Дело разбойничьей шайки Матвеева, 1914 г

4 декабря 1914 года в выездной сессии Московского военно–окружного суда, началось слушанье дело о разбойничьей шайке, оперировавшей во главе с атаманом Василием Матвеевым, преимущественно в Балахнинском уезде в период времени с октября 1913 года и до конца января 1914 года.

Сам Матвеев был смертельно ранен в перестрелке с полицией 27 января 1914 года и умер в больнице. Предварительно сознавшись во всех совершённых им преступлениях. Однако соучастников своих он не выдал. Они были задержаны в разное время и при разных обстоятельствах.

Суду были преданы семь членов этой шайки: Фёдор Золотов, Сергей Сывороткин, Илья Кондраков, Николай Волочаев, Александр Самойлов и Иван Моисеев.
Всем подсудимым предъявлено обвинение по 279 статье 22 книги свода военных постановлений, карающего смертной казнью.

Обвинительный акт по этому делу отпечатан на 58 листах.



Пользуясь выдержками из обвинительного акта, можно представить следующий ряд картин, протекающих одна за другой, иногда тесно между собой связанных, а иногда имеющих мало между собой общего.

В ночь на 2 декабря 1913 года, в деревни Кустариха балахнинского уезда, была убита и ограблена в своём доме крестьянка Акулина Шитова. Нападение это сопровождалось обстоятельствами такими, что подозрений ни на кого не возникло и дело за отсутствием подозреваемых, передано было к прекращению. Только через 2.5 месяца следы этого преступления всплыли наружу.

Между тем, в балахнинском уезде стали повторяться дерзкие грабежи, разбои и убийства. Так 2 ноября надзиратель Сормовской полиции Калашников приказал городовому Кузьме Разживину утром на следующий день зайти в будку бакенщиков, расположенную между берегом Волги и сормовской водокачкой и проследить, не бывают – ли в этой будке разыскиваемые полицией крестьяне Матвеев и Золотов.

На другой день, в 8 часов утра, Калашников зашёл за Разживиным и вместе с ним отправился в будку бакенщиков. Оба они были одеты в штатское платье. Подойдя к будке, Калашников прошёл по берегу, Разживин подошёл к двери. Не успел Калашников отойти и двух шагов, как услышал крик Разживина:

- Василий иди сюда !
Выхватив бывший при нём револьвер, Калашников вбежал в будку и увидел, что Разживин, стоя недалеко от порога входной двери, внутри будки, прицелился в кого – то из револьвера и кричал:
- Руки вверх! Ни с места.

Калашников увидел, что налево от входной двери. На кровати сидели два бакенных сторожа, а направо у окна, выходившего на ,Волгу, сидели за столом пятеро молодых парней. Все они были одеты в чёрные тужурки, длинные сапоги, чёрные брюки и чёрные шапки, только один из них был в картузе.

Когда Калашников и Разживин подошли почти вплотную к этим парням, один из них – блондин, выхватил из кармана тужурки револьвер и два раза выстрелил в Разживина. После этого Калашников и Разживин выбежали из будки и побежали в разные стороны. Калашников побежал к водокачке и услышал сзади крик:

- Стреляй в него. И он с ними же !

Тот час же послышалось два выстрела, но пули пролетали мимо, не задев Калашникова. Сзади Калашникова слышал ещё несколько выстрелов.

Затем злоумышленники скрылись в Дарьинском лесу, а К,алашников с водокачки сообщил по телефону о случившимся в канцелярию пристава. По словам Калашникова, один из этих парней был известный преступник Матвеев, организатор шайки совершавшей грабежи и разбои и наводившей страх на всех окрестных жителей.

Разживин был найден мёртвым в 50 саженях от пристани лёгкого пароходства, в 40 шагах от водокачки. Лицо его было сплошь залито запёкшейся кровью. У него найдено несколько огнестрельных ран.

А 6 ноября в селе Варе, в 5 часу утра, в дом Самойловой ворвалось несколько вооруженных револьверами и кинжалами парней, которые, связав всех находившихся в доме, и уложив их на пол лицами вниз, заставили хозяина дома выдать им бывшие у него деньги – 41 рубль и ещё какие – то вещи: носильное платье, золото, серебро. Переодевшись тут – же в похищенное платье, злоумышленники ушли, запретив связанным шевелиться до 8 часов утра.
Около 5 часов вечера, в тот же день, в деревни Ивановка, вооружённые злоумышленники вошли в дом крестьянина Гаранина и крикнули:

- Тише! Ложитесь вниз лицом !

Здесь была проделана так же операция. Всех домашних связали и ограбили на 300 рублей денег и разных вещей, захватив двуствольное ружьё. Затем, переменив свои сапоги на похищенные, грабители ушли.

У Прасковьи Гараниной один грабитель спрашивал:

- Где у соседей Сухаревых спрятаны деньги ?

