Глава 9. Благотворительная деятельность городских общественных банков
В пореформенной России частная благотворительность как добровольная форма социальной опеки, развивающаяся на началах гласности, «прозрачности», полного контроля со стороны жертвователей за расходованием средств, охватывала все важнейшие сферы призрения нуждающихся, распространялась на все категории бедствующих. Тем не менее можно выделить ряд основных направлений благотворительной деятельности, в которой принимали участие городские общественные банки: призрение старости и детства; народное образование; здравоохранение; помощь в экстренных ситуациях.

Анализируя начальный этап благотворительной деятельности Симбирского городского общественного банка, необходимо отметить, что особенно успешной она была во время Русско-турецкой воины 1877-1878 гг., когда, частично на выделенные им средства, в губернии действовали госпитали и лазареты для раненых.

В 1877 г. городским банком по решению городского управления Симбирска были собраны средства в размере 3000 руб. в пользу раненых при Плевне и 2000 руб. для дома инвалидов в Кишиневе229. За время войны в Симбирске было открыто три госпиталя для больных и раненых воинов Кавказской армии на 120 кроватей230. Всего, по данным статистики, за годы той войны в симбирских госпиталях вылечились 265 человек. Действовал лазарет на 100 кроватей в селе Большая Репьевка Сызранского уезда. Помещения для него безвозмездно предоставили местные помещики Бестужевы. В декабре 1877 г. по окончании военных действий госпитали и лазарет были закрыты231.

Кроме постоянных расходов на благотворительность городская дума была отзывчива и в исключительных случаях, а именно в 1877 г., во время Русско-турецкой войны, город пожертвовал 25 тыс. руб. в пользу раненых воинов, в 1880 г. - 300 руб. на сооружение православного храма на Балканах232.

Важная роль в деятельности городского общественного банка принадлежала финансированию развития народного образования. Симбирский банк по просьбам органов городского самоуправления Симбирской губернии финансировал ряд учебных заведений: приходские училища, прогимназии, гимназии. Так, на содержание Симбирской Мариинской женской гимназии выделялось 2000 руб., на содержание ремесленного училища графа Орлова-Давыдова - 1200 руб. Кроме того, за счет городского общественного банка содержались три мужских и три женских приходских училища, на которые в 1875 г. было израсходовано 5600 руб.

Члены правлений городских общественных банков заботились также и об общем повышении уровня грамотности сельского населения. Именно с развитием образования банкиры и члены городских правлений связывали распространение новых методов ведения хозяйства в городе и, как следствие, общее повышение уровня благосостояния городского населения. Кроме того, распространение грамотности должно было снять проблему нехватки квалифицированных кадров, препятствовавшую развитию счетоводства. О негативном влиянии народной безграмотности на развитие финансовых отношений много писал В. Кильчевский: «Куда бы ни оглянулся в русской жизни, всюду как тяжелый тормоз, как искажающее влияние, мы сталкиваемся с отсутствием просвещения. Население еще не умеет считать. Исчисление процентов как будто простое техническое условие, но познакомилось с ним городское население только через кредитные кооперативы. И не правильно ли будет сознаться, что если до сих пор так упорно держатся 12% по ссудам, то не малая доля в этом падает на трудность для рядового мещанина вести счет не по числу месяцев, а дробный»233.

В отделениях городских общественных банков все чаще и чаще принимались постановления о разного рода пожертвованиях и отчислениях от прибылей на строительство школ, открытие ремесленных школ-мастерских, учреждение стипендий, устройство библиотек и изб-читален, выписку периодической печати, покупку кинематографа и так далее. Так, в 1914 г. на заседании правления городского общественного банка Симбирского уезда было принято решение о выделении средств на строительство школы234. В 1915 г. Тереньгульское кредитное товарищество Симбирской губернии, получив крупную ссуду от городского общественного банка, ассигновало 200 руб. на постройку высшего начального училища. Решение о строительстве было принято еще до войны, тогда же был создан накопительный фонд, куда ежегодно делались отчисления из прибылей. В результате удалось собрать 1000 руб. Банк также при активной поддержке местного руководства ежегодно выделял по 50 руб. в помощь двухклассной школе235.

