§2. Торговля
Еще больше элементов предпринимательской деятельности мы обнаруживаем в сфере торговли. В курсе экономической истории отмечалось, что до наступления капитализма существовало два вида капитала — купеческий и ростовщический, что в сфере обращения капитал, а следовательно, и предпринимательство, появляется раньше, чем в сфере производства.

Но на Руси эта закономерность усиливалась тем обстоятельством, что Русь находилась на транзитных путях между Западом и Востоком — по Волге и по Днепру. И если Венеция разбогатела, потому что держала в своих руках транзитную торговлю по Средиземному морю, торговлю между Азией и Южной Европой, то транзитная торговля между Азией и Северной Европой, конечно, должна была способствовать процветанию Киевской Руси.

Некоторые наши историки, в том числе крупнейший историк России В. О. Ключевский, даже зарождение российской государственности выводят из этой транзитной торговли. О ее значении для Киевской Руси свидетельствуют следующие обстоятельства.

1. Восточные славяне, исконные земледельцы, как мы знаем, продвигались из южных степей на север, в леса и болота, где условия для земледелия были гораздо хуже, потому что туда, к Балтийскому морю, уходили транзитные речные пути с юга Азии на север Европы. Надо было овладеть этими путями на всем их протяжении. Новгород первоначально возник как торговый город, транзитный торговый пункт на подступах к Балтике.

2. Чтобы участвовать в этой транзитной торговле, надо было иметь свой товар. Высоко ценились и на Западе, и на Востоке продукты лесных промыслов — меха, мед, воск. Естественно, эти продукты можно было добыть не в степи, а в лесах, и поэтому тоже надо было двигаться на север, в леса.

Как известно, и дань киевские князья собирали не хлебом, а мехами, медом, воском — товарами для экспорта.

Конечно, на этих транзитных путях Русь встречалась с конкурентами. На севере это были варяги. Норманны были хозяевами на море, и в Западную Европу они приходили с моря армадами в сотни дракаров. Это были пираты — разбойники, которые нападали, чтобы грабить. Но русские города стояли не на морском побережье, а на реках. На речном пути "из варяг в греки", с волоками на водоразделах, норманны со своими дракарами были бессильны перед русскими. Поэтому сюда они приходили не как пираты, а как вооруженные купцы, которым надо было пройти через Русь в богатую Византию. А для этого они вливались в состав русской правящей верхушки, становились дружинниками и участвовали в защите русских земель.

А с юга к этому пути подбирались Венеция и Генуя. На скалах южных берегов Крыма сохранились венецианские и генуэзские крепости. Но одновременно на берегах "Русского моря" рождались русские военно-торговые форпосты: Тмуторокань, Переяславец, Сурож (Судак).

Можно выделить два этапа этой транзитной торговли:

1) в VIII—X веках торговля шла по Волге и Каспию с обширным Арабским халифатом, с Багдадом — столицей халифов.
По Волге шел поток арабских дирхемов. Клады их здесь встречаются до сих пор, тогда как в Средней Азии и Ираке их давно уже не находят. Но больше всего арабских монет находят на острове Готланд в Балтийском море. А Готланд и был тем пунктом, где встречались потоки восточных и западных товаров.
Киевские князья предпринимали военные действия для установления контроля над этим путем. Как известно, князь Святослав разгромил Хазарский Каганат на Волге;

2) Приблизительно с середины X в. направление торговли меняется. Теперь товары двигаются через Византию знаменитым путем "из варяг в греки", по Днепру, а не по Волге. Этот период транзитной торговли подробно освещен в письменных источниках — договорах киевских князей с византийскими императорами, о которых говорилось в общем курсе экономической истории.

Мы не будем заново ни излагать содержание этих договоров, ни перечислять привилегии русских торговых людей в Византии, но отметим главное обстоятельство: торговал с Византией князь со своей дружиной, "военно-торговая аристократия", по выражению историка Н. П. Павлова-Сильванского. Именно они, купцы-дружинники, держали в своих руках внешнюю торговлю, собирали дань мехами, медом, воском, чтобы потом обменять их на ремесленные изделия, дорогие ткани, золото и серебро.

Но предпринимательская деятельность правящей верхушки не ограничивалась внешней торговлей. Организацию княжеских и боярских сел в X—XI вв. некоторые историки прямо называют "предпринимательством".

Когда мы говорим, что в X—XI вв. появляются первые очаги частного землевладения, сначала княжеские, а потом и боярские села, прежде всего возникает представление, что это крестьянские селения по аналогии с современными селами. Однако это охотничьи и рыболовные хозяйства.

