Хроника работы революционных трибуналов Нижегородской губернии за второе полугодие 1920 г

Хроника работы Нижегородского Губернского Революционного Трибунала, Революционного Военного Железнодорожного Трибунала и Революционного Военного Трибунала Волжской области Водного Транспорта за второе полугодие 1920 года по сообщениям газеты «Нижегородская Коммуна»

Газета «Нижегородская Коммуна», 3 августа 1920 №171



Военно – Революционный Трибунала Волжской Области, заслушав в заседании своём, 12 июня, дело о гражданах: Абрамове, Фролищиве и Соколове, нашёл доказанным, что обвиняемые, бывшие заведующие Пучежскими пристанями – Абрамов, заведующий Сокольским затоном – Фролищев, бухгалтер того же затона Соколов, являясь ответственным работниками водного транспорта, и имея при себе – Абрамов 165022 рубля, казённых денег, а Соколов – 1138075 рублей, устроили в Пучеже 20 мая пьянство, во время которого они и были арестованы милицией.

Принимая во внимание, что чрезвычайная условия, в которых поставлен водный транспорт, требуют от всех работников и в особенности от ответственных, высшего напряжения всех сил для восстановления транспорта, ибо только железной дисциплиной, полным искоренением разгильдяйства и образцово – примерной работой ответственных лиц, может быть завоёвана победа на фронте борьбы с транспортной разрухой, что руководители транспортными работами должны быть во всякую минуту, готовы к исполнению своих обязанностей, Ревтрибунал Транспорта приговорил: обвиняемых Абрамова, Фролищёва и Соколова к принудительным работам с лишением свободы сроком на один год.

13 июля, рассмотрено дело о гражданах Сизоненко, Шиповникове и Мостикове.
Признано доказанным, что бывший сотрудник Обполитвода Сизовенкова, совместно с Шиповниковым, и скрывшимся Мясниковым, 16 мая устроили пьянство, во время которого, находясь в квартире Китаева, насильственно отнимала деньги и ценные вещи у Китаева, его жены и дочери.

Принимая во внимание, что Сизовенков, будучи сотрудником Обполитвода и членом РКП, тем, что устраивал пьянство и учинил насильственное отнятие денег и вещей, дискредитировал Советскую власть и в частности ту организацию, которая призвана для выполнения важной в настоящей момент роли, восстановления Водного Транспорта, Реввоентрибунала приговорил: Сизоненко Степана Павловича к принудительным работам с лишением свободы сроком на пять лет. В отношении гражданина Шиповникова, Реввоентрибунал определил: имея в виду, что гражданин Шиповников, и играл в насильственном отнятии не активную роль, и что он вполне сознал свою вину – приговорить гражданина Шиповникова к принудительным работам с лишением свободы на один год.

Газета «Нижегородская Коммуна», 22 августа 1920 №187



Революционный Военный Трибунала Волжской Области Водного транспорта, в судебном заседании 17 августа, разобрал дело о гражданах: Андронове Андрее Дмитриевиче, матросе парохода «Андижай», Кручинине Александре Фёдоровиче, третьем помощнике командира того же парохода и Федорове Дмитрии Петровиче, обвиняемых в злостной спекуляции солью.

Андронов признан виновным в том, что служа на пароходе, спекулировал солью, продавая её по 25000 рублей за пуд, и таким образом использовал Водный транспорт, и своё служебное положение в спекулятивных целях.

Кручинина и Фёдорова, виновными в том же самом преступлении.
Принимая во внимание разруху на водном транспорте, с которой каждый из служащих Водного транспорта должен всемерно бороться, и не увеличивать, спекулируя на пароходах. Реввоентрибунал, приговорил: Андронова и Кручинина к 5 годам общественных – принудительных работ, с лишением свободы.

Фёдорова к 3 годам общественно – принудительных работ, с лишением свободы.
При судебном следствии выяснилось, что агент ОРТЧК В. Бабанкин, при обыске не отобрал от Фёдорова денег, приобретённых путём спекуляции, а оставил на руках у обвиняемого Фёдорова, взяв от него расписку на сумму 50000 рублей и соли 30 фунтов, каковые подлежали конфискации.

Реввоентрибунал постановил: Объявить Бабанкину строгий выговор с предупреждением, что при подобного рода поступке, замеченном в следующий раз, он будет наказан гораздо строже. ОРТЧК предложено конфисковать немедленно деньги в количестве 50000 рубле и соли 30 фунтов, оставшиеся у Фёдорова, и первые сдать в доход Республики, а второе в соответствующий продорган. Отобранные от обвиняемых деньги в количестве 268500 рублей, конфисковать, и сдать в доход Республики.

Следущим заслушано дело Бузунова Павла Ивановича, Михаила Петровича Шишкина и Ивана Ивановича Мочалова, обвиняемых:

Бузунов, матрос парохода «Фёдор», в том, что в течении двух навигаций, служа на пароходе, спекулировал продуктами, и за это время, используя своё служебное положение, приобрёл 175000 рублей, путём спекуляции. Кроме того, пытался похитить казённую соль в количестве 1 п. 25 ф. с парохода «Фёдор», но был задержан Мочаловым.

Шишкин, третий помощник командира парохода «Фёдор», пытался совместно с Бузуновым похитить казённую соль, но был задержан Мочаловым.

Мочалов в халатном отношении к служебным обязанностям, выразившимся в том, что не обыскал третьего помощника командира, Шишкина.

Реввоентрибунал Волжской Области Водного транспорта, признал: Бузунова, Шишкина и Мочалова виновными в предъявленных к ним обвинениях и приговорил: Бузунова, к 3 годам принудительных работ с лишением свободы.

Шишкина, к 3 годам принудительных работ с лишением свободы условно.
Мочалова, к строгому выговору с предупреждением, что при повторении такого рода поступков, он будет наказан гораздо строже.

Деньги в количестве 175000 рублей и 1175 рублей белогвардейских, отобранные от Бузунова, конфисковать в доход Республики, а белогвардейские уничтожить.

Газета «Нижегородская Коммуна», 24 августа 1920 №188



20 августа, Революционным трибуналом разобрано дело помощника начальника милиции 4 района Нижнего Новгорода Р. Лебедева, обвинявшегося в преступлении по должности, выразившееся в том, что будучи 4 февраля в нетрезвом виде, он совершил насилие над милиционером Лопуховым, угрожая ему расстрелом, за невыставленный караул.

Трибунал, принимая во внимание чистосердечное раскаяние Лебедева, постановил подвергнуть его условному лишению свободы на 6 месяцев.

Следующим было разобрано дело агента военно – продовольственного подотдела Губпродкома Г. И. Круглова, обвинявшегося в злоупотреблениях данными ему полномочиями.
Отбирал у спекулянтов на ст. Суроватиха продукты, Круглов не все сдавал по назначению, а часть сбывал по спекулятивным ценам.

По обнаружению его преступной деятельности, он предложил агенту УТЧК взятку.
Трибунал, рассмотрев дело и принимая во внимание предварительное шестимесячное заключение Круглова, постановил подвергнуть его условно высшей мере наказания – расстрелу на один год, с немедленной отправкой на Западный фронт.


