Радиодивизионы особого назначения (ОСНАЗ) в годы Великой Отечественной войны

Текст взят из книги: Бутырский Л., Ларин Д., Шанкин Г. Криптографический фронт Великой Отечественной. М.: Гелеос АРВ, 2013. С.341-351.

----
Седьмого мая 1895 г. русский ученый А. С. Попов выступил с публичным докладом на заседании физического отделения русского физико-химического общества, в ходе которого продемонстрировал первый в мире радиоприемник. Уже первые испытания беспроволочного телеграфа на флоте доказали превосходство радио над другими средствами связи. Одновременно с опытами по радиосвязи на флоте подобные работы стали проводиться и в армии. Началом таких опытов нужно считать 1898 г. Именно с этого времени в них участвовал целый ряд армейских телеграфных специалистов.

После испытания в 1900 г. сконструированных А. С. Поповым переносных полевых радиостанций на маневрах был сделан вывод, что при помощи радио можно установить связь между высшими штабами на расстоянии 50 верст и более. В 1901 г. Попову удалось добиться дальности связи 150 км. Дальнейшие работы по созданию полевых радиостанций в русской армии были продолжены специалистами Офицерской электротехнической школы.

Вопрос перехвата радиосообщений в техническом смысле уже не представлял принципиальных проблем. Впервые перехват иностранных радиограмм был организован российскими военными моряками примерно с 1903 г. Во время русско-японской войны 1904-1905 гг. впервые в мире начала применяться радиоразведка (наблюдение за радиосетями противника, перехват и дешифрование вражеских радиограмм) и радиоэлектронная борьба (постановка помех с целью срыва радиосвязи противника). Приоритет в использовании этих новых видов боевых действий принадлежит российскому военно-морскому флоту.

Начало активной деятельности в этих направлениях, также как и радиофикация флота, было положено адмиралом Макаровым. После его вступления в должность 24 февраля 1904 г. были предприняты энергичные шаги по ведению радиоразведки. К марту 1904 г. организовано постоянное несение вахт радиоразведки, а 7 марта издан приказ № 27, явившийся законодательной базой дальнейшего развития радиоразведки и радиомаскировки. Приведем выдержку из этого приказа: «Приемная часть телеграфа должна быть все время замкнута так, чтобы можно было следить за депешами, и если будет чувствоваться неприятельская депеша, то тотчас же доложить командиру и определить, по возможности, заслоняя приемный провод, приблизительное направление на неприятеля и доложить об этом. При определении направления можно пользоваться, поворачивая свое судно и заслоняя своим рангоутом приёмный провод, причем по отчетливости можно судить о направлении на неприятеля. Минным офицерам предлагается провести в этом направлении всякие полезные опыты» [Гольев, 2005-2]. Следует отметить, что в этом же приказе впервые в мире был введен режим радиомолчания (без разрешения командира корабля или командующего флотилией запрещалось отправлять в эфир любые радиограммы). Из этого следует, что Макаров понимал, что вместе с ведением радиоразведки в отношении противника следует уделять внимание защите информации на собственных радиолиниях. Подробнее о работе наших радиоразведчиков во время русско-японской, Первой мировой и Гражданской войн можно прочитать в работах [Востоков, 2000-1 ]. [Востоков, 2000-2], [Гольев, 2005-2], [Гольев, 2005-3], [Гольев, 2008], [Ларин, 2009-1].

После окончания Гражданской войны ведение радиоразведки начало восстанавливаться лишь в 1929-1930 гг. Для руководства радиоразведкой и централизованной обработки сведений в состав Разведывательного управления в 1930 г. была введена секция радиоразведки, которую возглавил бригадный инженер Я. А. Файвуш, ведущий теоретик радиоразведки тех лет.
В 1931 г. подразделения радиоразведки были исключены из батальонов связи. Началось самостоятельное организационное развитие радиоразведки сначала в качестве тяжелых радиопеленгаторных рот, а затем, с 1935 г., в виде отдельных радиодивизионов особого назначения. Наши радиоразведчики в качестве советников и специалистов активно помогали республиканской Испании. История хранит их имена: В. В. Мухин, В. В. Плошай, В. Ф. Ефремов, Е. М. Коссовский, В. М. Маркович, В. К. Модебадзе, Л. С. Сазыкин, И. И. Уханов. Во время Великой Отечественной войны именно они командовали частями радиоразведки, возглавляли ее на различных фронтах, служили в центральном аппарате.

