Комментарий к публикуемым материалам
Деятельность еврейских политических партий72 в 1917–1920 гг. достаточно хорошо исследована. Тем не менее «белые пятна» по этому вопросу еще остаются. В частности, не изучены еврейские партии г. Пензы73. Представленный материал позволяет в деталях рассмотреть политическую работу еврейских партий в этом городе, что очень важно для исследования темы при использовании компаративного метода на общероссийском уровне. Также материал, представленный в статье, очень ценен тем, что в научный оборот введены новые данные.

В России евреи развернули значительную политическую активность с конца XIX в. [Дорман, 1917; Лайкер, 2000, с. 118]. К 1917 г. обилие еврейских партий было следствием как мощного подъема национального самосознания, так и экономической и культурной развитости евреев в Российской империи. Погромы и антисемитизм также были причинами еврейской политической активности.

На политический расклад 1917 г., кроме всего прочего, повлияла и фактическая отмена «черты оседлости» в 1915 г. Беженцев-евреев отправляли во внутренние губернии. Типичным тому примером являлась обстановка в г. Пензе. Так, в 1897 г. население города составляло 60 тыс. человек [Вишневский, 2001, с. 442], а во всей губернии проживало 536 евреев [Пекный, 2001, с. 172]. С 1914 г. ситуация кардинально меняется – в Пензу приехали от 7,6 [там же] до 13 тыс. евреев [Российская еврейская энциклопедия, www]. В 1916 г. местных евреев было 1455. В этот период открываются многочисленные благотворительные и образовательные учреждения для евреев, общее число учащихся в которых составило более 1 тыc. человек.

Таким образом, в течение короткого промежутка времени евреи в г. Пензе составили значительное национальное меньшинство, и тем самым была подготовлена почва для деятельности еврейских партий. С окончанием Первой мировой войны большинство беженцев-евреев вернулись домой. В Пензе осталось только 1909 евреев (данные за 1923 г.) [Пекный, 2001, с. 172] при общем населении в 92 тыс. человек (данные за 1926 г.) [Вишневский, 2001, с. 442].

Итак, в документах и газетах г. Пензы упоминается пять еврейских политических организаций: «общие сионисты»74, «Бунд»75, «Идише Фолкспартей»76, «Поалей-Цион»77, «Ахдос Исроэль»78 (см. приложения 1, 9). Кроме того, существовали различные социалистические организации, ведущие свою пропаганду, в том числе и на «еврейской улице» (см. приложения 6, 7).

В Пензе среди всех еврейских организаций выделялись сионисты. Они выдержали жесткую конкуренцию со стороны других политических партий, завоевали доверие народа, национальной буржуазии и религиозной элиты. Успех был обусловлен множеством факторов. Сионисты опирались на традиционную национальную культуру, что не могло не вызвать симпатии народа. Для сравнения, их главный конкурент («Бунд») ставил цель – построить новую еврейскую общину без опоры на иудейские ценности. Но самое главное преимущество сионистов – это высокий уровень политической организации. Сионисты умело вели полуподпольную работу, имея практику скрытной агитации еще со времен империи. Их деятельность охватывала самые разнообразные слои населения: по социальному положению, возрасту, профессиональной принадлежности (см. приложение 1). Так, в газетах упоминаются благотворительные, культурные, просветительские и спортивные еврейские учреждения [Юный маккавей, 1919, с. 4; Кальмина, 2008, с. 4; Общее собрание, 1917, с. 1; Маккаби, 1919, с. 4]. Но де-факто большинство из них было частью сионистской организации или же тесно с ней переплетены. Сионисты играли руководящую роль в «Союзе увеченных и демобилизованных евреев-воинов». Логично предположить, что этот пензенский союз евреев-воинов был частью всероссийского, ставившего целью, в случае необходимости, организацию самообороны [Сетевой портал…, www]. А необходимость в такой организации была, так как в Пензе звучали призывы к еврейскому погрому [Обвинение в агитации…, 1917, с. 3]. Но, несмотря на это, целенаправленных антисемитских действий так и не произошло. Когда в 1917 г. в Пензе наблюдались беспорядки, они выразились только в погроме магазинов и общей дестабилизации обстановки [Кондрашин, 2014, с. 151–155, 229–232]. Следствием данных событий стало создание «Союза самообороны граждан г. Пензы». Возможно, союз воинов-евреев входил в данную структуру, так как в союз самообороны могли целиком входить и различные организации [Хроника, 1917, с. 3]. Тем более что поддержание общественного спокойствия было важной превентивной мерой по предотвращению антиеврейских выступлений.

Остановимся на вопросе о еврейской самообороне в г. Пензе подробнее. Итак, 31 октября 1917 г. на заседании Городской думы гласный Цимкин от имени еврейской национальной фракции заявил о преступности действий большевиков, осудил захват власти в Петрограде и для борьбы с анархией предложил организовать самооборону [Пензенская губерния…, кн. 2, 2014, с. 245–246].

