Глава 5. I Русско-турецкая война. 1762–1770 годы
   В середине августа 1762 года князь Василий Михайлович Долгоруков был вызван из армии в Петербург для участия в коронации новой императрицы. Сохранилось письмо-вызов Екатерины II, текст которого многое говорит как о характере боевого генерал-поручика, так и о взаимоотношениях его с молодой хозяйкой Зимнего дворца, с которой, очевидно, он был хорошо знаком и ранее:

   «Петербург, 20 августа 1762 года.

   Князь Василий Михайлович! Я знаю, что вы просить не любите, никто же вас не вспомнит; следовательно мне надлежит к вам писать, дабы вы по желанию нашему сюда ехали. А команду поручите кому под вами следует, снесясь о том с фельдмаршалом Салтыковым; а я всегда к вам как и прежде была благосклонна.

   Екатерина.

   P.S. Первое число сентября я отсель поеду в Москву.»



   22 сентября 1762 года, в день коронационных торжеств, сорокалетний князь Василий Михайлович Долгоруков стал генерал-аншефом. Следующее упоминание князя Василия в исторических документах относится к 1767 году, когда 22 сентября, в честь пятилетнего правления Екатерины II, он был награжден ею высшим орденом Российской империи – Андрея Первозванного.



   Русский историк С.Ф. Платонов писал о Екатерине II:

   «Во внешних сношениях и столкновениях Екатерина не стремилась подражать кому бы то ни было из своих предшественников и вместе с тем умела понять исконные задачи русской политики и потому была прямой подражательницей Петра. Мы видели, что из трех вопросов русской внешней политики, стоявших на очереди при Петре, – шведского, польского и турецкого – Петр разрешил только первый.



   Императрица Екатерина Великая



   Императрица Екатерина Великая



   Его ближайшие преемники не разрешили ни второго, ни третьего. Их разрешила Екатерина II. Ко времени Екатерины задачи России состояли в том, чтобы взять у Турции Крым и северные берега Черного моря, иначе говоря, достигнуть на юге естественных географических границ империи. По отношению к Польше задачи России состояли в том, чтобы освободить православно-русское население Польши от католическо-польского владычества, т. е. взять у Польши старорусские земли и достигнуть с этой стороны этнографических границ русской народности. Екатерина счастливо исполнила все это: Россия при ней завоевала Крым и берега Черного моря и присоединила от Польши все русские области, кроме Галиции. В этом заключались важнейшие результаты внешней политики Екатерины, увеличившей народонаселение империи на 12 миллионов душ.»

   Завоевывать для России Крым предстояло Василию Михайловичу Долгорукову.

   С.Ф. Платонов писал о дальнейшем развитии событий: «Боясь чрезмерного усиления России, Франция, действовавшая против России прямо в самой Польше, действовала и посредством Турции: она подбила Турцию на войну, и с 1769 года силы России поделились между двумя врагами.»

   25 сентября 1768 года великий визирь Турции Арестовал русского посла A.M. Обрезкова – тем самым Турция объявила войну России. Оттоманская Порта сосредоточила свои войска у крепости Хотин ни Днестре, планируя нанести главный удар на Варшаву взять ее и идти к Смоленску и Киеву. Третья турецкая армия с Северного Кавказа должна была наступать на Астрахань. Крымский хан получил султанский фирман о походе на Украину. Однако незванных гостей встретили русские войска.



   Еще в конце 1762 года Екатериной II была образована комиссия для проведения реформ в русской армии. В 1762 году войска состояли из 3 гвардейских, 4 гренадерских и 46 мушкетерских пехотных полков. По новому штату 1763 года полки состояли из двух батальонов, каждый – из шести рот. Русская армия по месту нахождения была разделена на 8 дивизий и 3 охранных корпуса. В том же году при каждом полку появились и егерские команды, состоявшие из 60 рядовых, 4 унтер-офицеров и 1 офицера, сыгравшие значительную роль в разгроме Оттоманской Порты. В 1764 году был разработан новый устав – «Инструкция пехотного и конного полка полковнику», а годом ранее образован Генеральный штаб. Начальником Генерального штаба, основными задачами которого были разработка в мирное время данных для боевой деятельности войск, подготовка офицеров к службе штаба в военное время и картографические работы, был назначен вице-президент Военной коллегии. Армия постоянно росла и к 1768 году достигала полумиллиона человек. Постоянно увеличивалось число карабинеров и кирасир, полк образца 1768 года. имел 2 гренадерские и 10 мушкетерских рот. Тяжелую конницу составляли 25 полков в каждом из которых было 5 эскадронов – 750 человек, драгунских полков оставалось всего 7.

