пополнение войсковых боевых комплектов производилось, руководствуясь «Наставлением для действия полевой артиллерии в бою», изд. 1912 г.

Для позиционной войны организация питания снарядами была несколько изменена. При прорывах укрепленной полосы противника подача артиллерийских выстрелов к войскам малыми порциями, дающими возможность только поддерживать огонь, вместо того, чтобы наносить мощные удары, считалась недопустимой. Поэтому производились заблаговременно расчеты снарядов, необходимых для выполнения той или иной боевой операции, которые и подавались заранее возможно ближе к батареям, как будет указано дальше (см. том III, «Тактика артиллерии»).

Отпуск снарядов войскам из головных складов (головных парковых эшелонов) производился по требованиям войск. Пополнение запасов головных и промежуточных складов производилось по их требованиям из армейских передовых складов.

В армейских передовых складах боеприпасы пополнялись из армейского тылового склада по требованиям передовых складов, но не иначе, как по распоряжениям зача, согласованным с оперативными указаниями командарма. Подача огнеприпасов из армейского тылового склада в передовые производилась по железным дорогам или транспортами.

В большинстве случаев тыловые и передовые армейские склады размещались при станциях железных дорог, в вагонах на колесах или в вагонных кузовах, устанавливаемых для перевозки на вагонные платформы.

На каждом фронте армий по распоряжению начальника артиллерийского снабжения фронта, основанному на оперативных указаниях штаба фронта, образованы были (см. схему 4) склады боеприпасов армий фронта (один, два или несколько — в зависимости от условий обстановки). Склады эти располагались обычно при узловых станциях железных дорог в постоянных помещениях, устроенных еще в довоенное время, или во временных, устраиваемых в период войны, а иногда в железнодорожных вагонах на колесах или в вагонных кузовах, как и армейские склады.

Запасы складов фронта составляли его резерв, расходуемый распоряжением начальника артиллерийского снабжения фронта как для пополнения тыловых армейских складов по проверяемым требованиям заведующих артиллерийской частью, так и с целью образования особого резерва боеприпасов для той или иной армии, необходимого для выполнения боевых операций по заданиям главнокомандующего армиями фронта. Подача боеприпасов из складов армий фронта в армейские тыловые склады производилась по железным дорогам, а в некоторых случаях — автомобильными транспортами, образованными распоряжением Упарта при тыловых артиллерийских подвижных складах на фронтах444.

Наконец, в распоряжении Упарта всегда состоял резерв боеприпасов верховного главнокомандующего, расходуемый по указаниям наштаверха как для пополнения складов армий фронтов, так и с целью сосредоточения на том или ином фронте армий резерва боеприпасов, необходимого для выполнения оперативных заданий, поставленных фронту главковерхом.

Так например, для прорыва укрепленной полосы австро-германцев, который намечено было произвести весной 1917 г. на Юго-Западном фронте (в действительности неудачно осуществленного в известном июльском наступлении Керенского), приблизительный расчет необходимых боеприпасов был произведен по директиве наштаверха Упартом совместно с инспартом Юго-Западного фронта еще осенью 1916 г., и тогда же началось сосредоточение резерва боеприпасов, в особенности выстрелов для тяжелой артиллерии (ТАОН), в тылу Западного фронта, в районе железнодорожных станций Можайска, Гжатска, Ржева, Вязьмы, Ельни и др., с целью ввести в заблуждение агентуру противника о действительном фронте, намеченном для нанесения главного удара. С этих станций собранный резерв боеприпасов был быстро и скрытно переброшен в июне 1917 г. на Юго-Западный фронт.

Резерв боеприпасов главковерха располагался по распоряжениям Упарта, основанным на указаниях наштаверха, или при некоторых фронтовых складах, более удаленных от армейских районов (например, городах Орше и Киеве), или в глубоком тылу в постоянных складах ГАУ.

Из резерва боеприпасов главковерха пополнялись распоряжением Упарта склады армий фронтов. Но иногда для ускорения пополнения запаса этих складов боеприпасы доставлялись непосредственно из огнестрельных складов ГАУ в склады фронтов, но не иначе, как по требованиям Упарта, предъявляемым к ГАУ.

Пополнение резерва боеприпасов главковерха производилось также по требованиям Упарта, предъявляемым к ГАУ. Подвоз боеприпасов в склады армий фронтов и в склады, в которых сосредоточивался резерв боеприпасов главковерха (Упарта), производился по железным дорогам.