Также, как было выше сказано, в Пензе существовал союз воинов-евреев. В случае опасности он мог создать отряд самообороны, что и случилось в Екатеринославе [Хроника жизни евреев…, www]. В то же время в сионистской газете «Рассвет» от 31 января 1918 г. [Булдаков, 2007, c. 114, 124] есть упоминание о еврейской самообороне в Пензе. Стоит предположить, что под «еврейской самообороной» подразумевался именно «союз воинов-евреев», который, возможно, имел оружие и определенную организацию, но сообщать местной общественности о своих целях не спешил.

Обстановка была тревожной, крестьянские выступления в Поволжье сопровождались антисемитскими лозунгами [Кондрашин, 2009, с. 276–281], в Пензе наблюдались призывы к еврейскому погрому. И когда в ноябре 1917 г. случился общий погром ювелирных и часовых магазинов, то толпа, состоящая преимущественно из солдат, также напала на магазины Кроля [Пензенская губерния…, кн. 2, 2014, с. 229]. Прибывшая милиция не смогла ничего сделать, погромщики были разогнаны прибывшими вольными дружинами трубочного завода и Сызрано-Вяземской железной дороги.

В этом случае стоит обратить внимание на несколько фактов. Можно предположить, что упоминаемый Кроль – это скорее всего тот самый человек, который фигурирует в отчете ЧК как сионист: «Кроль, капиталист, имел большой часовой и ювелирный магазины» (см. приложение 1). Далее необходимо пояснить. В строительстве Трубочного завода (с 1915 г.) [Пензенский трубочный завод…, www] принимали участие еврейские рабочие. Строительная контора подрядчиков Г. Б. Левита и Н. С. Гурвича имела их более 400 человек [Пенза, www]. Могло ли это быть как-то связано с тем, что рабочие Трубочного завода помогли Кролю во время погрома? Были ли они связаны с союзом еврейских воинов? Эти вопросы остаются открытыми. Тем не менее можно сказать, что об отряде еврейской самообороны в Пензе известно, но просуществовал он недолго – ориентировочно с ноября 1917 г. по январь 1918 г. Отряд был организован на базе союза евреев-воинов. Но не стоит забывать, что этот союз находился под сильным влиянием «общих сионистов».

Обращает на себя внимание и упоминание в документах спортивного клуба «Маккаби» и «Еврейского национального фонда». Первый был международной еврейской организацией. В 1917 г. в России было 125 клубов «Маккаби», в основном в районе бывшей черты оседлости [Сетевой портал…, www]. Второй был международным фондом для приобретения и освоения земли в Эрец Исроэль [Электронная еврейская энциклопедия, www].

Итак, сторонники сионизма набрали наибольшее количество голосов во время выборов на Всероссийский еврейский съезд (см. приложение 4). Победа сионистов была обусловлена и тем, что они добились определенных успехов за рубежом. В пензенских газетах регулярно сообщалось о деятельности сионистов на Ближнем Востоке [Государственная жизнь в Палестине, 1917, с. 2]. Не стоит забывать, что 1917 г. был особым в истории сионизма. Декларация Бальфура79 [Электронная еврейская энциклопедия, www] и одобрение ее на самом высоком правительственном уровне в США, Франции, Италии показали, что цель сионистов не утопия. Даже местная (в данном случае пензенская) буржуазия стала серьезно относиться к идее еврейского государства.

Деятельность пензенских сионистов – это частный пример предпосылок образования государства Израиль. К ним относятся развитое национальное самосознание, народные пожертвования на сионистскую деятельность, организация курсов изучения иврита (см. приложения 1, 9). Интересно сравнить Пензу с регионами, также бывшими ранее за чертой оседлости. Сравнение проводится по двум работам: в первой рассматривается деятельность сионистов в Уфе [Шкурко, 2008], в другой – в Сибири [Кальмина, 2008]. Как и в Пензе, количественные и качественные изменения в деятельности сионистов связаны с Первой мировой войной, особенно с 1915 г. Завоевание умов в Сибири произошло после волны погромов, прокатившихся в 1915–1916 гг.

В Пензе ситуация тоже была напряженной, так как большинство евреев были беженцами, а по отношению к пришлому населению местные действовали жестоко [Городская жизнь, 1918, с. 4]. Они самовольно выносили приказы о выселении и отказе в продовольствии.

В 1917 г. сионизм также пережил небывалый подъем и популярность в связи с декларацией Бальфура. «В дальнейшем территория [его] распространения стала еще больше: в годы Гражданской войны от Урала до Тихого океана числилось 56 сионистских комитетов» [Кальмина, 2008, с. 269]. Но, в отличие от Пензы, на этих территориях велись боевые действия, что наложило свой отпечаток на сионистскую деятельность. Так, в апреле 1919 г. наиболее состоятельные члены общины Уфы перечислили для нужд армии адмирала А. В. Колчака 300 тыс. руб. Естественно, «Верховный правитель» высказался против национальной вражды. Фактически это была «дань» для предотвращения антиееврейских акций со стороны колчаковцев. Скорее всего сионистские лидеры покинули город после его захвата большевиками. В местной газете была опубликована статья «Контрреволюция в Уфе», напечатанная «Известиями» Губревкома. «Они (сионисты – Д. К.) не должны открыто продолжать свою работу в освобожденной от ставленника Ротшильда – Колчака – Уфе», – говорилось в ней [Шкурко, 2008, с. 285–286].