Газета «Нижегородская Коммуна», 26 августа 1920 №190



Революционный Военный Трибунала Волжской Области Водного транспорта, в судебном заседании 24 августа, слушал дело о гражданине: Дементьеве Андрее Ивановиче, обвиненном в подделке документов, в воровстве, продаже продуктов, и в попытке дать взятку.

Реввоентрибунал признал: Дементьева виновным в том, что будучи заведующим столовой, он систематически расхищал вверенное ему имущество и продукты, продавая их и составляя себе капитал, и жил на широкую ногу.

Во-вторых, он подделал документы с целью скрыть следы своей преступной работы, (стерев цифры, бывшие там ранее, и написав там другие).

В-третьих – когда его проделки стали выходить наружу, он для того, чтобы замять дело, предлагал взятку должностному лицу.

Наконец состоя заведующим столовой, Дементьев толкал на преступление и других служащих, заставляя их выписывать большее количество продуктов, чем требуется.
Состоя заведующим коммунальной столовой, где питались рабочие Водного транспорта, Дементьев урезывал паёк рабочих, выдаваемый и так в ограниченной норме, и посредством этого набивал себе карман.

Принимая во внимание недостаток продуктов и материалов для рабочих Водного Траспорта, и то, что подобного рода люди являются паразитами рабочего класса, отнимающими у него продукт питания, необходимый для жизни, и обогащающимися за его счёт, обставляя свою личную жизнь роскошью и комфортом, являясь врагами рабочего класса, прилипшими к телу рабочих и высасывающих у них жизнь, Революционный Военный Трибунала Волжской Области Водного транспорта, приговорил Дементьева к высшей мере наказания – расстрелу.

Газета «Нижегородская Коммуна», 27 августа 1920 №191



25 августа, Ревтрибуналом Трибуналом Волжской Области Водного транспорта, разобрано большое дело о злоупотреблениях водников – продовольствеников.

Обвинялись, заведывающий карточным бюро – Лев Александрович Кастальский, помощник заведывающего судоходной лавкой№5 – Василий Иванович Осин, Константин Андреевич Чугунов, Павел Матвеевич Громов, Николай Васильевич Сикачёв, Герасимов, Алексей Павлович Всегодичевский, Николай Семёнович Рожков, Владимир Александрович Поляков, Никандр Васильевич Козлов, Поликарп Сергеевич Кругликов и Василий Александрович Рыбаков.
Это шайка, всеми возможными способами обкрадывала рабочих – судоходцев, спекулируя продуктами.

Трибунал, рассмотрев дело, признал Осина виновным в том, что пользуясь своим служебным положением помощника заведующего судоходной лавкой №5, похищал продукты, каковые и продавал по спекулятивным ценам. Незаконно получал продовольствие, имея на руках похищенные продовольственные карточки, выписывая продукты по обрезанным талонам на несуществующих лиц.

Кастальского виновным в том, что, будучи заведывающим карточным бюро, не вёл точного учёта продовольственных карточек, чем вносил полную безответственность и разруху в дело снабжения продовольствием.

Громов и Сикачёв, виновными в том, что состоя в преступном сообществе с Кастальским и Осиным, похищали и передавали другим продовольственные карточки, следствием чего, было незаконное получение продуктов и спекуляция.

Чугунов в том, что подделал похищенные продовольственные карточки и пытался по ним получить продукты из судоходной лавки рабочих водного транспорта.

Всегодичевский, будучи заведующим судоходной лавки, незаконно распределил среди служащих лавки оставшиеся от провеса продукты, вместо того, чтобы их заприходовать на остаток для распределения в общем порядке.

Козлов, виновным в том, что, будучи заведующим продовольственной лавкой Молитовского затона, относился небрежно к хранению продовольственных карточек, следствием чего явилась недостача 100 экземпляров их.

Кругликов, через посредство Сикачёва, покупал заведомо краденную муку и спекулировал её.
Поляков, похитил 3 продовольственные карточки и передал их Чугунову для получения и совместного дележа продуктов.

Трибунал приговорил: Осина Василия к высшей мере наказания – расстрелу, Кастальского Льва к 20 годам общественно – принудительных работ с лишением свободы. Громова Павла, Сикачёва Николая, Чугунова Константина к 10 годам общественно– принудительных работ с лишением свободы. Всегодичевского Алексея, Козлова Николая, Курлыкова Поликарпа к 5 годам, Полякова Владимира, как несовершеннолетнего – в колонию малолетних преступников для исправления до совершеннолетия.

Дело о скрывшимся Герасимове выделено.

Рыбаков Василий и Рожков Николай оправданы. Приговор является окончательным.

Газета «Нижегородская Коммуна», 1 сентября 1920 №195



21 августа, Ревтрибуналом Трибуналом рассмотрено дело заведующего паровозо – котельным и судо - котельным цехами Сормовских заводов, инженера Бориса Сергеевича Беликова, обвиняемого в самовольном оставлении службы.

23 сентября 1919 года, между Беликовым и комиссаром Центроброни, для которого выполнялись заказы под руководством Беликова, произошло недоразумение. Окончив заказ, Беликов перестал выходить на работу.

Трибунал признал самовольное оставление Беликовым службы из-за личных мотивов доказанным и принимая во внимание важность заказов, выполняемых Сормовскими заводами, постановил подвергнуть Беликова условному лишению свободы на 6 месяцев.

23 августа разобрано дело Опульского Владислава Францевмча, гражданина города Тельши, Ковенской губернии, архивариуса Нижегородского военного архива, обвиняемого в хранении револьвера, оставшегося у него от старой военной службы, где он был прапорщиком, и продажа его с спекулятивной целью.

Революционный Трибунал нашёл преступление доказанным и приговорил Опульского к лишению свободы сроком на 5 лет.


Газета «Нижегородская Коммуна», 6 сентября 1920



Дело о гражданине Логинове Павле Ивановиче, обвиняемом в спекуляции солью. Революционный Трибунала, нашёл обвинение доказанным, что гр. Логинов, состоя на службе в 5 участке Речной Милиции Нижегородского района в должности младшего милиционера, занимался куплей и продажей по спекулятивным ценам соли, чем подрывал авторитет органа Советской власти, а в частности милиции, а так же и являлся прямым пособником по развитию спекуляции, между тем, как прямая обязанность гр. Логинова, как представителя Речной Милиции, была борьба с этим злом нашей Советской Республики, а потому Революционный Военный Трибунала Волжской Области Водного транспорта, приговорил бывшего младшего милиционера 5 участка Речной Милиции Нижегородского района, Логинова Павла Ивановича заключить в лагерь принудительных работ, сроком на два года, с содержанием под стражей.

Вещественные доказательства: соль в количестве 1 п. 2 ф. конфисковать и сдать в доход Республики.

Вторым слушалось дело по обвинению команды баржи №3 бывший Хлебникова: граждан Комлева Е. Г., Кидебова А. И., Кошкина М. С., Игнатьева Е. И., Жданкина Ф. С., Ахлестина П. И. и Пронюшкина К. Е. в хищении соли.