Прасковья Гаранина хорошо узнала Василия Матвеева, поскольку знала его ранее.
В тот же день, около 6 часов вечера, близ деревни Ивановки, вооружённые парни встретили крестьянку Марфу Горбунову с её дочерью Аграфеной Шаховой, окружили их потребовали от них деньги. Один из злоумышленников ударил бывшим у него ружьём сначала Горбунову, потом и Шахову. Затем парни отняли у Шаховой 2 рубля и скрылись.

Затем 17 ноября в деревне Княжихе, крестьянин Григорий Боков, шедший по улице со своей женой Екатериной и сестрой Прасковьей, встретил несколько парней, среди которых узнал Василия Матвеева, Фёдора Кондракова и Александра Самойлова. Матвеев спросил Бокова, кто он и ударил слегка ножом. Этим дело и кончилось.

Затем парни встретили Алексанра Бокова и узнав его имя, стали наносить ему удары ножом. По словам Александра Бокова, бил его Самойлов и хотел было убить за то, что он заявил полиции о месте пребывания Матвеева. Боков вырвался и убежал и таким разом спас свою жизнь. Раны оказались лёгким.

В деревне Мышьяковке 19 ноября был ограблен и убит крестьянин Митин. Разбойники явились в лавку Митина, похитили 50 рублей выручки, чёрные часы и прочие. Здесь же в лавке, кроме Митина, оказался случайно зашедший в лавку мальчик Кузьмин. В 5 часу 19 ноября, девятилетний Маринин, посланный родителями в лавку Митина, увидел, что к лавке подошли четверо парней. Трое вошли в лавку, а четвёртый остался на улице. Мальчик видел, что вошедшие подошли к Митину и сказали:

- Давай деньги!

Забрали деньги, потом кто – то выстрелил и Митин упал. В это время из лавки выбежал мальчик. Парень, стоявший на улице, схватил его и начал вталкивать обратно в лавку, когда тот стал упираться, опять послышался выстрел и мальчик упал. Маринин напугался и убежал.
Было установлено, что перед этим происшествием к крестьянину Кочурину в Мышьяковке приходил ночевать Фёдор Золотов с четырьмя своими товарищами, среди которых был и Василий
Матвеев.

Около 5 часов вечера в тот же день крестьянка Клавдия Лазарева вышла провожать бывших у неё гостей: Гусеву и Бобкову. Невдалеке от лавки Митина их нагнали пятеро парней. Один из парней подошёл к Лазаревой и сказал: «Это дочь Лазарева». Грянул выстрел, и Лазарева упала на землю. Через час она скончалась, не сделав ни какого заявления.

По мнению отца Лазаревой, Николая Лазарева, дочь его мог убить только Фёдор Золотов, который мстит ему за убийство матери Золотова, которая находился в сожительстве с отцом Н. Лазаревой. За это убийство Лазарев судился в окружном суде, сознался и был оправдан.
Наконец 19 ноября близ деревни Княжихи, чины полиции встретили Василия Матвеева с каким – то парнем. При попытке задержать их, Матвеев начал стрелять из ружья, а бывший с ним парень из револьвера. Завязалась перестрелка, во время которой Матвеев был ранен, но скрылся. Неизвестный же парень был убит. Крестьянин Дмитрий Кондраков узнал в убитом своего родного брата Фёдора, который за вооружённую кражу отбыл наказание в арестантских ротах, а когда вышел, стал водиться с Матвеевым.

В Городце 23 ноября около 5 часов вечера местный мануфактурный торговец Александр Климов собирался выехать по делам в Москву, взял из магазина 7100 рублей и завернув их в бумажку, пошёл домой. Когда по дороге домой, Климов пошёл через овраг по мостику, он увидел впереди себя двух парней. Огляделся – сзади идут ещё трое. Парни окружили его, и направив револьверы на него крикнули:

- Руки вверх!

Отобрав у Климова деньги, грабители дали ему дорогу и предложили идти дальше, а сами скрылись.

При задержании Фёдора Золота в Козмодемьянске, он сознался в ограблении Климова вместе с Василием Матвеевым, «Михаилом» и «Иваном». У него было отобрано около 2500 рублей денежных средств, которые Климов признал за свои. Климову были представлены: Золотов, Ушаков, Сывороткин и другие, но он из них не опознал ни кого.

После ограбления Климова, в пределах балахнинского уезда из членов шайки остались только двое: Матвеев и Фомин. 5 декабря они совершили разбойное нападение на дом мещанки Асоновой.

И в тот же день близ деревни Горбатовки балахнинского уезда, чины полиции повстречали Матвеева с неизвестным подельником. Они оказали полицейским вооружённое сопротивление. Матвееву снова удалось ускользнуть, а вот его подельник был убит. Этим погибшим оказался Фёдор Фомин, в котором Гаранины узнали одного из нападавших на их дом разбойников.
По поводу нападения на дом Гаранина, в этом преступлении сознался перед смертью Матвеев, но соучастников не выдал.