В 1938 г. доля данных радиоразведки в общем количестве всех разведывательных данных о вооруженных сила Японии составила 30-35%. Радиоразведка давала до 70% данных о перемещении войск из Японии в Китай и Манчжурию, о дислокации в зоне боевых действий.
Говоря о готовности радиоразведки к войне, следует сказать, что к 1941 г. в центральном аппарате сложился работоспособный руководящий орган — отдел радиоразведки. Его начальником с 1940 г. стал А. А. Тюменев — эрудированный, с аналитическим складом ума человек, возглавлявший отдел на протяжении всей Великой Отечественной войны. Перед войной была отработана структура фронтовых частей радиоразведки, которая каких-либо серьезных изменений не претерпела. Группировка сил радиоразведки как Западе, так и на Востоке соответствовала обстановке. По мобилизационному плану количество частей в июне-сентябре 1941 г. удвоилось, запасы техники для этого имелись.

Немецкая радиоразведка против СССР во время Второй мировой войны в стратегическом отношении была малоэффективна и не имела какого-либо существенного успеха. Когда Гитлер принял решение напасть на Советский Союз в 1940 г., у немцев на Востоке не было никаких технических средств для ведения радиоразведки. Спустя год, когда он начал войну с СССР, созданная с нуля немецкая служба перехвата уже приступила к добыванию информации о советских войсках. Вот что об этом пишет советский историк В. Анфилов: «В связи с созданием массовой армии важное значение придавалось развитию средств связи и в особенности радиосвязи. Немецкие танки оснащались надежно работающими ультракоротковолновыми приемо-передатчиками. Этим обеспечивалось гибкое управление танками на поле боя. Для пехоты и артиллерии были созданы портативные радиопередатчики и радиотелеграфные аппараты, которые имели большие преимущества но сравнению с чувствительной к обстрелу проводной связью. Кроме того, создавались средства для ведения так называемой радиовойны. Подслушивание с помощью средств связи, создание помех для радиотелефонных переговоров, а также расшифровка боевых распоряжений и донесений позволяли немецко-фашистским войскам получать важные сведения и затруднять управление войсками своего противника... Радиовойна доставила советским войскам в начале войны большие неприятности. Не говоря уже о нарушениях системы управления, противнику удавалось иногда устанавливать перегруппировки советских войск» [Анфилов, 1974].

С присущей им методичностью немцы разбили фронтовую линию на отрезки протяженностью от 100 до 150 км, каждый из которых обслуживался 1-2 радиоразведывательными ротами. Кроме того, в состав радиорот батальонов связи каждой пехотной дивизии были включены радиоразведывательные взводы, а на особо важных участках боевых действий дополнительно размещались стационарные радиоразведывательные пункты. Все эти подразделения вели усиленное наблюдение за советскими войсковыми радиопередатчиками, чтобы, не раскрывая факта осуществления перехвата, выявлять дислокацию частей, местонахождение штабов, характер действий войск. Они также стремились навязать нашим радиостанциям дезориентирующие радиограммы.

К этому времени наши радиоразведчики не знали особенностей радиосвязи немецко-фашистской армии, принципов ее организации. Не знали, к сожалению, и о широком использовании УКВ-диапазона для связи в авиации и сухопутных войсках Германии, не имели технических средств разведки в этом диапазоне. О наличии у немцев радиорелейной связи стало известно лишь в 1945 г.

Эти и многие другие недостатки пришлось преодолевать уже в ходе войны, решать боевые задачи и одновременно учиться. Давалось это нелегко.

