N70-73. Материалы дела «О неправильном выборе в бургомистры коломенского купца Попова», 1822 г.

N70. Донесение Коломенского магистрата Московскому губернскому правлению о нарушениях на выборах от 27 января 1822 г.



В Московское губернское правление.

Из Коломенского городового магистрата.

Доношение.

Сей городовой магистрат, рассуждая, как коломенский градский глава Наум Шевлягин, получа на выбор из коломенского гражданства на наступающее трехлетнее время в разные должности людей из оного губернского правления предписание, отклоняя оной долгое время, потом к начатию того выбора разослав ярлыки, но более к тем людям, которые в сем выборе могут служить опорою его намерениям, собрав их в градскую думу, и в первое присутствие избран градским главою Фирс Токарев, потом без истребования от городового магистрата о находящихся под судом и следствием сведения, на другой того выбора день, уменьшая сколько можно волю нового градского главы на сей выбор, непосредственное влияние иметь долженствующего, осужектируя своими единомысленниками и по настоятельном назначении Шевлягиным избраны сего магистрата в бургомистры из купцов Тимофей Кислов и Сергей Попов, не токмо что имеющие как глава Шевлягин, так равно и бургомистры ближайшее между собою родство, но Попов по делам ныне находится Московской уголовной палаты во 2 департаменте] под судом, а сверх того за битие приходской своей церкви пономаря Федора Семенова в Коломенском городническом правлении под следствием. По избрании оных список вообще избранных представил на утверждение его превосходительства господина московского гражданского губернатора и кавалера Егора Александровича Дурасова, не отметив в графе о нахождении Попова под судом. Его превосходительство тех избранных людей в должности угвердить изволил, градский глава, получив о утверждении их предписание и не обвестив тех избранных, дабы они, приготовлялись ко вступлению в должности, а согласуясь с новоизбранными в бургомистры Кисловым и подсудимым Поповым и прочими Шевлягина приверженцами, к явному ныне в магистрате присутствующих притеснению и дабы отвлечь от торговой их промышленности, отпустил тех бургомистров Кислова и подсудимого Попова, якобы для испрошения в магистрат другого секретаря, совсем быть не нужного, в Москву, которые и доселе в оной находятся, без коих и к смене старых присутствующих в магистрате не приступает, а как он, Шевлягин, уведомил, что Московской гражданской палаты во 2[-м] департаменте] из магистрата о запрещении на имение с Шевлягина по делу за покупку им у московского купецкого сына Медведева проданного чужого в 17 бочках сала сделано представление, то он, Шевлягин, обидясь сим справедливым заключением, первое, ратмана Шустова, еще не сменившегося от должности, определил по опеке малолетней дочери Ротиной опекуном, а вслед за сим сего генваря 27 числа сообщением от лица градской Думы, между прочим, присланным, прописывая, когда он градского старосту посылал к узнанию о тех отпущенных им присутствующих Кислове и Попове к ныне присутствующему бургомистру Колесникову, скоро ли они возвратятся. Тогда будто бы Колесников Тулинову сказал, что де он Кислова не видал, а Попову для исправления положили руки в лубки, гребует отобрать от Колесникова об оном сведения и прислать в думу. По чему в сем магистрате определено: хотя вышеписанного содержания сообщение и доставлено от лица градской думы, но как в ней первоприсутствующий градский глава Шевлягин, выдумкою которого оно и составлено, к единственному сего магистрата обременению для того, чтоб сим несправедливым затребованием начать какую-либо с бургомистром Колесниковым процессию к исполнению своего желания служить могущую, а посему во оное губернское правление представить доношением и просить во отвращение излишней и на прихотях тех градского главы Шевлягина основанной переписке, дабы сей магистрат градская дума таковыми затребованиями впредь не обременяла, о том учинить ей воспрещение, с прослужившим свое трехлетие градским главою Наумом Шевлягиным за удержание из-за утверждения его превосходительством господином гражданским губернатором должности градского главы доселе повелеть поступить по законам, о чем почтеннейше сим представляется, с донесением, что сей магистрат в определении другого секретаря, как по штату здесь не положенного, по отменному прилежанию к делам находящегося в магистрате секретарем титулярного советника Егора Смирнова, надобности не имеет. Подлинное же в магистрат из думы присланное сообщение при сем прилагается.

Бургомистр Селивановский Ратман Тупицын Ратман Шапошников Генваря 27-го дня 1822 года.

ЦИАМ. Ф. 54. Оп. 175. Д. 558. Л. 1-2.