Реввоентрибунал признал виновными: Кидебова, Кошкина, Игнатьева, Жданкина, Ахлестина, Пронюшкина в том, что, используя своё служебное положение, как служащих на барже №3 в качестве матросов, похитили соль принадлежащею Республики, для личного употребления.
Водолива баржи №3 Комлева – виновным в том, что, будучи главным лицом на барже, распустил команду и не знал, что она делает. Принемая во внимание чистосердечное признание команды при предварительном следствии, и на суде Реввоентрибунал приговорил: Кидебова, Кошкина, Игнатьева, Жданкина, Ахлестина, Пронюшкина. Комлева к 2 годам принудительных – общественных работ с лишением свободы, причём водоливу баржи №3 бывшей Хлебникова, Комлеву, приговор считать условным.


Газета «Нижегородская Коммуна», 10 сентября 1920 №203



Революционный Военный Трибунала Волжской Области Водного транспорта, разобрал дело по обвинению командира парохода «Гражданин» - Орфелинова Николая Ивановича, и его помощника – Стрежнева Николая Васильевича в том, что идя рейсом вверх по Волге, по просьбе команды приставали на нескольких пристанях, а так же по просьбе отдельных лиц, вызывали лодки, чем нарушали правила установленные для судов транзитного плавания и способствовали спекуляции.
Принимая во внимание всё возрастающею спекуляцию на Волжском Бассейне, а также и то, что командиры отдельных пароходов подобного рода поступками потворствуют спекуляции, Реввоентрибунал Волжской Области Водного транспорта, приговорил: Орфелинова, командира парохода «Гражданин» и Стрежнева, помощника командира того же парохода к 2 годам принудительных – общественных работ с лишением свободы условно.


Газета «Нижегородская Коммуна», 12 сентября 1920 №205



Революционный Военный Трибунала Волжской Области Водного транспорта, в судебном заседании 7 сентября, слушал дело по обвинению военморов Нижегородского флотского полуэкипажа: Есырева В. М., Смирнова А. М., Макарычева В. Г. и Шульгина С. М. обвинявшиеся в дезертирстве и самовольной Дозморова и отлучке, из части, отправляемой в Москву.
Реввоентрибунал приговорил – Есырева, Смирнова, Макарычева и Шульгина к шести месяцам общественных принудительных работ с лишением свободы условно, причём означенные военморы, должны быть отправлены на фронт с первым эшелоном военных моряков, отправляющихся на фронт.

Вторым заслушано дело по обвинению служащих Сормовской нефтяной машины №20. Рябинина Александра Николаевича, водолива машинки№29. Дозморова Василия Филипповича, машиниста той же машинки, Ерикова Василия Ивановича и Смирнова Макара Фёдоровича, матроса вышеуказанной машинки в продаже мазута вверенного им по службе, граждан Ростова М. И., Седова А. О. в незаконной покупке краденного мазута, Анаева Ф. И. в укрывательстве воров и спекулянтов и посредничестве при даче взятки, Шейбака Г. А., Бултузова Л. Н. в укрывательстве спекулянтов.

Реввоентрибунал признал Рябинина и Дозморова виновными в том, что они пользуя своё служебное положение, продали нефть вверенную им по службе спекулянтам с целью личной наживы.

Машиниста Ерикова и Смирнова М. Ф. в соучастии хищения нефти и в укрывательстве.
Ростова и Седова, в покупке заведомо краденной нефти с целью спекуляции и в даче взятки при посредничестве Анаева.

Анаева Ф. И. в укрывательстве воров и спекулянтов и посредничестве при даче взятки, Шейбака Григория Андреевича в спекуляции и трудовом дезертирстве.

Принимая во внимание тяжёлое положение Советской Республики, а также и то, что подобного родадействий в корне подрывает работу по восстановлению Водного траспорта и увеличивают разруху, а также и то, что люди, использующие своё положение для личной пользы и наживы, наносят удар в спину рабочим, в самый тяжёлый момент борьбы, как на боевом фронте, так и на трудовом.

Реввоентрибунал Волжской Области Водного транспорта, приговорил: Рябинина, Дозморова и Ростова, как главных виновников кражи и спекуляции, а так же и дачи взятки – к высшей мере наказания – расстрелу.

Седова, Анаева и Шейбак к 10 годам принудительных общественных работ с лишением свободы.
Ерикова и Смирнова к 5 годам принудительных общественных работ с лишением свободы.

Газета «Нижегородская Коммуна», 18 сентября 1920 №210



В Революционном Трибунале Волжской Области Водного Транспорта, разобрано громкое дело по обвинению начальника Управлесморкома - Борисова Михаила Григорьевича, комиссара того же управления - Малышева Михаила Марковича, Госконтроля того же управления - Стоюнина Виктора Павловича, юрисконсульта того же управления - Долгова Александра Даниловича, главбух - Родионова Леонида Александровича, сотрудника особых поручений - Рыбакова Алексея Васильевича, члена приёмной комиссии Нижпродбазы Опродкомфлота – Зальцмана Абрама Дмитриевича, секретаря комиссии Управлесморкома – Чукалова Александра Михайловича, коменданта парохода «Березники» - Сутырина Сергея Ильича, инспекторов Управлесморкома – Архипова Ивана Петровича, Борисова Фёдора Григорьевича, военморов: Козлова Константина Сергеевича, Плеханова Дмитрия Андреевича, Галюскина Михаила Сергеевича, гражданок: Иконниковой Марии Сергееевны, Кубышиной Анны Никитичны, Гребновой Марии Владимировны – в преступлении по должности, спекуляции и бандитизме. Начальника Управлесморкома – Борисова, признал виновным в том, что имея в своём распоряжении пароход «Березники». А также военную команду для исполнения возложенных на него обязанностей по заготовке топлива Моркому и Главоду, уклонился от прямых своих обязанностей и предоставил пароход для пользования посторонним лицам, служащим для закупки продовольствия с целью спекуляции, а также виновным в том, что незаконно разрешил приобрести от спекулянтов нермированные продукты, как-то: соль, муку и другие. Продукты в большом количестве, используя своё служебное положение, дабы скрыть следы спекуляции, достал фиктивный документ о принадлежности этого груза Морскому учреждению: 2) зная о том, что на вверенном ему пароходе производиться спекуляции солью и мена таковой на живность и другие продукты, не предпринял положительно ни каких мер к прекращению этого позорного явления, а наоборот способствовал этому, посылая подчиненных ему лиц за продовольствием под видом служебных командировок, вследствие чего вверенный ему по службе пароход при остановках на пристанях, и у берегов Волги, превращался в базар, где велась торговля и обмен соли на продукты, и на предметы первой и второй необходимости; виновным в том, что с его ведома хранились на пароходе «Березники», не имеющие боевого назначения, пулемёты и винтовки в количестве превышающем насущную потребность на пароходе для несения караулов и т. п.; зная, что на вверенном ему пароходе производилась стрельба, как из винтовок, так и из пулемёта не предпринял ни каких к ликвидации этого, и на сделанный по этому вопросу доклад со стороны участника комиссии, что разрешил выдавать авансовые суммы на несуществующие расходы, кои использовались на покупку соли с целью спекуляции; также виновен в том, что не только не препятствовал пьянству среди комиссии, но часто и сам появлялся в нетрезвом виде на пароходе, чем способствовал разложению вверенной ему команды и упадку дисциплины.

