К вопросу о первом этапе создания Красной армии (1917-1918 гг.)

Исторические документы позволяют выделить три основных этапа строительства революционных вооруженных сил молодого Советского государства, происходившего непосредственно в ходе Гражданской войны в России.

Первый этап — это строительство вооруженных сил Советской республики после захвата власти большевиками на основе принципа добровольческого комплектования армии, дальнейшего вынужденного перехода к всеобщей воинской повинности и ведения боевых действий против сил контрреволюции в условиях «эшелонной войны» (ноябрь 1917 — середина 1918 гг.).

Второй этап — это военные неудачи Красной армии (вторая половина 1918 — октябрь 1919 г.). Он проходил в условиях эскалации Гражданской войны, которая потребовала создания фронтов и использования в боевых действиях все большего количества сил и средств. На этом этапе была создана полноценная, централизованно управляемая, единая государственная армия, существующая в России до настоящего времени.

Третий этап — это крупные военные победы красных и окончательный разгром белых (ноябрь 1919 — ноябрь 1920 г.).

В первом этапе выделяются два диалектически взаимосвязанных периода:

первый период — наличие в распоряжении советской власти в качестве вооруженной силы отрядов рабочей Красной гвардии и полупартизанских формирований и попытка построения Красной армии на принципах добровольчества (ноябрь 1917 — апрель 1918 гг.);

второй период — вынужденный переход к всеобщей воинской повинности, мобилизации военных специалистов и ведения боевых действий в условиях «эшелонной войны» (май 1918 — август 1918 г.).

Захватив государственную власть, партия большевиков в ноябре 1917 года вместе с ней получила тяжелое наследство: продолжавшееся участие в мировой войне и старую, окончательно разложенную Временным правительством армию.

Декрет о мире, принятый 8 ноября 1917 г., отражал желание большинства населения России, четко определял позицию правящей партии и указывал на стремление выполнить обещания мира, данные народу. Однако анализ документа показывает: большевики понимали, что процесс заключения мира может затянуться. Новому правительству России прекращение войны было жизненно необходимо, поэтому, предложив справедливый и демократический мир, оно указало на готовность рассмотреть всякие иные условия. Полагая, что политические взгляды большевиков не найдут поддержку у правительств воюющих держав, они обращаются напрямую ко «всем воюющим народам» [2, с. 12].

Декрет предлагал сознательным рабочим трех самых передовых наций человечества всесторонней и решительной деятельностью помочь успешно довести до конца дело мира и вместе с тем дело освобождения трудящихся и эксплуатируемых масс населения от всякого рабства и всякой эксплуатации. Это можно рассматривать как прямой призыв к революциям в европейских странах. Следовательно, именно Декрет о мире положил начало новому виду противостояния — идеологическому — и был первым ударом красных.

В период захвата и удержания власти большевики обошлись без «классической», преданной правительству армии. Ленин распоряжался лично небольшими необходимыми отрядами. Старая армия в это время в тыловых гарнизонах и на фронте проявляет политическую пассивность. Большевики опираются на вооруженных сторонников новой власти [8, с. 34-35]. Обсуждая по телефону с председателем Центробалта 9 ноября 1917 г. прибытие революционных кораблей для защиты Петрограда, Ленин рассматривает вопросы: количества кораблей; обеспечения продовольствием; время прибытия; наличия винтовок, радиотелеграфа и даже дальности стрельбы артиллерии линейного корабля.

Опереться на старую армию, находящуюся на позициях мировой войны, было невозможно и политически, и организационно. В отчете штаба Западного фронта от 13 апреля 1918 г. подробно описано ее состояние.

