Дело нижегородского полицмейстера Комендантова (освобождение от призыва в армию за взятку)

5 февраля 1916 года в Московской судебной палате с участием сословных представителей в Нижнем Новгороде слушалось дело о бывшем Нижегородском полицмейстере, подполковнике А. Л. Комендантове и потомственном почётном гражданине А. А. Фролове, обвиняемых: первый по 13, - 362 и 1ч 373 статьи уложения о наказаниях и второй по 382 и 511 статьям того же уложения. Суть дела состояла в том, что Комендантов за взятку устроил А.А. Фролову на службу в полицию, чтобы тот избежал призыв в армию.

Дело это назначалось к слушанью в ноябре 1915 года, но по ходатайству защиты в виду неявки свидетеля В. А. Фролова (брата подсудимого) судебная палата дело отложила.

В составе особого присутствия Московской судебной палаты вошли: председатель 3 Департамента И. А. Толмашевский. Члены палаты С. В. Едличко и С. Е. Громов, заместитель члена палаты, член нижегородского окружного суда А. А. Катаев. Сословные представители – заступающий место городского головы, член управы М. М. Урлашёв и волостные старшины вязовской, семецкой и шелокшанской волостей.

Обвинителем выступал товарищ прокурора палаты С. П. Тельпугов. Защищают: Комендантова московский присяжный поверенный М. Ф. Ходасевич и Фролова московский присяжный поверенный А. Р. Ледницкий и Б. М. Овчиников.

Зал судебного заседания был переполнен, публика пускалась по билетам. Оба обвиняемых явились на процесс и заняли скамью со своими защитниками.

Заседание открылось на исходе 12 часов дня опросом председательствующего о звании подсудимых. Андрей Леонидович Комендантов, потомственный дворянин 44 лет, подполковник, числившийся по армейской пехоте, бывший нижегородский полицмейстер. Получаю подсудное содержание 10 рублей 71 копейку в месяц, - ответил подсудимый Комендантов.
Второй подсудимый Алексей Александрович Фролов, потомственный почётный гражданин, состоит на военной службе в запасном батальоне, возраст 23 года.

Из числа вызванных свидетелей не явились: И. М. Сочков, С. К. Троицкий, С. Н. Марков за нахождением на военной службе, М. И. Буличев – в действующей армии, М. И. Колумбин за переходом на службу в город Орёл, В. А. Фролов за проживание в Петрограде, генерал С. П. Асеев и делопроизводитель воинского начальника М. Н. Кудрявцев – по случаю мобилизации ратников 2 разряда и Н. К. Кёнинг – за отъездом на строительство мурманской железной дороги.

Защитник Фролова присяжный поверенный Б. М. Овчинников по окончании проверки свидетелей возбудил ходатайства за приостановление слушанье дела в отношении Фролова – за силою Высочайшего указа от 13 сентября 1914 года, по которому лица, состоящие на действительной службе могут не являться в суд до окончания войны.

В прошлом заседании, заявил защитник, вопрос по этому поводу был разрешён вызовом свидетеля генерал – майора Асеева удостоверившим, что батальон (полк), в котором служил Фролов не входил в действующею армию. В настоящее время Фролов состоит в маршевой роте, и быть может сегодня отправиться на театр войны.

Обвинитель С. П. Тельпугов нашёл ходатайства защиты не заслуживающим уважения: - Фролов повестку принял, и его начальство командировало его в суд.

Защитник Комендантова, М. Ф. Ходасевич считал, что если отложить дело о Фролове, то нельзя слушать дело и о Комендантове.

Защитник Фролова, А. Р. Ледницкий считал невозможным слушать дело и находил, что особое присутствие едва ли может входить в распоряжения военного начальника: - Фролов пойдёт на войну защищать родину, и то выше всех дел.

Судебная палата удалилась на совещание и после непродолжительного перерыва вынесла постановление: дело слушать, неявку свидетелей признать законной и ответственности не подвергать.