Организация снабжения химическим имуществом и противогазами

Снабжение действующей армии специальным химическим имуществом газовой борьбы было возложено на Упарт. Это совершенно неизвестное до того времени новое дело налаживалось Упартом не без труда и не без трений, особенно в отношении снабжения противогазами, находившегося в начале возникновения химической борьбы в ведении военно-санитарного ведомства.

В ноябре 1916 г. объявлено было разработанное Упартом временное положение о снабжении войск противогазами445. Положение устанавливало нормы запасов и указывало, что органами, которые должны были снабжать противогазами, являлись санитарная часть фронта и санитарный отдел штаба армии; на Упарт возлагалось распределение противогазов между фронтами. Положение перечисляло обязанности снабжающих органов, а также обязанности по применению противогазов командного состава и врачебного персонала в войсках.

Затем в декабре 1916 г. Упарт провел приказ446 о сформировании фронтовых и армейских складов химического имущества, причем в приказе объявлялись: 1) ведомость специального химического имущества склада; 2) временное положение о снабжении войск вспомогательным противогазовым имуществом (гидропульты, вещества для пульверизации, улавливатели и т. п.); 3) дополнение и изменение в табелях имущества химической команды; 4) схема порядка снабжения войск специальным химическим имуществом и противогазами (см. схему на рис. 5). Завершением организации химического дела на фронте явился разработанный Упартом в марте 1917 г. приказ за № 135447, заключавший в себе: а) дополнение в временному штату управления инспектора артиллерии армии заведующего средствами химической борьбы в армии и его помощника; б) временный штат дивизионной противогазовой команды (офицер, метеорологи 10 солдат); в) временные положения: о заведующих средствами химической борьбы в армии и на фронте (штат был введен ранее — приказ наштаверха 1916 г. № 1203), о боевом применении химических команд и об организации противогазовой обороны в войсках. Учебные отряды для обучения войск противогазовой борьбе из подчинения начальнику санитарного отдела штаба армии переданы были в ведение заведующего средствами химической борьбы в армии, а военно-метеорологические отделения при штабах армий из подчинения генерал-квартирмейстеров в подчинение инспекторам артиллерии армии. С изданием приказа № 135 как руководство, так и снабжение химическим делом, а равно и дело противогазовой защиты объединялись в одном артиллерийском ведомстве, чем достигалась увязка всех отраслей дела газовой борьбы.

Быстрая эволюция организации химического дела в действующей армии объяснялась теми успехами, которых в короткий срок удалось достичь в тылу химическому комитету при ГАУ. Благодаря знаниям, умению и энергии химического комитета быстро развилось широкое производство необходимых химических веществ (см. вторую часть «Эволюция техники артиллерии. Средства химической борьбы»), что дало возможность раскинуть сеть химической борьбы по всему фронту действующей армии.

Тыловые фронтовые подвижные артиллерийские ремонтные мастерские. Арсеналы и артиллерийские склады ГАУ

На фронтах действующей армии были организованы предусмотренные мобилизационным расписанием 1910 г. восемь тыловых артиллерийских мастерских (подвижных ремонтных): на Северном фронте — мастерская № 1, на Западном фронте — мастерские № 2 и 3, на Юго-Западном фронте — мастерские № 4, 5 и 6, на Румынском фронте — мастерская № 7, на Кавказском фронте — мастерская № 8.

Для характеристики работы некоторых тыловых артиллерийских мастерских во время войны приводятся табл. 1 и 2.

Таблица 1. Работа артиллерийской мастерской № 2

Мастерская № 2 1914 г. 1915 г. 1916 г. 1917 г. Итого
Изготовлено          
Ракетных станков  —  — 100  — 100
Квадрантов  —  —  — 184 184
Колес  — 151 253 1437 1841
Двуколок и повозок  — 14 19  — 33
Амуниции конской (предметов)  — 2078 22362 16534 40974
Отремонтировано          
Систем 52 568 181 205 1006
Лафетов  — 24 108 62 194
Передков и зарядных ящиков 175 1504 2212 282 4173
Минометов и бомбометов  — 1 7 9 17
Амуниции 1080 3790 3090 1250 9210
Автомобилей 4  — 13  — 17
Винтовок 5379 8352  —  — 13731
Вспомогательных средств, оптических приборов и пр. 192 54000 17225 3158 74575
Таблица 2. Работа артиллерийской мастерской № 7

