№ 113. (1886 г.). — Из отчета учебно-минного отряда Черноморского флота о минных занятиях в отряде в кампанию 1885 г.

...Из всех опытов, производимых в Черном море с 1881 г. над гальваноударньш заграждением и в принципе законченных в настоящем, позволительно вывести следующие заключения:

1. Постановка и уборка вполне безопасны.

2. Заграждение ставится и убирается быстрее всех прежде известных систем.

3. Движение огражденного минами корабля или эскадры не стеснено.

4. Оно достаточно компактно для помещения на судах. Так, на шхуне Гонец в разных погребах помещается 50 штук со всею принадлежностью.

5. Заряд весом 40–50 фунтов, взорванный под днищем корабля, вполне достаточен для его потопления.

6. Каждая мина заграждения представляет отдельное самостоятельное орудие и потому при действии контрмин{112} портятся ближайшие только, а не целая группа в 10 мин, как в гальваническом заграждении; притом при быстрой постановке, места, где были взорваны контрмины, могут быть дополняемы вновь ставимыми минами еще до прихода флота к заграждению.

7. С усовершенствованием водолазных аппаратов надо ожидать более успешных способов порчи заграждений. У выработанного у нас способа только и можно произвести порчу перерезанием минрепа, но тогда всплывет мина и обнаружит тайного невидимого врага.

8. Заграждение не требует наблюдательных постов, не боится бокового сообщения, и его ударные приспособления нисколько не портятся от продолжительного пребывания в воде (опыт 14 месяцев).

9. Самое слабое место гальваноударного заграждения — «одинаково опасно при прохождении как неприятельских, так и дружественных судов» — с выработкой механического разобщителя{113} потеряло всякое значение.

Итак, нельзя не согласиться, что выработанное в Черном море заграждение против судов вполне удовлетворяет условиям, требуемым от хорошего заграждения, и потому теперь необходимо позаботиться о его применении не только на судах, плавающих во внутренних и заграничных водах, но и для обороны портов и берегов.

Заграждение против миноносок{114}

После не вполне удачного испытания малых мин в течение двух предыдущих кампаний в настоящую остановились на разработке двух видов минных заграждений этого рода, а именно: А) самовзрывающиеся боны (рис. 41) и В) две малые мины, соединенные проволочным тросом, поддерживаемым на поверхности воды пробковыми поплавками (рис. 42).

Самовзрывающиеся боны (рис. 41)

Они состоят из бревен длиною 28 фут., диаметром 9 дюймов, вмещают в себе 4 заряда (А), каждый с тремя шашками пироксилина. По продольной оси бона и под углом 30° к вертикальной линии расположены 11 свинцовых колпаков (ВВ), содержащих в себе склянки с хромовою жидкостью, а под собою в особом футляре элементы (фиг. С). Расстояние между зарядами 7 фут. и между колпаками 2 1/2 фута. Гальваническая сеть расположена в предупреждение повреждения проводников в углублении, и притом в такой системе, что по разбитии одного из колпаков всегда взрывается ближайший заряд, след, в момент нахождения миноноски над взорванным зарядом (см. отчет прошлого года).

Для безопасности при постановке употреблялся соляной контакт К, а при уборке разобщитель R, закрепленный одним концом у контакта, а другим у группового прута f.

Опыты с бонами состояли в наилучшем способе постановки и в разбитии свинцовых колпаков при прохождении миноноски.

Желательная постановка бонов с автоматическими якорями не удалась, вероятно, от большой разности в пловучести его ноков (пловучесть целого снаряженного бревна 5 пудов), когда один встанет на желаемую глубину, а другой находится еще на поверхности воды. Поэтому постановка производилась на обыкновенных сегментах (6 пуд. каждый), и так как углубление бонов для лучшего действия против миноноски не должно превышать 3–4 фут., то и этот способ крайне медленный и затруднительный.

Разбивание колпаков, удлиненных до 6 1/2 дюйма против нормальных (5 дюймов), происходило каждый раз при прохождениях над боном самым малым ходом как самой малой миноноски (Скумбрия), так и большой (Гагры). Удлинение колпаков имело целью дать способность разбивать колпаки всякого рода миноносками и особенно большими, у которых при высоком киле (6 дюймов) нельзя употреблять нормальные в 5 дюймов колпаки, так как, очевидно, последние не могут быть в этом случае разбиты, кроме когда киль ударит непосредственно по колпаку. Принимая во внимание медленность постановки бона и его громоздкость, нельзя сказать, чтобы подобное приспособление было удобно для снабжения судов, но, зная его действительность при взрыве под миноноскою, нельзя пренебрегать годным средством для заграждений портов, в которых укрылся флот и ожидает нападения миноносок. Для этой цели при минных складах всегда могут иметься наготове боны в количестве сообразно с заграждаемым пространством и в момент надобности ставиться на обыкновенных сегментах, не обращая внимания на неудобство постановки, а имея в виду лишь средство предупредить внезапную атаку на дорогие броненосцы, стоящие на якорях.

Для подобных случаев, т. е. для заграждения в тех местах, где можно не стесняться помещением его принадлежностей, этот вопрос можно считать вполне законченным.

