Глава 3. Психологическая война партизан против войск стран оси
В ходе войны на Восточном фронте немецким вооруженным силам оказывали поддержку войска стран оси1. Многие из них - в частности, румынские и итальянские дивизии — действовали на юге, где было мало партизан2. Другие крупные части - в основном венгры и словаки, но также французы и хорваты — находились в тыловых районах, где партизаны были активны.
При определении своего отношения к войскам стран оси партизаны, похоже, принимали во внимание ряд факторов. Примечательно, что эти войска значительно уступали немецким по уровню подготовки, качеству командования и моральному состоянию. Поэтому по мере наступления перелома в ходе войны партизанам было намного проще захватывать в плен и склонять на свою сторону этих союзников немцев. Помимо того, эти силы состояли из граждан стран, которые в советском понимании являлись жертвами Германии и чьи «наиболее прогрессивные элементы» сражались на стороне Советского Союза против стран оси. Эти факторы стали основой ярко выраженных существенных различий в подходах партизан к немецким войскам и войскам стран оси. Немецкие войска однозначно рассматривали как враги, тогда как в отношении войск стран оси можно было использовать те же призывы, что и к сотрудничавшим с немца ми советским гражданам, где основными мотивами была близость интересов всех угнетенных и порабощенных нацистами народов и единство целей партизан и войск стран оси в борьбе против немцев.
Имеющийся в нашем распоряжении материал по данному аспекту психологической войны партизан чрезвычайно беден3. Поэтому все дальнейшие рассуждения следует рассматривать < лишь как предположения; к тому же часть материала заимствована из послевоенных советских источников и потому может вызывать сомнения.
Имеющиеся свидетельства указывают на то, что захваченных в плен военнослужащих армий стран оси партизаны не расстреливали и не подвергали плохому обращению. Когда в 1942 году в Брянской области в плен к партизанам попали пять венгерских солдат, партизаны (по докладу немцам одного из солдат после побега) «верили, что нашли в нас надежных соратников по борьбе с немцами. Поэтому обращение с нами было сравнительно неплохим». Согласно советскому источнику, в том районе среди партизан находился венгерский коммунист, составлявший тексты листовок вместе с редколлегией партизанской газеты: «Выпускавшие газету «Партизанская правда» и Пауль [переводчик] распространили сотни листовок среди венгерских солдат и служащих венгерских трудовых батальонов с призывом начать восстание и взять власть в свои руки. Солдаты твердили: «Вы обманываете нас». Перед нами не стояла задача, да у нас и не было времени вступать с ними в дипломатические переговоры. Значительно легче было убедить солдат в искренности наших намерений нашими партизанскими средствами»4 .
Данное заявление, по сути, является признанием о провале усилий партизанской пропаганды с помощью печатных средств убеждать людей до захвата их в плен. Когда в октябре 1942 года
плен к партизанам попало большое количество венгерских солдат, с ними обращались хорошо. И хотя поначалу они отказывались помогать партизанам, позднее многие венгры присоединились к ним. Один из них был определен в политический отдел отряда, троих других отправили самолетом в Москву для «политической работы». В целом тактика партизан была довольно простой — «как солдат, ты должен быть беспощадным мстителем, а если ты захватываешь противника в плен, ему нужно объяснить правду»5.
Французский легионер, попавший в ноябре 1942 года в Восточной Белоруссии в плен к партизанам, рассказывал то же самое: с ним и еще с одним французским солдатом неплохо обращались и убеждали присоединиться к партизанам. Несомненно, что основная масса военнослужащих войск союзников из стран оси знала, хотя сомнения и оставались, что после захвата в плен с ними будут обращаться лучше, чем с военнопленными немцами6.
Часто партизаны подстрекали к дезертирству солдат войск стран оси. Согласно одному из советских источников, партизанский командир С. Ковпак пытался убедить словацкого подполковника дезертировать вместе с подчиненными ему военнослужащими. После первых контактов и отказа подполковника перейти на сторону партизан вопреки его явным антифашистским взглядам была достигнута тайная договоренность, согласно которой партизаны и словаки согласились не сражаться друг против друга. В другом советском источнике упоминаются попытки партизан из отряда А. Сабурова убедить словацкий гарнизон города Буйновичи сдаться. Операция, благодаря письмам, адресованным словацким офицерам и доставленным девушками-партизанками, оказалась успешной.