В Козмодемьянске, 15 декабря 1913 года, в одном из публичных домов был задержан Фёдор Золотов, оказавший чинам полиции вооружённое сопротивление, трое городовых были ранены.
Судебному следователю Золотов сознался в нескольких преступлениях и между прочим в убийстве старухи в деревне Кустарихе. Кроме того он он выдал соучастника этого убийства – Николая Куликова, который, будто бы убил Шитову выстрелом из револьвера и ударом кинжала в то время, когда он Золотов, стоял снаружи на карауле. У Шитовой они похитили 40 рублей и разделили их между собой.

При следующем допросе, Золотов заявил, что Куликова он оговорил напрасно, и что участвовал с ним в убийстве не Куликов, а Матвеев.

Задержанный в последствии раненым Матвеев сознался в ряде преступлений, но ни каких показаний относительно убийства Шитовой не дал.

Близ города Астрахани 4 января 1914 года, на Заячьем острове, после попытки оказать вооружённое сопротивление полиции был задержан Михаил Ушаков, в котором Самойлов признал одного из разбойников, напавших на его дом.

У задержанных полицией Ушакова, Сывороткина и Золотова были найдены вещи принадлежащие Гаранинам. Этим они и уличаются.

Горбунова и Шахова совершенно отказались указать на разбойников, ограбивших их, так как обе очень испугались. Матвеев сознался и в этом нападении.

Но Матвеев не сдавался, так 21 января 1914 года с новыми соучастниками Зайцевым и Шеборсковым он совершил разбойное нападение в селе Богородском горбатовского уезда на дом крестьянина Фокина, а на следующий день утром после перестрелки с полицией снова скылся.
Наконец 27 января 1914 года, после очередной попытки оказать сопротивление полиции, Матвеев был ранен и на другой день скончался. Золотов, Ушаков и Сывороткин в период времени с 23 ноября в день ограбления Климова до конца января 1914 года ничем себя не проявили в пределах Нижегородской губернии. Вслед за этим Золотов и Сывороткин были задержаны в Козмодемьянске, Ушаков в Астрахани.

Михаил Ушаков умер в нижегородской тюрьме от кровоизлияния в мозг 25 мая 1914 года.
Дело о вооружённом нападении на дом Фокина в Богородском выделено в особое производство и направлено к общеуголовной подсудности.

Дело о разбойном нападении на дом Асоновой прекращено за смертью обоих виновных, Матвеева и Фокина.

Дело о вооружённом сопротивлении полиции Фоминым, Матвеевым и Фёдором Кондраковым так же прекращено за смертью всех троих виновных.

Выделены в особое производство так же дела о вооружённом сопротивлении Астраханской и Космодемьянской полиции Вершининым, ФФоминым и Сывороткиным. Кроме того Золотов, Сывороткин, Вершинин и Агния Барабанова привлечены в качестве обвиняемых по делу «О разбойной шайке», сорганизовавшейся для разбоев в городе Козмодемьянске и его окрестностях.

Характеристика подсудимых



Фёдор Золотов – крестьянин села Рождествена, княгининского уезда, 18 лет. Судился он два раза у мирового судьи и 4 раза в окружном суде. Все наказания назначенные судом отбыл.
Сергей Сывороткин крестьянин деревни Телятева, семёновского уезда 23 лет. Судился окружным судом один раз и наказание отбыл.

Илья Кондратов – крестьянин деревни Медведковой, балахнинского уезда 20 лет, не судился.
Николай Волчанов – крестьянин деревни Дарьиной, балахнинского уезда 20 лет, судился один раз и наказание отбыл.

Александр Волчанов – Брат Николая, 18 лет, не судился.

Иван Моисеев – крестьянин деревни Мордовой, княгининского уезда, не судился.
Александр Самойлов – крестьянин деревни Горнушкиной, балахнинского уезда, судился один раз, но наказание своё не отбывал.

Объявления подсудимых



Фёдор Золотов признал себя виновным только в убийстве и ограблении Шитовой, совершённым им вместе с Матвеевым. Свою причастность к прочим преступлениям Золотов отрицает.
Александр Самойлов показал, что в день нападения на Александра Бокова, он находился в деревни Княжихи, Матвеева он знал. Так же знал, что в шайку его входил Золотов, который убил родную сестру Самойлова – Клавдию Лазареву. В шайку Матвеева, Самойлов не только не входил, но даже помогал полиции в деле обнаружения членов шайки.

Остальные подсудимые так же не признали себя виновными, и почти ни каких объяснений не дали. Причём Сергей Сывороткин заявил, что 2 ноября 1913 года он уехал в Москву, где и пробыл безвыездно до января месяца. Ни кого из членов шайки Матвеева он якобы не знал.

