Гражданская война в Испании и советская пропаганда. Стихи и проза.

18 июля 1936 года в эфире одной из испанских радиостанций прозвучала фраза «Над всей Испанией безоблачное небо» - сигнал к началу военного мятежа. В далекой стране на Иберийском полуострове началась Гражданская война. Война, быстро переставшая быть внутреннем делом одной Испании – будущие главные противники во Второй Мировой превратили эту страну в испытательный полигон для своей военной техники и военных доктрин.

Кроме того, земли Испании богаты полезными ископаемыми, совсем рядом находится британский Гибралтар, закупоривший вход в Средиземное море. Богатая страна, расположенная в стратегически важной точке Европы. Лояльное правительство в такой стране не помешает ни одной сверхдержаве.

Эта война, как и любая друга, велась и на страницах печати, на экранах кинотеатров, на сцене. Кантария, Астурия, Тируэлла из экзотических названий, которые можно найти разве что в географических атласах, превратились для советских людей в привычные названия на первых полосах газет. Советские газеты и журналы действовали по классическим законам военной пропаганды – участники военных действий делились на плохих и хороших парней – мятежников и республиканцев. Правительство Народного Фронта, против которого выступили мятежники, на самом деле состояло из представителей левых партий самого разного толка – от анархистов до либералов. Коммунисты в нем составляли меньшинство. Так что, ни о каком строительстве социализма в Испании по советскому образцу в случае победы республиканцев речи бы не шло. Но на страницах советских газет и журналов республиканцы были единой монолитной силой – доблестными защитниками испанского крестьянства и рабочего класса.

Столь же единой и монолитной силой представлялись мятежники – они были просто фашистами, приспешниками Гитлера и Муссолини, убийцами рабочих и крестьян . Хотя, разумеется, никакого идеологического единства между германскими национал-социалистами, итальянскими фашистами и испанскими националистами не было и быть не могло. Достаточно, например, вспомнить о том, что на протяжении всей Второй Мировой Испания формально придерживалась нейтралитета. Все участие испанского диктатора Франко в этой войне свелось к отправке на Восточный фронт так называемой «Голубой дивизии». Но и эта дивизия состояла из добровольцев. А добровольцы могут воевать, где им заблагорассудится, и правительство их страны не причем.

Разумеется, главными темами газетных статей и репортажей были зверства мятежников, отвага, мужество и стойкость республиканцев. Но прежде чем перейти к конкретным примерам советской пропаганды, начнем с примера самого известного и … самого необычного. Речь идет о знаменитом стихотворении Михаила Светлова «Гренада» - ставшего своего рода символом этой войне. Но все дело в том, что, ни к Испании, ни к испанской войне, это стихотворение … не имеет ни малейшего отношения. Михаил Светлов написал его ровно за десять лет до начала мятежа. В своих воспоминаниях он оставил подробный рассказ о том, как родилось это стихотворение. Молодой поэт (ему было всего 23 года), недавно перебравшийся из украинской глубинки в Москву, шел по Тверской. И увидел в глубине одного из дворов вывеску гостиницы «Гренада». Ему понравилось само слово и решение написать стихотворение, в котором так или иначе будет фигурировать далекая испанская провинция, родилось само собой (кстати, к тому времени в русском языке эта провинция уже давно именовалась Гранадой, но Гренада – красивее и романтичней). Михаил Светлов пишет:

Но в трамвае по дороге домой я пожалел истратить такое редкое слово на пустяки. Подходя к дому, я начал напевать: „Гренада, Гренада...“ Кто может так напевать? Не испанец же? Это было бы слишком примитивно. Тогда кто же? Когда я открыл дверь, я уже знал, кто так будет петь. Да, конечно же, мой родной украинский хлопец. Стихотворение было уже фактически готово, его оставалось только написать, что я и сделал.


Гренада

Мы ехали шагом,
Мы мчались в боях
И «Яблочко»-песню
Держали в зубах.
Ах, песенку эту
Доныне хранит
Трава молодая -
Степной малахит.

Но песню иную
О дальней земле
Возил мой приятель
С собою в седле.
Он пел, озирая
Родные края:
«Гренада, Гренада,
Гренада моя!»