Комиссара Управлесморкома – Малышева Михаила Марковича, виновным в тех же преступлениях, что и начальника Управлесморкома, и кроме того, будучи политическим комиссаром, и членом рабоче – коммунистической партии, участвовал в злостной спекуляции, используя для этой цели звание военного моряка, и политического комиссара, а так же производил стрельбу на пулемёты и винтовки по берегам Волги, что является хулиганством, равносильно бандитизму, чем сознательно дискредитировали Советскую власть и коммунистическую партию, членом которой он состоял.

Сутырина Сергея Ильича, виновным в том, что занимая должность и зная, что на пароходе имеется пулемёт и винтовки, не сдал таковые на Артсклады Моркома, хотя знал, что в оружии ощущается острая нужда на боевых фронтах.

Представитель Рабкрина – Союнина Виктора Павловича и юрисконсульта Управлесморкома – Долгова Александра Даниловича, виновным в выпивке при отвале парохода «Березники» от пристани из города Нижнего Новгорода.

Принимая во внимание, что такого рода поступки со стороны должностных лиц и ответственных работников в корне подрывают авторитет Советской власти, вносит дезорганизацию в продовольственную политику РСФСР и пятнают звание ответственных работников, и военных моряков, а так же и то, что совершённые ими преступления, вносят характер бандитизма, прикрывающего злостную спекуляцию, Реввоентрибунал Волжской Области Водного Транспорта, приговорил: начальника Управлесморкома Борисова и комиссара того же управления Малышева к высшей мере наказания – расстрелу.

Коменданта парохода «Березники», Сутырина к лишению права занимать ответственные должности и течение двух лет, с немедленною отправкою на фронт рядовым моряком через Нижегородский Флотский экипаж.

Представителя Рабкрина – Стоюнина, юрисконсульта Управлесморкома Долгова, к одному году общественных принудительных работ с лишением свободы – условно.
Чукалова, Архипова, Борисова, Козлова, Плеханова, Галюскина, Зальцмана, Радионова, Рыбакова, Кубышину, Гребцову, Иконникову, признать, что они за свои поступки достаточно наказаны, и из-под стражи освободить.

Отобранное РТЧК продовольствие, живность и деньги, принадлежащие отдельным лицам и частным организациям, конфисковать, и первые сдать в соответствующие продорганы Водного Транспорта, а второе в доход Республики.

Газета «Нижегородская Коммуна», 24 сентября 1920 №215



Революционный Военный Трибунал Волжской Области Водного Транспорта, в судебном заседании 21 сентября, слушал дело начальника Козмодемьянской Райконторы Горохова Фёдора, заведывающего Отделом движения Соловьёва Н. И., водолива баржи №15, бывшая Башкирова, Козлова М. П., командира парохода «Помощник» - Рябова А. Ф., обвинявшихся в преступлении по должности, и в халатном отношении к своим обязанностям, результатом чего явился пожар баржи с хлопком в количестве 37071 п. Трибунал признал Горохова виновным в том, что будучи начальником конторы отправил баржу, гружённую хлопком под буксиром парохода на дровяном топливе, вследствие чего от искры произошёл пожар.

Соловьёва, виновным в том, что имея предупреждение командира парохода, поданное в Райконтору о том, что пароход на дровяном отоплении, отдал приказ буксировать пароходу, баржу с хлопком, а так же и с соломой, заведомо зная, как волгарь – специалист, что от искр парохода на дровяном отоплении, произойдёт воспламенение материалов в баржах.
Командира парохода «Помощник» Рябова, в том, что, будучи ответственным за судно не принял мер предосторожности против возникновения пожара, не поставив сетки на трубу парохода, получившего приказ вести караван с огнеопасным и легко воспламеняющимся грузом.
Трибунал, принимая во внимание, что подобные преступления, со стороны ответственных лиц, но их халатному и преступному отношению к делу Советской Республики, приносят громадный вред, приговорил Горохова Ф. В., Соловьёва Н. И. к высшей мере наказания – расстрелу, Рябова А. Ф. к двум годам лагеря принудительных работ с лишением свободы.
Козлова М. П. считать за отсутствием состава преступления, по суду оправданным и из-под стражи освободить.

Следущим заслушено дело Щукина В. В., Луковкина И. Д., Орлова Я. В.,Краснова Н. В. и Садовникова А. Д., обвиняемых в хищении казённых дров и продаже их со спекулятивной целью.
Трибунал признал Щукина, коменданта Обполитвода, виновным в том, что он не принял мер к учёту имущества, результатом чего явилось хищение дров, и разрешил продажу таковых дворнику Обполитвода, Луковкину, частным лицам: Орлова и Краснова, в соучастии хищении таковых: Луковкина в хищении и продаже казённых дров: Садовникова в покупке заведомо краденых дров.

Реввоентрибунал приговорил, коменданта Обполитвода Щукина, Орлова, Краснова к 1 году лагеря принудительных работ с лишением свободы условно.
Луковкина И. Д., к одному году лагеря принудительных работ с лишением свободы.
Садовникова А. Д. к 6 месяцам лагеря принудительных работ с лишением свободы.

Газета «Нижегородская Коммуна», 25 сентября 1920 №216



Революционный Военный Трибунал Волжской Области Водного Транспорта, в заседании 22 сентября рассмотрел следующие дела:

1) О гр. Фадееве К. М, Спиридонове Ф. В. и Колове М. С.
Фадеев и Спиридонов неся служебные обязанности по службе в речной милиции в должности милиционеров, объезжая рейд Нижнего Новгорода, обратились к водоливу баржи №135. Колову с просьбой дать им соли, каковой Колов им насыпал в мешок 2 пуда.
Реввоентрибунал, принимая во внимание чистосердечное сознание Фадеева и Спиридонова, и их пролетарского происхождения, и те, что они оба находились в рядах Красной Армии на фронте, и возвращены по болезни, постановил, заключить в лагерь принудительных работ на 1 год с лишением свободы условно. Водолива баржи №135, Колова, незаконно выдавшего соль Фадееву и Спиридонову, заключить в лагерь принудительных работ с лишением свободы на 1 год и 6 месяцев.

2) О гр. Шувалове И. П., матросе парохода «Обь», обвиняемом в просрочке отпуска и даче взятки, задержавшему его милиционеру. Шувалов, возвращаясь из отпуска с опозданием на два дня, при посадке на станцию, дал взятку задержавшему его милиционеру – 1500 рублей.
Реввоентрибунал, приговорил Шувалова за дачу взятки милиционеру, исполняющему служебные обязанности, заключить в лагерь принудительных работ с лишением свободы на 6 месяцев.

Газета «Нижегородская Коммуна» 3 октября 1920 №223
Революционный Военный Трибунал Волжской Области Водного Транспорта, в судебном заседании 23 сентября, слушал дело о гр. Клевцова Иване Андреевиче и Зинивой Прасковье Михайловне, обвиняемых в подделке документов.