В Пензе, находившейся в советском тылу, отношение к сионистам было более мягким. Они свободно размещали свои объявления в газетах с указанием официальных названий: «Городской комитет пензенской сионистской организации», «Пензенское подрайонное сионистское бюро» [Объявление, 1918, с. 1]. Однако чекисты регулярно вели за ними агентурную слежку. Так, публикуемый документ (см. приложение 1) представляет служебную секретную переписку. При изучении данного материала надо учитывать, что он написан крайне субъективно, отражает точку зрения спецслужб. Столь обширный отчет является результатом многолетней агентурной работы. Именно весной 1920 г. большевистское правительство решило всерьез заняться искоренением сионизма на общегосударственном уровне. Документ местных спецслужб датируется 13 мая 1920 г., а уже 26 мая власти разогнали конференцию сионистов в Москве [Шкурко, 2008, с. 286]. Скорее всего пензенских сионистов постигла участь сионистов других регионов: тюремные сроки, ссылка (иногда ее заменяли выдворением в Эрец Исроэль), письменный отказ от членства в сионистской организации. Зачастую без ведома и согласия авторов эти отказы публиковались в печати [Копыл, Тригуб, 2008, с. 281].

Одной из мер борьбы с сионизмом была и коммунистическая агитация на «еврейской улице» совместно с «Бундом». Но она не давала желаемых результатов, так как местные большевики проводили ее большей частью для проформы.

Вызывает интерес и партия «Ахдос Исроэль» («Единство Израиля»). В Пензе она фактически представляла собой элиту местной «Всемирной сионистской организации». Отделения этой партии существовали и в других городах. Также упоминается о том, что данная группа близка к сионистам [Нам, 2008, с. 210].

Агитация идишистских организаций является важным пунктом в изучении деятельности еврейских политических партий.

Главным конкурентом сионистов была идишистская партия «Бунд» [Электронная еврейская энциклопедия, www], оказавшая значительное влияние на распространение марксизма в России. На Х конференции «Бунда» в апреле 1917 г. было принято решение о создании агитационной газеты «Арбайтер штимме» («Рабочий голос»). Помимо агитации на идише, планировалось создание отдельной газеты на русском языке [Бунд, 2010, с. 1077]. Данная продукция распространялась членами партии. Но во время выборов целесообразней было вести пропаганду на страницах обычных газет. В Государственном архиве Пензенской области не удалось найти специальных газет «Бунда», но была обнаружена «бундовская» агитация в меньшевистской газете «Наш путь» (см. приложение 2). Текст написан с точки зрения классовой борьбы. Прослеживается тема конфликта между «старым» религиозным и «новым» прогрессивно-демократическим сегментами общины. Главным аргументом в антисионистской агитации была угроза начала арабо-еврейского конфликта.

В 1917 г. конкуренцию «Бунду» пыталась составить «Идише Фолкспартей» («Народная партия»). После Февральской революции она расширила свое влияние, но не выдержала конкуренции со стороны других еврейских партий [Электронная еврейская энциклопедия, www]. Ее пропаганда значительно отличалась от «бундистской». Основной упор делался на социальную сферу: проблемы беженцев, мелких еврейских ремесленников, организация национальных школ, библиотек и домов престарелых. Во время выборов «Фолкспартей» также вела агитацию в газетах. В Пензе пропаганда шла на идиш. Но за отсутствием еврейского шрифта текст печатался кириллицей (см. приложение 3).

Агитационные материалы представляют собой информацию по выборам в местную общину и на Всероссийский еврейский съезд [Библиотека исторической информации, www], прошедший в июне 1918 г. в Москве. Предварительные результаты выборов хорошо рисуют региональную раскладку еврейских политических организаций (см. приложение 4):

– «Всемирная сионистская организация» – 46 %;
– «Ортодоксы» – 25,5 %;
– «Бунд» – 18 %;
– «Идише Фолкспартей» – 7 %;
– «Поалей-Цион» – 2,5 %;
– «Объединенные социалисты» (скорее всего речь идет об «Объединенной еврейской социалистической рабочей партии» – «Фарейникте»80) – 1 % голосов.

Интересной особенностью того времени было то, что один человек мог представлять сразу несколько партий. Так, в Пензе «Фолкспартей» выставила кандидатом Самуила Ашкенази, который был председателем местного отделения партии социалистов-революционеров [Идише Фолкспартей, 1917, с. 4]. Ашкенази вел активную деятельность, особенно примечательна его антибольшевистская статья «Заговор против еврейской демократической общины» [Заговор против еврейской…, 1918, с. 1]. В ней описываются демократические тенденции в построении нового еврейского самоуправления. Обсуждение вопросов организации еврейских автономных органов было характерно и для других регионов [Нам, 2010, с. 203].