N71. Жалоба членов Коломенского магистрата, поданная московскому военному генерал-губернатору князю Д.В.Голицыну



Бывший градский глава Наум Шевлягин, получа предписание губернского правления и не снесясь с городовым магистратом о состоящих в нем по делам из купцов под судом и под следствием, но затмевая таковые поступки, начал к сему приготовляться, но совсем не так, как в законе о таковых выборах предначертано, разослал ярлыки таким людям, которые б поддерживали его намерение на сей выбор, им уже тайно положенное. Сбор сей или явка по ярлыкам началась с 9 числа настоящего месяца, на которой [в] присутствии господ городничего и уездного стряпчего в числе прочих явился здешний 2-й гильдии купец Автамон Михайлов сын Коротаев, весьма на хорошем замечании у граждан сего города состоящий и капитал значительный имеющий, хотя не имея по неизвестным нам случаям ярлыка, но соревнуя истине, в сем выборе быть долженствующей. Градский глава Шевлягин, конечно, зная купца Коротаева во всех частях справедливость, но, желая исполнить положенной им на сей выбор тайно скрытый замысел, начал купцу Коротаеву с не так-то должною скромностию говорить, что он якобы состоит под судом и он в том собрании больше быть не может. Купец Коротаев сколько ни поддерживал свою невинность, подтверждая, хотя он и находился под судом, но правительствующим сенатом оправдан, градский же глава Шевлягин, не принимая слов Коротаева во уважение, а желая удалить его от собрания без согласия бывших на оном лиц по своему токмо хотению, сделал журнал и утвердил оной своим с содействующими ему единомыслием присутствующими с ним двумя только от 3-й гильдии купцов и от мещан гласными Быковым и Горожанкиным подписом, хотя и приглашал к таковому ж подпису купецкого старосту Петра Тулупова, но сей, видя явное головы Шевлягина отступление от законного порядка и сущую его в соделании о высылке без всяких видов Каратаева по единственному Шевлягина к Коротаеву недоброжелательству, без согласия общества, журнала, и боясь, чтоб за сие не быть преданным суду, на таковой подпись журнала не согласился. Градский глава, объявя тот составленной им с согласными купцу Коротаеву журнал, высылал его из собрания вон. Коротаев, хотя и желал быть членом того собрания и подать свой голос на справедливое к балатированию долженствующих лиц назначение, но глава Шевлягин дерзновенно сказал ему так, естли де ты из собрания не выдешь, то прикажу вывесть. Коротаев же, видя беспорядочный Шевлягина к выбору к должности поступок, повинуясь сему, хотя и неправильному, но как от первенствующего из должностных граждан приказанию, с прискорбием, будучи довольно посрамлен, из собрания вышел, после чего из кандидатов избран градским главою здешний купец Фирс Токарев, и сим того 9-го числа присутствие кончилось.

10 сего генваря паки общество на таковой же выбор собралось тут без прибытия к присутствию как городничего так и уездного стряпчего начали сужектировать о назначении членов на наши места в городовой магистрат поступить долженствующих, старый градский глава Шевлягин начал в числе прочих назначать в кандидаты из граждан купца Сергея Попова, но из нас нижеименнованный бургомистр Захар Колесников и находящийся при полиции по делам купцов и мещан ратман Андрей Шустов дабы предупредить сие градского главы его Попова неправильное назначение благопристойно напомнили ему, что купец Попов ныне находится под судом за причиненные разным лицам не только тяжкие обиды, но даже и самое некоторых битье, и именно титулярному советнику Егору Смирнову, какое дел находится на ревизии Московской уголовной палаты во 2 департаменте], Предтеченской церкви пономарю Федору Семенову увечье, а сие производится в здешнем городническом правлении, но Попов, обратясь из нас первее на ратмана Шустова, с большою горяч ностию сказал сии слова «врешь ты, глупинкой», а как я, Колесников, подтвердил голове Шевлягину, что Попов за вышеписанное действительно находится под судом и следствием, то он, Попов, сильно на сие раззлобясь, сказал мне, Колесникову, что де, предки его, Попова, честнее нежели его, Колесникова, но я, Колесников, твердо зная, что его Попова отец за законопрогивные поступки наказан в Саратове публично плетьми, сказал ему: из твоих предков наказаны, а мои нет. Попов, сильно прежнего раззлобясь, громогласно сказал мне при многолюдном собрании словами «врешь ты, дурак», подтверждая сие много раз. Мы, а паче бургомистр Колесников, будучи таковым Поповым ругательным поношением разобижены, просили градского главу Шевлягина о сем записать в журнале, но глава Шевлягин нашу просьбу оставил без всякого внимания и, несмотря ни на что, настоял купца Попова балатированем, который чрез подбор градского главы и избран бургомистром, мы же того списка, так как сочтенного нами за неправильный, подписать не согласились.