Гр. Клевцова, обвинялся в том, что похитил бланки Главного Врача Госпиталя с печатью и подделал подписи начальствующих лиц, что установлено экспертизой, для своих корыстных целей.

Зинина – в том, что воспользовалась заведомо поддельным документом для личных целей, и этим укрывала преступника подделывающего документы.
Революционный Военный Трибунал приговорил: Клевцова Ивана Андреевича к 1 году лагеря принудительных работ с лишением свободы, и зачетом предварительного заключения.
Зинину Просковью Михайловну к 6 месяцам лагеря принудительных работ с лишением свободы с зачетом предварительного заключения.

Газета «Нижегородская Коммуна», 28 сентября 1920 №218



Революционный Военный Трибунал Волжской Области Водного Транспорта, в судебном заседании 29 сентября, слушал дело о гражданах: Кофтыреве Степане Фёдоровиче, обвеявшемся в систематическом хищении продуктов, Баранове Тихоне Игнатьевиче, Иржаке Исеуле Лейбовиче, Борисове Семёне Осиповиче, Миталёве Алексее Петровиче, Чернонебове Григории Николаевиче в соучастии хищения, продаже краденного и пьянстве, Фролове Александре Романовиче в хищении соли и продаже. Бердникове Иване Андреевиче, в соучастии.

В конце июня сего года, в Нижнем Новгороде пришла баржа №8(бывшая Любимова) с грузом пшеницы, количеством 57380 пуд. При разгрузке, которой не оказалось 6347 пудов 5 ф. на что Комиссией Волгопрода был составлен акт за №23 от 8 июля 1920 года.

При производстве следствия, выяснилось, что водолив баржи №8, придя в Нижний Новгород к Красным казармам, отдал распоряжение насыпать их за 200000 рублей. Означенные деньги были разделены между командой, после чего баржа была подведена к Молитовской пристани к разгрузке и поставлена в борт с выгружавшейся баржей №32(бывшей Жеребцова), где водолив баржи №8Кофтарев, вошёл в соглашение с вахтенным матросом баржи №32 Фроловым, у которого и купил соли в количестве 23 пудов за 75000 рублей, после чего отправился купить самогонки, и купили две бутылки, за которую заплатили за каждую по 20000 рублей.

Арестованные комиссаром ОРТЧК Нижнего Новгорода, виновными себя в продаже и выпивки, все обвиняемые за исключением Бредникова, признали.

Реввоентрибунал, приговорил Кофтарева, как главного виновника недостатка 6347 пуд. 5 фун. пшеницы, расхищения и продажи таковой с целью спекуляции, в принуждении команды расхищать груз, в спаивании её, и в склонении к краже казённой соли, матроса баржи №32 Фролова, и в покупке заведомо краденной соли и всеми своими действиями в тяжёлый, продовольственный момент, причинивший неисчислимый вред Советской Республике, к высшей мере наказанию – расстрелу.

Фролова, за расхищение народного достояния – соли, в количестве 23 пудов и продаже таковой с целью спекуляции, к высшей мере наказания – расстрелу, но принимая во внимание его чистосердечное раскаяние, и первый раз совершённое им преступление, под давлением Кофтырева, высшую меру наказания заменить пятнадцатью годами лагеря принудительных работ с лишением свободы.

Баранова, Иржака И., Мигалёва А., как участников в хищении грузов, и в пьянстве, к пяти годам лагеря принудительных работ, с лишением свободы.

Борисова, Чернонебова, Никулина, в соучастии и получении денег, вырученных от продажи похищенной пшеницы, и до ареста не заявивших о хищении соответствующим властям, к 2 годам лагеря принудительных работ, с лишением свободы условно.

Вердникова Ивана Андреевича, за недоказанным предъявленного обвинения, считать по суду оправданным, и из-под стражи освободить.

Соль и пшеницу, отобранную при аресте, отдать в Продорган. Деньги, отбранные при аресте, как нажитые, путём спекуляции, в сумме 582200 рублей, конфисковать и сдать в доход Республики.

Вторы, заслушано дело о гр. Пономарёве Иване Фёдоровиче, Сабанове Иване Семёновиче, Ермолаеве Иване Кириловиче, обвиняемых в хищении и продаже пшеницы. Сорокине Ефиме Александровиче, Ануфриеве Борисе Яковливиче, как знавших, и не принявших мер против хищения.

Кочетова Ивана Ивановича, как часового, охранявшего груз, и давшего незаконное согласие на продажу такового матросам баржи №1(бывшей Стахеева) 20 июня на Бурнаковской пристани, к барже №1 подъехал неизвестный, оказавшийся Решетниковым, и просил матроса Варламова продать пшеницы. Варламов испросив согласия часового Кочетова, согласился, после чего всеми обвиняемыми в настоящем деле были насыпаны два мешка пшеницы и спущены в лодку к Решетникову.

В это время, они все были задержаны комиссаром ОРТЧК пристани Бурнаковка.
Реввоентрибунал, приговорил: Кочетова, как стоявшего на посту часовым, охраняющим груз и разрешавшего хищение такового и продажу в количестве двух мешков, на 2 года лагеря принудительных работ с лишением свободы.

Варламова, как главного виновника хищения пшеницы, к 2 годам лагеря принудительных работ с лишением свободы.

Пономарёва, Сабанова, Ермолаева, Лохматова, Ануфриева и Сорокина, как изъявивших согласие участвовать в хищении пшеницы к 1 году лагеря принудительных работ, с лишением свободы условно.

Решетникова Якова Васильевича, Романова Григория Васильевича, являющихся свидетелями, считать обвиняемыми в покупке заведомо краденной пшеницы из баржи №1 – к 1 году лагеря принудительных работ, с лишением свободы условно.

Следующим заслушано дело о гр. Смородине Михаиле Ивановиче, матросе баржи №13 (бывшей Дегтярева), обвиняемом в неосторожном обращении с огнём и Воронкове Павле Петровиче, в халатном отношении к служебным обязанностям 11 июля сего года на Саратовском рейде произошёл пожар баржи №13 с разным металлическим грузов в количестве 50000 пудов, принадлежащих разным учреждениям.

Пожар произошёл от неосторожного обращения с огнём, матроса Смородина, который рассыпал угли из печи на палубе баржи. Угли попали в трюм и баржа сгорела. Вахтенный водолив баржи, Воронков в это время отсутствовал.

Трибунал, приговорил матросов баржи №13, Смородина, как главного виновника пожара к 5 годам лагеря принудительных работ, с лишением свободы.
Воронков, не установившего вахту и являющегося ответственным за таковую к 3 годам лагеря принудительных работ, с лишением свободы.

Приговор объявлен в Нижнем Новгороде 19 сентября 1920 года в 14 часов вступает в силу с момента его оглашения и является окончательным и обжалованию не подлежит.