Проявление демократии хорошо видно на примере просионистской организации «Еврейский комитет помощи жертвам войны» [Общественное собрание…, 1917, с. 1]. Выборы в этот комитет происходили на основе равного, прямого и тайного голосования. К участию допускались лица, достигшие 20 лет, а также все военнослужащие-евреи.

Выборы в местные и общероссийские учреждения стимулировали организацию общенародных выборов, однако организационная сторона вопроса сильно страдала. В Пензе в мае 1917 г. евреями был подан протест по поводу проведенных выборов в Городскую думу и Губернское земство. Протестующие указывали, что они произведены с нарушением элементарных общепринятых форм, гарантирующих участие в выборах лиц, имеющих на них право. Выборы производились без заранее составленных избирательных списков, не было никакой возможности предотвратить участие в них малолетних «избирателей», а также существовала возможность многократной подачи избирательных бюллетеней одним и тем же лицом [Пензенская речь, 1917, с. 3]. Трудно сказать, какие силы были заинтересованы в подтасовке. Точно одно – нарушения на выборах носили масштабный характер. Жалобы такого типа наблюдались и в других городах. В ряде случаев сетовали именно на организационные нарушения в ходе выборов [Еврейский путь, 1917, с. 4], а в других – на их политическую составляющую [Еврейская мысль, 1918, с. 9].

На территории советской власти деятельность еврейских партий зависела от партии большевиков. Причем политика провинциальных отделений РКП(б) во многом была обусловлена обстановкой на местах. Например, в Пензе также велась работа по распространению марксизма на «еврейской улице». Сохранилось сообщение от 12 октября 1921 г. (см. приложение 5), в котором Евсекция81 консультируется с Агитационно-пропагандистским отделом Пензенского губернского комитета РКП(б).

В нем говорится о распространении в губернии пяти экземпляров «Дер Эмес»82, что само по себе является ничтожной цифрой и показывает уровень пропагандистской работы на «еврейской улице» в Пензе, которая велась для проформы. В то же время надо учитывать, что Пенза была внутренней губернией, с малочисленной ассимилированной еврейской общиной, и только после 1914 г.83 поток евреев-беженцев принес с собой насыщенную идишистскую культуру. Пензенская власть для пропаганды коммунизма больше опиралась на партии «Бунд» и «Поалей-Цион» (см. приложение 1).

Распространение в Пензе газеты «Дер Эмес» было отголоском более обширной работы по распространению марксистских идей в 1918–1919 гг. Так, в официальной большевистской прессе Пензенской губернии (см. приложения 6, 7) имеется сообщение об активной работе на «еврейской улице». Был образован союз еврейской молодежи, который взаимодействовал с комиссариатом по еврейским делам, «Бундом», «Поалей-Цион», «Фарейникте». Были организованы образовательные курсы для евреев. Распространялась как политическая, так и художественная литература. Ближе к концу 1919 г. союз еврейской молодежи был распущен. Задачи этого союза были переданы членам рабочих клубов «Бунда» и «Поалей-Цион». Причиной сворачивания деятельности союза могли послужить два фактора: уменьшение финансирования и низкая эффективность проводимой работы. К примеру, среди распространяемой литературы союза еврейской молодежи было больше политической агитации, которая не пользовалась таким успехом, как художественная литература.

Важно учитывать то, что по официальным отчетам Пензенского губкома84 [ГАПО. Ф. 36. Оп. 1. Д. 257. Л. 8], евреев нет в списке национальных меньшинств. В этом документе были указаны только традиционные меньшинства – татары и мордва. Но и среди «коренных» национальных меньшинств на данный период времени агитационная работа фактически не велась [там же].

В годы Первой мировой войны евреи в Пензе были одним из самых многочисленных национальных меньшинств. К концу Гражданской войны большинство евреев-беженцев покинули пределы Пензенской губернии. Учитывая временный характер еврейского фактора, местные большевики стремились пользоваться «услугами» еврейских социалистических партий, тем более что именно в этот период шел процесс становления однопартийной системы. Де-юре сохранялась видимость революционной демократии, в провинции большевики остро нуждались в кадрах. В Пензенской губернии «Бунд» работал легально85 [ГАПО. Ф. 36. Оп. 1. Д. 257. Л. 10]. В отличие от оппозиционных меньшевиков, местный «Бунд» выступал солидарно с РКП(б)86. Для дружественных партий последняя соблюдала все необходимые формальности. В качестве примера стоит привести протокол заседания РКП(б): «Заслушав доклад о просьбе партии Бунда, постановлено: считаю, [что] от городского комитета [РКП(б)] нисколько не зависит разрешение устройства митинга, так как является только партийной организацией, и по сему Городской Комитет со своей стороны не чинит препятствия к устройству митинга и идет навстречу организации Бунда предоставлением помещения для митинга, а также посылает своего докладчика для выступления от имени Горкома на митинге тов. РОГОВА»87 [ГАПО. Ф. 37. Оп. 1. Д. 52. Л. 114].