Обвинительный акт



Согласно определению Нижегородского губернского правления от 27 апреля и 2 апреля 1915 года против Нижегородского полицмейстера подполковника Комендантова, было возбуждено уголовное преследование его по обвинению его в том, что после объявления мобилизации он назначил за денежное вознаграждение задним числом запасного рядового А. А. Фролова на освобождающею от призыва на военную службу должность конного стражника. На основании 1100 статьи устава уголовного судопроизводства Комендантов был удалён от должности полицмейстера. При расследовании было установлено: в ночь на 17 июля 1914 года (после получения извещения о мобилизации) приказал составить в виде дополнения к приказу на 14 июля 1914 года приказ об определении запасного рядового вольноопределяющегося А. А. Фролова в конную стражу нижегородской городской полиции. Дополнительный приказ о назначении Фролова был подписан Комендантовым и по его распоряжению был составлен на солдатском столе полиции на Фролова отрезок лит. Б о снятии его с учёта. Отрезок этот в отличии от других был направлен к нижегородскому воинскому начальнику при особом отношении, при чем Комендантов несколько раз напоминал о скорейшей отправке отрезка, он был доставлен воинскому начальнику около 6 утра 17 июля. В тоже утро в полицейскую управлениее для занятий в канцелярии и в солдатский стол явился Алексей Фролов. Назначенный стражником младшего оклада Алексей Фролов принадлежал к известной в Нижнем Новгороде богатой купеческой семье, владевшей винною торговлей и 7 домами. Окончив Нижегородский дворянский институт Фролов в 1913 году отбыл вольноопределяющимся воинскую повинность в 37 Екатеринбургском полку, и состоял в запасе, подлежал явке по мобилизации на службу.

Во время службы в полиции, Фролов пользовался особыми льготами – ходил в штатском платье и не занимался по вечерам. 20 ноября 1914 года Фролов по распоряжению Комендантова был переведен младшим городовым в 1 часть, где встретившись с письмоводителем части Иваном Соколовым, знавшим его с детства, рассказывал ему о причинах побудивших его поступить на службу в полицию, - а так же сообщил, что приказ о его зачислении в полицию был дан задним числом и что насчёт зачисления его в полицию хлопотал его отец.
15 января 1915 года, Фролов согласно прошению был уволен со службы, а 19 января был зачислен в 62 запасной батальон (полк).

Опрошенный на дознании Алексей Фролов показал:

В мае или июне 1914 года он жил в Москве, где слушал курсы Езерского, тогда к нему приехал отец и виду слухов о войне они обсуждали вопрос об уклонении от военной службы. Скоро он возвратился в Нижний Новгород. Зная, что полицейская служба освобождена от призыва в армию, он обратился к полицмейстеру Комендантову с просьбой, назначить его околоточным надзирателем. Комендантов посоветовал для ознакомления со службой поступить в полицию сначала городовым. 10 июля 1914 года Фролов подал прошения, а 12 июля узнал, что на службу принят.

Опрошенный полицмейстер Комендантов пояснил:

Ранее неизвестный ему Алексей Фролов приходил к нему около 10 июля, а 12 – 14 июля просился на должность околоточного надзирателя, о своём общественном положении ни чего не говорил. На прошения он наложил резолюцию: «принять условно в конную стражу, собрать справки». Прошение с документами Фролова было передано столоначальнику Сочкову для наведения справок и для приёма Фролова. В ночь на 17 июля Сочков, как припоминает Комендантов, доложил ему, что Фролов уже несколько дней работает в солдатском столе, а приказ о назначении его на службу так и не отдан; он тут же распорядился составить приказ в виде дополнения к приказу от14 июля о зачислении Фролова на службу. Между тем, по удостоверении допрошенного столоначальника Сочкова, ему около 5 утра 17 июля, когда он собирался уходить из канцелярии, кто то из служащих передал увольнительный билет Алексея Фролова, сказав, что приказом полицмейстера Комендантова с 14 июля Фролов зачислен конным стражником, тогда он и заполнил отрезок лит. Б о снятии Фролова с учёта, спрятал в стол, а когда утром пришёл, то узнал, что отрезок на Фролова отослан воинскому начальнику.

