Деятельность Наркомфина СССР по «перестройке» налогообложения промышленности в 1937-1941 годах

Статья посвящена исследованию деятельности НКФ СССР по «перестройке» налогообложения промышленности в 1937-1941 гг., ее специфике и результативности.

Вынужденное изменение формы построения плановой экономики и переход в течение 1933-1935 гг. от продуктообмена к «свободной» государственной торговле привели к необходимости перестройки налоговой политики. Несмотря на то что по одному из ведущих налоговых платежей - налогу с оборота - в 1936 г. в госбюджет поступило 67,8 тыс. млн. руб. (в 1931 г. поступило лишь 11,6 тыс. млн. руб.), это признавалось недостаточным. В 1937 г. его сбор был запланирован в размере 76, 8 тыс. млн. руб. [6]. Возросли требования и к поступлениям от другого ведущего налога - отчислений от прибыли. Способствовали тому и благоприятные прогнозы на увеличение товарооборота в стране. Поэтому в течение всего 1937 г. СНК и НКФ СССР принимали различные меры к выполнению установленного плана. Так, на страницах периодической печати развернулось обсуждение проблем, существующих в налогообложении промышленности и сферы услуг. При этом выяснилось, что квартальные задания по налогу с оборота на местах составлялись «наугад, без учета фондов, запланированных для отдельных республик». Все это усугублялось множеством налоговых ставок на различные промышленные и продовольственные товары, их путаницей и перекосами в применении. В частности, рыбные товары в зависимости от сорта и треста-поставщика облагались по 200 ставкам. Для продукции мясной промышленности было установлено 205 ставок. Размер ставок на промышленные товары, такие как трикотажные изделия, варьировался от 25% до 38%, а на металлические мыльницы - от 25 до 40%, и т.д. [4].

Были приняты и первые практические меры к устранению выявленных перекосов. Так, 25 апреля 1937 г. НКФ СССР издал приказ «О мерах улучшения работы инспекторов и ревизоров государственных доходов». Два месяца спустя - 7 июля 1937 г. - у наркома финансов СССР Г.Ф. Гринько состоялось совещание с руководителями московского, калининского и ярославского облфинот- делов, отчитывавшихся о реализации данного приказа. В ходе совещания было признано, что перестройка работы по госдоходам идет медленно. Финансовые органы недоучли политического значения всесторонней проверки работы по ним. В свою очередь с мест звучали претензии к центру по поводу отсутствия инструкции по проверке налоговых отчетов, нормативного сборника по взиманию налога с оборота, а также программ по подготовке инспекторов. Отмечена на совещании была и бездеятельность управления госдоходов НКФ СССР в разработке данных документов. Тем не менее принятие решительных мер по выполнению приказа НКФ об улучшении работы инспекторов и ревизоров госдоходов было признано одной из центральных задач финорганов [8].

Однако в обстановке политических репрессий, арестов большого количества не только хозяйственных руководителей, но и руководителей НКФ как в центре, так и на местах их выполнение было крайне затруднено. В итоге налог с оборота в 1937 г. был собран в сумме 75905 млн. руб. против 76795 млн. руб. по плану. Если бы не сверхплановые поступления по налогу с оборота от «Главспирта» в размере 1100 млн. руб., сахарной промышленности - 721 млн. руб. и наркомата заготовок - 340 млн. руб., невыполнение плана было намного больше [10, ф. 7733, оп. 16, д. 81, л. 15-17].

Недостатки по взиманию налога с оборота были отнесены к вредительской деятельности руководителей НКФ СССР. На различных совещаниях говорилось, что центральным участком вредительской работы управления госдоходов являлось запутывание ставок налога с оборота, их раздробленность и множественность (более чем 2400 ставок). Например, начальник управления госдоходов А.Н. Сучков на одном из совещаний утверждал, что «начиная с 1930 г. по финансовым вопросам перестают совершенно кодифицироваться материалы... Вы не найдете ни одной инструкции, где бы было указано, что такая-то инструкция издана в отмену такой-то инструкции. В результате получилось так, что по такой работе, как налог с оборота, отчисления от прибылей были изданы основные законы, а потом к этим законам давались различные толкования, разъяснения, причем эти последние давались в противоречивом духе». Все это приводило к тому, что на местах «не успевали угнаться за всеми такими разъяснениями, которые исходили из центрального аппарата»[10, ф. 7733, оп. 16, д. 89, л. 5-6].