Он песенку эту
Твердил наизусть...
Откуда у хлопца
Испанская грусть?
Ответь, Александровск,
И Харьков, ответь:
Давно ль по-испански
Вы начали петь?

Скажи мне, Украйна,
Не в этой ли ржи
Тараса Шевченко
Папаха лежит?
Откуда ж, приятель,
Песня твоя:
«Гренада, Гренада,
Гренада моя»?

Он медлит с ответом,
Мечтатель-хохол:
- Братишка! Гренаду
Я в книге нашел.
Красивое имя,
Высокая честь -
Гренадская волость
В Испании есть!

Я хату покинул,
Пошел воевать,
Чтоб землю в Гренаде
Крестьянам отдать.
Прощайте, родные!
Прощайте, семья!
«Гренада, Гренада,
Гренада моя!»

Мы мчались, мечтая
Постичь поскорей
Грамматику боя -
Язык батарей.
Восход поднимался
И падал опять,
И лошадь устала
Степями скакать.

Но «Яблочко»-песню
Играл эскадрон
Смычками страданий
На скрипках времен...
Где же, приятель,
Песня твоя:
«Гренада, Гренада,
Гренада моя»?

Пробитое тело
Наземь сползло,
Товарищ впервые
Оставил седло.
Я видел: над трупом
Склонилась луна,
И мертвые губы
Шепнули: «Грена...»

Да. В дальнюю область,
В заоблачный плес
Ушел мой приятель
И песню унес.
С тех пор не слыхали
Родные края:
«Гренада, Гренада,
Гренада моя!»

Отряд не заметил
Потери бойца
И «Яблочко»-песню
Допел до конца.
Лишь по небу тихо
Сползла погодя
На бархат заката
Слезинка дождя...

Новые песни
Придумала жизнь...
Не надо, ребята,
О песне тужить,
Не надо, не надо,
Не надо, друзья...
Гренада, Гренада,
Гренада моя!

К своим 23-ем годам Светлов уже успел побывать на фронтах нашей Гражданской и был убежденным интернационалистом. И нет ничего странного в том, что его украинский хлопец «хату покинул, пошел воевать, чтобы землю Гренады крестьянам отдать». Для героя стихотворения родиной был весь мир – и украинские степи и плодородные земли Испании, в которой он никогда не бывал и никогда не побывает. Ведь везде есть крестьяне и помещики, рабочие и капиталисты, и всех угнетенных надо освободить от многовекового рабства.

Стихотворение было написано в мае 1926-го, но опубликовать его удалось на «Литературной Странице» газеты «Комсомольская Правда» только 29 августа – никакого восторга у редакторов и коллег по стихотворному цеху стихотворение про странного украинского хлопца не вызвало. Но, будучи опубликованным, оно «пришлось ко двору» и мгновенно завоевало популярность в народе. А когда в Испании началась Гражданская война «Гранада» Светлова стало гимном интербригад.

Кстати, это стихотворение перекладывали на музыку более двадцати раз. Если само стихотворение было написано за десять лет до начала испанской Гражданской, то самая популярная мелодия песни «Гренада» была сложена почти через двадцать лет после ее окончания – в 1956 году эта мелодия, известная всем и каждому, была написана бардом Виктором Берковским.

Другой образец превосходной стихотворной пропаганды, созданной по го горячим следам, – стихи Агнии Барто. В 1937 году она посетила Испанию и вернувшись домой издала сборник «Звезды над Морем», куда вошел целый цикл стихотворений о детях Испании. Герои Барто – юные республиканцы, убежденные и стойкие, как их отцы:

Клятва

Есть в Испании обычай:
Называют пальму в роще
Славным именем героя,
Победившего в бою.

Никогда в бою ты не был,
Не держал в руках винтовки,
Но назвали пальму в роще
В память светлую твою.

Никогда в бою ты не был,
Но раздался рев снаряда,—
Ты был ранен в мирном доме
В ночь, когда пришли враги.

Было лет тебе немного,
Но умел ты быть отважным.
За окном дорога в горы,
Ты сказал сестре: «Беги!»