Судебное следствие



Заседание военного суда по этому делу открылось 4 декабря 1914 года в 11 часов утра.
Председательствовал военный судья, генерал – майор А. А. Володковский. Обвинителем был помощник военного прокурора подполковник К. И. Боровский. Защищали подсудимых Золотова, Сывороткина и Илью Кондракова – присяжные поверенные Н. В. Александров. Самойлова и братьев Волочановых – присяжный поверенный В. Н. Серебряников.

По открытии заседания, суд приступил к проверке свидетелей. Из 90 вызванных свидетелей явилось 72 человека. Остальные не явились по законным причинам.
Чтение обвинительного акта затянулось до 4 часов дня.

Был опрошены подсудимые. Золотов признал себя виновным в участи в убийстве городового Разживина, в ограблении и убийстве Шитовой, в ограблении лавки Митина, в убийстве Лазаревой и в ограблении Климова.

Сывороткин признал себя виновным лишь в участии в убийстве Разживина и ограблении лавки Митина.

Остальные подсудимые не признали себя виновными в предъявленных им преступлениях.
После привода к присяге явившихся свидетелей был объявлен перерыв до 712 часа вечера.
В вечернем заседании 4 декабря суд приступил к допросу свидетелей. Первыми были допрошены свидетели: Климов, Иван Гаранин и Прасковия Гаранина, допущенные в качестве гражданских исцов. В своих показаниях они рисуют факты нападения в том виде, как они изложены в обвинительном акте. Никого из нападавших они не опознали, только Прасковья Гаранина указала на Золотова.

Гражданский иск заявлен Климовым в сумме 7150 рублей, Иваном Гараниным – 270 рублей и Прасковьей Гараниной – 150 рублей.

Свидетельница, 90 летняя старуха Горбунова ограбленная вместе с Шаховой близ деревни Ивановки, глухая и слепая, ничего не могла показать, кроме факта самого ограбления.
Свидетель Седов, бакенщик, живший в будке около сормовской водокачки вместе с другими бакенщиками, показал, что Василий Матвеев и Михаил Ушаков иногда заходили к нему в будку со своими товарищами: Золотовым, Сывороткиным и Фёдором Кондраковым. С Матвеевым и Ушаковым, свидетель был знаком, вместе с ними сидел в тюрьме. В день убийства городового Разживина, свидетель ушёл из будки в 8 часов утра, и что там происходило, он не знает. Об убийстве он узнал впоследствии от бакенщика Уварова.

Свидетель Трошин – бакенщик, показывает, что с тех пор, как в будке поселился Седов, к нему стали ходить какие то подозрительные люди, иногда по одному, иногда по двое, и по пятеро. Оного звали Васькой, другова – Мишкой, третьего – Федькой, а остальных двоих он не знал. Фамилии этих посетителей ему не были известны. Мишка сначала ходил со светлыми усами, а потом усы у него были чёрные. По этому поводу Седов говорил, что Мишка иногда красит усы, чтобы его не узнали. Свидетель спрашивал Седова, что это за парни и тот ответил, что они составляли шайку для воровства, но что доносить на них нельзя, так как всей шайки не переловить и не перевешать, а оставшиеся в живых отыщут доносчика и убьют его хотя бы он ушёл за 100 вёрст. Испугавшись, свидетель молчал и никому ни чего не говорил.

События 3 ноября 1914 года свидетель освещает так: Утром в будку пришли Васька, Мишка и Федька с ещё двумя своими товарищами, сели покурить. Седова не было в будке. Через некоторое время в будку пришёл городовой Разживин, одетый в статское платье. Вынув револьвер, он направил его на одного из гостей. Что произошло дальше, свидетель передать не может, так как он с испугу упал на кровать. Слышал, что в будке стреляют, потом все выбежали из будки и стреляли на берегу. Когда всё стихло, свидетель вышел из будки и увидел невдалеке лежащего Разживина, но близко к нему не подходил.

Свидетель, бакенщик – Уваров показал, что когда 3 ноября в будку вошли пятеро парней, он, Уваров вышел колоть дрова и что происходило в будке не знает. Когда услышал выстрелы, испугался, убежал на баржу и сидел там, пока всё не стихло.

Свидетель Завьялов – бывший бакенщик, теперь рядовой, в день убийства Разживина был в будке. Он заявляет, что первый в Разжвина выстрелил Фёдор Золотов.

Свидетель Василий Малинин из деревни Княжихи, дальний родственник Василия Матвеева. Он показал, что 17 ноября 1913 года к Малинину пришли Матвеев, Фёдор Кондраков, Лисин, Зимин, Лапин и ещё какой то безусый молодой человек, которого Малинин не знал. Выпили молока, расплатились и ушли все кроме Матвеева. Жена Малинина о чём то разговаривала с Матвеевым, а между прочим сказала:

- Что это тебя полиция не поймает !? Вёрткий ты!