Стоит отметить, что пензенские бундовцы следовали общероссийским тенденциям в работе своей политической партии. Как и в других регионах [Хрулева, 2007, c. 202], на выборах в Учредительное собрание в Пензе [Пензенская губерния…, кн. 2, 2014, c. 238–143] «Бунд» шел единым списком с объединенными меньшевиками. На этих выборах победили эсеры (это и неудивительно, учитывая аграрных характер губернии), а меньшевики с «Бундом» получили гораздо меньшее количество голосов. Так же как и по России в целом, пензенское отделение «Бунда» уделяло внимание и национально-культурной автономии [От комитета «Бунда», 1918, c. 4].

Стоит учитывать, что среди большевиков были бывшие «бундовцы». В Пензе управляющие должности занимал большевик, ранее состоявший в партии «Бунд», – Вейцер Израиль Яковлевич88. Это облегчало налаживание контактов по еврейским вопросам.

К концу Гражданской войны усилились тенденции по созданию однопартийной системы. В Пензе были выработаны правила приема в ряды большевиков; предоставлены права членам «Бунда» входить в ячейку РКП(б) с правом решающего или совещательного голоса; «бундовцев», которые решили опубликовывать свое решение в печати, принимали на общих основаниях89 [ГАПО. Ф. 36. Оп. 1. Д. 101. Л. 64].

Также с большевиками сотрудничала партия «Поалей-Цион». Это общественно-политическое движение, сочетавшее политический сионизм с социалистической идеологией. Вообще, большевистская революция в России вызвала раскол в «Поалей-Цион». В конце 1917 г. ее радикальные представители продолжали сотрудничать с Всемирной сионистской организацией, они были сторонниками иврита. Надо учитывать, что изначально в рядах «Поалей-Цион» господствовал идейный и организационный разброд.

В Пензе члены «Поалей-Цион» пропагандировали марксизм и вели борьбу с «общими сионистами» (см. приложения 1, 6). Формально пензенское отделение «Поалей-Цион» старалось поддерживать дружественные отношения с правящей партией. Например, в августе 1919 г. в губком РКП(б) был послан официальный запрос «Поалей-Цион» с просьбой освободить нескольких членов их партии от окопных работ90 [ГАПО. Ф. 36. Оп. 1. Д. 92. Л. 13 об.] в пензенском укрепленном районе91. В то же время в мае 1920 г. появляется сообщение об антибольшевистских настроениях. 10 мая был устроен митинг «Поалей-Цион», на котором высказывались следующие идеи и лозунги92 [ГАПО. Ф. Р. 2. Оп. 4. Д. 148. Л. 59]:

1. Коммунисты не дают полного самоопределения нации.

2. Евреи вступают в коммунистическую партию только в целях экономической выгоды.

3. Евреи-коммунисты стараются ассимилировать своих соплемен-ников с русскими.

4. В России – русская революция, а еврейская революция будет в Палестине.

Еврейские партии г. Пензы по большей части состояли из беженцев, прибывших из регионов бывшей черты оседлости. Они старались воссоздать деятельность тех организаций, которые существовали у них на родине, – различные общественные, религиозные и политические организации [Cухова, 2015, с. 180, 311–315]. Как уже говорилось выше, в Пензу с 1914 г. приехали от 7,6 до 13 тыс. евреев-беженцев. Это количество подтверждается и косвенными данными. В январе 1918 г. пензенский продовольственный комитет разрешил выпечь на Пейсах 1000 пудов мацы [Известия, 1918, с. 4]. Из-за трудностей с продовольствием маца выдавалась по хлебным купонам. Можно рассчитать приблизительное количество человек по нормам хлеба на каждого93. Получаем численность между 4 и 6,8 тыс.94 Данные о выпечке 1000 пудов мацы позволяют предположить, что в Пензу с 1914 г. приехали 7,5 тыс. беженцев, а не 13 тыс. При подсчете численности надо учитывать и то, что часть беженцев не получили мацу, а некоторые из них вернулись на родину раньше. Цифра в 13 тыс. человек могла появиться за счет количества евреев, прибывших в Пензу на короткой срок. Это предположение подтверждается еще и тем, что в отдельные месяцы 1915 и 1916 гг. количество евреев-беженцев доходило до 10 тыс. [Пекный, www]95.

Социальное положение беженцев сделало их достаточно восприимчивыми к политической агитации. Поэтому более подробно рассмотрим быт и род деятельности выселенцев. При рассказе о беженцах до Февральской революции будем опираться во многом на еврейский журнал «Дело Помощи» [Дело Помощи, 1916, с. 18–19].

