Час истины. Российская империя. События 1881 года

Передача из цикла "Час истины", посвящённая убийству Александра II.

Участники передачи:
Воронин Всеволод, д.и.н. проф. каф. истории России Московского педагогического государственного университета
Полунов Александр, к.и.н. доц. факультета гос.управления МГУ им. М.В. Ломоносова, д.и.н. проф. каф. истории России Московского педагогического государственного университета





Видео располагается на стороннем видеохостинге. К сожалению, мы не можем контролировать его качество и наличие рекламы в нём.
Если у вас тормозит онлайн-видео, нажмите паузу, дождитесь, пока серая полоска загрузки содержимого уедет на некоторое расстояние вправо(в это время видео скачивается из интернета), после чего нажмите "старт". У вас начнётся проигрывание уже скачанного куска видео.





Краткая историческая справка



В феврале 1881 года премьер-министр Лорис-Меликов доложил царю, что, по сведениям полиции, исполнительный комитет «Народной воли» готовит очередное покушение на него, но план этого покушения раскрыть не удается. Утром 1 марта Лорис-Меликов еще раз предупредил Александра II о грозящей опасности. Он убедительно просил царя не ездить в этот день на парад в манеже, который традиционно проводился по воскресеньям. Царь не послушался.

На обратном пути, когда экипаж с эскортом следовал по набережной Невы, под укрепленную блиндажом карету царя народоволец Рысаков бросил бомбу. Карета была повреждена, осколками ранило нескольких черкесов из конвоя, но Александр II не пострадал. Кучер убеждал царя не выходить из кареты, он клялся, что и в поврежденном экипаже довезет императора до дворца. И все же Александр вышел. Как пишет революционер-анархист князь Кропоткин, «он чувствовал, что военное достоинство требует посмотреть на раненых черкесов и сказать им несколько слов. Так поступал он во время русско-турецкой войны, когда в день его имения сделан был безумный штурм Плевны, кончившийся страшной катастрофой».

Тем временем террорист Рысаков, бросивший бомбу под карету, был схвачен. В него вцепилось сразу несколько человек. Царь, пошатываясь, подошел к нему, посмотрел на него с минуту и охрипшим голосом спросил;

— Ты бросил бомбу?
— Да, я.
— Кто такой?
— Мещанин Глазов,— ответил Рысаков, стараясь не отводить глаз в сторону.

Александр II помолчал и после паузы проговорил:

— Хорош.

Царь был сильно оглушен взрывом, и, очевидно, голова у него работала неясно.— «Un joli Monsieur!»,— негромко сказал Александр II.

Дворжицкий задыхающимся голосом спросил его:

— Ваше величество, вы не ранены?

Царь еще успел подумать, что надо за робой следить и не сказать ничего лишнего. Помолчав несколько секунд, царь медленно, с расстановкой ответил, показывая на корчившегося на снегу раненого мальчика:

— Я нет... Слава Богу... Но вот...
- Еще не известно, слава ли Богу! — вызывающе проговорил Рысаков.

Действительно, едва царь дринулся дальше, как с ним сблизился другой террорист Гриневицкий, стоявший на набережной со свертком, в котормй была спрятана бомба, и бросил ее между собой и царем так, чтобы убиты были оба.

Второй взрыв прозвучал сильнее первого. Александр II и его убийца, оба смертельно раненные, сидели почти рядом на снегу, опираясь руками о землю, спиной о решетку канала. Растерянность окружающих привела к тому, что на месте царю помощи не оказали. Некоторое время рядом с царем вообще никого не было! Затем к нему подбежали кадеты, возвращавшиеся с парада, жандармский ротмистр Колюбакин и... третий террорист Емельянов! При этом Емельянов держал под мышкой сверток с бомбой. Подбежавшие помогли перенести царя в сани. Кто-то предложил внести монарха в первый же дом. Александр II услышал это и прошептал (быть может, он подумал в это время о княгине Юрьевской — своей морганатической жене):

— Во дворец... Там умереть..

Одежда его была сожжена или сорвана взрывом, царь был наполовину гол. Правая нога его была оторвана, левая раздроблена и почти отделилась от туловища. Лицо и голова тоже были изранены. Ротмистр Колюбакин поддерживал царя в крошечных санях. По дороге Александр открыл глаза и будто бы спросил: «Ты ранен, Колюбакин?»

В том же состоянии паники внесли его из саней во дворец, не на носилках, даже не на кресле, а на руках. Люди засучили рукава, перепачканные кровью, как у мясников на бойне. В дверь дворца втиснуться толпе было трудно. Дверь выломали, все так же держа на руках полуголого, обожженного, умирающего человека. По мраморным ступеням лестницы, затем по коридору царя пронесли в его кабинет, где он и скончался.

Смотрите все серии Терроризм в России. Цикл передач "Час истины"


Просмотров: 7452



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X