Матвеев на это ответил: - Меня не поймать, пока сам не дамся. Вотя сыщика убил.
При этом Матвеев притворил дверь в сени и крикнул кого то. Вошёл «безусый», Матвеев взял у него револьвер – браунинг и сказал:

- Вот из этого револьвера я убил сыщика Кузьму.

Евдокия Малинина подтвердила показания своего мужа.

Свидетель Павел Зимин, из деревни Дарьино, 17 ноября был в бане у Волочаевых, где застал обоих братьев, Николая и Александра, Василия Матвеева, Сывороткина. Затем пришли Михайлов и Лапин. В бане происходили попойка, во время которой Матвеев хвастался чёрным револьвером и говорил, что этот револьвер Разживина.

Свидетель Дмитрий Кондраков – отец подсудимого Ильи Кондракова и их квартирная хозяйка в деревне Починках балахнинского уезда, крестьянка Нуколова устанавливают такой факт, отец и сын работали в Починках у сельского старосты Орлова. Однажды в субботу Илья привёл к себе какого то парня, который прожил у них до понедельника, помогал им в плотничной работе и затем ушёл. Впоследствии оказалось, что это был Василий Матвеев, скрывавшийся от полиции. Подсудимый Илья Кондраков объясняет, что приютил человека, он не знал, что это разбойник Матвеев.

Проходит ряд свидетелей, которые совершенно не могут ни чего показать и отпускаются почти не допрошенными.

Оглашались показания некоторых не явившихся свидетелей и между прочим, полицейского надзирателя города Космодемьянская Иконникова, относительно ареста Золотова и Сергея Сывороткина, назвавшегося Баскаковым, приехали в Космодемьянск 6 декабря 1913 года и поселились в квартире Тюриной. А 15 декабря Тюрина заявила полиции, что к ней приехали какие то двое молодых людей, назвались товарищами её сына, который содержится в Нижегородской тюрьме, живут уже 10 дней, один их них избил её дочь и проломил ей голову. На квартиру был отправлен наряд полиции. Но здесь застали только одного Сывороткина, который оказал полиции вооружённое сопротивление и ранил городового Фунтикова, но всё же был задержан. При нём оказались золотые и серебряные вещи, деньги, паспорт на имя Ковровского и три заряженных револьвера. Что касается Золотова, то стало известно, что он находиться в одном из домов терпимости.

Для задержания его были командированы пять городовых и три стражника. Золотов оказал отчаянное сопротивление и ранил троих городовых, но был задержан. У Золотова отобрали золотые вещи, деньги и револьвер – браунинг.

Заседание 5 декабря 1914 года



Заседание 5 декабря открылось в 10 ч 30 мин утра допросом потерпевших. Перед судом проходит длинный ряд свидетелей потерпевших: семья Самойловых, семья Гараниных, Кузьминых, Лазаревых, Боковых и других, всего более 20 человек.

Сущность их показаний заключается в описании фактов ограбления и убийств, которые уже изложены в обвинительном акте.

Некоторые из свидетелей, например отец убитого мальчика Кузьмина, Боковы, Лазаревы не дают по делу ни чего существенного, так как очевидцами преступлений они не были.

- Знаю, что сынишка мой убит, -говорил Кузьмин, -но кто, как и за что, этого я не знаю. Я был дома.

Свидетель Абрамов и Котельников, приказчики магазина Климова, в день ограбления их хозяина за 1.5 часа до закрытия магазина видели на крыше противоположного дома каких то двух парней, но не придали этому значения. День был базарный, народу на улице было много. Кто были парни, свидетели не знают.

Балахнинский исправник Вуколов даёт пространные показания, рисующие общую картину деятельности шайки и преследования её полицией. В убийстве и ограблении Акулины Шитовой, по данным полицейского дознания, были заподозрены Матвеев, Золотов и Ушаков, которые незадолго до этого были выпущены из тюрьмы и после убийства скрылись. Было установлено, что все трое появились в княгининском уезде и там, в селе Мурашкине совершили кражу чая и валенной обуви. После убийства городового Разживина установлено, что в этом убийстве принимали участие Матвеев, Золотов, Ушаков, Сывороткин и Фёдор Кондраков. Тогда же выяснилось, что эти лица совместно с другими составили большую шайку для разбоев.Шайка была отлично организована, прекрасно вооружена самым новейшим оружием и сплочена тюремной – арестантской дисциплиной и «традициями». Кровь убитого Разживина словно опьянила членов этой шайки и они совершили ряд самых возмутительных и дерзких убийств и грабежей. Свидетель перечисляют целый ряд похождений шайки и переходит к описанию облавы шайки.
Так 19 ноября 1913 года в деревни Княжихе полицией была устроена засада. Здесь произошла перестрелка с Матвеевым и Фёдором Кондраковым, причём Матвеев снова скрылся, а Кондраков был убит. Грабежи после этого продолжались, в Городце 23 ноября разбойники ограбили купца Климова, а 26 ноября свидетель лично подвергся в деревни Дарьино обстрелу со стороны Матвеева и одного из его товарищей. С 5 по 10 декабря ни каких сведений о шайке не было. Агентурным путём было установлено, что купца Климова ограбили Ушаков и Золотов, которые после этого грабежа скрылись из пределов Нижегородской губернии. О розысках разбойников было сообщено во все сыскные отделения и полицейские учреждения Империи. Относительно Матвеева имелись сведенья, что он решил составить новую шайку и ограбить богатого лавочника в селе Кадницах.