Газета «Нижегородская Коммуна», 9 октября 1920 №226



Революционный Военный Железнодорожный Трибунал Московско – Курской, Нижегородской – Муромской и Окружной железных дорог 3 октября заслушано дело по обвинению комиссара 12 участка службы пути Московско – Нижегородской ж.д. Корнилова, инструктора – информатора Политотдела ст. Н. – Новгород, Мельникова, председателя жилищной Комиссии 12 участка службы пути Нижегородской ж. д. Михайлова и слесаря – смотрителя зданий того же участника Котунина в преступлении по должности и дискредитировании Советской власти, нашёл, что свидетельскими показаниями Гуреевой, , Кузнечиковой, Вихомаровой, Лаоиной, Копустина, Козловой и др., Корнилов и Мельников изобличаются в том, что состоя 1 комиссаром 12 участка службы пути, а 2 инструктор – информатором и дежурным по Политотделу в ночь на 2 сентября сего года, в пьяном виде в вагоне и усомнившись в правильности документов санитарок Гуреевой, Кунечиковой и Тихомировой, приказал им следовать за ними, якобы для выяснения личностей в ОРТЧК, причём по дороге Корнилов сделал Гуреевой гнусное предложение и после ее отказа, завёл её вместо ОРТЧК на свою квартиру, оттуда она убежала.
Мельников же привёл в ту же квартиру, санитарок, Кузнечикову и Тихомирову.

Михайлов и Котунин, изобличаются в том, что находясь при этом, не приняли ни каких мер к недопущению, таких действий, а потому Трибунал определил: комиссара 12 участка службы пути Моск. – Нижег. Ж. д. Семёна Ивановича Корнилова, 28 лет и инструктора – информатора Политотдела ст Н. – Новгород, Дмитрия Фёдоровича Мельникова, 30 лет, подвергнуть заключению в тюрьму с обязательными принудительными работами, сроком на 10 лет каждого.
Председателя жилищного Отдела 12 участка службы пути Моск. – Нижег. ж. д., Ивана Васильевича Михайлова, 33 лет и слесаря того же участка Николая Васильевича Котунина, 24 лет условно, заключить под стражу с обязательными принудительными работами сроком на 1 год каждого.

Следующим было заслушано дело по обвинению кассира ст. Растяпино, Моск. – Нижег. ж. д. Жукова, старшего милиционера той же ст. Юнисова, младшего милиционера той же ст. Ермолаева и агента ОРТЧК при той же ст. Розенталя во взяточничестве и спекуляции билетами, нашёл, что собственным сознанием и имеющимся в деле материалом, Жуков и Юнисов изобличаются в том, что, состоя: 1й кассиром, а 2й старшим милиционером ст. Растяпино, по обоюдному, между собою соглашению, продавали билеты спекулянтам, за что получали взятки.

Ермолаев и Розенталь, изобличаются в том, что, состоя: 1й младшим милиционером, а 2й агентом ОРТЧК при ст. Растяпино, и кроме того, будучи членами РКП(б) не только не приняли меры к раскрытию этого преступления, но и сами получали за это взятки, а потому Трибунал определил: билетного кассира ст. Растяпино, Моск. – Нижег. ж. д. Павла Ивановича Жукова, 45 лет и старшего милиционера Юнисова Хасана, 35 лет, заключить под стражу с обязательными принудительными работами, сроком на15 лет каждого, но принимая во внимание их собственное сознание, срок назначения сократить до 10 лет.

Младшего милиционера ст. Растяпино, Моск. – Нижег. ж. д., Александра Ивановича Ермолаева 22 лет и агента ОРТЧК при той же ст. Карла Мартыновича Розенталя, заключить под стражу с обязательными принудительными работами, сроком на 5 лет каждого.
Приговор окончательный и на основании ст. 31 Положения о Ревжелдортрибуналу, обжалованию не подлежат.

Газета «Нижегородская Коммуна», 10 октября 1920 №227



Революционный Военный Трибунал Волжской Области Водного Транспорта, в судебном заседании 4 октября, вторично слушал дело о гражданах: Кастальского Л. А., заведующего карточным Бюро Нижегородского Рупвода, Осина В. П., старшего приказчика и помощника завед. судоходной, продовольственной лавкой №5 в Нижнем Новгороде. Курлыкове П. С. бывшем торговцем города Нижний Новгород, ныне без определённых занятий, в хищении продовольственных карточек, в незаконном получении по таковые продовольствия из продлавок, и спекуляции, полученным продовольствием.

Установлено, что в мае 1920 года в лавке №5 был обнаружен незаконный отпуск муки гр. Курлыкову, не состоявшему на продовольствии в водном транспорте.

При дознании выяснилось, что помощник заведывающего лавкой №5, Осин, систематически отпускал Курлыкову муку по цене 8000 и 8500 рублей за пуд.

Судебным следствием выяснено, что мука отпускалась не экономическая, как показывает Осин, а получалась по похищенным карточкам, кои хранились у Осина. На допросе Осин указал, что карточки в количестве 20 штук, им были получены от Громова П. М. После открытия злоупотребления, контрольный Комиссией была произведена ревизия продлавок, которая установила, что и судоходной лавке Молитовского затона, недоставало 100 карточек. Карток, находившееся у Осина, были сличены с карточной ведомстью Молитовской судоходной лавки и действительность, принадлежности таковых Молитовской судоходной лавке была установлена.
Дальнейшим судебным следствием установлено, что выдаче в судоходной лавке в карточном Бюро, кои при выдаче получателями – заведывающими лавками не проверялись, на что и указал заведывающий лавкой Козлов.

При таковой постановке дела, какая была в карточном Бюро, заведующим таковым Кастальский, его помощник Рыбаков, пользуясь малоопытностью заведывающего лавкой, являющегося из рабочих затона, и доверием к руководителям карточного Бюро, которое выразилось приёмкой карточек Козловым, не просчитавшим их, а только сверившим пачки, первый и последний номер.
Принимая во внимание, все вышеизложенное, и следственный материал всего дела, картина представляется следующая: Кастальский и Рыбаков, при выдаче продовольственных карточек не по счёту, а общим количеством карточек не по счёту, а общим количеством, что они подтверждают своими показаниями, и что эти карточки похищались и продавались Рыбаковым и Кастальским.

Кастальский, передав карточки Громову Павлу, который войдя в связь с помощником заведующего Продлавкой №5, Осиным Василием, передал таковому карточки, по которым Осин получал из лавки №5 муку и продавал Курлыкову, и что выручку от продуктов по условию, существовавшему между выше названными лицами делилась.

Сикачёва Николая Васильевича – приказчика лавки №5, Всегодичевского Алексея Павловича – заведывающего лавкой №5, Рожкова Николая Семёновича – приказчика лавки №5.
Сикачёва Николая и Рожкова Николая – в сокрытии хищения из Продлавки продуктов, продаваемых спекулянту.

Всегодического Алексея – в халатном отношении к своим служебным обязанностям.
Чугунова Константина Андреевича, служащего в Карточном Бюро – в вымогательстве продкарточек у малолетнего служащего Карточного Бюро – Полякова с целью получения по ним продовольствия.

Козлова Никандра Васильевича – в халатном отношении к своим служебным обязанностям, результатом чего являлось хищение продкарточек Молитовской Судоходной лавки.
Герасимова, обвиняемого в преступлении по должности.