   Будущий район боевых действий был хорошо изучен русскими войсками. 21 октября 1763 года указом Правительственного Сената «в помощь» киевскому генерал-губернатору Глебову был определен канцелярии советник Петр Веселицкий – «для управления по Киевской губернии пограничных дел». Еще через месяц – 11 ноября – Коллегия иностранных дел велела учредить при Киевской губернской канцелярии особую «секретную экспедицию для дел по заграничным сношениям». В том же году Россия предложила Турции заключить торговый договор и попыталась получить от султана разрешение держать на Черном море торговые суда, но получила отказ и запрет открывать! в турецких городах русские купеческие конторы – Оттоманская Порта не давала развиваться южной торговли России.

   Петр Веселицкий прибыл в Киев в сентябре 1765 года. В состав «секретной экспедиции» кроме него вошел и надворный советник Никифоров, бывший несколько лет консулом России в Крыму. В соответствии с указом Екатерины II на Крымском полуострове была создана сеть «конфидентов» или «секретных корреспондентов». Самым серьезным из них был Якуб-ага – переводчик крымского хана Крым Гирей, завербованный майором Никифоровым с грамадным по тем временам содержанием – 900 рублей в год. Донесения Якуба читала и Екатерина II. В 1765 году новый крымский хан Селим Гирей назначил Якуб-агу дубоссарским пашой. В письме из Коллегии иностранных дел генерал-губернатору Елисаветградской губернии Воейкову говорилось, что «Якуб я ко хитрый и пронырливый человек своими представлениями в великий кредит вошел у хана Селим Гирея и от него был всем министрам Порты рекомендован.» Сохранилось донесение Якуба киевскому генерал-губернатору Глебову из Фокшан от 31 марта 1766 года – Якуб-ага после подробного изложения всех крымских новостей писал: «О всех происхождениях в России и Польше мне самому поручено хана уведомлять. Мне, как живущему здесь, на границе, строго приказано все наблюдать, и особливо отправляемы бывают в Россию и Польшу чистые шпионы. Я ж, о всяком важном и нужном деле давать знать не упущу. Здешнее правительство весьма тревожится нынешним разграничием, опасаясь, что России достанется вся польская украина.» В 1767 году Якуб был назначен «главным переводчиком и экспедитором иностранных дел» Крымского ханства и вернулся в Бахчисарай. Связь с Якубом осуществлялась только русскими офицерами. Впоследствии Якуб стал и французским агентом и был раскрыт.

   В течение зимы 1768–1769 года боевых действий с обоих сторон не велось – шла подготовка к войне. В Петербурге для управления боевыми действиями был создан Военный совет при высочайшем дворе. Русские войска были разделены – 1-я армия из 60000 солдат под командованием генерал-аншефа A.M. Голицына была сосредоточена под Киевом с задачей в дальнейшем взять Хотин, а 2-я армия П.А. Румянцева – 40000 солдат – базировалась у Кременчуга и Полтавы, защищая южную границу Российской империи. 6 январе 1769 года армия Румянцева, в которой князь Василий Долгоруков командовал дивизией, остановила и отбросила 70-тысячное войско крымского хана Крым Гирея, сумевшего дойти до Бахмута – в набегах крымского хана на российские земли была поставлена окончательная точка. 2-я дивизия генерал-аншефа Долгорукова в марте 1769 года заняла Азов, участок азовского побережья и Таганрог, в котором по указу Екатерины II контр-адмирал А.Н. Сенявин начал строительство Азовской флотилии. Таганрог имел мелкую гавань и Сенявин, ставший 4 июня вице-адмиралом, писал в Петербург о строительстве Азовской флотилии для поддержки завоевания Крыма: «Когда же и при восьми кораблях будут и галеры, то не только без всякой опасности и помешательства от неприятеля могут в своем месте быть вооружены и не одна восточная часть, но и весь Крым долженствует, содрогнувшись, передать себя в монаршее покровительство, где известный 3 места: Еникаль, Керчь и Кефа будут служить к строению больших кораблей.»

   В июле и сентябре 1769 года для проведения глубокой разведки и сковывания татарских войск по приказу Румянцева корпус генерал-поручика Берга из двух полков несколько раз подходил к Сивашу и Перекопу, поддерживаемый Азовской флотилией, надежно прикрывавшей Азов и устье реки Дон.