исправник Константин Иванович Вуколов
исправник Константин Иванович Вуколов

С 19 декабря стали поступать сведенья, что Золотов и Сывороткин до задержания их жили некоторое время в селе Воротынец васильсурского уезда, вместе с Михаилом Вершининым и каким то неизвестным, похожим по приметам на Михаила Ушакова, причём оба последние были в компании известной воровки Барабановой. Через некоторое время было получено сообщения о задержании Вершинина, убившего двух городовых и раневшего извозчика, а 4 января 1914 года в Астрахани были задержаны Ушаков и Барабанова. 22 января свидетель получил сообщение, что в Богородском, гобатовского уезда, совершенно разбойное нападение на дом богатого крестьянина сопровождавшееся убийством хозяина дома, одного из гостей и поранением священника. Свидетель отправился на розыски виновных, и когда прибыл на место, то там уже были задержаны двое, назвавшиеся Зетцевым и Шеборковым, а третий преступник скрылся, отстреливаясь из револьвера. По приметам этот скрывшийся был Василий Матвеев.

27 января свидетель получил сведенья, что Матвеев находился в пределах Сормовского заводского района. С большим нарядом полиции свидетель выехал на розыск. Матвеев был выслежен и при преследовании его ранен в голову и задержан. На другой день свидетель допрашивал раненого Матвеева, который сознался в участии во всех преступлениях, но назвать своих соучастников отказался, заявил, что он не провокатор и таких даже сам убивал. Сознался Матвеев и в том, что близ деревни Дарьино стрелял в свидетеля и выразил сожаления, что не убил его. Ссылки Вуколова на показания Фоминой, Гончуровой и других подтвердились показаниями этих свидетелей. В 4 часа дня был объявлен перерыв до 6 часов вечера.

После перерыва, суд приступил к допросу свидетелей, вызванных подсудимыми.
Свидетель Перевозчиков и Баков дают о подсудимом Самойлове хороший отзыв. Хорошо работал, ни в чём дурном замечен не был. О том, что он состоит в шайке Матвеева, известно не было.
Аграфена Сывороткина, мать подсудимого Сергея, заявила, что её сын осенью 1913 года призывался к воинской повинности. Побыв недели две на испытаниях, он вернулся домой, но вдруг, куда то исчез. Свидетельница стала разыскивать сына и однажды зашла в дом Панкова. Здесь были Василий Матвеев и Фёдор Кондраков. Когда она спросила, не видел ли кто её сына, Матвеев разозлился выхватил револьвер и закричал:

- Тебе что надо ? Дорогу показывать ?
Свидетельница испугалась и убежала. На другой день Фёдор Кондраков был убит. Перед Рождеством к Сывороткиной зашёл Илья Кондраков и сказал ей:

- У меня был Васька Матвеев. Звал меня с собой, да я не пойду. Там брата убили !
Узнав, что Матвеев совершает разбои и грабежи, свидетельница решила его выследить и выдать полиции. Когда Илья Кондраков работал с отцом в деревни Починки, свидетельница ходила туда выслеживать Матвеева. Однажды, вызвав Илью она сказала:

- Надзиратель Калашников 300 рублей даёт за выдачу Матвеева.
Но Илья сказал, что лучше про Матвеева ни чего не говорить. Пока полиция его поймает, он тебя первую убьёт.

Вскоре после этого свидетельнице удалось проследить Матвеева и сообщила полиции его местоположения. По её указанию Матвеев был выслежен полицией 27 января, ранен и задержан.
В заключение в суде оглашаются показания не явившегося свидетеля, сормовского пристава Егера, который, между прочим говорил, что при всякой попытке задержать кого либо из разбойников, полиция встречала дружный отпор. Это показало, что приходиться иметь дело с хорошо сорганизованной и вооружённой шайкой. Обращает на себя внимание, и то обстоятельства, что в этой шайке отлично была поставлена разведочная часть: когда полиция производила розыски на месте только что совершенного преступления, шайка учиняла новое разбойное нападение в противоположном месте, от того где сосредотачивалась полиция, там ни кого из разбойников не оказывалось. Матвеев пять раз оказывал полиции вооружённое сопротивление, но всегда сам отделывался лишь легкими ранами и успевал скрыться тогда, как его товарищи падали мёртвыми.

