Будни политруков в партизанских отрядах

Предлагаем вашему вниманию отрывок из книги "Советские партизаны. Легенда и действительность. 1941-1944" под ред. Дж. Армстронга, посвящённый влиянию коммунистической партии на жизнь партизанского отряда во время Великой Отечественной войны.

---
Проводниками влияния партии в партизанских отрядах являлись комиссары. Комиссар выполнял две основные функции: как равный и тесно связанный с командиром он делил с ним ответственность за принятые решения по военным вопросам, а как политработник непосредственно отвечал за политические вопросы внутри отряда. Разумеется, как и везде в советской системе, все имело свою политическую подоплеку.


В партизанских отрядах, отрезанных от советского общества, институт комиссаров должен был способствовать сохранению той атмосферы всеобъемлющего проникновения политики, которая являлась отличительной чертой жизни при советском режиме1.
Критерии социализма, планы, нормы, социалистическое соревнование, самокритика, агитация — все это было приспособлено для использования в партизанской войне. Незнакомому с советской системой человеку «социалистический» подход к партизанской войне покажется смехотворным. Например, были установлены количественные нормы награждения орденами и медалями. Согласно документу, обнаруженному среди захваченных бумаг отряда Ковпака, орденом Ленина мог быть награжден партизанский командир, чей отряд выполнил одно из указанных ниже заданий: «Разрушение крупного железнодорожного узла, в результате чего он окажется выведенным из строя на срок не менее 20 дней; взрыв 2 железнодорожных мостов длиной не менее 100 метров, в результате чего они окажутся выведенными из строя на срок не менее 20 дней; выведение из строя железнодорожной станции на срок не менее 30 дней, включая уничтожение водонапорной башни, полотна, переездов, депо, цехов и других объектов; захват не менее 10 железнодорожных составов, повлекший за собой освобождение не менее 10 000 человек, отправляемых на работы в Германию из Советского Союза; освобождение не менее 5000 человек из лагеря военнопленных; уничтожение не менее 10 железнодорожных составов с военной техникой, живой силой, боеприпасами, топливом, продовольствием и материалами военного назначения; захват вражеского склада, где хранится военная техника, топливо, продовольствие или не менее 300 транспортных средств; захват не менее 500 лошадей, принадлежащих немецко-фашистской армии; уничтоже ние бронепоезда противника; уничтожение 10 вражеских танков; захват для использования отрядом 1000 винтовок или 150 пулеметов и автоматов, или 15 тяжелых пулеметов, или 20 ротных и батальонных минометов, или 9 тяжелых минометов, или артиллерии различного калибра».
Внутри отряда принимались меры к тому, чтобы его жизнь протекала в соответствии с принятыми в Советском Союзе нормами — соревнованиями, политической учебой и особыми требованиями отмечать различные советские праздники. Один из комсомольских работников сообщал:
«Комсомольцы Кировского отряда обратились с призывом ко всем комсомольцам бригады по усилению борьбы и созданию комсомольских групп подрывников, состоящих из одних комсомольцев [работа взрывников не пользовалась популярностью в результате частых преждевременных взрывов из-за плохого самодельного оборудования].
Призыв комсомольцев Кировского отряда был с радостью подхвачен комсомольцами других отрядов».
Все это служило цели сохранения среди партизан уклада жизни, принятого в советском обществе.
Интенсивная политическая учеба личного состава была одним из основных видов деятельности в каждом партизанском отряде. Этой «образовательной» работой руководил комиссар, в подчинении которого в крупных отрядах находился значительный «штат» батальонных, ротных и взводных политруков, агитаторов, а также членов партии и комсомола. Содержание и методы политической учебы приводятся в выдержке из рабочего журнала ротного политрука:

«Объяснить роте, кто такие партизаны и что такое партизанская война.
18 июня: 10.00—14.00 — выпуск стенной газеты, совещание Редколлегии.
19 июня: 10.00 — подготовка в роте к дискуссии на тему: «Что такое ненависть к врагу?»
20 июня — обсуждение в роте вопросов, касающихся здравого смысла и безопасности. Примечание. Перед выходом на все задания я должен инструктировать личный состав и лично участвовать в операциях.
21 июня: 14.00 — подготовка к лекции, посвященной годовщине начала войны.
22 июня: 16.00 — проведение в роте собрания, посвященного годовщине начала войны.
Объяснить роте, кто такие партизаны и что такое партизанская война.
23 июня: 16.00 — политическая информация личного состава.
24 июня — выпуск фронтовой газеты (совещание редколлегии).
25 июня — разъяснить личному составу, как гитлеровцы бомбят мирное население.
26 июня: 18.00 — совещание с членами редколлегии стенной газеты «Красный партизан».
27 июня — беседа с членами и кандидатами в члены (6 чел.) коммунистической партии роты.
28 июня: 16.00 — подготовка к комсомольскому собранию.
29 июня — собрание комсомольцев и первичной партийной организации.
30 июня: 19.00 — выпуск второго номера стенной газеты «Красный партизан».

