Приложение 8. Рескрипт императрицы Екатерины II графу Панину «О независимости Татарской Орды от подданства Турецкого» от 2 апреля 1770 года
   Божиею милостию Мы, Екатерина Вторая, Императрица и Самодержица Всероссийская, и прочая, и прочая, и прочая.

   Нашему Генералу Аншефу Графу Панину.

   Усмотря из реляции вашей от 4-го Марта под N 9, что первыя по Нашему повелению учиненныя вами подсылки к Татарам, в Турецком подданстве находящимся, для внушения им мыслей о удобности настоящаго времяни отстать от Порты Оттоманской, и тем свое состояние поправить, некоторое уже действие произвели, восхотели Мы чрез сие и ближае вам изьяснить Нашу систему в рассуждении Крымскаго полуострова и всех, под властью тамошнего Хана состоящих, Татарских народов, дабы вы в состоянии были, в случае действительной с их стороны податности на точные соглашения, во всем оной следовать.

   Совсем нет Нашего намерения иметь сей полуостров и Татарския орды, к оному принадлежащия, в Пашем подданстве, а желательно только, чтобы они отторгнулись от подданства Турецкого и остались навсегда в независимости.

   По положению Крыма и тех мест, на которых и Вне онаго Татары живут, а не меньше и по свойству их, они никогда не будут полезными Нашей Империи Подданными; никакия порядочные подати не могут быть с них собираемы, они же и к обороне границ ея Служить не будут; ибо с той стороны, коль скоро Порта не возможет ими повелевать, не будет уже никакого соседа, который бы покусился нападатть на Российские границы. Сверх того беспосредственным их подданством возбудилась бы общая и не безосновательном зависть и подозрение, о беспредельном намерении умножения областей, скипетру Нашему подверженных, от чего, однако ж, предостерегаться благоразумие научает, особливо тут, где никакой знатной и существительной пользы обещать себе не возможно, будучи Татарские народы такого свойства, что они за одно имя подданства щитают иметь право всего требовать в свою одну пользу, для других же услуги свои и пользу в том только поставляют, что живут спокойно и не разбойничают. Но сколь ни мало для россии пользы из подданства Крыма и татарских орд, но, напротив того, велико уже и знатно, быть может приращение силам и могуществу Российскому из их от власти Турецкой отторжения, и в независимости и собственной свободности утверждения; ибо единым сим обстоятельством так сказать возможно, что Оттоманская Порта, в рассуждении беспосредственно самой России, ея границ и соседства, претворится в небытие моральное, по тому, что ей не кем и ни с которой стороны неудобно будет делать никаких важных предприятий на Российския границы, да и тем же самым положится навсегда новое и довольно важное препятствие переводить ей свои войска и чрез Дунай, имея тогда в правом боку независимых от нея Татар.

   Но чтоб распространить было возможно в самом деле сию политическую пользу при настоящей войне, то Мы решительную и приемлем резолюцию, когда Татара согласятся от Порты отторгнуться, не полагать оружия, хотя бы то излишнюю Нам кампанию стоить стоить могло, пока Порта не признает торжественно, в своем с нами мирном договоре, независимою областью Крыма с принадлежащими к нему ордами, как по случаю войны и ея следствий от подданства Турецкого добровольно отложившихся, для своего собственного и своих земель спасения, обращая при том Мы Наш всегдашний вид и свободнаго мореплавания на Черном море, к их же в том ободрению и вспомоществованию.

   Но для надежнейшей Нам способности всегдашняго татар против Турок охранения, в силу постановляемых с ними обязательств, необходимо надобно, чтоб они приняли Наш гарнизон в некоторые свои крепости, по удобности и ближайшему усмотрению нужды, и, оставляя в Наших руках проход из Азовскаго в Черное море, для чего чаятельно имянно и нужны будут обе крепости, сей проход защищающия, то есть, на Крымском берегу Яниколу, а на Кубанском Тамань, отдали бы Нам одну морскую гавань на Крымском берегу, где бы наша флотилия могла их защищать от Турецких десантов; а естьли сия важная негоциация в настоящую еще кампанию совершится, то уже, не теряя ни малейшаго времяни, и останется занять, каким бы то числом не было, Нашею Азовскою флотилию тот порт, который на Крымском берегу выговорен будет, дабы, при начатии с Турками негоциации о мире, можно уже было прелиминарными пунктами выговорить и удержать проход нескольким Нашим кораблям из Средиземного моря в Черное, как в такой порт, который в Нашей собственности уже утвержден, чем и одержано быть может действительное основание Нашего флота, следственно же и мореплавание на Черном море.