Итак, к 1916 г. лишь незначительная часть беженцев пустила корни в местную экономическую жизнь. Несколько десятков ремесленников и торговцев смогли устроиться на работу; масса же только «зарабатывает». Рабочие руки еврейского пролетариата находили применение главным образом при постройках, погрузке и разгрузке товаров. В фабрично-заводской промышленности еврейских рабочих было меньше, и как на одну из главных причин, помимо отсутствия профессиональной подготовки, надо указать на соблюдение шаббата96. Натурализация беженцев продвигалась очень и очень медленно. Малочисленность местной еврейской общины не способствовала здоровой акклиматизации [Дело Помощи, 1916, с. 18–19]. Неудивительно, что местные политические газеты писали про угнетенные еврейские народные массы, агитировали против буржуазии и призывали разрешить вопрос беженцев (см. приложения 2, 3).

При всем этом необходимо отметить активную (по личной инициативе) деятельность беженцев, их инстинктивное стремление возродить свои учреждения: политические организации, благотворительные общества, временные молельни, учебные заведения и пр. [Дело Помощи, 1916, с. 18–19; Cухова, 2015, с. 180, 311–315]. Образовательные и религиозные учреждения (см. приложение 1) де-факто были аффилированны с сионистским движением, являясь продолжением традиционной еврейской культуры. Получая помощь от благотворительных организаций, беженцы подвергались и сионистской агитации. Даже с продовольственными пайками положение выселенцев было крайне тяжелым. Чего только стоит один квартирный вопрос, представляющий собой неразрешимую проблему: «Трудно себе представить нечто менее похожее на человеческое жилище, чем квартира большого числа беженцев. Не говоря уже о тесноте, грязи, отсутствии чего бы то ни было напоминающего мебель – квартиры эти подчас поражают свое темнотой и сыростью. Пенза, вообще отличающаяся сыростью квартир, еще до прибытия беженцев была очень бедна более или менее дешевыми квартирами. Понятно, что когда явился такой большой спрос на них, цены неимоверно высоко поднялись. Под квартиры отведены были подвалы, служившие раньше для хранения овощей, сараи и тому подобные постройки. Домохозяева, пуская на квартиру беженца, берут за нее такие большие деньги, что нередко плата за квартиру поглощает не только квартирное пособие, но и значительную часть продовольственного пайка» [Дело Помощи, 1916, с. 18–19].

Создавшееся тяжелое положение и условия жизни евреев-беженцев побуждали их более активно участвовать в политической жизни. Неудивительно, что многие беженцы восприняли социалистические идеи97. В декабре 1917 г. численность пензенских «бундовцев» приближалась к нескольким сотням98 [Бунд, 2010, с. 1106]. Делегаты от Пензы регулярно посещали всероссийские конференции «Бунда» [Бунд, 2010, с. 1106, 1127, 1137]. Но тем не менее сионисты в Пензе имели большее влияние на еврейские население, чем «бундовцы». Важно отметить, что евреи с традиционными иудейскими ценностями негативно относились к демонстративному нарушению шаббата. Показателен в этом отношении митинг «Бунда», проведенный в шаббат99 [Наш путь, 1917, с. 4], на котором обсуждался вопрос о целесообразности выборов сионистов в еврейскую общину.

Отношение к сионистам определялось еще и тем, что местная еврейская финансовая и культурная элита стояла во главе пензенского сионистского движения. Это сочеталось с тем, что местные евреи были сильно ассимилированы, в отличие от беженцев, которые привезли с собой как традиционную, так и светскую идишистскую культуру. Данный аспект можно отследить на захоронениях Пензенского еврейского некрополя 1914–1922 гг. [Кузнецов, 2017, с. 138–153]. Также можно выявить и прямое влияние политических партий на похоронную традицию (см. приложение 8). Есть примечательная эпитафия, в которой говорится, что умерший был членом организации «Бунд» [Кузнецов, 2017, с. 152]. Уникальность эпитафии в том, что она написана на светском идише, в противовес ивриту, «святому» языку. Процедура традиционного захоронения была более важна для сионистов, чем для коммунистов. Кроме того, местные сионистские лидеры постоянно фигурируют в качестве организаторов реставрации еврейского кладбища [Левин, 2003, с. 106–108].

Сионисты также похоронены на пензенском еврейском кладбище среди элиты, например один из членов семьи Кроль (эпитафия только на русском языке). Также здесь находится металлический охель [Кузнецов, 2017, с. 153], предположительно приписываемый одному из членов семьи Пинесов [Пекный, www]100. Наличие охеля может служить аргументом тому, что сионистскую верхушку составляли наиболее богатые члены Пензенской еврейской общины.

Эпохальные события 1914–1922 гг. отразились и на других памятниках кладбища. Также интересны стелы евреев-заложников [Кузнецов, 2017, с. 146–150]. На одной из них написано о еврее из Галиции, погибшем насильственной смертью. Свидетельство эпитафий о заложниках соответствует историческим фактам. Русской армией в годы Первой мировой войны издавались распоряжения о взятии влиятельных евреев в заложники, о массовой насильственной выселке евреев из прифронтовой полосы. Процедура выселения зачастую превращалась в погромы. Всю опасность эпохи перемен отражает лаконичная эпитафия – «Жертва времени».