Передопрошенный 19 января 1915 года Алексей Фролов изменил, свои объяснения и заметил, что впервые явился к полицмейстеру вечером 16 июля и рассказал о себе все сведенья, попросил принять его по службе по полиции, что бы избежать призыва на военную службу, сославшись на болезнь матери и отца, который страдая сердцем, не перенёс потрясений и на беременность жены. Прошения не подавал, а изложил просьбу на словах. Комендантов согласился принять его. По словам Алексея Фролова, за его назначения в полицейскую должность ни какого вознаграждения не было дано. Хотя его брат Владимир 19 октября 1914 года после похорон их отца требовал у матери денег и утверждал, что покойный отец заплатил 5000 рублей за поступление Алексея на должность в полицию.

Владимир Александрович Фролов на дознании объяснил:

В день похорон отца, он в споре с матерью упрекал её, что ему отказали в деньгах, тогда, как за поступление брата Алексея в полицию заплатили 5000 рублей. Утверждал он это потому, что деньги эти были получены по чеку из банка 18 июля 1914 года, когда никаких платежей по торговле не предстояло и притом деньги эти были взяты секретно от него, в то время когда деньги по чекам всегда получал он. На следующий день мать ездила на Ярмарку и отвезла эти 5000 рублей кому то за брата Алексея. Возражая ему на это, мать ответила, что назначению Алексея помогли слёзы матери, а не деньги. На предварительном следствии Владимир Фролов, воспользовавшись предоставленным ему правом, устранит себя от свидетельствования. Мать же Фролова – Мария Фролова объяснила, что когда Алексей сказал ей о своём решении во избежание призыва на военную службу поступить в полицию, она, не предупредив Алексея, направилась на Ярмарку к полицмейстеру Комендантову со слезами на глазах просить его зачислить Алексея. Полицмейстер обещал, а на вопрос чем она может отблагодарить его? Комендантов ответил: «Благодарите Бога, помогли слёзы матери» и добавил, что если он что - то возьмёт от неё, то за это ему может грозить каторга. Фролова по её словам не знает, на что её муж израсходовал взятые из банка 5000 рублей; тратили они в месяц до 600 рублей.

Осмотром книг торгового дома братьев Фроловых было установлено, что Александром Фроловым по чеку из банка 18 июля были получены 5000 рублей. По поводу этих денег старший брат Иван Фролов спрашивал, зачем понадобилась такая сумма, но получил ответ - «не твоё дело».
Допрошенный на следствии в качестве обвиняемого Алексей Фролов изменил, свои прежние показания и объяснил, что дал такие ложные объяснения по приказанию Комендантова, который вызвал его к себе и приказал во избежание неприятностей сказать всё это. Подтверждая свои объяснения, данные им на дознании, Фролов добавил, что с полицмейстером Комендантовым он не вступал в соглашение о назначение его на полицейскую службу.

На вопрос председательствующего о виновности Комендантов и Фролов ответили отрицательно.
Первым допрашивался свидетель Н. П. Кременецкий, бывший помощник полицмейстера, удостоверивший, что Фролов занимался в солдатском столе полицейского управления. С объявлением мобилизации из полицейского управления ушло 14 человек и Комендантов приказал было зачислить в число служащих Алексея Фролова.

Подсудимый А. Л. Комендантов пожелал дать объяснения. Зачисления Алексея Фролова произошло так. К полицмейстеру явилась мать Фролова и со слезами просила его зачислить её сына Алексея на службу в полицию. Уступая просьбе Комендантов согласился на зачисление, но отказался от всяких благодарностей и сказал: «что слёзы матери помогли это сделать». Фролову разрешили носить штатское платье по заведенному ранее порядку. Получив сведенья от пристава Заруба о слухах, об избавлении от военной службы за деньги, был расстроен и возможно, что на дознании дал объяснение, несогласное с обстоятельствами дела.

Свидетель Н. Ф. Высоковский – помощник полицмейстера, заявил, что при каких обстоятельствах был зачислен Фролов, - не знает, что прошло много времени, и он не помнит.
Свидетель В. И. Гринберг, бывший пристав конной стражи, показал, что отозвание конных стражников для занятий в полицейское управлении был первый случай; по докладе Комендантову о неявке к нему Фролова, получил ответ «вы его и не увидите».