Программа политической учебы не предусматривала главной целью прославление коммунистической партии и советского режима. После провала партизанского движения в 1941 году наметилась тенденция взывать к национальному патриотизму. Партизан часто называли «солдатами Красной армии в тылу врага». В партизанской клятве, к примеру, не было упоминаний о Сталине или коммунизме, и начиналась она словами: «Я (имя), гражданин СССР, славный сын героического русского (украинского и т. д.) народа клянусь...». В донесении немецкой разведки в июле 1942 года говорилось, что «политруки читают лекции о значении партизанской войны. В них особое место уделяется идее национально-освободительной войны русского народа». Но в целом обращение к национализму и затушевывание обычных для советской пропаганды тем преданности Сталину и советской власти было рассчитано в большей степени на население оккупированных территорий, чем на самих партизан. Внутри отрядов политической работой руководили надежные члены партии, и пустая пропагандистская болтовня имела меньшее значение, чем выработка у партизан модели поведения, отвечавшей требованиям советской системы.
Сила политической власти и приемы политической пропаганды были призваны влиять на действия каждого человека в отдельности и партизанского отряда в целом. Дисциплина, бережное обращение с оружием, достижения отдельных партизан и целых подразделений — все это находилось в сфере компетенции комиссара. Особое внимание он должен был уделять новым людям, призывникам и ненадежным элементам. Частью его «воспитательной» работы было принятие мер против дезертиров, искоренение трусов, «паникеров» и других нежелательных элементов, а также сопровождение групп при выполнении боевых заданий, когда, как это часто имело место, партизаны отчаянно сражались лишь из страха перед комиссарами. Комиссар контролировал источники поступающей в отряд информации. Он вел постоянную работу по противодействию немецкой пропаганде, делая особый нажим на жестокое обращение немцев с пленными и дезертирами. Рядовых партизан, насколько это оказывалось возможным, стремились изолировать от внешних контактов. Этому в значительной мере способствовали вопиющее лицемерие немецкой пропаганды и крайняя жестокость немцев при проведении операций против партизан. Партизанским пропагандистам никогда не приходилось внушать, бойцам беспочвенных страхов, им нужно было только усиливать те, которые им уже успели внушить сами немцы. Попавший в начале 1943 года в плен партизанский командир говорил: «В настоящее время положение таково: мы в лесу верим, что коммунизм (который 80 процентов из нас ненавидят), по крайней мере, позволит нам жить, а немцы, с их национал-социализмом, либо расстреляют нас, либо уморят голодом».
В непосредственном распоряжении политработников находились коммунисты и комсомольцы. Для рядового партизана членство в партии не было благом: статус его, правда, был несколько выше, и он не подвергался слежке и принуждению, но от него требовалось многое. Он должен был быть образцовым бойцом, а кроме того, был обязан принимать активное участие в проведении политической учебы и в слежке за беспартийными. Поскольку процент членов партии в большинстве отрядов был небольшим, их поведение должно было быть примером для подражания. Комсомольцам, в свою очередь, отводилась роль ударной силы партизан.
В каждой бригаде или самостоятельном отряде имелась своя партийная организация, куда входили все члены партии. Аналогичная организация была и у комсомольцев. Руководство такой организацией осуществляли политработники. Обычно комиссар или один из политруков был ее секретарем. Он докладывал советскому руководству о проводимой в отряде партийной работе. Партийным комитетам поручалось выпускать стенные газеты и боевые листки, вести пропаганду. Отбирались специальные агитаторы и докладчики для проведения работы среди беспартийных. На собраниях неизменно затрагивались вопросы «усиления работы» и «активизации борьбы», что означало новые требования со стороны политработников, призывавших к строгой дисциплине, большей активности в военных операциях, особым достижениям, приуроченным к праздникам и т. д.

Согласно захваченному протоколу, одно из комсомольских
собраний протекало следующим образом:

«ПОВЕСТКА ДНЯ:
1. Дисциплина комсомольцев в бою и в расположении.
2. Утверждение плана работы.
3. Выборы.
4. Разное.