В довоенные годы Ставка Верховного Главнокомандующего приняла решение о создании радиодивизионов особого назначения (ОСНАЗ). Они входили в состав Главного разведывательного управления (ГРУ) Генштаба Красной Армии и во время войны вели перехват открытых и шифрованных сообщений немцев и их союзников в прифронтовой полосе, занимались пеленгацией вражеских передатчиков, создавали радиопомехи, участвовали в операциях по дезинформации противника. В каждом батальоне было от 18 до 20 приемников перехвата и 4 пеленгатора [Анин, 1996]. Подготовка персонала для этих подразделений началась в 1937 г. в Ленинграде. Этим занимались на инженерном радиотехническом факультете Военной электротехнической академии связи имени С. М. Буденного. В июле 1941 г. первые выпускники этого потока были эвакуированы в Подмосковье, где был создан специальный учебный центр. Вот что вспоминал один из руководителей советской радиоэлектронной разведки генерал-лейтенант П. С. Шмырев: «В учебном центре изучали организацию радиосвязи в немецко-фашистской армии, в пределах того, что знали сами преподаватели. Тренировались в приеме на слух, изучали общевойсковые дисциплины» [Бурнусов, 2009]. К сожалению, с основной части операций этих подразделений до сих пор не снята завеса секретности. Сведений об этих операциях очень мало, но некоторые факты авторам удалось найти.

Первым серьезным экзаменом для радиоразведки стало ее участие в битве под Москвой, где ей удалось совместно с другими видами разведки вскрыть создание немцами ударных группировок для наступления на Москву в самые драматические дни октября 1941 г. Бывший начальник разведки Западного фронта генерал Т. Ф. Корнеев так вспоминал о том периоде: «К 23 сентября 1941 г. разведка фронта точно установила, что противник готовится к наступлению и создал для этого крупную группировку войск перед Западным и Резервными фронтами. Главную роль в обнаружении наступательных группировок выполнила радиоразведка Западного фронта. К тому времени значительно более эффективными стали авиационная и другие виды разведки, но первенство во вскрытии оперативных и тактических резервов противника принадлежит радиоразведке» [ww2history.ru].
В сентябре 1941 г. из Ташкента в Москву был переброшен 490-й радиодивизион, который стал радиодивизионом ОСНАЗ Ставки Верховного главнокомандования. Дивизион успешно выполнял задачи по радиоразведке действий немецкой бомбардировочной авиации, устанавливал, с каких аэродромов, какие самолеты и в каком количестве поднимаются в воздух для налетов на Москву. Эта информация представляла высокую ценность для сил ПВО нашей столицы.
Радиоразведчики сумели добыть сведения о сроке возобновления немецкого наступления на Москву в ноябре 1941 г., благодаря чему, как писал в своих воспоминаниях Маршал Советского Союза В. Д. Соколовский, удалось своевременно (за двое суток) предупредить об этом войска. К кончу ноября радиоразведчики доносили о понесенных противником больших потерях в живой силе и технике под Тулой, о нехватке оружия и боеприпасов под Волоколамском, о повсеместном дефиците горючего. Эти данные имели важное значение при определении сроков нашего контрнаступления под Москвой [ww2history.ru].

В битве под Ленинградом, пожалуй, наибольших успехов радиоразведка добилась в борьбе с немецкой авиацией и дальнобойной артиллерией. Выход немецко-фашистских войск на ближайшие подступы к Ленинграду лишил нашу ПВО возможности своевременно предупреждать истребительную авиацию, зенитную артиллерию и население города о подходе вражеских бомбардировщиков. Командующий Ленинградским фронтом в то время генерал армии Г. К. Жуков потребовал от разведки обнаруживать немецкие самолеты с момента их взлета с аэродромов. Это оказалось возможным. Ленинградские радиоразведчики первыми обнаружили радиосвязь немецкой авиации в УКВ-диапазоне. Пионером на этом направлении был инженер К. И. Дроздов. По решению военного совета фронта блокадный Ленинград с 1942 г. начал производить на заводе имени Казицкого разведывательные УКВ-радиоприемники для нужд Ленинградского и других фронтов. Летом 1942 г. радиоразведка продолжала наращивать свои возможности.