Революционный Военный Трибунал, приговорил: Заведывающего Карточным Бюро – Кастальского Льва Александровича, помощника заведывающего Карточным Бюро, Рыбакова Василия Александровича, счетовода Счётно – Финансового отдела Громова Павла Матвеевича помощника заведывающего Судоходной лавкой №5 Осина Василия Ивановича и бывшего торговца города Нижнего Новгорода, Курлыкова Поликарпа Сергеевича – к высшей мере наказания – расстрелу.
Приказчика лавки №5, Рожкова Николая Семёновича, Сикачёва Николая Васильевича - приказчика продлавки №5 и Чугунова Константина Андреевича – к 5 годам лагеря принудительных работ с лишением свободы.

Заведывающего Продлавкой №5 Всегодического Алексея Павловича, Козлова Николая Васильевича – заведывающего Продлавкой Молитовского затона – к 5 годам лагеря принудительных работ с лишением свободы условно, с лишением права на этот же срок занимать ответственные должности в Советских учреждениях.

Полякова Владимира Александровича, дело выделить, как несовершеннолетнего и передать в колонию малолетних преступников.

Герасимова, как неразысканного и в Суд не явившегося, принять меры к розыску, как преступника по данному делу.

Газета «Нижегородская Коммуна», 14 октября 1920 №230



Революционный Военный Трибунал Волжской Области Водного Транспорта, в судебном заседании 25 сентября, слушал дело Масленникова Николая Ивановича, водолива баржи №8 (бывшая Каменских и Мешкова), Жаббарова Алямши, красноармейца 1 Нижегородского караульного батальона, Маслова Тимофея Алексеевича и Веадомцева Якова Алексеевича.

Первые двое обвинялись в хищении пшеницы и продаже, остальные в покупке заведомо краденой пшеницы.

2 июля, около 3 часов утра, комиссаром ОРТЧК были задержаны: Маслов, Вездомцев, везущие в лодке пшеницу. Задерженные Маслов и Вездомцев, дали комиссару взятку 70000 рублей, комиссар, задержавши их выяснил, что пшеницу они приобретали на барже №8, у водолива баржи, в количестве 6 мешков, весом 17 пудов, за 180000 рублей. Деньги за пшеницу получил водолив Масленников.

Охранявший на барже груз, красноармеец Жеббаров не принял ни каких мер, и этим способствовал хищению груза.

Реввоентрибунал приговорил: красноармейца Жеббарова к высшей мере наказания - расстрелу условно; граждан – Маслова и Вездомцева к 3 годам лагеря принудительных работ с лишением свободы.

Газета «Нижегородская Коммуна», 13 октября 1920 №229



Революционный Военный Трибунал Волжской Области Водного Транспорта, в судебном заседании 7 октября, рассмотрел дело гр. Грачёва Даниила Ивановияа – старшего конвоира, Илатовского Николая Ефимовича, обвинявшегося в хищении и продаже казённой соли. Ермолаева Александра Григорьевича – водолива баржи №6 (бывшая Жеребцова). В покупке заведомо краденной соли с целью спекуляции. Захарова Ивана Степановича, Дубинкина Павла Фёдоровича в участии в покупке краденной соли.

В ночь на 29 июля, на баржу №1, приехали граждане – Ермолаев, Захаров и Дубинкин, где первый по заранее сделанному уговору с старшим охранником Грачёвым и матросом Илатовским, купили два куля краденной соли.

Реввоентрибунал приговорил: Грачёва и Ермолаева к 5 годам лагеря принудительных работ с лишением свободы.

Илатовского Николая Ефимовича, к 5 годам лагеря принудительных работ с лишением свободы, и с отбыванием прежнего наказания, присуждённого Реввоентрибуналом Северного фронта к 2 годам лагеря принудительных работ.

Захарова и Дубинкина к 2 годам лагеря принудительных работ с лишением свободы.
9 октября

Гр. Максимова Ивана Семёновича, вахтёра землечерпательной машины «Окская №1», обвиняемого в расхищении народного достояния и антисоветской агитации.

Революционный Военный Трибунал Волгообласти, признал Максимова виновным в том, что он, будучи вахтёром землечерпальной машинки, систематически расхищал вверенный ему по службе керосин, и вёл агитацию среди команды, убеждал таковых не работать на воскреснике и препятствовал введению культурно – просветительной работы среди команды землечерпалки и приговорил вахтёра Максимова к 5 годам лагеря принудительных работ с лишением свободы.

Гр. Кузнецова Леонида Владимировича, водолива баржи №97 обвинявшегося в хищении керосина и спекуляции. Кузнецов приговорён к 1 году лагеря принудительных работ с лишением свободы.

Гр. Соловьёв Фёдора Яковлевича, матроса баржи №26, обвиняющегося в дезертирстве в течение 3 месяцев и 3 дней. Соловьёв, как злостный дезертир, приговорён к 3 годам году лагеря принудительных работ с лишением свободы.

Газета «Нижегородская Коммуна», 15 октября 1920 №231



Революционный Военный Трибунал Волжской Области Водного Транспорта, в судебном заседании 9 октября, вынес следующие приговоры:

Гр. Хорев Алексей Степанович, заведующий затонами при селах Сумки, Юрино и Дорогуч, обвинявшийся в преступлениях по должности, пьянстве и спекуляции, предметами потребления приговорён к 2 годам лагеря принудительных работ с лишением свободы и права занимать ответственные должности в Советские Республики.

Гр. Котелевский Георгий Алексеевич, Председателя Рязанского Нефтеком и Баранов Иван Иванович, заведывающего нефтяной пристанью, за сознательное уничтожение береговых укреплений служащих для причала и спасения судов во время осеннего и весеннего розливов, приговорены к 1 году лагеря принудительных работ с лишением свободы каждого.

Гр. Рымаков Фёдор Иванович, кассир билетной кассы пассажирских пристаней Н. – Новгород, за продажу билетов по повышенной цене лицам, не имеющим пропусков, спекуляции таковыми и взяточничеством, предметами питания, приговорён к трём годам лагеря принудительных работ с лишением свободы.

Гр. Матрос землечерпательной машины №25 Черепелин Сергей Петрович за самовольную отлучку, возмущение команды против начальства, и не исполнении приказаний, приговорён к двум годам лагеря принудительных работ с лишением свободы.

Газета «Нижегородская Коммуна», 22 октября 1920 №237



Революционный Военный Трибунал Волжской Области Водного Транспорта, 4 октября рассмотрел дело Голышева Георгия Александровича, обвиняющегося в бандитизме, незаконном провозе соли, возбуждении пассажиров, и в сопротивлении заградительному отряду и ОРТЧК.

Голышев, в качестве пассажиров парохода «Память товарища Маркина», беззаконно провёз соль в количестве двадцати пудов, с целью спекуляции. По приходе парохода в городе Саратов, дабы предохранить себя от обыска заградительным отрядом ОРТЧК, Голышев призвал пассажиров и военморов к вооружённому сопротивлению, грозя расстрелять из пулемёта агентов заградительного отряда и ОРТЧК.

Голышев, выдавая себя за начальника военморов, принимая командование пароходов на себя и взойдя на командирский мостик дал отвальные свистки и сигнал в машину, приказывая рубить чалки.