   По сим положениям и препоручается вам, продолжая начатую с Татарами обсылку и негоциацию, склонять их не к Нашему подданству, но только независимости и отложению своему от Турецкой власти, Обещая им торжественно наше ручательство, покров и оборону, с твердым обнадеживанием, что естьли они теперь такой договор своего из под власти Турецкой отложения с Нами подпишут, и оставя себя независимыми ни от кого, обратят свою защиту единственно к отпору Турок, которые стали бы входить с оружием в в принадлежащие им земли, Мы не положим Нашего оружия против Турок, и, не утвердя договорными пунктами независимости Крымской области, мира не заключим, а, домогаясь от них принятия В некоторые их крепости нашего гарнизона, и уступление нам одной морской гавани на Крымском берегу, с оставлением в Наших же руках прохода из Азовского в Черное море, можете их наисильнейше удостоверить, что Мы тут никаких владений не желаем и не требуем, а хотим только, для их собственно всегдашней безопасности и надежности, иметь крепостныя прикрытия, с некоторым вокруг их выгоном для выгоды тамошних Наших в оных крепостях жителей. Между тем как в самом существе польза Нашей Империи соединена будет в том с собственною их, чтоб в некоторых их местах Наши гарнизоны содержать, так из того по видимости их свободнрсти и незавимости не будет же ни малейшаго и предосуждения, по примеру тому, что и Англия имеет на Гиспанском, берегу Гибралтарскую крепость, а многие Европейские народы и на берегах Восточной Индии укрепления. Со всем тем обе сии Державы равными признаются, да и прочие Европейские нации тех Индейских владетелей, в землях которых имеют укрепленные места, подчиненными себе почитать не могут же. Там только взаимная польза от коммерции к уступкам малой части земли убедила, а от Татар собственная их безопасность требует исполнить по Нашим желаниям; ибо всякому понятно, что Порта расстанется с сожалением, по крайней необходимости, и без сомнения ни малейшего случая, а особливо с начала, упускать ен будет, чтобы не искать их себе по прежнему подвергнуть, а Мы, не имев бы в их стороне близких способов к отражению Турецких нападений, долженствовали бы, не смотря на Наше торжественное обещание, однако же, по расстоянию мест, с сожалением видеть чинимое им иногда утеснение.

   Вы дадите татарам уразуметь, что по новым их обстоятельствам натурально так же должно быть условие и о свободной и беспрепятственной между обеими сторонами коммерции водяной и сухопутной; но в подробности оной теперь входить еще не время, а довольно только то сказать, что и вся оная с Нашим мореплаванием в их же единую пользу и усиливание обратится, по тому что они тогда более никаких посторонних интересов, которые бы им наносить уже могли какое либо в том препятствие, как то много раз настало при их Турецком подданстве, иметь не будут.

   Все сие, однако же, составляет побуждение для людей благоразумных, о прочности своей пользы основательно рассуждающих и никакими предубеждениями не занятых; ибо в самом деле осязательна и чувствительна та удобность, чтоб Крым, по собственной своей силе и принадлежащих к нему орд, и по своему положению, начал быть независимою Державою, и нужда предоставления нам ближайших способов толь лутче их защищать. Напротив того известно, сколь велика легкомысленность Татарская, преданность их к Магометанству, а к Христианам недоверие и некоторая врожденная непримиримость. Мы по тому и уповаем, что вы со всею возможною предосторожностью сие важное дело производить будете, применяясь к их нраву, и обращая и самой войны происшествия к их побуждению, а когда сперва в том преуспеете, что они уже явным образом, положась на Наши обнадеживания, от послушания Порты откажутся, тогда, чувствуя вообще все необходимость Нашего покровительства, чаятельно толь сговорчивее будут и Наши требования исполнить, следовательно, вы и можете домогательство и соглашение с ними о том до онаго времени отложить, ежели бы какие либо, однако же, происходящие между тем случаи и обстоятельства, не заставили ускорить с надеждою в успехах. Впрочем пребываем Мы вам Императоскою Нашею милостию благосклонны. Дан в Санктпетербурге 2-го апреля 1770 года.

   Екатерина.



<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4570