На Ленинградском фронте действовали 472-й, 345-й и 623-й отдельные радиодивизионы (орд) ОСНАЗ. 623-й орд ОСНАЗ с 1942 г. вел радиоразведку на Карельском перешейке. К концу 1942 г. советскими специалистами была полностью выявлена сосредоточенная здесь группировка противника. Удалось определить количество соединений Германии и Финляндии и места их дислокации, аэродромы базирования финских ВВС и частей люфтваффе в Финляндии, Норвегии, а также расположенных в полосе действия войск Ленинградского фронта. Специалисты дивизиона своевременно сообщали в разведотдел штаба Ленинградского фронта о налетах вражеской авиации [Бурнусов, 2009]. Успешно продолжал работу 623-й орд ОСНАЗ и в последующие годы войны. Приведем цитату из боевого отзыва разведотдела 7-й армии от 6 июля 1944 г.: «Группа радиоразведчиков 623-го отдельного радиодивизиона на Свирском направлении за время работы, и особенно в период начала наступательных операций, дала много ценного материала о противнике. Личный состав группы с большой ответственностью отнесся к выполнению поставленных группе задач...» [Бурнусов, 2009]. А вот что сказано в боевом отзыве штаба 21-й армии Ленинградского фронта за период с июня по сентябрь 1944 г.: «623-й отдельный радиодивизион в период всей операции на Карельском перешейке обеспечивал ценными данными штаб армии и в значительной степени помог вскрыть группировку финнов в ходе наступления» [Бурнусов, 2009]. Специалисты дивизиона продолжали активно работать, руководству фронта поступали сведения о группировке финнских войск, проводящихся перегруппировках и местонахождении штабов противника. Продолжали радиоразведчики информировать командование о предстоящих вылетах авиации противника. «По результатам хорошей работы дивизиона приказом командующего армии из числа личного состава дивизиона награждены правительственными наградами шесть человек» [Бурнусов, 2009].

Одним из них был Петр Спиридонович Шмырев. Весь труднейший период блокады он находился в Ленинграде и на позициях войск, оборонявших город на Неве, принимая активное участие в организации радиоразведки сетей связи противника на всех этапах битвы за Ленинград. Вот как его заслуги были оценены в наградном листе от 16 апреля 1944 г.: «При непосредственном участии П. С. Шмырева созданы ряд схем и конструкций, которые в значительной степени улучшили условия выполнения заданий командования фронта. Шмырев возглавил рационализаторскую работу в дивизионе, в результате чего многие образцы табельной аппаратуры модернизированы и в эксплуатации показали хорошие результаты. Много и успешно работает над аппаратурой, обеспечивающей непрерывность связи и управления в синхронной пеленгации. При непосредственном участии Шмырева восстановлен ряд образцов трофейной спецаппаратуры и создан аппарат собственной конструкции, на котором добыто большое количество ценных данных о противнике в период наступательных операций... За хорошие показатели в работе неоднократно имел благодарности от командования дивизиона и начальника РО штаба Ленинградского фронта. Достоин награждения орденом Красной Звезды» [Бурнусов, 2009].

Генерал-лейтенант Петр Шмырев.
Генерал-лейтенант Петр Шмырев.

Радиоразведчики научились по изменениям в радиосвязи противника делать оперативные выводы, подчас весьма серьезные. Полковник П. И. Гнутиков, к примеру, вспоминает, как под Харьковом его радиопеленгаторщик безошибочно опознал радиста 17-й танковой дивизии немцев, вышедшего всего один раз в эфир для проверки связи. Обнаружение этой дивизии под Харьковом стало неожиданностью для нашего командования, так как она числилась в резерве совсем на другом направлении.

К исторической Сталинградской битве радиоразведка подошла, обладая бесценным опытом. Непосредственно перед Сталинградом действовали три радиодивизиона. Ими командовали И. А. Лобышев, Н. А. Матвеев, Ф. Н. Слободянюк. В оборонительный период битвы радиоразведка сумела, в частности, вскрыть выход итальянских и румынских частей к Дону, нащупав, таким образом, потенциально слабые места в группировке войск противника. Именно тогда во фронтовых радиодивизионах стали создаваться маневренные группы, которые действовали в передовых подразделениях наших войск, ведя радиоперехват в тактическом звене управления противника. С началом контрнаступления советских войск радиоразведка постоянно освещала положение в гитлеровской армии, перехватывала открытые, подчас панические донесения немцев, что позволяло быстро принимать соответствующие решения. В напряженные декабрьские дни 1942 г. радиочасти ОСНАЗ сумели вовремя разведать сосредоточение в районе Гормосина трех дивизий 48-го танкового корпуса немцев, а в Котельниково — другой ударной группировки в составе трех дивизий 57-го танкового корпуса.