Мастерская № 7 1914 г. 1915 г. 1916 г. 1917 г. Итого
Изготовлено          
Повозок и двуколок  — 81 55 56 192
Колес разных  — 80 16 47 143
Запасных частей и принадлежностей 69389 216708 163264 154134 603495
Отремонтировано          
Систем 142 242 325 299 1008
Лафетов 151 252 307 321 1031
Люлек и салазок 106 188 257 303 854
Компрессоров  —  — 4 1 5
Зарядных ящиков 629 1284 1473 1428 4814
Колес, лотков, дышел и др. 4369 23106 22607 18894 68976
Повозок и двуколок 158 723 495 501 1877
Амуниции (предметов) 3423 8430 7421 5570 24844

Находящиеся на том или ином фронте артиллерийские ремонтные мастерские подчинялись соответствующему начальнику артиллерийского снабжения данного фронта.

Помимо вновь организованных во время войны артиллерийских учреждений, на театре военных действий находился ряд артиллерийских складов и арсеналов, управление которыми осложняло деятельность фронтовых учреждений, имевших назначением непосредственное снабжение войск действующей армии, и которые должны были оставаться в ведении ГАУ. Эти причины побудили Упарт возбудить вопрос об изъятии из ведения начальников артиллерийского снабжения фронтов ряда складов и арсеналов.

В докладе начальника Упарта от 14 мая 1916 г. за № 653 наштаверху этот вопрос освещался следующим образом448.

«На основании положения о полевом управлении войск в военное время артиллерийские склады и арсеналы, расположенные на театре военных действий, подчиняясь соответствующим главным начальникам военного округа, обратились в местные исполнительные органы главных начальников снабжения фронта и подчиненных ему управлений начартснаба фронта.

Наряду с этим некоторые артиллерийские склады и арсеналы фактически продолжают выполнять распоряжения и ГАУ, которое, в силу своего исключительного значения в деле снабжения всей армии артиллерийскими средствами, вынуждено отдавать распоряжения этим учреждениям, хотя они ему по закону и не подведомственны.

Таким образом, артиллерийские склады и арсеналы, расположенные на театре военных действий, находятся в нежелательной двойственной зависимости, вредно влияющей на их деятельность: нередко арсенал или склад, получив заказ или наряд от ГАУ и приступив уже к его выполнению, приостанавливает эту работу, так как получает в это время заказ от главного начальника военного округа или начартснаба фронта.

В частности, например, киевский арсенал, как это было установлено при поездке генерал-инспектора артиллерии в июле 1915 г. на Юго-Западный фронт, находится, благодаря указанной двойственной зависимости, в крайне затруднительном положении. Многочисленные и разнообразные наряды фронта (перечень нарядов за первую половину 1915 г. занимал более 200 страниц) совершенно нарушили планомерность в работах этого арсенала.

Исполнение заказов ГАУ вследствие этого откладывается на неопределенное время. Между тем заказы ГАУ, по их значению, несомненно, надо признать более важными, нежели заказы фронтов, главные начальники снабжений, давая свои наряды, руководствуются местными потребностями, а ГАУ при своих заказах учитывает насущные нужды всей армии.

Для устранения указанной ненормальности арсеналы и артиллерийские склады, хотя бы они и находились на театре военных действий, должны быть в ведении одного центрального учреждения, которое, с одной стороны, в зависимости от средств всех арсеналов, могло бы соответственно распределять заказы, а с другой — планомерно распределять запасы по всем артиллерийским складам.

Таким центральным учреждением является ГАУ».

Наштаверх согласился с указанными доводами и того же числа последовал его приказ № 652 о передаче в ведение ГАУ киевского и варшавского арсеналов и артиллерийских складов: петроградского, двинского (в Брянске), курского, кременчугского и киевского. Ранее уже был передан бобруйский склад449.

Схема организации артиллерийского тыла русских армий к 1917 г. Разные мероприятия, имеющие отношение к боевому снабжению

Мероприятия по артиллерийскому снабжению, проведенные в 1916 г. Упартом, в общем отвечали требованиям, вызванным военными действиями, вследствие чего в дальнейшем организационная их структура почти не подверглась изменениям.