Свидетель В. В. Коблевский, бывший пристав 2 части Нижнего Новгорода, объяснил, что к нему от воинского начальника поступила бумага о розыске Алексея Фролова, он велел последнему явиться, но вскоре из полицейского управления по телефону последовало распоряжение – бумагу воинского начальника вернуть в управление без исполнения.

Свидетель К. Н. Заруба удостоверил: к нему из стражников был переведён городовым Алексей Фролов, на вопрос к Комендантову на каких правах перевели Фролова. Полицмейстер ответил: городовым; штатское платье свидетель не разрешил носить Фролову и он был зачислен хожалым.
Свидетельница М. К. Фролова, мать подсудимого, подробно изложила свою поездку к Комендантову, с просьбою о зачислении сына в полицию. Свидетельница, прося за сына в тоже время боялась за мужа, что он, страдая пороком сердца не вынесет потрясений. Сын Владимир с нами не жил – он женился без воли родителей. После чего отношения отца с ним обострились. Каких либо денег Комендантову мы не давали.

Допрошенные остальные свидетели ни чего нового по существу не дали.
После оглашения показаний, не явившихся свидетелей, судебное следствие было закончено, и палата перешла, к выслушиванию прений сторон.

Обвинитель С. П. Тельпугов начал свою речь словами: «Господа судьи и сословные представители! Спартанская мать провожая сына на войну, говорила: возвращайся сын с щитом или на щите. Преступление совершилось в дни объявления Великой войны, и вот нижегородские купцы Фроловы пошли на службу в полицию, а отец в банк за средствами для освобождения сына». Подробно останавливаясь на уликах, обвинитель в красках решил показать, факты получения взятки 5000 рублей и составления ложных приказов и просил палату об обвинительном приговоре.

Защитник Комендантова М. Ф. Ходасевич находил улики для его подзащитного недостаточными и просил оправдательного приговора.

Защитник Фролова А. Р. Ледницкий произнёс яркую речь, и разбивая доводы обвинения находил виновность Фролова недоказанной и просил оправдать его.
В представленном подсудимым последнем слове Комендантов отметил:
- Я преступления не совершал, прошу судебную палату дать снисхождения.
- Фролов: хочу идти в действующею армию, прошу признать меня невиновным.

Приговор



После двух часов совещания, в 10 часов вечера палата вынесла приговор:
Подполковника Комендантова, потомственного дворянина, признать виновным и лишить всех прав и преимуществ, чинов, орденов, исключить из службы с отданием в исправительные арестантские отделение сроком на три года; независимо от сего палата постановила взыскать с Комендантова в доход казны 5000 рублей полученные, как дар.

Потомственный почётный гражданин Алексей Александрович Фролов признан виновным, и палата постановила заключить его в крепость сроком на 8 месяцев, но в виду нахождения Фролова на действительной военной службе, подвергнуть Фролова военной тюрьме на три месяца с заменою 7 неделями ареста на хлеб и на воду. Мера пресечения к Комендантову изменена, и палата определила: потребовать с него залог в сумме 5000 рублей, а до внесения такового заключить его под стражу. Приговор до вступления в законную силу постановлено через министра юстиции предоставить на высочайшее воззрение.

Приговор палаты произвёл сильное впечатление на публику, долго, не расходившеюся после закрытия заседания.

А 13 июля 1916 года нижегородские газеты сообщили, что бывший полицмейстер Комендантов 13 июля, в 12 часов дня был отправлен для отбывания приговора в 1й корпус Нижегородской тюрьмы. Поданные им две кассации ему так и не помогли.


Источники:

Нижегородская периодическая печать газета «Нижегородский Листок», газета «Волгарь» за 1916 год.

Автор - Радьков Андрей Георгиевич. Зам. директора Нижегородского музея холодной войны и истории города Горького 1946 – 1991 г. г. по научной работе.


Просмотров: 341



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X