Начав 12 декабря наступление в сторону Сталинграда из района Котельниково, немцы с упорными боями продвигались вперед и, когда расстояние до окруженной группировки Паулюса сократилось до 40 км, начали срочную переброску 17-й танковой дивизии с правого берега Дона в район прорыва с целью развития успеха. Данные об этом маневре были своевременно добыты радиоразведкой и другими видами разведки. К месту будущего сражения устремилась 2-я армия под командованием Р. Я. Малиновского. 23 декабря ожесточенное сражение на реке Мышкова закончилось разгромом немецкой ударной группы.

За образцовое выполнение заданий командования в Сталинградской битве два радиодивизиона ОСНАЗ Донского и Южного фронтов были награждены орденами Красного Знамени. Они стали первыми частями радиоразведки, заслужившими высокие награды. В огне Сталинградской битвы родилась служба радиопомех, выросшая впоследствии в службу радиоэлектронной борьбы. В конце 1942 г. Ставка Верхнего Главнокомандующего приняла решение о создании радиобатальонов специального назначения (РБСН). Решением ГКО эта служба была создана в составе отдела радиоразведки Разведывательного управления ГШ, ее возглавил заместитель начальника отдела М. И. Рогаткин. В конце 1942—начале 1943 гг. были сформированы три, а позднее еще один радиодивизион специального назначения (радиопомех), которые действовали на фронтах до окончания Великой Отечественной войны.

Первое свое боевое крещение радиодивизионы помех получили во время Курской битвы. Их успеху также способствовала низкая радиодисциплина немецких связистов. Именно Михаил Иванович Рогаткин был инициатором создания новой службы, и ему вместе с небольшим коллективом, составившим ее ядро, принадлежит разработка тактики действия дивизионов радиопомех, вооружение их необходимой техникой, организация подготовки и обучения кадров и многое другое, что необходимо для становления нового дела. Уже после войны, до конца 1960-х гг., М. И. Рогаткин служил в центральном аппарате, стал генералом, лауреатом Ленинской премии. Он — инициатор многих перспективных направлений развития радиоэлектронной разведки. Применение новой техники, прежде всего средств УКВ-диапазона. в ходе Великой Отечественной войны значительно усилило не только тактическую, но и оперативную радиоразведку.

Дивизионы ОСНАЗ внесли заметный вклад в победу под Курском. Накануне Курской битвы буквально за сутки до начала сражения наши криптоаналитики вскрыли шифрованный приказ Гитлера о наступлении. Перехватив радиограмму, связисты опознали почерк радиста ставки главнокомандующего противника, а по характеру передачи сделали вывод, что она содержит очень важный приказ. Дешифровалыцики знали, что речь может идти о крупном наступлении и предположили, что в конце документа находится подпись Адольфа Гитлера. С помощью атаки «открытый-шифрованный текст» криптограмма была раскрыта. Она подтвердила информацию из других источников, в том числе и сообщения от нашего знаменитого разведчика Н. И. Кузнецова, назвавшего дату наступления немецких войск под Курском. Приказ Гитлера войскам гласил: «Этому наступлению придается решающее значение. Оно должно завершиться быстрым и решающим успехом...» [Жельников, 1996].

Советские радиоразведчики продолжали свою успешную работу и непосредственно в ходе сражения под Курском. Бывший в то время начальником отделения радиоразведки разведотдела Брянского фронта А. Ф. Соловьянов (впоследствии генерал-майор, начальник одного из военно-учебных заведений, кандидат военных наук) вспоминал, как в апреле 1943 г. в условиях строжайшего радиомолчания, введенного немцами в сухопутных войсках, нашей радиоразведке все же удалось установить создание на Орловском выступе ударной группировки за счет переброски туда целой полевой армии. Такой вывод радиоразведка смогла сделать в результате наблюдения за деятельностью немецкой разведывательной авиации в УКВ-диапазоне. У немцев каждую полевую армию обеспечивала одна разведывательная авиационная группа, самолеты которой регулярно облетывали весь передний край армии, докладывая с борта обо всех изменениях, которые они обнаруживали в расположении или деятельности наших войск. Так было и на Орловском выступе, где оборону держала 2-я полевая армия немцев. Но в апреле на этом направлении появилась новая разведывательная авиационная группа, самолеты которой вели разведку исключительно южнее Орла, в узкой полосе. Был выявлен еще ряд признаков, позволивших утверждать, что южнее Орла сосредоточена новая полевая армия, нацеленная для удара на Курск с севера. Было установлено количество корпусов и дивизий первого эшелона этой армии, определены разграничительные линии между ними. Спустя некоторое время данные радиоразведки получили подтверждение воздушной и войсковой разведками [Шмырев, 2004].