После Октябрьской революции образовался Военно-революционный комитет Западной области и фронта, который 11 ноября 1917 г. взял бразды правления в свои руки, отстранил от должности главнокомандующего армиями Западного фронта Валуева и временно, впредь до избрания главнокомандующего фронтовым съездом, допустил к исполнению обязанностей бывшего подполковника Каменщикова. К этому времени боев не было, части занимали свои участки, приток снабжения фронта как продовольствием, так и фуражом прекратился, а усталые и ожидавшие скорого окончания войны части требовали смены. В связи с начавшейся гражданской войной на внутренних фронтах, штабу армий Западного фронта было предъявлено требование об отправке на эти фронты крепких частей пехоты и артиллерии, что и было им выполнено успешно, и в течение декабря 1917 г. и в начале января 1918 г. со всего Западного фронта было отозвано и отправлено на внутренние фронты около 15 полков пехоты и трех артиллерийских бригад.

Сибирский стрелковый полк, стоящий в г. Минске, потерял свое имущество потому, что таковое было разграблено своими же, впоследствии разбежавшимися солдатами. Все ценное имущество армии, свезенное в корпусные и армейские склады, осталось невывезенным. Все суммы штаба, а равно полевого казначейства Западного фронта были вывезены полностью1.

В Советской России сложилась ситуация, при которой у правительства есть армия, но ее невозможно использовать по назначению. Воинские части разделились на нейтральные, революционные и контрреволюционные. Командный состав был в основном контрреволюционный.

Исполняя свои политические обещания, новые власти решали задачу поддержания боеспособности и верности правительству вооруженных сил, вынужденно нарушив принцип преемственности в военном строительстве. Это выразилось в принятии (декабрь 1917 г.) советской властью двух декретов — «Об уравнении всех военнослужащих в правах» [2, с. 242-243] и «О выборном начале и организации власти в армии» [2, с. 244-245].

Генерал М.Д. Бонч-Бруевич, поступивший на службу в Красную армию одним из первых, в своих мемуарах рассказал о впечатлении, произведенном этими декретами на офицеров старой армии: «Человеку, одолевшему, хотя бы азы военной науки, казалось ясным, что армия не может существовать без авторитетных командиров, пользующихся нужной властью и несменяемых снизу... генералы и офицеры, да и сам я, несмотря на свой сознательный и добровольный переход на сторону большевиков, были подавлены. Не проходило и дня без неизбежных эксцессов. Заслуженные кровью погоны, с которыми не хотели расставаться иные боевые офицеры, не раз являлись поводом для солдатских самосудов» [1, с. 227-228].

К 7 ноября 1917 г. в распоряжении большевиков были различные воинские формирования, в которых действовали войсковые комитеты и институт выборных командиров, и отряды Красной гвардии.

В этот период отсутствовало централизованное управление верными революции вооруженными структурами. Военные вопросы решались высшим руководством большевиков лично и по возможности. В.И. Ленин 9 ноября 1917 г. по телефону запрашивал председателя Центробалта о возможности прислать миноносцы в Неву, чтобы защищать Николаевскую дорогу и все подступы к ней, а также просил выделить винтовки с патронами [4, с. 10].

В ситуации, когда только часть армии поддерживала большевиков, силы революции называли отрядами или колоннами и состояли они из подразделений различных частей. Например, 1-я колонна Р.Ф. Сиверса включала: 6 орудий легкой батареи 17 корпуса, 889 штыков 178 пехотного запасного полка, 47 сабель и 76 штыков 18 гусарского Нежинского полка, 10 пулеметов при 40 человеках прислуги, 200 штыков, 50 сабель, 3 броневика Дновского гарнизона, сборная петроградская команда при 14 самокатах, 4 мотоциклах и 4 пулеметах2.

Эти недисциплинированные, быстро подвергавшиеся разложению, малобоеспособные отряды иногда приходилось разоружать и заменять другими частями. Так, при развитии наступления на юг у ст. Иловайской в колонне Р.Ф. Сиверса два полка отказались повиноваться и были разоружены. Колонна возобновила свое наступление 3 февраля 1918 г., будучи усилена прибывшими из центра революционными отрядами и мощным бронепоездом с морскими орудиями [7, с. 19].

Высшее государственное руководство Советской России пришло к убеждению, что для спасения революции необходимо создание армии нового типа вместо Красной гвардии и временных сборных отрядов. 15 (28) января 1918 г. В.И. Ленин в качестве председателя Совнаркома подписал декрет об организации Рабочекрестьянской армии [2, с. 352-357].