Деревня (крестьянское селение) называлась "весь", а село — это земельный участок князя или боярина с "дворищем", т. е. двором. Земли, окружающие дворище, т. е. входящие в состав "села", — это не определенная территория и тем более не пашня. Это "ловища рыбные и гоголиные", охотничьи угодья для добычи пушнины, бортные угодья, а в XI в. в селах занимаются уже и разведением скота, особенно лошадей. Работают в этих селах подневольные люди — холопы и закупы.

Итак, село — это хозяйство, которое состоит из нескольких отраслей, и, естественно, управление этим хозяйством предполагает выполнение определенных предпринимательских функций.

Однако не вся торговля и даже не вся внешняя торговля была в руках дружины, т. е. военно-торговой аристократии. Разница между просто торговым человеком и княжеским дружинником была довольно размытой. Согласно летописи Олег и Игорь, приплыв по Днепру с севера, т. е. от Новгорода, "притворились гостями" ("гостями" тогда назывались торговые люди, которые совершали дальние торговые поездки). Обманув таким образом бдительность Аскольда и Дира, правителей Киева, они убили их, что позволило в результате объединить Киевскую Русь. Очевидно, "притвориться" торговым человеком для дружинника было не так уж сложно.

О развитии внутренней торговли свидетельствует следующее. Известно, что на севере, в Новгородской земле, всегда не хватало своего хлеба. Поэтому с юга на север постоянно везли хлеб, а в обратном направлении в обмен на хлеб — новгородские и иноземные ремесленные изделия. Этим занимались не князья и дружинники, а посадские торговые люди.

Торг, т. е. торговая площадь города, был центром общественной жизни, где не только торговали, но и давались объявления об украденном имуществе, здесь же заседал княжеский суд.

На Руси чеканились серебряные деньги, что свидетельствовало о достаточно высоком уровне развитии товарно-денежных отношений.

О предпринимательской деятельности торгового посадского человека мы узнаем, например, из деловой переписки новгородского купца (на берестяных грамотах). Он продает олово, свинец, покупает воск, совершает торговые поездки в Суздаль, но чаще совершает там сделки через своих комиссаров — суздальских купцов. Он член купеческого товарищества "складников" — объединения купцов, которые ведут совместные торговые операции, "складывая" капиталы и товары. Такие товарищества, судя по всему, были обычной формой организации торговли.

Но складнические товарищества были не единственной формой объединения купцов. Как правило, купцы одной категории объединялись вокруг своего, построенного ими же патронального храма, платили членские взносы и имели определенные привилегии.

Например, известный герой былины Садко был членом купеческого товарищества, которое объединялось вокруг церкви Николы Можайского. Вокруг церкви Успенья Богородицы Пирогоши в Киеве объединялись хлеботорговцы. Новгородские солеторговцы объединялись вокруг церкви Бориса и Глеба в Старой Русе.

Самое известное объединение — "Иванское сто" — объединение богатейших новгородских купцов, торговавших с Западной Европой воском и другими товарами ("пошлых" купцов) вокруг церкви Иоанна Предтечи. Поскольку "Иванское сто" объединяло богатейших купцов, эта церковь была центром купеческой жизни Новгорода. На площади перед церковью заседал торговый суд.

Итак, члены "Иванского ста" — верхушка купечества. Среди них особенно выделялась привилегированная группа гостей-сурожан, которые по своему положению приближалась к боярам. Это были купцы, которые продолжали торговлю с Востоком, но не через Константинополь, а через Сурож (Судак) в Крыму. Рядом с нынешним Судаком на горе — остатки венецианской крепости Сугдеи. Судя по всему, здесь русские и венецианцы действовали вместе. Отсюда на Русь шел поток восточных товаров, в частности, шелка.

Менее привилегированной группой были купцы — суконщики, торговавшие с Западной Европой. Если урожане везли на Русь шелк, то суконщики привозили сукна. Они ездили в Польшу, Скандинавию, Британию. В ливонской Риге, в Вильно были русские кварталы, где селились купцы.

Рекомендуемая литература

1. Довнар-Запольский М. В. История русского народного хозяйства. Т. I, Киев, 1911.
2. Ключевский В. О. Курс русской истории. Соч. Т. I. М.,
1956.
3. Павлов-Силъванский Н. П. Феодализм в России. М., 1988.
4. Преображенский А. А., Перхавко В. Б. Купечество Руси. XI—XVII вв. Екатеринбург, 1977.
5. Удалъцова 3. В. и др. Древняя Русь — зона встречи цивилизаций // Вопросы истории. 1980. № 7.
6. Фроянов И. Я. Киевская Русь. Очерки социально-экономической истории. Л., 1974.
7. Янин В. Л. Я послал тебе бересту. М., 1975.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 606

X