   Весной 1769 года 1-я армия Голицына перешла Днепр и в июле осадила Хотин, стремясь не допустить соединения турецких и польских войск. К Хотину подошли 40-тысячное татарское и 100-тысячное турецкое войско и русские полки ушли за Днестр, отбив и остановив наступавшего за ним противника. У турок кончилось продовольствие, они отступили к Яссам и 10 сентября армия Голицына заняла Хотин. A.M. Голицын был отозван в Петербург и получил там звание генерал-фельдмаршала. На его место был назначен П.А. Румянцев. До приезда нового командующего 2-й армии П.И. Панина временное руководство 12 пехотными, 4 кавалерийскими полками и казаками – всего 23000 солдат – было поручено князю Василию Долгорукову. Сохранился ордер Румянцева Долгорукову от 27 августа 1769 года о вступлении во временное командование 2-й армией и указание ближайших действий на случай наступления противника:

   «N 1. Ее императорское величество, высочайшим императорским рескриптом от 13 августа отозвав ко двору из первой армии господина генерал-аншефа и кавалера князя Александра Михайловича Голицына, главную команду оной всемилостивейше мне препоручить соизволили, а на мое место во вторую армию отправив командующим господина генерал-аншефа и кавалера Петра Ивановича Панина, повелевает, дабы я по получении сего указа оставил настоящую мою армию купно с запорожским войском под Команду вашего сиятельства. Я во исполнение сего высочайшего ее императорского величества повеления препоручаю вашему сиятельству в команду всю настоящую мою армию и войско запорожское. Еще осталось мне в самом окончании изъясниться в том удовольстве, которым я непрерывно пользовался, как В отличных поступках вашего сиятельства, так и всей вверяемой вам команды.»

   Румянцев, разработавший правила построения русских войск при атаке на турецко-татарскую армию, по которым основным боевым строем стали каре, а в штыки шли гренадеры, прикрываемые мушкетерами, ведшими огнестрельный огонь, успешно Применил свои знания во время боевых действий.

   Возглавив 1-ю армию Румянцев продолжил наступление и уже 26 сентября взял Яссы, а немного позднее – Бухарест. Екатерина II стала называть себя великой княгиней Молдавской. В октябре 1769 года ПИ. Панин получил указ императрицы и привлечении на свою сторону ногайских орд. В места их кочевок были отправлены русские эмиссары. 24 июня в Чесменском сражении эскадрой А.Г. Орлова был уничтожен турецкий флот. 17 июня 1770 года Петр Румянцев разгромил турок в урочище Рябая Могила, а 7 и 21 июля прогремели Ларга и Кагул, где впятеро большие, чем русская армия, турецкие и татарские войска были разгромлены. Перед боем Румянцев сказал ставшие историческими слова: «Слава и достоинство наше не терпят, чтобы сносить присутствие неприятеля, стоящего на виду у нас, не наступая на него.» В течение трех месяцев армия Румянцева взяла турецкие крепости Измаил, Килию и Аккерман. После этих побед ногайцы – Едисанская, Буджакская, Аккерманская, Едичкульская и Джамбулукская орды-перешли в росийское подданство. Можно было, не опасаясь удара в спину, начинать завоевание Крымского полуострова, где в это время сосредотачивались турецкие и татарские войска крымского хана Селим, Гирея, вернувшегося домой с главного театра боевых действий и организовывавшего с помощью двадцати турецких советников во главе с Абазех-Мухаммед-пашей и турецкого флота, обеспечивавшего транспортные перевозки, оборону Крымского ханства. Главнокомандующий 1-й – Дунайской – армией, теперь уже граф П.А. Румянцев, получивший право действовать императорским именем, писал командующему Азовской флотилией вице-адмиралу А.Н. Сенявину:

   «Операции вашей флотилии весьма бы споспешествовали военным действиям нашим, если вы 1 пройдете со своими судами в Черное море и отрежете всю помощь к крепостям неприятельским, что лежат при берегах морских в Крыму, которые потому и были бы уже в руках наших.» В конце сентября 1770 года корабли Азовской флотилии – «Хотин», «Азов», «Таганрог», «Новопавловск», «Корон», «Журжа», «Модон», «Морея», «Яссы» и «Бухарест» – перешли из Азова в Таганрогскую гавань. Немедленно там было начато строительство 32-пушечных фрегатов, способных противостоять турецким кораблям.

   2-я армия Петра Панина в начале июля 1770 года осадила крепость Бендеры и 16 сентября приступом взяла ее. При штурме, продолжавшемся всю ночь, погибло более 10000 русских солдат. Таких потерь Екатерина Великая не прощала никому, даже брату канцлера Российской империи, и Петр Панин получил орден и отставку. Командующим 2-й армии стал князь Василий Михайлович Долгоруков.



<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 6530