Однако анализ декрета позволяет сделать некоторые умозаключения:

1. Мирный договор с Германией еще не подписан по причине ее грабительских и унизительных требований, а в декрете полностью игнорируется наличие внешней угрозы, исходя из которой строится военная доктрина любого государства. В нем нет слов: Россия, государство, защита Отечества, внешний враг.

2. Применен классовый подход в комплектовании армии из наиболее сознательных трудящихся и определении ее целей: защита завоеваний октябрьской революции, власти Советов и социализма. Это показывают, что она создается для решения внутренних проблем борьбы с контрреволюцией.

3. Новая армия должна послужить поддержкой для грядущей социалистической революции в Европе. Лидеры большевиков неукоснительно верят в мировую революцию.

4. Армия создается временно до замены постоянной армии всенародным вооружением.

5. Армия строится на контрактной основе — добровольцы с окладом 50 рублей.

Началась интенсивная практическая реализация декрета о создании Рабоче-крестьянской армии. Ее отправной точкой можно считать ночь с 3 на 4 марта 1918 г., когда В.И. Ленин при поддержке Л.Д. Троцкого, сменившего Н.В. Крыленко на посту народного комиссара по военным делам, принял решение о создании высшего органа военного управления — Высшего военного совета. Ему вменили в обязанность «руководство всеми военными операциями с безусловным подчинением Высшему совету всех без исключения учреждений и лиц» [2, с. 523].

В плане практической реализации курса на создание сильной, вполне боеспособной и дисциплинированной армии, можно отметить следующие мероприятия советской власти:

— декрет ВЦИК об обязательном всеобщем военном обучении от 22 апреля 1918 г. [3, с. 151-152];

— отмену выборности командиров. Специальным декретом и о порядке замещения должностей в РККА от 22 апреля 1918 г. взамен выборности командиров вводился порядок, согласно которому командиры взводов, рот и батальонов во вновь формируемых частях рекомендовались на должность местными военными комиссариатами, в боевой и походной обстановке назначались командиром части. Командиры отдельных частей, бригад, дивизий и выше назначались Наркомвоеном с согласия Высшего военного совета [3, с. 153-155];

— введение первой военной присяги, текст которой составил Л.Д. Троцкий [3, с. 235-236].

Логическим законодательным завершением решения проблемы создания регулярной Красной армии, можно считать то, что в мае 1918 г. ВЦИК принял постановление «О переходе к всеобщей мобилизации рабочих и беднейших крестьян» [3, с. 334-335]. В этом же месяце все члены партии большевиков специальным постановлением ЦК РКП (б) обязывались «немедленно приступить к обучению военному делу»3.

Практика Гражданской войны показала правильность стратегического курса правящей Коммунистической партии на строительство регулярных вооруженных сил на принципе всеобщей воинской повинности. Если в кратковременный период применения принципа добровольчества по состоянию на 20 мая 1918 г. в состав армии удалось зачислить лишь 300 тыс. добровольцев, из которых только 199 тыс. были вооружены, то к началу сентября 1918 г. в рядах Красной армии насчитывалось 550 тыс. человек. В 1919 г. численность Красной армии достигла 3 млн. человек, а к осени 1920 г. — 5,5 млн человек [6, с. 64].

Создание регулярной армии потребовало от новой власти решения многочисленных задач. Одной из них было снабжение войск, которое не соответствовало в полном объеме требованиям к обеспечению боевых действий. Между тем в тылу имелись резервы для снабжения войск, в частности, обмундированием: в руках советской власти остались большие запасы обмундирования царской армии. На складах Московского военного округа на 11 мая 1918 г. находилось: шинелей — 392 607 шт.; рубах походных и гимнастерок — 1 081 031 шт.; шаровар походных — 1 072 431 шт.; фуражек — 578 522 шт.; ботинок — 128 310 шт. [5, с. 262].