При аресте Голышев нанёс оскорбление действием агентам ОРТЧК и заградительного отряда.
Принимая во внимание, что означенные действия носят форму бандитизма, а так же, и то, что выдавая себя за начальника военморов, Голышев присвоил себе звание военного моряка, чем дискредитировал это звание.

Реввоентрибунал Волжской Области Водного Транспорта приговорил: Голышева Георгия Александровича к высшей мере наказания – расстрелу.


Газета «Нижегородская Коммуна», 23 октября 1920 №238



Революционный Военный Трибунал Волжской Области Водного Транспорта, заслушав дело по обвинению гр – н.: Поляков Пётр Васильевича, Кутыркина Григория Ивановича в бандитизме, грабежах, убийствах, и в покушении на убийство агента ОРТЧК, и принимая во внимание, что подобные поступки способствуют разложению масс, в то время, когда Республика приходиться жертвовать лучшим силам пролетариата на фронт и учитывая, что такого рода поступки, являются актом контрреволюции, Реввоентрибунал приговорил: Полякова Петра Васильевича и Кутыркина Григория Ивановича к высшей мере наказания – расстрелу.

Следующим было разобрано дело бывшего командира парохода «Ретвизан»гр. Колкина Василия Фёдоровича, 3 помощника командира , Спиина Василия Васильевича, кассира Квасникова Павла Александровича и боцмана, Пчелина Александра Ивановича, обвиняющихся в хищении грузов и продаже с целью спекуляции.

Андонина Ивана Абрамовича, Таврина Фёдора Петровича, Храмова Николая Михайловича, Забалуева Егора Абрамовича и Коперина Ивана Яковлевича в соучастии.

Принимая во внимание, что подобного рода поступки со стороны команд пароходов, принимают на Волге, эпидемический характер, а так же и то, что подобного рода, явления разрушают аппарат снабжения Республики, и что лица такого рода являются врагами рабочего класса, Реввоентрибунал Волжской Области Водного Транспорта приговорил: Колкина к 20 годам принудительных работ, с лишением свободы.

Пчелина, Квасникова, Спирина, Авдоина, Таврина, Храмова, Забалуева и Коперина к 10 годам принудительных работ, с лишением свободы.

Газета «Нижегородская Коммуна», 26 октября 1920 №240



20 октября приведён в исполнение приговор Революционного Военного Трибунала Волжской Области Водного Транспорта, над присуждёнными к расстрелу: Л. А. Кастальским, В. А. Рыбаковым, П. М. Громовым, В. И. Осиным и И. С. Курлыковым, дело которых сообщалось в «Нижегородской Коммуне» от 10 октября №227.

Газета «Нижегородская Коммуна», 30 октября 1920 №244



Революционный Военный Трибунал Волжской Области Водного Транспорта, 18 октября, слушал дело граждан: Рыбина Александра – милиционера охраны морского порта, обвиняемого в хищении и продаже керосина и жидкого топлива; Кабаева Матвея Павловича – заведывающего складами жидкого топлива в халатном и преступном отношении к служебным обязанностям, результатом чего явилось подделка требований и хищение материалов с вверенного ему склада; Осипова Фёдора, обвиняемого в незаконном хранении бланков с печатями и штемпелями разных советских организаций, в пользовании документами, выданным ему по службе, для провоза специальных грузов; Фролкова Алексея и Большакова Александра, Шапошникова Василия, Соболева Александра, Сбитнева Михаила, первых двух в спекуляции и последнего в хранении похищенного имущества.

Вся эта компания была задержана в квартире Фролкова.

При следствии выяснилось, что все приезжали за покупкой разных предметов для перепродажи и спекуляции, источником для приобретения, был милиционер Рыбин, похищавший керосин со складов морского порта, благодаря творящемуся на складах безобразию и халатности администрации.

Реввоентрибунал приговорил:

Рыбина Александра, к высшей мере наказания – расстрелу. Принимая во внимание его чистосердечное сознание и отсутствие должного порядка на складах, высшею меру наказания постановлено заменить 10 годами годам лагеря принудительных работ.
Кабаева Матвея Павловича к 5 годам лагеря принудительных работ с лишением свободы условно.
Осипова Федота к 3 годам лагеря принудительных работ с лишением свободы.
Шапошникова Василия, Большакова Александра, Фролкова Алексея, Сбитнева Михаила к 5 годам лагеря принудительных работ с лишением свободы условно.

Газета «Нижегородская Коммуна», 4 ноября 1920 №248



Революционный Военный Трибунал Волжской Области Водного Транспорта, 18 октября, слушал дело граждан: Красильникова Григория Ивановича, агента пермского ОРТЧК, Бабикова Михаила Ивановича, старшего милиционера пермской речной милиции, Плотниткова Андрея Ивановича, Кузнецова Василия Никитича, Петров Анисима Петровича, Наумова Александра Яковлевича, милиционеров пермской речной милиции, обвиняемых во взяточничестве, спекуляции. Мудрых Николая Кузьмича, Кондрякова Евгения Даниловича, Демидова Михаила Яковлевича, Чазова Ивана Осиповича, администрация парохода «Красный Урал», в даче взятки, и в спекуляции нормированными продуктами команды в числе двадцати семи человек обвиняемых в спекуляции и даче взятки должностным лицам.

В мае, пароход «Красный Урал», придя в город Пермь с грузом соли, должен был осмотрен Продотрядом. В виду этого, администрацией, совместно с командой парохода, были собраны деньги в сумме 100000 рублей, для дачи взятки лицам, обыскивающим судно, дабы предохранить имеющийся у команды груз, предназначенный для спекуляции. Взятка, командиром парохода, Мудрых, была передана прибывшему для осмотра на пароход, агенту ОРТЧК Красильникову и старшему милиционеру Бабикову, 2 пуда соли, и на три тысячи рублей табаку, которую Бабиковпродал спекулянтам, а вырученные деньги разделил между милиционерами, дав часть Плотникову, Кузнецову, Петрову.

Полученный табак, Бабиков взял себе. Милиционер Наумов, стоя на посту получил от команды парохода «Красный Урал», через матроса Некрасова, взятку в сумме 100000 рублей. Означенные суммы были собраны со всей команды под руководством администрации парохода.
Реввоентрибунал проговорил: агента ОРТЧК Красильникова, Наимова, Бабикова к высшей мере наказания – расстрелу, но принимая во внимание их пролетарское происхождение, и их службу в рядах Красной армии на фронтах и получивших ранения при защите Пролетарской Республики, высшею меру наказания заменил 15 годами лагеря принудительных работ с лишением свободы, без применения амнистии.

Мудрых, Кондрякова, Демидова, Чазова к 15 годам лагеря принудительных работ с лишением свободы, без применения амнистии.

Плотникова, Кузнецова, Петрова к 3 годам лагеря принудительных работ с лишением свободы командира парохода «Красный Урал».

Токарева, Некрасова, Ромашева, Лыхина, Муркутева, Сибирякова, Поспелова, Кузьмина, Ведерникова, Марфина, Арефина, Гащева, Захарова, Жукова, Пирогова, Демидова, