Газета "Нижегородский листок" о неурожае в России 1901 г.

Газеты публикуют новые известия о невзгодах, переживаемых в местностях, поражённых неурожаем. Плохо теперь живётся там народу, недоедающему, болеющему тифом, цингой, куриной слепотой. Хозяйство и бес того убогое, приходить в полное расстройство. Скот, эта главная опора крестьянского хозяйства, быстро убывает в своём числе. К числу губерний, особенно неблагополучных с этой стороны, следует отнести Уфимскую губернию, уже не первый год страдающую от неурожая.

Данная текущая статистика за 1900 – 1901 год, собираемая губернским земством, показывает, что рост бесхозяйственности, отстранение населения от самостоятельного ведения хозяйства увеличивается в этой губернии почти втрое сильнее, чем общее число дворов, количество же хозяйств, занимающихся земледелием, наоборот, хотя и растёт, но с несколько меньшим напряжением, чем общее по губернии количество дворов. При этом более половины 53, 69 %) земледельческих дворов имеют запашку не более 4 десятин в обоих полях, и потому результаты их земледельческого хозяйства не могут покрыть всех хозяйственных потребностей.

По размерам своего скотовладения почти 18% всех крестьянских дворов лишены возможности обрабатывать пашню своим инвентарём, более половины дворов (61%) скудно обеспечены живым рабочим инвентарём, и лишь пятая часть всех крестьянских дворов обладает более или менее достаточным количеством рабочего скота. (Хозяин). Собранная земством данные о недоимках дорисовывают картину крестьянского разорения.

По этим данным (мы заимствуем их из Самарской Газеты), к 1 января 1902 года за сельским населением Уфимской губернии числилось долгу 14952078 рублей 71 копейки, в том числе 5115419 рублей 69 копеек, составляли недоимки разного рода по казённым, земским и волостным платежам, и остальные 9836652 рублей 22 копеек, приходятся на недоимки по продовольственным ссудам. При этом следует обратить внимание на тот факт, что по данным оценочно – статистического исследования продовольственная задолженность составляет 35% среднего валового дохода, даваемого земледелием. Таким образом для оплаты недоимок потребовалось бы реализовать около 2/3 урожая. Продовольственная недоимочность в отдельных уездах достигает ещё большей высоты. Например, в меизелинском уезде на 100 рублей валового дохода от земледелия приходится 97 рублей продовольственного долга.

Эта задолженность населения выступит перед нами ещё с большей рельефностью, если взять процентное отношение общей суммы всех недоимок к доходности одной безлесной десятины земли. Тогда получится такой вывод: в целой губернии покрытие всех долгов требует 3/4 всего годового дохода, в Белебеевском узде погашение их потребует реализации всего годового дохода, а в Мензелинском уезде такая операция потребовала бы отчуждения всего трехлетнего урожая. В приведённый выше расчёт не вошли некоторые другие долги, например, по частным займам, а также текущие платежи. Присоединив их, мы увидим – замечает Самарская Газета: «что в нашем обзоре не хватает ещё многих миллионов, которые нужны сельскому населению для расходования непосредственно на себя».

Разразившийся над губернией в прошлом году неурожай без сомнения поведёт к дальнейшему хозяйственному разорению. Корреспондент С.- Петербургских Ведомостей сообщает, что местами крестьяне уже стравили крыши на корм скоту, ходатайства же некоторых уездных земств о ссуде на заготовку корма были отклонены. В Мензелинске, по словам Волжского Вестника, голодные коровы и лошади бродят в громадном количестве. Количество скота за неимением корма должно сократиться и во многих других неурожайных местностях. Относительно глазовского уезда Вятской губернии ветеринарной врач сообщает, что за вторую половину февраля от бескормицы в уезде пало 23 головы рогатого скота и одна лошадь.

Со слабостью ног зарегистрировано 24 головы скота, из них 70 голов уже не встают. Наблюдается кроме того случаи отгнивания ног, главным образом у рогатого скота Пермск. Кр.). Подобное же явление отмечаются местными газетами относительно ирбитского и красноярского уездов, где также начался падёж скота от бескормицы. В красноярском уезде на этой почве произошёл на днях характерный эпизод.

«Сибирский Вестник» рассказывает, что крестьянам деревни Дрокиной стало «не в моготу» смотреть на голодную, едва живую скотину. Собравшись всей деревней, они отправились в соседнюю деревню и подошли к двум громадным крытым толстым слоем соломы сараям Потылицына, требуя продать им «по сходной цене» солому с крыш. Потылицын сначала хотел отказать, но услыхав угрожающие возгласы: «коли не нам, так и тебе не достанется», дал разрешения разобрать крыши, что немедленно и было исполнено. Взятые вместе, все приведённые нами факты бесспорно говорят о серьёзности момента, переживаемого в неурожайных местностях, и указывают на необходимости прийти сюда с широкою помощью. Рус. Ед.).

Подготовил - Радьков Андрей Георгиевич. Зам. директора Нижегородского музея холодной войны и истории города Горького 1946 – 1991 г. г. по научной работе.


Просмотров: 523

Источник: «Нижегородский Листок» 20 апреля 1902 года №105



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X