Организация тыла действующих русских армий окончательно установилась к 1917 г. и вылилась в совершенно определенную схему, объявленную для руководства в приказе наштаверха в январе 1917 г.450 (схема на рис. 6). Схема эта наглядно показывает порядок движения артиллерийских запасов и подчиненность тыловых фронтовых и армейских артиллерийских учреждений.

К 1917 г. существовали в действующей армии следующие тыловые учреждения по артиллерийскому снабжению, как это указано на рис. 6: а) во фронтовых тылах — склад боеприпасов армий фронта (резерв боеприпасов фронта), тыловой артиллерийский запас фронта, тыловой артиллерийский подвижной склад фронта с автомобильным транспортом, склад специального химического имущества фронта, тыловые артиллерийские мастерские фронта, тыловая оружейная мастерская фронта со складом ручного оружия451; б) в армейских тыловых районах — армейский передовой склад боеприпасов, армейский тыловой склад боеприпасов, армейский склад специального химического имущества, армейский подвижной артиллерийский запас, армейская подвижная ремонтная артиллерийская мастерская, армейская оружейная мастерская со складом ручного оружия452.

В приказах о формировании тыловых фронтовых и армейских артиллерийских учреждений объявлялись и штаты этих учреждений.

Исправления потребовал только штат тылового артиллерийского запаса фронта. Значительный износ материальной части артиллерии привел к большому увеличению нарядов на отпуск различного имущества строевым частям. Согласно приказу наштаверха 1916 г. № 571 отпускаемое имущество отправлялось с конвоирами-сдатчиками, которых нехватало. Поэтому 6 января 1917 г. последовал приказ наштаверха за № 35 о добавлении в штат тылового артиллерийского запаса фронта 4 военных чиновников и 100 солдат из числа неспособных нести службу в строю453.

Упорядочение артиллерийского снабжения на театре войны требовало разрешения ряда и других назревших вопросов. К числу их следует отнести вопросы, связанные с новыми видами вооружения. Обычно новые образцы вооружения или новые средства защиты попадали в войсковые части без какого-либо штатного оформления. Это приводило к организации в частях случайных команд, введению нештатного обоза и к фантастическим расчетам оружия, примеры чего на Юго-Западном фронте уже приводились.

При приказах наштаверха о введении штатов вновь формируемых войсковых частей стали объявляться с 1916 г. составленные Упартом454 ведомости вооружения. Только с этого времени явилась возможность правильно подсчитать потребность и выяснить действительную обеспеченность вооружением.

Между прочим, по настоянию Упарта в штатный расчет пехотных полков включена была «команда траншейных орудий», а в полковой обоз были включены соответствующие перевозочные средства.

В июле 1916 г. Упарт провел приказ наштаверха455, в котором была объявлена «ведомость распределения вспомогательного артиллерийского имущества на фронте, порядок перевозки его и питания им». Эта ведомость давала ясную картину снабжения бомбометами, минометами, ручными гранатами, сигнальными ракетами и осветительными средствами, причем указывались нормы содержания их в запасах фронта, армии и в войсках.

Среди многочисленных мероприятий, проведенных Упартом в жизнь в 1916–1917 гг., соприкасающихся с областью артиллерийского снабжения, обращают на себя внимание:

а) Принятое по настоянию Упарта решение производить новые формирования войсковых частей, в особенности артиллерийских, не на фронте, а главным образом во внутренних округах. Мера эта, разгружая фронтовые организации артиллерийского снабжения, направляла их внимание исключительно на снабжение существующих войск действующей армии. До 1916 г. во внутренних округах формировались лишь единичные части артиллерии, а большинство формирований производилось на фронтах (см. первую часть).

б) Осуществление мер по сбору на полях сражений оружия и других предметов артиллерийского снабжения и организации корпусных и армейских тыловых команд по сбору оружия456.

в) Заботы Упарта о техническом состоянии оружия и материальной части.

В марте 1916 г. приказом наштаверха объявлены к руководству составленные Упартом «Некоторые указания для сбережения и исправного действия пулемета». В 1916 г. Упартом были впервые составлены и изданы для руководства указания для выбраковки и разделения на категории каналов орудий. В том же 1916 г. 6 (19) июля была утверждена наштаверхом и объявлена к руководству составленная Упартом секретная брошюра «Свойства орудий и краткие указания для их применения». В течение года и трех месяцев брошюра эта выдержала три издания: настолько велик был голод в подобных указаниях (см. выше, вторую часть).