В октябре 1918 года Главнокомандующий всеми вооруженными силами Республики И.И. Вацетис направляет доклад В.И. Ленину и Я.М. Свердлову, в котором говорится, что два фактора в жизни солдата на поле брани имеют огромное значение: когда он одет, хорошо вооружен, снаряжен и особенно накормлен и когда он знает, что даже при сильном ранении или болезни надлежащая организация военно-санитарного дела обеспечит ему надежность санитарно-медицинской помощи. Надо совершенно определенно поставить стране лозунг: «все для войны и армии», так как в поражении армии — поражение Советской республики как таковой4.

30 ноября 1918 г. ВЦИК издает постановление «Об учреждении Совета рабочей и крестьянской обороны», в котором указывается: «Необходимо обеспечить армию снабжением и для этого повысить производительность труда» [5, с. 272].

Главком И.И. Вацетис лично заботится о тыловом обеспечении войск. Так, в директиве начальнику особого отряда курского направления № 315/ш от 21 ноября 1918 г. указано: «При размещении войска должны быть расположены под крышей в теплых помещениях, дабы избежать возникновения неудовольствия в частях; на последнее обращается особое внимание. Снабжение вашего отряда должно производиться распоряжением штаба Южного фронта»5.

Еще одной важнейшей задачей было поддержание организованности и воинской дисциплины. Анализ документов показывает, что эта задача так и не была решена не только на первом этапе, но и к окончанию Гражданской войны. В директиве руководителям Северного участка завесы и Беломорского военного округов № 2976 от 4 июля 1918 г. «Об организации обороны районов Мурманска и Архангельска» указывается, что все самочинные командующие в пределах Беломорского округа должны подчиняться ближайшим начальникам дивизий на Мурмане и в районе Архангельска, лучшие люди их отрядов могут быть приняты в состав формируемых частей дивизии, непригодные к боевой службе должны быть распущены6.

Особое внимание в этот период уделялось Восточному фронту. В приказе Оперативного отдела Наркомвоена Уральскому окружному военкому 13 июня 1918 г. сказано: «Требуется принять герои ческие меры не только для задержания чехов, но и для перехода в решительное наступление. Дезорганизованные отряды привести самыми решительными мерами в полнейшее повиновение Советской власти. Основательно реорганизовать штаб, если он не может проявить максимума распорядительности»7.

Однако принимаемые меры по укреплению войск часто не имели успеха. И.И. Вацетис в докладной записке В.И. Ленину и Я.М. Свердлову 19 июля 1918 г. ставит в известность, что под Симбирском и Екатеринбургом положение критическое, войска бегут, не сражаясь8.

Особенно тяжелая ситуация сложилась под Архангельском по причине агрессивных действий англичан и слабой базы для создания большевиками вооруженных структур на месте. Исходя из создавшегося положения Командующий войсками Архангельского района А.А. Самойло 22 июня 1918 года приказал:

— поставить донные мины против южной оконечности острова Мудьюг;

— подготовить к затоплению баржи на Лапоминском створе;

— подготовить уничтожение створных знаков и вех;

— учредить дежурство по охране бара с установлением пароля флагами. Батареи открывают огонь в случае движения судна без пароля;

— в устье р. Северной Двины организовать взрывы местного значения;

— подготовить к взрыву Бакарицу9.

Из донесения председателя Архангельского губисполкома С.К. Попова 18 июля 1918 года известно, что ситуация постоянно ухудшалась. Подтвердился факт захвата англичанами Мурмана до Сороки. Были пойманы два английских шпиона, которые разболтали, что англичанами послано много агитаторов в Архангельскую губернию и что англичане уверены взять Архангельск таким же образом, как и Мурманск, то есть созданием определенного настроения в массах с английской ориентацией. Английский десант, по слухам, имеется в Сумском Посаде, а численность — небольшая. Усиленно вербуется население захваченного побережья с платой 100 рублей в месяц и обеспечением продуктами. Семьи местного населения терроризированы, все, кто может, бегут, остальные покорно ждут своей участи10.