В самый кульминационный момент Курской битвы радиодивизион, которым командовал П. Т. Костин, добыл важные данные об изменении направления главного танкового удара немцев с Обояни на Прохоровку. Поворот немецких дивизий на Прохоровку обнаружила также воздушная разведка. Командующий Воронежским фронтом Н. Ф. Ватутин, убедившись в достоверности этих данных, отменил переброску 5-й гвардейской танковой армии на Обоянское направление. Эта армия встретила противника под Прохоровой и сорвала его планы. Впоследствии упомянутый радиодивизион ОСНАЗ, которым командовал П. Т. Костин, был награжден орденами Красного Знамени и Богдана Хмельницкого. После войны его командир стал генерал-лейтенантом, лауреатом Ленинской премии, организатором одного из важнейших направлений военной разведки [Шмырев, 2004].

Для проведения операции на флангах Курского выступа были сосредоточены 50 дивизий, 10 000 орудий, 2 700 танков и свыше 2 000 самолетов. В дешифрованном приказе указывалось, что наступление начнется утром. Не верить этой информации было нельзя. Поэтому в 2 ч. 20 мин. советские войска начали артиллерийскую контрподготовку, которая причинила немцам, сосредоточенным на исходных рубежах, значительные потери. В ходе грандиозного сражения враг был разгромлен, потеряв большое количество живой силы и техники. Так, например, из-за больших потерь ВВС, понесенных под Курском, Германия вынуждена была впредь почти полностью отказаться от действий своей авиации по объектам нашего глубокого тыла. При этом источник ценнейшей для нашего командования информации очень сильно скрывался. Успех радиоразведчиков и криптографов стал одним из значительных факторов, приведших к победе под Курском. Однако о роли наших дешифровальщиков в победе под Курском до сих пор говорили лишь в очень туманных выражениях. Так, маршал А. М. Василевский в своей статье «Историческое сражение», написанной для газеты «Правда» от 4 июля 1968 г., отметил роль неких «важнейших разведывательных данных» [Жельников, 1996]. А вот еще одна оценка Василевского роли разведки перед Курвой битвой: «В этот ответственный момент советское командование предъявляло особые требования к органам разведки. И нужно сказать, она была на Высоте и неплохо помогала нам. В первые два года войны мы, руководители Генштаба, не раз выслушивали справедливые упреки Верховного Главнокомандующего в адрес Разведывательного управления. В 1943 г. таких замечали почти не было. Как ни стремился враг держать в тайне планы своего наступления, как ни старался отвлечь внимание советской разведки от районов сосредоточения своих ударных группировок, нашей разведке удалось определить не только общий замысел врага на летний период 1943 г., направление ударов, состав ударных группировок и резервов, но и установить время начала решительного наступления» [Василевский, 1978]. Другой участник подготовки битвы под Курском — маршал Г. К. Жуков, в своих мемуарах привел блестящий пример того, как можно делиться воспоминаниями, ничего по сути дела не рассказывая: «Стало известно, что сведения, полученные в тот день от захваченного пленного солдата 168-й пехотной дивизии, о переходе противника в наступление на рассвете 5 июля, подтверждаются...» [Жуков, 1971]. Ну, вот так, просто стало известно [Коровин, 1993], [Сладков, 2009].

Вот лишь один пример дешифрования войсковой переписки немцев, относящийся к 1943 г.


ИЗ ДЕШИФРОВАННОЙ ПЕРЕПИСКИ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ 17-Й НЕМЕЦКОЙ АРМИИ 9 октября 1943 г.