В 1917 г. по указанию Упарта был произведен осмотр материальной части артиллерии всех фронтов и сделана была общая сводка, характеризующая состояние и пригодность для боевой службы материальной части артиллерии, определяющая нормы износа каналов орудий, предельное число выстрелов, какое могут выдержать разные орудия, и пр. Собранные Упартом данные по этому вопросу были обсуждены арткомом ГАУ (журналы арткома 22 июня 1916 г. № 2496 и другие)457.

Кроме того, Упартом за 1916 и 1917 гг. было издано и проведено много более мелких распоряжений по артиллерийскому снабжению, перечислить которые затруднительно, да и нет особой надобности.

Возможно еще отметить неудачную попытку Упарта улучшить положение со снабжением армии боеприпасами за счет накопившихся запасов военно-морского флота.

Переписка Упарта по этому вопросу с морским ведомством тянулась с июня 1916 г. до февраля 1917 г. и кончилась ничем, несмотря на все старания наштаверха получить от флота боеприпасы для орудий более крупных калибров, в которых сильно нуждалась сухопутная армия.

Характерна резолюция наштаверха генерала Алексеева на сношении по этому поводу морского министра от 13 июня 1916 г. за №120: «Все-таки не сказано ничего, в какой мере обеспечен флот. Сравнения сделать нельзя»458. При существовавших тогда параллельных организациях боевого снабжения — отдельно для флота и отдельно для армии, хотя по существу являющихся совершенно однородными, и при полной изолированности морского и военного ведомств друг от друга это можно было объяснить. Условия старого режима позволяли просто умалчивать об обеспечении морского флота, чтобы ничего не уступить для сухопутной армии, тем более, что флот пользовался особым покровительством самого царя.


436 В телеграмме помощника военного министра генерала Беляева наштаверху от 19 апреля 1916 г. указывалось между прочим, что «приезд в Петроград Альберта Тома имеет характер контрольной для поверки впечатлений, сложившихся в отношении постановки у нас вопросов, касающихся снабжений и потребности России».

437 ЦГВИА, дело Упарта. Организация снабжения, связка 820, л. 160.

438 ЦГВИА, приказ наштаверха 31 января 1916 г, № 122 (по Упарту).

439 ЦГВИА, дело Упарта, Организация снабжения, связка 831.

440 ЦГВИА, приказы наштаверха 1916 г. № 122 и 390.

441 ЦГВИА, приказ наштаверха 1916 г. № 502.

442 ЦГВИА, приказ наштаверха 1916 г. № 576.

443 ЦГВИА, приказ наштаверха 1916 г. № 589.

444 ЦГВИА, приказ наштаверха 1916 г. № 1776.

445 ЦГВИА, приказ наштаверха 1916 г. № 1567.

446 ЦГВИА, приказ наштаверха 1916 г. № 1712.

447 ЦГВИА, приказ наштаверха 1917 г. № 135.

448 ЦГВИА, дело Упарта 1916 г. № 18а. Организация снабжения. Тыловые части и учреждения.

449 ЦГВИА, дело Упарта. Организация тыловых учреждений, связка 821, стр. 225. ЦГВИА, приказ наштаверха 1916 г., № 652.

450 ЦГВИА, приказ наштаверха 1917 г. № 66.

451 ЦГВИА, приказы наштаверха 1916 г. № 502, 589, 1168, 1208, 1776.

452 ЦГВИА, приказы наштаверха 1916 г. № 574, 589, 390, 1068, 1712.

453 ЦГВИА, дело Упарта. Тыловой артиллерийский запас фронта, 1917 г. № 82. ЦГВИА, приказы наштаверха 1916 г. № 571 и 1917 г. № 35.

454 ЦГВИА, дело Упарта. «Доклады», связка 1482, л. 453.

455 ЦГВИА, приказ наштаверха 1916 г. № 937.

456 ЦГВИА, дело Упарта. О сборе оружия, связка 1402, л. 27, 31, 40, 104–111. Приказ наштаверха 1916 г. № 1201.

457 ЦГВИА, дело Упарта. «Доклады», связка 1482, л. 453.

458 ЦГВИА, дело штаба главковерха № 373, л. 246.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3766