В результате 23 марта 1938 г. правительство установило новые ставки налога с оборота предприятиям пищевой промышленности, Заготзерна и общественного питания. Общее количество их в системе наркомпищепрома (кроме рыбной и молочной промышленности) было сокращено с 608 до 167 ставок, то есть почти в 4 раза [1]. Однако данные решения опять принимались в форме разрозненных постановлений и требовали дополнительных толкований и разъяснений. Все это усложняло работу на местах. На совещании актива НКФ СССР 28 мая 1938 г. говорилось о разбросанности законодательного материала по отдельным циркулярам, особенно по ставкам налога с оборота («в этом "ворохе бумаг" утонуть можно»), а также вновь было заявлено о необходимости кодифицирования материала, что позволило бы поднять культуру налоговой работы [10, ф. 7733, оп. 16, д. 100, л. 3-4].

Вторым крупным и определяющим источником формирования доходной части госбюджета были отчисления от прибылей. С 1931 по 1937 г. они увеличились с 2,3 млрд. руб. до 6,3 млрд. руб. [6]. На 1938 г. отчисления от прибылей составляли 8,6% от всех запланированных на год и должны были достигнуть почти 10 млрд. руб. [2]. Однако существовавшая система исчисления и уплаты отчислений от прибылей, согласно архивным документам и газетным публикациям, также имела ряд серьезных недостатков. В частности, плановая прибыль зачастую не соответствовала прибыли, полученной предприятием по итогам года. В результате финор- ганами для выполнения плана изымалась не только прибыль, полученная предприятием, но и зачастую его оборотные средства [10, ф. 7733, оп. 16, д. 89, л. 10]. Несомненно, эти обстоятельства стали основанием для признания НКФ СССР работы финор- ганов неудовлетворительной [10, ф. 7733, оп. 15, д. 96, л. 115-116]. Для устранения этих недостатков в 1938 г. был принят ряд мер по адаптации налога отчислений от прибылей к новым условиям. В частности, решено повысить предельный размер отчислений от прибылей с 81 до 95% (5% оставлять в распоряжении хозорганов в виде резерва), перейти к порядку его взимания от фактической, а не плановой прибыли текущего квартала, упорядочить получение отчислений со сверхплановых прибылей предприятий и т.д. [2].

Несмотря на внесенные в 1938 г. коррективы, система взимания отчислений от прибылей и в 1939 году продолжала страдать существенными недостатками. Тем не менее из года в год они планировались со значительным ростом. Анализ годовых отчетов наркоматов и обследования ревизоров показали, что фактические размеры накоплений в промышленности значительно расходятся с плановыми. Так, в наркомате мясо-молочной промышленности были выявлены значительные резервы по финансовому плану на 1940 г. В пенько-джутовой промышленности наркомтекстильпрома планом первого квартала было предусмотрено 2220 тыс. руб. убытков, а она получила 2208 тыс. руб. накоплений [18]. Для преодоления столь явных несоответствий постановлением Экономсовета при СНК СССР от 29 марта 1940 г. НКФ СССР было предложено изымать отчисления исходя из фактической прибыли за текущий квартал. Но уже с апреля 1940 года НКФ СССР ввел месячные перерасчеты вместо квартальных. Кроме того, были установлены два срока уплаты месячных платежей - 15 и 17 числа. При этом в первом месяце квартала должно было вноситься 30% квартальной суммы отчислений, предусмотренной финансовым планом, а во втором и третьем - по 35%. Затем, когда из очередного баланса становилась известной прибыль за истекший месяц, сумма отчислений подлежала уточнению, недоплаченная часть вносилась, а переплаченная засчитывалась в очередной платеж.

Другим недостатком было то, что при централизации отчислений их невозможно было планировать по краям и областям. Взыскивая по поручению НКФ СССР платежи, местные финорганы руководствовались лишь разнарядками главков и зачастую считали, что не их дело, как предприятия выполняли свои планы, поскольку из полученных отчислений ничего в местные бюджеты не поступало. Кроме того, при установлении новых цен на товары, изменении ставок налога с оборота или процента отчислений от прибыли, передачи предприятий другим главкам - платежи бюджету повсеместно задерживались.