По захоронениям на кладбище можно сделать вывод и о наличии миграции еврейского населения в Пензу из регионов бывшей черты оседлости. Имеются указания на названия населенных пунктов и местности современных Беларуси, Украины, Литвы: Бобруйск, Быхов, Вильно, Галиция [Кузнецов, 2017, с. 140]. Политически активные беженцы пытались воссоздать ту партийную структуру, которая была характерна для их родного города. В новых условиях и на новом месте еврейское политическое движение играло важную коммуникативную роль между различными слоями пензенского еврейства. Но наиболее важной оказалась функция еврейских партий, заключающаяся в исполнении роли посредника между беженцами и государством. С 1914 г. и до мая 1917 г. таким посредником выступала еврейская община, лидеры которой придерживались сионистских взглядов. После 3 мая 1917 г. все политические партии вышли из подполья. Между еврейскими партиями развернулась борьба за влияние в различных организациях. В этой борьбе победили сионисты. Именно в этот период более всего проявилась культурная функция этих партий. Тесный симбиоз различных организаций способствовал тому, что порой сложно было отделить просветительские и благотворительные учреждения от политических партий.

В декабре 1917 г. большевики захватили власть в Пензе, и главными посредниками теперь между государством и местными евреями стали: «евреи-большевики», «Бунд», «Поалей-Цион». Последняя продержалась дольше всех, так как еще в 1920-х гг. действовали отделение «Поалей-Цион» и клуб им. Борохова. Главным фактором угасания политических партий можно назвать монополию партии большевиков. Не менее важным был факт возвращения беженцев на родину, зачастую в принудительном порядке [Известия, 1918, с. 4]. Таким образом, местным властям уже не требовалась помощь в разрешении еврейского вопроса, так как Пенза снова стала «окраиной» еврейского мира.