Из нас же Колесников, будучи словами Попова обижен, подал в коломенской городовой магистрат о исследовании Попова поступка с прописанием обстоятельства прошение, каковое и начато действием и чем еще кончится неизвестно. Вновь избранный в бургомистры купец Попов не так, чтобы не желал в сию должность, а почти напросился, и в некоторых местах говорил, что де я иду в службу не для чего другого, как только отомстить и доказать, тому, кто не в несправедливых его по делам действиях не помогал. Градским главою Шевлягиным те баллотированные списки отправлены на утверждение его превосходительства господина московского гражданского губернатора и кавалера, не показав во оных, что Попов находится под судом и без сношения с коломенским городническим правлением, что оной Попов также находится под следствием, но коломенский городовой магистрат, с прописанием всех о Попове поступков, донес как его превосходительству, так и в московское губернское правление, каковые городового магистрата рапорты присланы и к градскому главе Шевлягину, с тем, чтоб на содержание оных донес, но глава Шевлягин и гут имея к нам за вышеописываемое сильное неудовольствие, и дабы оказать нам свою мстительность чрез двух свих гласных собирает и совсем не тех, кто слышал наносимую нам Поповым обиду, а единственно одних только своих приверженцев довольно в неправоучиненном выборе ему вспомоществовавших, что еще однако отправить не успел, боясь может быть дабы не предали его за то суду. В таком случае стесняясь поступками, как бывшего градского главы равно будучи безвинно разобижены находящимся под судом и следствием вновь избранным в бургомистры купцом Сергеем Поповым, не находим к защите своей иных средств, как

Сиятельнейший граф! Всеуниженно просим: вниди человеколюбивейшее с единым только правосудием сопряженное сердце, в вышеписанные причины, заставившие нас пасть к стопам вашего сиятельства и просить заступки от чинимых нам градским главою Шевлягиным притеснений, и от неправо вновь избранного по настоянию Шевлягина в бургомистры купца Сергея Попова несносных ругательных обид, сим способом заставите ваше сиятельство таковым людям в обществе быть покойными да заградятся уста их к деланию обид и мщения, да не прикоснется к таковым, чем покажете новый опыт вашего благотворения ко обидимым правосудия.

Генваря дня 1822 года.

К сему прошению бургомистр Иван Селивановский руку приложил, а сие верю подать бургомистру Колесникову.
К сему прошению бургомистр Захар Колесников руку приложил, к сему прошению ратман Петр Тупицын руку приложил сие верю подать бургомистру Колесникову.
К сему прошению ратман Шапошников руку приложил, а сие верю подать бургомистру Колесникову.
К сему ратман Андрей Шутов руку приложил. Сие верю подать бургомистру Егору Колесникову.

ЦИАМ. Ф 54. Оп. 175. Д. 558. Л. 7-7 об., 66-66 об.

N72. Объяснительная записка коломенского градского главы от 7 марта 1822 г.



Командированному его сиятельством господином московским военным генерал-губернатором и разных орденов кавалером адъютанту Петру Петровичу Новосильцову.
От бывшего коломенского градского главы 2 гильдии купца Наума Шевлягина
Объяснение.