На коллегии НКФ СССР 16 сентября 1940 г. при обсуждении состояния работы по госдоходам говорилось об отсутствии рациональности в организации процесса взимания отчислений от прибыли. Он был организован так, что «примерно половина квартала уходила на всякого рода "увязки" разнарядок отдельным предприятиям и только полтора месяца финорганы занимались сбором средств» [3]. Более того, при централизованном порядке уплаты отчислений от прибыли нередко возникала ситуация, когда предприятия, перевыполнявшие производственные планы, оказывались в худшем положении, чем те, которые их не выполняли [5]. Разрешению накопившихся проблем было посвящено совещание руководителей управлений союзных республик и местных финорганов, состоявшееся в НКФ СССР с 16 по 18 октября 1940 г. Одним из ключевых вопросов повестки дня стало обсуждение проекта положения об отчислениях от прибылей. Кроме того, были заслушаны проекты положений о налоге с нетоварных операций, подоходном налоге с кооперативных организаций, инспекторах и ревизорах госдоходов [13]. Одновременно на страницах «Финансовой газеты» публиковались предложения с мест об изменении порядка взимания отдельных из них. В частности, старший инспектор госдоходов ивановского облфо Г. Скрицкий предложил сократить срок, отведенный бухгалтериям предприятий на выписку счетов по налогу с оборота, с 3 до 1 дня. В условиях перехода к 8-часовому рабочему дню и 7-дневной рабочей неделе такое сокращение стало практически возможным. По его словам, готовы к этому и хозяйственники г. Иванова, которые ждут лишь указания НКФ СССР. Даже при сокращении этого срока на один день, по его подсчетам, госбюджет получит «30 млн. руб. дополнительных доходов» [12]. Согласно другой публикации, апробация такого предложения уже состоялась на предприятиях г. Москвы и дала положительные результаты. Инспектор госдоходов Еремин из фрунзенского райфо г. Москвы настоял на том, чтобы база №3 Главшелкопрома выписывала счета по налогу с оборота одновременно с отпуском продукции. В результате ускорилось поступление средств, и за квартал госбюджет получил дополнительно 400 тыс. руб. [16].

В целях ускоренной реализации вскрытых проблем и пожеланий финорганов приказом по НКФ СССР была установлена новая структура управления госдоходов. В ее состав вошли три отдела: по планированию и товарообороту (начальник - А.А. Кривенко), по налогу с оборота (Г.И. Диких), по отчислениям от прибылей (В.А. Паевский) - и два сектора: неналоговых доходов (М.С. Школьник) и ревизионно-инспекторский (С.Н. Иванов). Предполагалось, что в рамках новой структуры удастся улучшить планирование налоговых платежей, усилить контроль за их поступлением, а также углубить изучение экономики отраслей промышленности, чтобы «усовершенствовать систему обложения и установить более правильные взаимоотношения между бюджетом и хозяйством» [7]. Но и этим, по всей вероятности, в НКФ СССР не ограничились. На заседании коллегии НКФ СССР 17 января 1941 г. рассматривался проект нового положения о НКФ СССР, который с учетом замечаний было решено представить на утверждение в СНК СССР [17; 17 января 1941].

Проработка положения об отчислениях от прибылей в 1940 г. так и не была завершена. По итогам 1940 г. план по отчислениям от прибылей в государственный бюджет был выполнен на 82,7%. Налог с оборота был собран в объеме 97,5% от плана, утвержденного VI сессией ВС СССР. В целом же общесоюзный план госдоходов был выполнен на 96,9%, то есть недоборы по налогу с оборота и отчислениям от прибылей, допущенные в первом полугодии, компенсировать по итогам года не удалось [15]. Все это побуждало НКФ СССР продолжить реформирование налога с оборота и отчислений от прибылей, а также порядка их взимания в государственный бюджет.

Новые проекты положений «О налоге с оборота предприятий и организаций социалистического хозяйства», а также «Об отчислениях от прибылей государственных предприятий» были вынесены для обсуждения на совещание работников госдоходов НКФ СССР в апреле 1941 г. Кроме указанных проектов, на совещании были рассмотрены проекты положений «О подоходном налоге с кооперативных предприятий и предприятий общественных организаций», а также «О налоге с нетоварных операций». В ходе обсуждения они были одобрены участниками совещания и по ним были приняты соответствующие резолюции [14]. Обсуждение положения «Об отчислениях от прибылей государственных предприятий», по всей вероятности, было окончательным, поскольку в июне 1941 г. управление госдоходов НКФ СССР направило на места указание «О порядке взыскания отчислений от прибылей». Согласно новому порядку на главные управления наркоматов была возложена обязанность извещать подчиненные им предприятия о сроках и суммах предстоящих платежей в бюджет. Считалось, что это, во-первых, позволит каждому предприятию заранее подготовить необходимые средства для расчетов по отчислениям от прибылей и, во-вторых, освободит инспекторов госдоходов от большой технической работы и создаст им возможность усилить финансовый контроль над хозорганами, более углубленно изучать экономику и финансовое состояние плательщиков. В целях борьбы с недоимкой по отчислениям от прибылей, НКФ СССР специальным распоряжением обязал финорганы ежемесячно представлять объяснения о причинах образования задолженности и о принятых для ее ликвидации мерах [9].

14 июня 1941 г. замнаркома финансов СССР Ф. Урюпин подписал инструкцию по налогу с нетоварных операций, которая стала последней в череде мероприятий по реформированию налогового законодательства в условиях мирного времени. В ней были разграничены операции, облагаемые налогом с оборота и свободные от обложения, дан перечень облагаемых им услуг, а также уточнено понятие облагаемого оборота. Инструкцией было дополнительно введено обложение предприятий, занимавшихся перевозкой грузов и пассажиров автомобильным и гужевым транспортом. Согласно ее содержанию налог с нетоварных операций взыскивался с плательщиков с фактически полученной ими выручки по оборотам предыдущего месяца. Он уплачивался в один срок не позднее 23 числа каждого месяца, вместо же квартальных перерасчетов были введены годовые [11]. С учетом возросшей значимости этого платежа (за 1941 год только финорганы г. Москвы должны были собрать 54,5 млн. руб. налога с нетоварных операций) инспекторам госдоходов было рекомендовано не рассматривать его в качестве второстепенного и принимать все предусмотренные инструкцией меры для взимания данного налога [17; 12 июня 1940].

Таким образом, в течение всего рассматриваемого периода НКФ СССР с целью получения максимального финансового эффекта принимал усиленные меры по адаптации налогового законодательства к новой форме построения плановой экономике - «свободной» государственной торговле. В документах того времени этот процесс получил название «перестройка». В отличие от налоговой реформы сентября 1930 г. и преобразований 1931 г. он не был скоротечным и затянулся вплоть до начала Великой Отечественной войны. Однако если налоговая реформа 1930 г. привела к коренному преобразованию налогообложения в промышленности, то перестройка 1937-1941 гг. была больше направлена на адаптацию существующей налоговой системы к реальным условиям советской экономики. Она же, начиная с 1939 г., усиленно приобретала оборонный характер, что отражалось на деятельности предприятий, постепенно свертывавших выпуск мирной продукции.

Очередной предвоенный кризис снабжения усугубил сложность такой адаптации. К сожалению, определить эффективность мер, принятых СНК и НКФ СССР, в условиях мирного времени не представилось возможным, так как с началом Великой Отечественной войны приоритеты налоговой политике кардинально изменились.

Автор - кандидат исторических наук, сотрудник Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ (филиал в г. Иванове)

Библиографический список


1. Азарх М. Новые ставки налога с оборота // Финансовая газета. - 1938. - 4 апреля.
2. Белкин Г. Изменить порядок отчислений от прибылей // Финансовая газета. - 1938. - 14 мая.
3. Заседание коллегии НКФ СССР // Финансовая газета. - 1940. - 19 сентября.
4. Как управление госдоходов НКФ СССР руководит низовыми финорганами // Финансовая газета. - 1937. - 20 декабря.
5. КондрашевД. Обобщение практики // Финансовая газета. - 1940. - 15 ноября.
6. Неуклонно растут государственные доходы
СССР // Экономическая жизнь. - 1937. - 28 октябре
7. Новая структура управления госдоходов НКФ СССР // Финансовая газета. - 1940. - 22 ноября.
8. Одна из центральных задач финорганов // Экономическая жизнь. - 1937. - 8 июля.
9. Паевский В. Больше внимания отчислениям от прибылей // Финансовая газета. - 1941. - 13 июня.
10. Российский государственный архив экономики (РГАЭ).
11. Самойлов В. Новая инструкция по налогу с нетоварных операций // Финансовая газета. - 1941. - 20 июня.
12. Скрицкий Г. В интересах бюджета и хозяйства // Финансовая газета. - 1940. - 11 октября.
13. Совещание работников госдоходов // Финансовая газета. - 1940. - 18 октября.
14. Совещание работников госдоходов при НКФ СССР // Финансовая газета. - 1941. - 25 апреля.
15. Урюпин Ф. Выполнить план госдоходов 1941 г. // Финансовая газета. - 1941. - 31 января.
16. Фролов В. Коллективная борьба за доходы и экономию // Финансовая газета. - 1940. - 25 октября.
17. Финансовая газета.
Деятельность Наркомфина СССР по «перестройке» налогообложения промышленности в 1937-1941 годах


Просмотров: 818

Источник: Владимир Околотин. Деятельность Наркомфина СССР по «перестройке» налогообложения промышленности в 1937-1941 годах // Вестник Костромского государственного университета, 2014 г.



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X