72 Этот раздел книги является расширенным вариантом статьи: Кузнецов Д. С.
Движение за объединение еврейского народа в г. Пензе в 1917–1920 гг. // «Белые пятна» российской и мировой истории. 2015. № 1–2. С. 68–94. Добавлено 40 % нового материала.
73 Пенза – город (c 1663 г.), расположенный на Приволжской возвышенности в центре европейской части России, административный, экономический и культурный центр Пензенской области.
74 Общие сионисты – либеральное крыло в мировом сионистском движении.
75 «Бунд» (на идише Bund – союз) («Всеобщий еврейский рабочий союз в Литве, Польше и России») – еврейская социалистическая партия, действовавшая в Восточной Европе с 90-х гг. XIX в. до 40-х гг. XX в. Будучи сугубо национальной организацией, «Бунд» претендовал на исключительную роль представителя интересов еврейского пролетариата в социал-демократическом движении. С первого дня своего существования он неуклонно выступал против сионизма и религиозных партий, но сотрудничал в различных областях с другими еврейскими рабочими партиями.
76 «Идише Фолкспартей» («Еврейская народная партия», идиш) – название ряда еврейских политических партий в России и странах Восточной Европы, основанных на идеологии автономизма; существовали с 1906 по 1939 г.
77 «Поалей-Цион» («Рабочие Сиона») – общественно-политическое движение, сочетавшее политический сионизм с социалистической идеологией.
78 «Единство Израиля» (ивр. Ахдус Исроэл, также допустимо Ахдос Исроэль, Агудат Исраэль, Ахдут Исраэль) – партия ортодоксальных евреев. Сведения об этой партии сильно различаются. Очень многое зависело от той местности, где вела деятельность та или иная ячейка данной организации.
79 Декларация Бальфура 1917 г. – официальное письмо, датированное 2 ноября 1917 г., от министра иностранных дел Великобритании Артура Бальфура к лорду Л. У. Ротшильду, представителю британской еврейской общины, для передачи Сионистской федерации Великобритании. Это декларация о доброжелательном отношении Великобритании к сионистским стремлениям евреев.
80 «Объединенная еврейская социалистическая рабочая партия» (ОЕСРП, «Фарейникте») – еврейская партия социалистической ориентации. После октября 1917 г. одна часть «объединенцев» выступила в роли явных противников большевиков и приняла активное участие в вооруженной борьбе противоборствующих сторон в различных частях страны. Другая восприняла коммунистические идеалы как руководство к действиям.
81 Евсекция – Еврейская секция Всесоюзной коммунистической партии (большевиков). Главной ее задачей являлось распространение коммунистической идеологии в еврейской среде. Центральный орган Евсекций – газета «Дер Эмес» (на идише). Первая Евсекция была организована в июле 1918 г. в Орле, а затем еще в 12 городах с еврейским населением. Евсекция начала свою деятельность в тесном контакте с еврейскими комиссариатами. В январе 1930 г. Евсекция была закрыта в порядке общего решения о ликвидации национальных секций в коммунистической партии Советского Союза.
82 «Дер Э́мес» (идиш ‏דער עמעס – «Правда») – советская еврейская газета на идише, выходившая с 1918 по 1939 г. Газета уделяла значительное внимание коммунистической пропаганде и борьбе с антисемитизмом, а будучи органом Евсекции РКП(б) – крайне резкой антисионистской пропаганде. Для основной массы потенциальных читателей «революционный» язык газеты был непонятным и непривычным.
83 И хотя де-факто «черта оседлости» была отменена в 1915 г., в Пензенскую
губернию евреи начали прибывать раньше. Например, в августе 1914 г. в городах Пензенской губернии было размещено около 2 тыс. галицких евреев-выселенцев [Cухова, 2015, с. 300].
84 Отчет губкома РКП(б) за июнь 1920 г.
85 Отчет губкома РКП(б) за июнь 1920 г.
86 После Октябрьской революции на VII съезде РСДРП, проходившем 6–8 марта 1918 г., РСДРП была переименована в Российскую коммунистическую партию (большевиков) (РКП(б)).
87 Протокол заседания горкома пензенской организации РКП от 5 ноября 1919 г.
88 Вейцер Израиль Яковлевич – партийный деятель, с 1905 г. член «Бунда», в 1914 г. стал членом РСДРП(б). Послужной список: июнь-август 1921 г. – председатель Пензенского губернского СНХ; август-ноябрь 1921 г. – уполномоченный ВЦИК по сбору продналога в Пензе; декабрь 1921 г. – январь 1922 г. – председатель Исполнительного комитета Пензенского губернского Совета.
89 Пенза, 6 сентября 1920 г. Заседание коллегии организационно-инструкторского отдела при губкоме РКП(б).
90 Переписка пензенского губкома РКП(б) с военным советом Пензенского укрепленного района. 25 августа 1919 г.
91 Штаб пензенского укрепленного района создан в июле 1919 г. для обороны г. Пензы и прилегающего района. Район входил в состав Восточного фронта, с 5 сентября передан в подчинение командования Особой группы войск Южного фронта, с 1 октября 1919 г. – Юго-Восточного фронта. Расформирован в декабре 1919 г.
92 Сводка № 14 о положении Пензенской губернии за время с 1 по 15 мая 1920 г.
Секретно-оперативный отдел Пензенской губернской чрезвычайной комиссии.
93 Кондратьев Н. Д. Рынок хлебов и его регулирование во время войны и революции. Часть вторая. Регулирование рынка хлебов и снабжение ими армии и населения во время войны и революции за 1914–1918 гг. // Исторические материалы. URL: http://istmat.info/node/25354 (дата обращения: 15.11.2016).
94 Методика расчета. Пейсах длится восемь дней. Возьмем условную норму потребления хлеба на одного человека – 500 г (1,25 фунта), умножаем на 8 дней, итого получаем 4 кг; 16381 кг делим на 4, получаем около 4 тыс. беженцев. Но из-за продовольственного кризиса де-факто потребление хлеба в день могло быть меньше. Если возьмем условно 300 г хлеба/мацы в день, то получаем около 6800 человек. Скорее всего эта маца раздавалась самым нуждающимся семьям. Нужно учитывать, что существовали категории населения с разным уровнем потребления хлеба, которую трудно установить из-за большой разницы между де-юре и де-факто.
95 «В течение отдельных месяцев 1915 и 1916 годов количество евреев-беженцев доходило до 10 тысяч. Расходы на удовлетворение самых необходимых нужд были очень большими. Об этом Х. А. Пинес писал в Санкт-Петербургский комитет с приложением расходных документов».
96 Шаббат – в иудаизме суббота, седьмой день недели, в который предписывается воздерживаться от работы.
97 Влияние социализма прослеживается и у «общих сионистов». Социалистическими идеями пронизана книга Теодора Герцеля «Еврейское государство». В частности, показательна мысль о семичасовом рабочем дне.
98 документах указана объединенная численность членов партии от Пензы и Царицыно, всего 465 человек. Логично предположить, что пензенских «бундовцев» было приблизительно 50 % от указанной цифры (около 230 человек). А если брать минимальное значение, то не меньше 100 партийных.
99 Объявление о митинге было дано официально в газете. Дата проведения назначена на субботу при дневном свете, в час дня, т.е. в шаббат. Ведь шаббат начинается вечером в пятницу, когда наступает темнота и становятся видны хотя бы три звезды, а заканчивается в субботу также с наступлением темноты.
100 «На старом еврейском кладбище на Западной Поляне в Пензе многие годы стоял красивый и единственный на погосте, выполненный из металла, склеп. Я видел его. Со временем склеп разобрали хулиганы, когда кладбище не охранялось. 11 мая 1907 года в этой могиле была захоронена дочь Х. А. Пинеса – Ольга. Она умерла в возрасте 8 лет от порока сердца. Так написано в еврейской метрической книге. В этой же могиле покоится прах и матери Пинеса – Сарры Юдковны».

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 1273

X