Чувствуя поддержку со стороны правления Сенгилеевского городского общественного банка, местные кооператоры заботились о том, чтобы дать своим детям хорошее образование. Так, общее собрание Верхне-Талызинского кредитного товарищества Ардатовского уезда Симбирской губернии в 1914 г. приняло решение об образовании особого фонда для выдачи стипендий детям членов кооператива в целях предоставления им возможности получения образования в ремесленных и сельскохозяйственных учебных заведениях236.

Городской общественный банк выделял значительные средства на предоставление стипендий ученикам. В целом, на народное образование в 70-х годах XIX в. по представлению органов городского управления городские общественные банки тратили около 10 тыс. руб., что составляло примерно 8-9% от суммы всех городских расходов237. Необходимо также отметить, что из шести приходских училищ, существовавших в Симбирске в 1875 г., два были открыты на средства городского общественного банка в период с 1871 по 1874 гг., то есть после реформирования органов городского самоуправления на началах Городового положения 1870 г.238

Сызранские органы городского самоуправления выделяли средства из городского бюджета на содержание двух приходских училищ на выплату пособия реальному училищу, на 11 стипендий ученикам реального училища, учебные пособия для приходских школ, пособия городской библиотеке и на выплату специально нанятому по инициативе городских властей преподавателю бухгалтерии в уездном училище. Кроме того, помещения («дома») для школ, прогимназии и реального училища были приобретены за счет городских средств. В общей сложности, затраты на народное образование в этом уездном городе были выше даже, чем в Симбирске, и составляли в 1875 г. 10 767 руб. (10,6% от всех городских расходов)239.

Однако трудно отделить денежные средства, поступающие на нужды образования непосредственно от органов городского управления, от средств, поступающих по ходатайству тех же органов от городских общественных банков. Нередко требуемые суммы выделяли городские общественные банки, тогда как считалось, что их выделяет непосредственно городская дума. Так, в Алатыре органы городской власти при активном участии городского общественного банка, который считался одним из наиболее успешно развивающихся в губернии, финансировали женскую прогимназию и приходское училище, на эти цели в 1875 г. было израсходовано 835 руб. Кроме того, муниципальными властями по согласованию с руководством городского общественного банка, который финансировал проект, был пожертвован дом с тремя флигелями на устройство помещения для классической прогимназии.

Ардатовское городское общественное управление через местный городской банк израсходовало на содержание мужского и женского приходского училищ 233 руб. (2,6% от суммы городских расходов на 1875 г.)240. Установлено, что за счет средств городского общественного банка города Буинска, который стоял на четвертом месте по обороту после Сызранского, Симбирского и Апатырского, содержалось в 1875 г. два приходских училища, открытых: одно в 1842 г., а второе - в 1866 г.241 На их содержание городские власти затратили 1044 руб. (9% от всех городских расходов)242.

Таким образом, затраты городских общественных банков уездных городов Симбирской губернии на народное образование непосредственно после введения Городового положения 1870 г. колебались в рамках от 2 до 9% от суммы банковских расходов в 1875 г. Только в уездном городе Сызрань они составляли более значительную долю городских расходов - 10,6%.

Уже с 1878 г. расходы на народное образование со стороны органов городского самоуправления выросли как в процентном, так и в количественном соотношении. Наиболее значительный объем денежных средств на содержание учебных заведений выделялся самыми крупными городскими банками губернии (Симбирск и Сызрань) - более 8 тыс. руб. от каждого банка. При этом необходимо отметить, что для Сызрани народное образование являлось более значимой сферой деятельности, так как доля денежных средств, которая выделялась на развитие и содержание данного направления, в этом уездном городе была даже выше, чем в губернском центре. На банковские средства здесь содержались к 1878 г. два мужских приходских училища, женская гимназия и отделение этой гимназии, выплачивалось пособие реальному училищу в размере 6,9 тыс. руб., пособие Покровской школе и городской общественной библиотеке. В память бывшего городского головы Леднева была учреждена специальная стипендия. Выделены деньги на постройку ученической столовой при женской гимназии.

Члены правления городских общественных банков, преимущественно представители купеческого сословия, оказывали и значительную благотворительную помощь нуждающимся. Так, Ф.М. Баукин -купец из Сенгилея, входивший в симбирскую купеческую гильдию, будучи членом Правления городского общественного банка, давал деньги земской больнице и детскому приюту, а талантливых ребятишек отправлял учиться за свой счет в симбирскую гимназию.

Необходимо отметить, что благотворительность, осуществляемая городскими общественными банками, реально содействовала развитию системы народного образования в губернии. Пожертвования имели различный характер: построенные здания, учебные пособия, книги для библиотек, денежные вложения на нужды просвещения. Купцы, члены правлений городских общественных банков, объективно были заинтересованы в том, чтобы иметь высококвалифицированный персонал, способный овладеть новой технологией. Отсюда заинтересовать в развитии образования, особенно профессионального, и отчисления на школы, училища, институты и университеты.

Немалый вклад внесла благотворительная инициатива членов правлений городских общественных банков и в развитие здравоохранения края. На учреждение именных кроватей в больницах и богадельнях города членами правления Симбирского городского общественного банка к 1906 г. было пожертвовано до 4 тыс. руб.243 Яркий пример подобной жертвы - внесение в 1884 г. купцами П.А. Пастуховым, В.А. Арацковым и Н.К. Ананьиным, членами правления этого банка, по 2000 руб. каждым на учреждение трех кроватей для неизлечимо больных. Городская дума поддержала эту идею и поручила Городской управе немедленно приступить к постройке дома на 19 кроватей244.

Всего, по подсчетам исследователя истории купечества в Симбирской губернии Галимовой Л.H., за рассматриваемый период крупные пожертвования были сделаны более 20 раз 15 симбирскими купцами, состоящими среди наиболее важных клиентов городского общественного банка, что в процентном соотношении от общего числа симбирского купечества (68 человек) составляет 38%. Из них более одного раза жертвовали на благотворительные цели пять человек, что составляет 7,4% к общему числу симбирского купечества и 33,3% - к числу крупных пожертвований. Общая сумма крупных пожертвований, сделанных за рассматриваемый период, составила более 400 000 руб.245

Правления городских общественных банков в сфере организации благотворительной деятельности действовали совместно с городскими думами. Некоторые благотворительные учреждения Симбирским городским общественным банком содержались непосредственно за счет банковских средств либо совместно с другими финансовыми учреждениями при активном участии городских финансов. В частности, Симбирский городской детский приют был создан и первое время содержался на проценты с капитала, ассигнованного из средств банка (15 тыс. руб.), а также денежных средств, собранных гласными думы, ОВК и разными лицами (была организована частная подписка, давшая отличный результат - 2316 руб.). Кроме того, постановлением думы было решено ежегодно вносить в приют за счет прибылей из капиталов по 2000 руб. К моменту открытия приюта в 1883 г. капитал на его содержание составлял сумму в 25 271 руб. 76 коп.246

Специально для осуществления благотворительной деятельности городская дума г. Симбирска в городском общественном банке имела целевой счет, где содержался так называемый «неприкосновенный капитал» на сумму в 403 547 руб.247:

- капиталы, пожертвованные на содержание стипендиатов в учебных заведениях города имени разных лиц в общей сложности на сумму в 9600 руб.;

- купеческий капитал Николаевского дома призрения неимущих - 19459 руб.;

- капиталы, пожертвованные А.П. Кирпичниковым и А.П. Конуриным на содержание сирот и престарелых - 280 тыс. руб.;

- капитал, основанный городом на содержание детского приюта - 27 597 руб.;

- капиталы, пожертвованные на содержание в богадельне кроватей имени разных лиц, - 26 550 руб. и в городской бесплатной больнице - 27 100 руб.;

- капитал, пожертвованный разными лицами на выдачу приданого воспитанницам приюта, - 3000 руб.;

- капитал, завещанный потомственной гражданкой А.И. Сусоко-ловой на столовую ночлежного дома, - 8000 руб.;

- капитал, пожертвованный разными лицами на содержание дневного приюта-яслей, - 2250 руб.

В целом, все хозяйство городских благотворительных учреждений содержалось именно на проценты с этих капиталов. Ежегодно дополнительно выделяемые Городской управой 5000 руб. на содержание всех благотворительных заведений города являлись лишь каплей в море. Без вышеозначенных пожертвованных частными лицами капиталов специального назначения и прочих осуществление городским самоуправлением призрения нуждающихся вряд ли было бы возможным.

Государство в лице Министерства финансов активно поддерживало городские общественные банки в их благотворительных делах, специальным циркуляром от 23 июня 1901 г. освободив их от уплаты всяких налогов с денежных сумм, направляемых на благотворительные

Вследствие представления от 12 января 1901 г. от правлений ряда городских общественных банков по вопросу об обложении дополнительным процентным сбором отчислений на дела благотворительности, производимых городскими общественными банками из чистой прибыли, отдел торговли Министерства финансов направил в Казенные палаты губерний разъяснение о том, что на основании п. 3 ст. 101 Положения о государственном промысловом налоге и циркуляра Министерства финансов по бывшему Департаменту торговли и мануфактур от 3 апреля 1900 г. за № 11506 из валового дохода, при дочислении податной прибыли, исключаются отчисления на всякого рода благотворительные дела, обязательные для предприятий в силу их уставов. А процентным сбором облагались лишь добровольные пожертвования.

Далее Министерство указало, что при разрешении вопроса об исключении из валового дохода отчислений на дела благотворительности, делаемых городскими общественными банками, надлежит рассматривать вопрос в каждом отдельном случае: внесены ли подобные отчисления, по условиям утверждения банка, в обязанность и в определенном размере, т.е. в определенной сумме, или процент от чистой прибыли; или же только предоставлены на усмотрение городского общества. В первом случае отчисления эти подлежат, а во втором не подлежат исключению из валового дохода при исполнении податной прибыли.248

Особенно активизировалась благотворительная деятельность городских общественных банков в годы Первой мировой войны. Большое внимание уделяли члены правления Симбирского городского общественного банка помощи раненым, поступавшим с фронтов. Они обратились за содействием к правлениям ссудо-сберегательных кооперативов для того, чтобы непосредственно практически все товарищества выделяли на эти цели часть прибыли. В результате в 1915 г. в губернии населением было собрано 26 тыс. руб.249

На собранные средства стало возможным открытие в октябре 1915 г. в городе лазарета губернии на 50 коек250. Впервые с предложением об открытии подобного лазарета выступили в августе 1914 г. Однако его строительство было отложено в связи с временным затишьем на фронтах. К непосредственной организации лазарета приступили только в августе 1915 г. На совещании представителей правлений городских общественных банков, Государственного банка и кредитных кооперативов было принято решение о поиске необходимого здания. Был избран комитет по устройству и заведованию лазаретом в числе трех представителей от городского товарищества, трех представителей товариществ, двух представителей инспекции мелкого кредита. Была избрана ревизионная комиссия из трех лиц и заведующий лазаретом - председатель правления Симбирского товарищества И.С. Анисимов251.

Однако устройство лазарета потребовало гораздо больше времени и затрат, чем планировалось. Здание нуждалось в капитальном ремонте, было необходимо провести канализацию, водопровод, электричество и телефон. Тем не менее, 25 октября 1915 г. лазарет в присутствии представителей товариществ, губернского Комитета Всероссийского Городского Союза, почетных лиц города, членов правления городского общественного банка и инспекции, медицинского персонала был торжественно освящен и открыт для приема больных и раненых.

Лазарет, созданный при активном участии правления банка, за время работы зарекомендовал себя с лучшей стороны. Расходы на одного больного в день составляли 2 руб. 54 коп. В данную сумму входили не только расходы на питание и лечение, но также и на содержание здания и уплату жалования медицинскому персоналу. В лазарете особое внимание уделялось питанию раненых как одному из решающих условий выздоровления больных. Порционные суточные нормы здесь были выше, чем в других аналогичных учреждениях. Так, до марта 1916 г. на человека выдавалось: 1 фунт мяса в день, вместо 3/4 фунта, и 1 1/2 фунта белого калача. При этом некоторые товарищества по собственной инициативе периодически доставляли в лазарет продукты по низким ценам.

Для организации культурного отдыха больных в лазарете на пожертвования частных лиц была устроена небольшая библиотека, выписывались местные газеты, в праздничные дни устраивались бесплатные музыкальные вечера, нередко при участии медперсонала и служащих. На рождественские праздники в лазарете был устроен вечер. В нем принимали участие местные любители музыки, ученицы местной консерватории, выступил созданный из больных и раненых хор. В одном из помещений была установлена елка, находящимся на излечении были розданы подарки252.

Таким образом, на содержание лазарета требовались огромные средства. С декабря 1914 по 1 сентября 1916 г. на счет учреждения поступило 36 748 руб. За период с 1 сентября 1915 г. по 1 сентября 1916 г. было израсходовано 36 378 руб. 36 коп. В итоге на 1 сентября 1916 г. оставалось всего 369 руб.253 Расходы на содержание значительно выросли, а размеры пожертвований ощутимо сократились. В связи с резким ухудшением финансирования деятельность лазарета была временно свернута, а медицинский персонал распущен. Затем при поддержке губернского Комитета Всероссийского Городского Союза и местного городского общественного банка, выделившего ссуду в 5 тыс. руб., лазарет возобновил свою деятельность, но собранных средств хватило только до 1 января 1917 г.

Комитет, созданный для заведования лазаретом, дважды обращался с призывом о помощи как к кредитным кооперативам губернии, так и к потребительским обществам и другим сословным учреждениям. На призыв откликнулся городской общественный банк и 32 товарищества, собравшие 2975 руб. Банк этим товариществам уменьшил сумму их ежемесячных отчислений по взятым ссудам254. Собранных средств, учитывая образовавшийся долг лазарета губернскому комитету Всероссийского городского союза, было недостаточно, и могло хватить только на месяц. Дальнейшая судьба лазарета неизвестна. Такая ситуация во многом была вызвана затянувшимся ходом войны, а также объединением значительной части товариществ для содержания собственных местных лазаретов в уездных городах.

Наиболее широко оказывалась денежная помощь правлениями городских общественных банков путем выдачи денежных пособий, отсрочек по платежам, освобождения от уплаты пени и процентов по взятым ссудам. Денежные пособия семьям призванных воинов выдавали не только кредитные, но и сельскохозяйственные и потребительские кооперативы. В частности, некоторые потребительские общества открывали кредит семьям своих членов, ушедших на фронт, в большем размере, чем обычно255.

Но не только деньгами оказывали помощь правления городских общественных банков. Не менее частыми были постановления об оказании трудовой и технической помощи семьям призванных на фронт. Алексеевское общество, опираясь на поддержку местного отделения городского общественного банка, «в заботах о поддержании экономического благосостояния осиротевших семейств, у которых хозяина дома призвали в войско, и у кого некому и не на чем было приготовить пашню», в начале сентября 1914 г. за свой счет вспахало в своем районе семи семьям под яровые 6,5 десятины земли256. Таким образом, городские общественные банки оказывали помощь не только городским жителям, но и крестьянам близлежащих сел, в которых были призванные на войну.

Таким образом, становлению и развитию системы городских общественных банков в немалой степени способствовало развитие городов и городского коммунального хозяйства, на что потребовались значительные средства, которые могли аккумулировать исключительно городские общественные банки, так как выявлено, что именно эти кредитно-финансовые учреждения занимались решением финансовых проблем городских властей. Это было обусловлено тем обстоятельством, что, рассматривая просьбу города о займе, практически все коммерческие банки подходили к просьбе городской администрации о кредите денег, как к любому другому заемщику, ставя выдачу кредита в зависимость от своей оценки его кредитоспособности. Поэтому в некоторых случаях получить ссуду можно было только в городском банке.

Деятельность городских общественных банков по финансированию городской промышленности и торговли исходила из обязанности городских управлений развивать вышеуказанные сферы предпринимательской деятельности. В крупных городах губернии городскими думами создавались торговые депутации, которые избирались сроком на три года и состояли из лиц, занимавшихся торгово-промышленной деятельностью, при активном участии членов правлений городских общественных банков.

Поддерживая социально-экономическую стабильность, городские общественные банки покрывали неизбежные в условиях кризиса убытки из своих собственных капиталов, дабы не остановить платежей по своим обязательствам. В Симбирской губернии городские общественные банки выдержали удар кризиса 1880-х и 1903-1907 гг. В ряде губерний городские общественные банки рухнули из-за оборотов, превосходящих собственный капитал, которых не хватило для покрытия убытков. В Симбирской и других губерниях Среднего Поволжья подобного не произошло, так как финансовые операции проводились должным образом.

Говоря о социальной направленности деятельности городских общественных банков, важно отметить такую их особенность, как ощутимую приспособленность к нуждам горожан по сравнению с другими категориями банков - вопрос прибыли не был для них первостепенным. В первую очередь это относилось к ссудам под недвижимость. Именно такого рода ссуды представляли особенную важность для горожан-обывателей, которые не имели возможности учесть вексель, так как не вели торговлю, и обычно не имевших другого обеспечения, кроме собственного дома или небольшого жалования (пенсии). Установлено, что такие ссуды под недвижимость составляли значительную часть баланса городских банков.

Благотворительная деятельность городских общественных банков особенно отчетливо проявилась в периоды ведения Россией войн. В этих условиях банки много сделали в тылу для поднятия духа соотечественников путем решения ряда социальных проблем. Немалый вклад внесла благотворительная инициатива членов правлений общественных банков губернии и в развитие народного образования, создание и финансирование благотворительных учреждений, в чем их всецело поддерживало Министерство финансов России, освобождая от налогов денежные суммы, шедшие на эти цели.


229 ГАУО. Ф. 137. Оп. 34. Д. 38. Л. 150. 230 Мартынов П.Л. Указ. соч. С. 231.
231 Котляровская Л. И. Ульяновск сегодня. 24 ноября. 2000. № 73(84). С. 11.
232 Мартынов П.Л. Указ. соч. С. 302-303.
233 Кильчевский В. Вреден или полезен мелкий кредит // Кооперативная жизнь. 1914. №5. С. 314.
234 ГАУО. Ф. 193. Оп. 2. Д. 74. Л. 25.
235 Симбирский хозяин. 1915. №2. С. 38.
236 Симбирский хозяин. 1914. № 5. С. 39.
237 ГАУО. Ф. 76. Oп. 1. Д. 69. Л. 93.
238 Календарь Симбирской губернии за 1877 г. Симбирск, 1877. С. 112-113.
239 ГАУО. Ф. 76. Oп. 1. Д. 69. Л. 93.
240 Там же.
241 Календарь Симбирской губернии за 1877 г. Симбирск, 1877. С. 112-113.
242 ГАУО. Ф. 76. Oп. 1. Д. 69. Л. 93.
243 ГАУО. Ф. 137. Oп. 1. Д. 180. Л. 19 об.
144 Мартынов П.Л. Указ. соч. С. 25.
245 Галшюва Л.H. Благотворительная деятельность симбирского купечества. Ульяновск, 2002. С. 83.
246 Исторический обзор Симбирского городского детского приюта за 25 лет его существования (с 26 февраля 1883 по 26 февраля 1908 гг.). Симбирск, 1908. С. 3,4,5.
247 ГАУО. Ф. 13. Oп. 1. Д. 180. Л. 19-19 об.
248 ГАУО. Ф. 138. Oп. 1. Д. 31. Л. 85.
249 Там же. Ф. 400. Oп. 1. Д. 809. Л. 256.
250 Там же. Л. 258.
251 Лазарет имени кредитных кооперативов Самарской губернии // Вестник мелкого кредита. 1917. № 6. С. 246-247.
252 Там же. С. 250.
253 Лазарет имени кредитных кооперативов Самарской губернии // Вестник мелкого кредита. 1917. № 6. С. 248.
254 Там же. С. 251.
255 Как кооперативы помогают жертвам войны // Самарский земледелец. 1914. №23. С. 691-692.
256 Кооперативная хроника. Помощь семьям запасных// Самарский земледелец. 1914. №22. С. 655.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 5161

X