Существует ряд донесений о том, что в 1943 и 1944 годах Дезертиры и пленные из состава войск стран оси сражались вместе с партизанами, хотя трудно определить, в какой степени именно партизанская пропаганда способствовала этому На завершающем этапе войны дезертирство было обусловлено в основном осознанием того, что немцы терпят поражение и нарушают союзнические обязательства. Приведенная выше цитата о венгерских солдатах в районе Брянска наводит на мысль, что пропаганда с помощью листовок не имела успеха, если не подкреплялась убеждением. Роль печатных пропагандистских материалов трудно оценить в силу условий в которых действовали войска стран оси. Чтобы добиться успеха, приготовления к побегу приходилось держать в тайне от немцев; о публичных призывах и договоренностях не могло быть и речи. Поэтому имеется мало немецких документов о тайных переговорах и призывах, в результате которых время от времени союзники немцев переходили на сторону партизан.
Ввиду отсутствия образцов соответствующих листовок сделать подробный анализ затрагиваемых в них пропагандистских тем не представляется возможным. То малое, чем мы располагаем, позволяет говорить о настойчивом использовании антифашистских патриотических лозунгов и, как в случае со словаками, панславянских лозунгов, присутствовавших в советской пропаганде с начала войны. По рассказам очевидцев, девушка из отряда Ковпака, посланная доставить послание словацкому командиру, обратилась к нему с призывом: «Если вам дорога ваша родина, если вы хотите видеть Словакию свободной, поступайте так же, как полковник Свобода»7. Подобным же образом отряд Сабурова в посланиях к словацкому гарнизону с призывами переходить на сторону партизан ссылался на проходившие в Москве встречи славянских лидеров.
Если в целом пропагандистские меры, несомненно, оказывали влияние на войска стран оси, вопрос о том, в какой степени специальным пропагандистским операциям принадлежит заслуга в принятии решения о переходе на сторону партизан, остается открытым. Представляется вполне вероятным, что такие операции больше способствовали созданию ситуации, при которой военные неудачи Германии, плохое материальное и моральное состояние войск стран оси, а также антифашистские выступления в этих странах имели решающее значение.



1 Используемые в этом разделе термины «войска стран оси» и «союзные войска» употребляются применительно к воинским частям, дислоцированным на оккупированной советской территории и состоявшим из граждан государств, являвшихся союзниками рейха (то есть не немцами и не коренными жителями оккупированных советских регионов).
2 Эти войска сталкивались с партизанами в Крыму и на Северном Кавказе. Кроме того, коммунистическое подполье существовало в расположенных в бассейне Дона городах, контролируемых итальянскими частями, и в занятой румынскими войсками Одессе. Однако почти не существует свидетельств того, что партизаны обращались там с призывами к оккупационным войскам и военной администрации. Отчасти это, по-видимому, объясняется тем, что местное население и партизаны считали их оккупантами, а не мобилизованными наемниками, способными предать интересы немцев.
3 Хотя это и не подлежит обсуждению в рамках данного раздела, следует сказать о сложившемся у нас впечатлении, что отношение коренного населения к войскам союзников, в особенности к румынам и венграм, было более враждебным, чем к немцам. Противоположные взгляды, во всяком случае по вопросам взаимоотношений итальянцев с украинским населением, высказываются в книгах: Мессе Дж. на Востоке IDer Krieg im Ostenj. Цюрих: Thomas-Verlag, 1947; Валори А. Русская кампания [La Campagna di Russia]: В 2 т. Рим: Grafica Nazion 1950-1951.
4 Андреев В. Указ. соч. С. 331-336
5 Андреев В. Указ. соч. С. 331-336
6 Другой пример отношения партизан к военнопленным и дезертирам из войск стран оси содержится в немецком донесении 1943 года о румынских частях в Крыму. Согласно донесению, с румынами обращались "правильно и хорошо". Партизаны объясняли солдатам, что их врагами являются только немцы. Пленным предоставили выбор либо вернуться в свои части, либо остаться в партизанах. Однако в данном случае дезертирства больше не было.
7 Полковник Свобода — заметная фигура из числа чешских беженцев, бывший военный министр, находившийся в то время в Советском Союзе.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4967

X