Было лет тебе немного,
Но умел ты быть отважным,
Ты врага достойно встретил,
Ты сказал в лицо врагу:

— Я за мир и за свободу!
Мой отец республиканец!
И победа будет нашей —
В этом клятву дать могу!

И склоняются в салюте
Пионерские знамена,
Клятву юного героя
Повторяет весь отряд:

— Мы за мир и за свободу,
И победа будет нашей!
За товарищей погибших
Пионеры отомстят.


Лолита

Лолита, десять лет тебе,
Но ты привыкла ко всему:
К ночной тревоге и к стрельбе,
К пустому дому своему.

И ранним утром у ворот
Стоишь подолгу ты одна.
Ты ждешь:
А вдруг отец придет?
А вдруг
Окончилась война?

Нет, вновь пожар!
Дома горят.
Ревет снаряд над головой,
И ты опять зовешь ребят
Смотреть воронки в мостовой.

Идет колонна мимо вас,
И ты знакомому бойцу
Кричишь: «Маноло, в добрый час!
Что я жива, скажи отцу».

Испанская война нашла свое воплощение в советской прозе, драматургии и кинематографе уже после ее окончания. А во время войны пропагандистским оружием были репортажи. Репортажи, в котором описывалось все то, о чем мы говорили выше, – зверства и преступления одной стороны, героизм и самопожертвование другой.

Прекрасным образцом военной журналистики можно назвать «Испанский Дневник» (1938) Михаила Кольцова. Официально он был корреспондентом «Правды», неофициально – представителем Коминтерна при республиканском правительстве. Его репортажи уходили в Москву ежедневно. Таким со страниц дневника предстает осажденный Мабрид:



Затем повидали город и главную достопримечательность испанской столицы — ее воздушные бомбардировки. Налеты теперь происходят по три-четыре раза в день, жертвами переполнены все морги. Я перестал в телеграммах описывать и даже упоминать все бомбардировки: слишком много, слишком страшно, и все одно и то же.

«Сегодня днем были еще четыре воздушных бомбардировки. Убито много детей. Только что принесли и положили на стол двадцать снимков. Большие, красивые снимки детей, похожих на куклы. Это разбитые куклы. У них большие черные дыры на лбу, на шее, у ушей. Не будь этих мертвых черных дыр, дети казались бы совсем живыми. У некоторых даже раскрыты глаза, словно в изумлении. Разметаны косички, уста улыбаются, и сквозь них видны маленькие белые зубы.

Дети гибнут, потому что они проводят весь день на улицах. Повсюду они возятся, копошатся. В рабочих кварталах, у Толедского моста, в Аточе, они помогают взрослым строить баррикады. Крохотные карапузы долго выковыривают большой камень из мостовой, кладут его в плетеную корзинку и, держа с двух сторон за ручки, чинно тащат его к баррикаде. Старик каменщик кивает им, кладет камень в верхний ряд и посыпает песком. Ребятишки с достоинством отправляются за новым камнем»



А вот пример репортажа с передовой:

«Фашисты не думали здесь останавливаться. Сопротивление они сочли за временную задержку. Увлекаясь маневром, подбросили еще танков, еще пехоты, еще авиации. И понесли на этом большие потери. Авиацию встретили «курносые», они гонят, сбивают, поджигают «юнкерсы», пугают и путают их, вынуждая удирать, не сбросив бомб или сбросив их как попало, без прицела. Против германских пулеметных танков выступили республиканские пушечные. Кроме того, действуют броневики, и хорошо действуют. Мигель Мартинес упоенно носится в броневике, он никогда не думал, что эта машина может так лихо действовать.»



28 марта 1939 года пал Мадрид, 1 апреля войска Франко контролировали всю территорию страны. Вторая Испанская Республика пала. Диктатор Франко добровольно покинул свой пост только в 1973 году. На этой войне будущие противники в войне мировой не только испытывали новейшие образцы военной техники и тактику их применения, оттачивались и приемы военной пропаганды.

О том, как выглядела эта война на страницах советских газет и журналов – в рисунках, карикатурах и фоторепортажах - вы можете прочитать здесь.


Просмотров: 11378



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X