Совершённые шайкой преступления, по словам свидетеля, наводили панику на жителей тех мест, где появлялась эта шайка. В особенности заметно это было в Сормове, где все члены шайки имели постоянное место пребывания. Всюду жизнь замирала ранее обычного времени, и жители боялись выходить из домов, когда начинало темнеть. Жизнь начинала входить в норму только после задержания Матвеева.

На этом было закончено судебное следствие, и был объявлен перерыв до 10 часов утра следующего дня.

Речь прокурора



Заседание открылось в 10 часов утра речью прокурора.
Прокурор по пунктам разбирал обвинительный акт и ссылаясь на показания свидетелей и на сознание в некоторых случаях подсудимых, считает доказанным каждое из преступлений, вменяемых в вину тому или иному подсудимому. Отрицать существование этой шайки, по мнению прокурора, нет оснований, так как из обстоятельств дела выяснилось, что совершая преступления, указанные лица действовали совместно, по заранее составленному каждый раз плану. Правда все инкрементируемые преступления совершались не одним и теми же лицами, в некоторых разбоях не участвовал то тот, то другой член шайки. Но о существовании этой шайки знала вся округа, и население было в страхе. Обвинитель сгруппировал весь материл судебного следствия и судебного разбирательства по отношению к каждому подсудимому в отдельности и на основании этого материала считал обвинение каждого из подсудимых доказанным. Поддерживая обвинения в полном объёме обвинительного акта, в том числе и по 279 статье 22 книги свода военных постановлений, карающих смертной казнью. Обвинитель заканчивает свою речь следующими словами:

- В священном писании сказано: « поднявший меч, от меча и погибнет».

Слово гражданских истцов



После речи прокурора слово было предоставлено гражданским истцам. Климов просит распределить отобранные у подсудимых деньги между гражданскими истцами в процентном отношении.

Иван Гаранин поддерживает это ходатайство, а Прасковья Гаранина просит взыскать «сколько можно».

Речи защитников



Присяжный поверенный Н. В. Александров – защитник Золотова, Сывороткина и Кондракова – совершенно отрицает участие Золотова и Сывороткина в шайке, считая этот факт недоказанным. Золотов по своей простоте и недалекости шёл с Матвеевым или с другими лицами на простую кражу и только случайно попадал на убийство. Что касается самих преступлений, то в некоторых Золотов сознался, а участие его в остальных преступлениях защитник считает неустановленным.

Защитник ходатайствует перед судом о всестороннем рассмотрении материала прошедшего на судебное следствие и просить его подзащитным вменить в вину лишь те преступления, которые они совершили.

Что касается подсудимого Ильи Кондракова, то ни один свидетель не сказал о нём ни чего плохого.

Защитник просит иски гражданских истцов оставить без рассмотрения, так как они ни чем не доказали правильность суммы представленного иска.

Им можно рекомендовать обратиться в гражданский суд и там с доказательствами в руках домогаться удовлетворения своих исковых требований.

Присяжный поверенный Ф. И. Гнеушев, допустил существование шайки в которую входил Золотов, Сывороткин и другие, но считал недоказанным участие в этой шайке его подзащитного Александра Самойлова. 17 ноября – роковой день для Самойлова. В этот день совершенно нападение на Александра Бокова в деревни Княжихе, в котором обвинялся Самойлов. Но ни до этого дна, ни после имя Самойлова совершенно не употребляется среди имён Золотова, Сывороткина, Матвеева, Ушакова и других. Кроме того, свидетели установили, что свидетель не участвовал ни в одном из преступлений, совершённых разбойной шайкой. Он даже не участвовал в попойке у Волочановых, где были Матвеев, Сывороткин и другие. А попойка эта была в тот же день 17 ноября. Если считать доказанным, что раны Бокову нанёс именно Самойлов, то его следует признать виновным по 1483 статье или 1485 статье уложениях о наказаниях (нанесение лёгких ран).

Переходя к защите братьев Волочаевых, Гнеушев говорит, что ни чем не установлено, то братья Волочаевы дали в своём доме приют Матвееву. Если Матвеев и заходил к Волочаевым, то он и заходил ко многим другим. В деревни Княжихе, Матвеев со своими товарищами заходил к своему родственнику Малинину, бывшем тогда полицейским десятником, который тем более должен был принять меры к задержанию Матвеева. А не угощать его молоком, как это он сделал. Однако Малинин не сидит здесь на скамье подсудимых, а Волочаевы сидят. В частности Александр Волочаев в течении всего процесса ни чем не заявил о своём преступлении на скамье подсудимых и ни кто из свидетелей не сказал о нём ни чего.

Защитник подсудимого Моисеева, присяжный поверенный В. Н. Серебряников, доказывает, что в то день, когда Моисеев передал Ушакову револьвер, а именно 8 ноября, нельзя было знать об организовавшийся шайки и о том, кто в ней участвует, об этом не знает полиция, следовательно ещё мене должен был знать обыватель. Известно было, что совершаются грабежи и убийства, но кем и при каких обстоятельствах – не известно.