Отношением вашим данным здешнему дому градского общества по делу о происшедших якобы при выборе на нынешнее трехлетие в должности злоупотреблениях и беспорядках между прочим велено от меня истребовать показание, почему в ответе, посланном из оного дома на предписание его превосходительства господина московского гражданского губернатора и кавалера, не объяснено: в 1-х) всем ли купцам и мещанам разосланы были ярлыки с приглашением на собрание, 2-е) точно ли Попов причинил ругательством обиду ратману Шустову, 3-е) по какой причине выслан из собрания купец Каратаев и 4) почему не записан в журнале протест бургомистра Колесникова и ратмана Шустова о причиненном им Поповым ругательстве. На что имею честь о сем объяснить следующее: не помещено его превосходительству в ответ на его предписание о таковых разосланных ярлыках по тому, что сего не было требовано, а предписано было доставить в объяснение рапорт только против представления здешнего городового магистрата, в котором чтобы неправильно были разосланы ярлыки писано не было, к тому же и назначение в списках, кто должен быть к таковому выбору зависел по указу московского губернского правления от думы, каковые и назначались по заведенному с давних лет порядку - самые лучшие в обществе люди, находящиеся более в городе, а не в отлучках, обвещать же всех к бытию на выборе по неимению места, где бы их можно поместить было, дума почла за затруднение, да и сверх сего и при прежних выборах более сего количества людей никогда не бывало, равно и причинил ли ратману Шустову и бургомистру Колесникову Попов ругательствами обиду, того я на собрании слышать не мог, кроме об объявлении Колесникова о записке собственных его слов в журнале, но не записано мною единственно только потому, что располагался на другой день узнать от общества справедлив ли протест Колесникова, так как ратман Шустов о сем не просил, да и Колесников уже более не настаивал о записке такового происшествия, почему и было мною оставлено в чаянии, что они так как ближайшие родственники* кончали между собою неудовольствие миролюбием, но когда требовал его превосходительство господин московский гражданский губернатор о сем донесение, то мною по собрании тех людей, которые были вблизи Колесникова и Попова и слышали между говоренное, отобрал подлежащее сведение [и] донес его превосходительству. Относительно же до высылки купца Каратаева из собрания, то сие было потому, что оной Каратаев не назначен в списке о бытии на собрании, так как находящийся за ослушание начальства с утверждения господина Московского военного генерал-губернатора под судом, и чтобы был когда-либо оправдан о том предписания ни дом градского общества, ни градская дума не имеет, равно и затем, что он сам как отклоняющийся от общественной службы выбирать других не может, но оной Каратаев, будучи весьма самолюбив и привыкшей всегда по нахождению его прежде не малое время под судом занимается приказною частию, принял в Тихвинском соборе самовольно присягу и взошел с каковым либо по согласию может быть приближенных к себе намерением в дом градского общества, почему мною и был по записке в журнале с изъяснением вышеписанных обстоятельств он Каратаев, так как оказывающей вновь против местного своего начальства ослушание выслан из собрания посредством г. городничего вон, а потому и может он, естли почитает себя неправильно обиженным, просить где и как следует по законам. На счет же выбора, который якобы был мною составлен подбором, то сие показание присутствующих прошлого трехлетия не справедливо, ибо купец Попов избран не мною, а целым обществом купечества и мещанства по известному его хорошему поведению, без всякого со стороны моей настояния; ибо присутствующие сами брали шары, но балтированного списка кроме градского главы и ратманов не подписали, из чего и видно их неправильное обнесение меня на щет такового описываемого им незаконного выбора, что самое покорнейше и прошу представить в благоразсмотрение его сиятельства господин московского военного генерал-губернатора и кавалера. Марта 7-го дня 1822 года. К сему объяснению бывший коломенской градской глава второй гильдии купец Наум Шевлягин руку приложил.

ЦИАМ. Ф. 54. Оп. 175. Д. 558. Л. 31-31 об., 54.

*Попов - дядя Колесникова.

N73. Список с рапорта Московскому военному генерал-губернатору поручика Новосильцова от 13 марта 1822 г.



[Поручик Новосельцов истребовал от Шевлягина объяснения по вопросам]: 1) Всем ли купцам и мещанам были разосланы ярлыки с приглашением в собрание. 2) точно ли Попов причинял обиды ратману Шустову. 3) По какой причине выслан головою из собрания купец Коротаев. 4. Почему не записан в журнал протест бургомистра Колесникова и ратмана Шустова о причиненных им Поповым ругательствах при собрании. На что Шевлягин и отвечал мне, что по предписанию Московского губернского правления Коломенский <...> что и исполнено по заведенному с давних лет порядку; из числа лучших в обществе лиц, более находящихся в городе на лицо. Повещать же и приглашать к выборе всех купцов и мещан дума сочла затруднительным, ибо не имеет места, где их поместить, да и сверх того при прежних выборах более сего числа присутствующих не бывало.

[О Коротаеве Новосильцов писал]: ибо хотя, как я узнал, Коротаев известен обществу за весьма строптивого человека, но по летам и по капиталу своему имеет право, несмотря на то, что он под судом, находится при выборах купеческого общества, коего он значительный член, да и в прочем Шевлягин, отлуча его за то, что он под судом, сам предложил к выбору купца Попова в бургомистры, которого дело тоже еще не кончено в Уголовной палате.

ЦИАМ. Ф. 54. Оп. 175. Д. 558. Л. 29-29 об., 56.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4158

X