28 июля 1918 года С.К. Попов докладывает в Наркомвоен, что положение Архангельской губернии в связи с объявленной мобилизацией тяжелое. В Шенкурске идет бой между отрядами Красной армии и мобилизованными, во главе которых стоят левые эсеры. Комиссары по мобилизации, члены губисполкома, заняв казармы, уже 6 дней ведут борьбу с окружившими со всех сторон 100 мобилизованными. В Пинежском уезде мобилизованные отказываются ехать в Архангельск и требуют оружия. Были столкновения. В Онежском уезде набрали отряд добровольцев из рабочих 120-150 человек, крестьяне же отказываются. Применять террор нет сил. Архангельск висит на волоске. Мобилизованных 1200 человек, настроение — враждебное мобилизации. По приказу Кедрова расстрелян командир одного полка Иванов. Красная армия надежна, но вся распылена. Имеются только латышские стрелки около 150 человек и небольшой партийный отряд. Для спасения Севера необходима присылка вахрамеевского отряда матросов, а также и пехотных частей, дабы составить кулак, иначе путем внутреннего взрыва и невозможности что-либо сделать англичане возьмут Архангельск. Затрачиваются миллионы народных денег на оборону, а в результате получится миф11.

В августе 1918 года председатель Высшего военного совета направляет докладную записку лично В.И. Ленину. В ней сказано: «Практическое военное искусство, равно как его теория, всецело опирается на опыт прошедшего, освещенный разумной критикой и, следовательно, надлежаще понятый. Наука вправе советовать и для будущего то, что было достойно подражания в прошедшем и, наоборот, она предостерегает от оказавшегося пагубным или просто несоответствующим»12. Эта записка послужила отправной точкой для принятия решения об опоре на прошлый, досоветский опыт и создании классической армии с централизованным руководством.

Завершением периода поиска и выбора организационной структуры Красной армии можно считать издание приказа Реввоенсовета республики № 3/2 от 11 сентября 1918 г. «Об образовании фронтов».

Следовательно, можно вполне обоснованно полагать, что с ноября 1917 по август 1918 годов произошел первый и самый важный этап строительства вооруженных сил молодого государства. Высшее руководство, под давлением тяжелой политической ситуации, отказалось от революционных настроений и теорий, не учитывавших наличие внешней угрозы. Был произведен переход от партийных отрядов Красной гвардии к полноценной, государственной Красной армии. Советская власть начала использовать в военном строительстве опыт, силы, средства и кадры старой армии, что существенно повлияло на провал иностранной военной интервенции.

Пилипенко Станислав Александрович — кандидат исторических наук, доцент, доцент Самарского государственного технического университета (Самара); sa.pilipenko@gmail.com



1 РГВА. Ф. 1. Оп. 1. Д. 185. Л. 1-6.
2 РГВА. Ф. 14. Оп. 1. Д. 2. Л. 4
3 РГВА. Ф. 157. Оп. 2. Д. 153. Л. 100.
4 РГВА. Ф. 6. Оп. 10. Д. 147. Л. 23.
5 РГВА. Ф. 6. Оп. 4. Д. 10. Л. 120.
6 РГВА. Ф. 11. Оп. 6. Д. 96. Л. 87.
7 РГВА. Ф. 176. Оп. 3. Д. 63. Л. 101-102.
8 РГВА. Ф. 176. Оп. 3. Д. 63. Л. 65-66.
9 РГВА. Ф. 25863. Оп. 1. Д. 81. Л. 7.
10 РГВА. Ф. 1. Оп. 2. Д. 69. Л. 74.
11 РГВА. Ф. 1. Оп. 2. Д. 69. Л. 81.
12 РГВА. Ф. 1. Оп. 2. Д. 205. Л. 157-158. Докладная записка А.И. Егорова В.И. Ленину о необходимости создания ставки. 20 августа 1918 г.


Просмотров: 515

Источник: Пилипенко С.А. К вопросу о первом этапе создания Красной армии (1917-1918 гг.)//М.: Пятый Рим (ООО «Бестселлер»), 2020.-с.198-



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X