Переходя к фактическим данным, защитник указывает на ошибку, допущенную в обвинительном акте: там сказано, что Моисеев постоянно снабжал членов шайки оружием, между тем свидетели – полицейские чиновники, проводившие дознание установили, что Моисеев только один раз дал Ушакову револьвер, а именно 8 ноября 1913 года. Если бы Ушаков потребовал от Моисеева деньги, он отдал бы деньги, но тогда он бы не сидел на скамье подсудимых. Ушаков же потребовал револьвер, и Моисеев попал на скамью подсудимых.

Версии об угрозах со стороны Ушакова, защитник вполне доверяет.

- Мы все читая о похождениях Моисеева, говорил защитник, представляли его страшным разбойником, но здесь на суде, балахнинский исправник Вуколов заявил, что Матвеев ничто в сравнении с Ушаковым. Матвее только отчаянный парень, Ушаков же опытный грабитель, и вероятно не Матвеев, а Ушаков был главным руководителем шайки.

Защитник ходатайствовал перед судом о полном оправдании Моисеева.
По окончании прений сторон суд предоставил последнее слово подсудимому Моисееву, который просил оправдать его. Последнее слово другим подсудимым отложено до 10 утра следующего дня.

Резолюция по делу о шайке Матвеева



Вчера в 4 часа дня, временный военный суд в Нижнем Новгороде вынес резолюцию по делу о разбойничьей шайке Матвеева.
Суд признал виновными:

I) Подсудимых Федора Золотова и Сергея Сывороткина – а) в умышленном убийстве и покушения на убийство чинов полиции при исполнении ими своих служебных обязанностей, в местности, состоящей на положении усиленной охраны, учиненной без предварительного между собой соглашения, причём каждый из подсудимых явился участником сего преступления. в) в учинение в качестве участников этой шайки разбоев, соединённых со смертоубийством по предварительному сговору с другими лицами и в местности, состоящей на положении усиленной охраны, причём оба подсудимых действовали в качестве сообщников, бывших на месте преступления, а в другом - в качестве участников преступления и г) в учинении разбоя по предварительному соглашению с другими лицами, причём каждый из подсудимых являлся сообщником, бывшим на месте преступления.

II) Фёдора Золотова в нижеследующих преступлениях, - а) в совершении в качестве вышеуказанной шайки разбоя соединённого с умышленным смертоубийством по предварительному соглашению с другими лицами в качестве сообщника бывшего на месте преступления и в местности бывшей на положении усиленной охраны, в) в двух случаях разбоя по предварительному сговору с другими лицами, в качестве сообщника, вывшего на месте преступления.

III) Кроме того - Фёдор Золотов в совершении убийстве в местности состоящей на положении усиленной охраны.

IV) Подсудимого Александра Самойлова, а) во вступлении в шайку, составившееся для разбоев со знанием о её свойствах и предназначении, в) в покушении в качестве участника шайки на умышленное убийство, учинённое в местности, состоящей на положении усиленной охраны.

V) Подсудимого Николая Волочаева – а) в укрывательстве умышленного убийства и покушения на убийство чинов полиции, находившихся при исполнении своих служебных обязанностей, в местности, состоящей на положении усиленной охраны, и в) в пристанодержательстве, то - есть в предоставление убежища в своей квартире одному из членов заведомо злонамеренной шайки, составившийся для разбоев.

Суд признал недоказанность, что умышленное убийство совершённое Золотовым, учинено им в качестве участника шайки, и в осуществлении её целей.

Руководствуясь соответствующими статьями закона, суд приговорил подсудимых Фёдора Золотова и Сергея Сывороткина к лишению все прав состояния и к смертной казни через повешенье, подсудимых Александра Самойлова и Николая Волочаева к лишению всех прав и состояния и ссылки в каторжные работы – Самойлова на 20 лет, а Волоччаева на 10 лет.

Подсудимые Александр Волочаев, Илья Кондраков и Иван Моисеев признаны невиновными в приписываемых им преступлениях за недоказанастью этих преступлений.

Суд признал удовлетворению гражданские иски: Климова - в сумме 7150 рублей, Ивана Гаранина – 263 рубля, и Прасковьи Гараниной – 150 руюлей.
Приговор в отношении осужденных Золотова и Сывороткина, до приведения его в исполнение, суд постановил предоставить на усмотрение командующего войсками Московского военного округа.


Источники: нижегородская периодическая печать газеты «Нижегородский Листок», газета «Волгарь» за декабрь 1914 года.

Автор - Радьков Андрей Георгиевич. Зам. директора Нижегородского музея холодной войны и истории города Горького 1946 – 1991 г. г. по научной работе.


Просмотров: 348



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X