К положению на Таманском полуострове. Отвод остатков войск из предмостного укрепления будет осуществляться под видом отхода на новые рубежи с целью обмануть противника, однако эти позиции заниматься не будут. Для того чтобы заставить противника терять время на атаку ложных рубежей, отходящие части совершат марш с линии обороны непосредственно к переправочным рубежам. Как линия обороны, так и ложный промежуточный рубеж защищены проволочным заграждением, концы которого заминированы с таким расчетом, что каждое прикосновение к проволоке вызывает взрыв мины. Перед последним оборонительным рубежом и на всей его глубине будут установлены новые шестиствольные деревянные минные аппараты, которые в момент стрельбы самовзрываются. Прекращение боевых действий будет осуществлено по всему фронту одновременно; войска будут направлены к местам переправы, где будут подготовлены все переправочные средства, которыми располагает понтонный полк полковника Генке, с таким расчетом, чтобы все войска были переправлены одним рейсом. Для противодействия авиации противника ожидается прибытие 100 истребителей и 50 бомбардировщиков. В с. Коломка, что в 6 км северо-восточнее г. Керчи, установлена тяжелая артиллерия, которая будет прикрывать отход арьергардов.
[Органы, 1995, т. 4, кн. 2]


Работа по дешифрованию войсковой шифрпереписки немцев была организована непосредственно в полевых отделах дешифровальной службы, что дало возможность читать оперативную шифрпереписку по вражескиим радиосетям и своевременно передавать эти материалы руководству наших вооруженных сил. Это позволяло командованию частей и соединений советских войск принимать правильные решения в ходе боевых действий и достигать хороших результатов.

С 1943 г. началось перевооружение радиоразведки на новую технику. Особое значение имело оснащение ее переносными всеволновыми приемо-слежечными и радиопеленгаторными средствами для тактической радиоразведки, что позволило создавать специальные маневренные группы. Применение таких групп, оснащенных новой переносной техникой радиоразведки, себя полностью оправдало. К маю 1944 г. армейских групп ближней разведки было уже 60. Начальники разведки армии повсеместно отмечали, что особую ценность представляла работа групп ближней радиоразведки в подвижных формах боя, когда добытые данные оперативно использовались командирами, организующими бой. Десять радиодивизионов ОСНАЗ, почти половина всех действовавших на советско-германском фронте, удостоились орденов, три из них — дважды. Шесть частей получили почетные наименования, ряд командиров радиодивизионов ОСНАЗ отмечались в приказах Верховного Главнокомандующего среди командиров, особо отличившихся в тех или иных операциях [Шмырев, 2004].

С целью более эффективной организации радиоперехвата советское командование провело мероприятия по укрупнению частей радиоразведки, отдельные дивизионы были сведены в бригады. Так, в сентябре 1944 г. инженер-капитан Шмырев был назначен в 97-й радиодивизион 1-й отдельной радиобригады ОСНАЗ Ставки Верховного Главнокомандующего. До конца войны дивизион вел радиоразведку соединений сухопутных и военно-воздушных сил противника на южном направлении советско-германского фронта. Дивизион работал на территории Румынии, Чехословакии, Венгрии, Югославии, действуя в составе войск 2-го Украинского фронта. «За этот период дивизионом была вскрыта дислокация более 100 аэродромов противника, на которых базировались свыше 40 частей ВВС Германии. Было зафиксировано более 30 тыс. самолето-вылетов боевой и транспортной авиации Противника. Вскрыта дислокация 30 крупных войсковых штабов сухопутных войск. Успешной боевой работе способствовала четкая организация технического обеспечения, руководство которым осуществлял заместитель командира по технической части Петр Шмырев. Он был награжден орденом Красной Звезды, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда», «За взятие Будапешта», «За освобождение Белграда», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»» [Бурнусов, 2009].

С целью повышения эффективности войсковой радиоразведки в 1944 г. приказом НКО № 0110 в армейских полках связи сформированы отдельные группы ближней разведки средствами связи, а приказом НКО № 0177 в отельных полках связи воздушных армий сформированы взводы радиоперехвата [sfinxclub.ru].


Просмотров: 11266

Источник: Бутырский Л., Ларин Д., Шанкин Г. Криптографический фронт Великой Отечественной. М.: Гелеос АРВ, 2013. С.341-351



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X