Заграждение из двух малых мин, соединенных плавучим тросом (рис. 42 и 43)

Известно, что самое главное условие для судового заграждения — способность его помещаться на судах, не стесняя других боевых запасов. Именно этого достоинства только и недоставало ни заграждению из малых мин, ставившихся в расстоянии друг от друга через 10 фут., ни самовзрывающимся вышеописанным бонам. Сознавая этот недостаток, еще в прошлую кампанию флигель-адъютант Диков предложил употреблять для заграждения две малые мины, возможно больше удаленные друг от друга и соединенные между собою плавающим тросом {115}.

Действительность заграждения должна сказаться в том случае, когда миноноска своим тараном заденет за леер, причем мины ударятся о борт и взорвутся. Сейчас же является вопрос, будет ли подобное заграждение действительно в том случае, когда миноноска будет без тарана, или этот таран во время полного хода миноноски будет выше поверхности воды, а следовательно, не заденет за плавающий трос? Полагаю, что да, и вот почему. Миноноска, проходя между минами малым, а тем более полным ходом, не задев за трос, тросом запутает свой винт, причем, вероятно, взорвется одна из мин. Но если даже ни одна из мин не взорвется, то во всяком случае миноноска остановится. То же самое случится, если каким-нибудь образом она заметит такое заграждение впереди себя{116}. Раз, что она остановилась, будет удобный момент расстрелять миноноску из скорострельных пушек, заранее установленных на известную дистанцию. Доказав возможную действительность этого заграждения против миноносок, необходимо разработать и привести его в такое состояние, при котором: 1) расстояние между минами было бы возможно больше, через что получится экономия в минах для заграждения известного пространства, а следовательно, и экономия в помещении на судах; 2) при известном небольшом расстоянии свинцовые колпаки всегда бы разбивались.

Эти два условия так тесно связаны между собой, что испытывались одновременно, а именно: прежде всего была увеличена чувствительность к разбиванию свинцовых колпаков, которые были удлинены до 6 1/2 дюйма (вместо прежних нормальных в 5 дюймов) и снабжены железными набалдашниками (как показано на черт. 18) (рис. 42). Затем между минами изменялось расстояние, и миноноска проходила постепенно увеличивающимся ходом.

Как и следовало ожидать, из произведенных опытов выяснилось, что выгоднее: 1) углублять мины не менее 2–3 фут. и 2) с увеличением расстояния между минами для разбивания колпаков надо увеличивать ход миноноски, а именно:

при 30 футах расстояния надо 50 оборотов

при 40 футах расстояния надо 60 оборотов

при 60 футах расстояния надо 70 оборотов

При этом замечено, что при 30 футах склянки всегда бились, но при 40 и 60 футах расстояния между минами и при 50 оборотах (самый малый ход, какой могла (иметь) современная миноноска Гагры) колпаки гнулись, но склянки не разбивались. Это могло произойти от большого зазора между свинцовым колпаком и склянкою, что может быть парализовано увеличением диаметра железной спиральной проволоки, обвивающей склянку, и тем усилена чувствительность колпака к разбиванию. По достижении этого возможно увеличить расстояние между минами, рассчитывая на самый малый ход миноноски.

Недостаток времени для производства опытов не позволил решить этот вопрос окончательно, но я твердо уверен, что после 3–5 опытов он будет закончен вполне удовлетворительно для расстояния между минами по крайней мере 50 фут.

Тогда, приняв во внимание 50 фут. между минами, соединенными линем, и 10 фут. между рядов стоящих, но не соединенных тросом, увидим, что для заграждения пространством в одну милю потребуется 100 мин. Это количество не может быть стеснительно для какого угодно корабля, так как все заряды могут храниться с запальными зарядами других мин, а самые мины, вполне собранные, развешаны по бортам корабля, в коридоре и проч...

(«Известия по минному делу», 1886 г., вып. 17, стр. 21–26).



111 Мина лейтенанта Сантананеева значительно превысила живучесть первого образца сфероконической мины Герца. Перенеся запальный стакан внутрь корпуса мины, Сантананеев тем самым убрал также внутрь корпуса проводники, которые соединяют колпаки с гальваническими батареями с запальным стаканом. В минах Герца эти проводники шли снаружи корпуса мины к запальному стакану, который вставлялся снизу корпуса мины со стороны треноги, и часто повреждались, особенно при постановках мин.

112 Контрмины — одно из средств борьбы с минами, применявшееся до русско-японской войны. Оно заключалось в том, что при помощи гальванических мин в минном заграждении проделывали проход для форсирования заграждения крупными кораблями.

113 Механический разобщитель — устройство, при помощи которого можно было заставить всплывать на поверхность поставленные на автоматических якорях ударные мины. Идея этого устройства заключалась в том, что при помощи специального конца и устройства на якоре производилось нажатие на щеколду; вьюшка освобождалась, и мина свободно всплывала, разматывая минреп.

114 Заграждение против миноносок предусматривало ограждение якорных стоянок крупных кораблей (в первую очередь броненосных судов) от атак их миноносками.

115 Способ соединения двух (или более) мин пловучим тросом, предложенный в 1884 г. капитаном 1 ранга Диковым и значительно увеличивающий вероятность встречи с миной при уменьшении количества мин на заграждаемую ширину, был у нас, к сожалению, со временем забыт; только спустя почти 60 лет, во время 2-й мировой войны этот способ был применен немцами, использовавшими русский опыт, к малым минам против малых кораблей-катеров.

116 Подобные заграждения трудно видеть не только ночью, но даже и днем, если буйки окрашены под цвет воды (Примечание в подлиннике).


<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2966

X