Выступили:
По первому пункту повестки дня докладывал товарищ Филиппов. Он сказал: «Дисциплина комсомольцев далеко не удовлетворительная. Одна из причин этого: употребление комсомольцами нецензурных слов; комсомольцы употребляют ругательства не только при оскорблении друг друга, но иногда и тех, кто не является членом комсомола.
Поведение большинства комсомольцев в бою хорошее, но есть несколько человек (например, Егоров), которые не проявляют необходимого мужества».
Член партии Соловьев: «Вопрос дисциплины касается всего партизанского отряда, а комсомольцев в особенности. Среди нас есть комсомольцы, которых надо сажать в тюрьму. Наблюдаются случаи, когда комсомольцы ссорятся друг с другом, тем самым подстрекая беспартийных делать то же самое».
Командир отряда Васильев: «...если мы хотим поступать как комсомольцы, то мы не только должны быть примером, но и вести за собой других. Это наша главная задача».
Утверждение плана работы бюро комсомольской организации. План был принят за основу.
Выборы в бюро. Рыбаков — 3 голоса; Букатин — 15 голосов. Большинством голосов избран Букатин».
По четвертому пункту повестки дня (разное) собрание вновь вернулось к вопросу о дисциплине, выслушало сделанные офицерами замечания в адрес двух комсомольцев и проголосовало за вынесение им общественного порицания вдобавок к уже полученному ими от офицеров взысканию.
Практиковалось также проведение собраний всего личного состава. Отчет о таких собраниях содержится в захваченном донесении комиссара бригады:

«1. [Перечисляются имена партизан, проявивших героизм ли отличающихся «образцовой дисциплиной».]
2. Весь личный состав отряда принял клятву красного партизана. После принятия клятвы возросло единство рядовых и офицеров.
3. В отряде были созданы партийная и комсомольская организации (всего членов и кандидатов в члены партии пятеро; в отряде четырнадцать комсомольцев). Они ведут большую работу в отряде и среди населения. В отряде проведено пять партийных и комсомольских собраний, на которых обсуждались следующие вопросы: а) дисциплина, б) уход за оружием, в) осуждение действий отдельных бойцов, коммунистов и комсомольцев. Проведено десять общих собраний, на которых обсуждались вопросы: а) дисциплина внутри отряда, б) уход за оружием, в) осуждение колеблющихся.
4. Приказы народного комиссара обороны № 55 и № 130 были проработаны со всем личным составом и полностью им поняты. Также [были обсуждены] статья Молотова об Отечественной войне советского народа, моральное состояние германских вооруженных сил, поведение товарища Литвинова на конференции Великих держав, воззвание партизан Калининского фронта, под которым 55 человек из нашего отряда поставили свои подписи».

В других случаях в повестку дня собраний входили вопросы: 1) «бандитское поведение бывшего офицера Иванова», 2) «подробное обсуждение приказа наркома обороны № 130 и воззвание партизан Калининского фронта», 3) «приговоры преступникам, бывшим партизанам Д.И. Пискунову и Г.А. Козлову» и 4) «проверка техники в полевых условиях».
Во время и после войны советские руководители неоднократно утверждали, что партизанское движение продемонстрировало способность коммунистической партии мобилизовать своих членов и «народные массы» на защиту советской системы в кризисной ситуации. Имеющиеся свидетельства заставляют сомневаться в правоте подобного утверждения. В 1941 году, в период наибольших трудностей, партия не сумела организовать эффективного партизанского движения. Появление партизанского движения, в том виде, в каком оно существовало в более поздний период, следует приписать главным образом способности советского режима распространить свою власть на оккупированные регионы, чему способствовали благоприятный поворот в войне и политические ошибки немцев. Влияние партии в партизанском движении было направлено на то, чтобы это движение действовало исключительно в интересах советского режима; главным было предотвратить возможность нежелательного в политическом плане развития событий. Поэтому партию скорее правильнее будет назвать инструментом советского контроля а не основной побудительной силой.



  1. Институт комиссаров так никогда и не был ликвидирован в партизанском движении, как это произошло в Красной армии в октябре 1942 года.


Просмотров: 9341

Источник: Джон Армстронг. Советские партизаны. Легенда и действительность. 1941-1944 М.: Центрполиграф, 2007



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 2
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
Администрация 2010-07-13 18:00:03
Андрей, что конкретно вам не понравилось в тексте - утверждение, что в 1941 году партизанское движение не было реальной силой(приведите свои данные, где бы утверждалось обратное) или что партия была больше инструментом контроля, а не побудительной силой?
Андрей 2010-07-13 17:53:49
Прочитайте последний абзац: и охота вам такой бред помещать? Вообще для чего это статья? Видимо,никто, кроме Армстронга,не знает правды о партизанском движении..
X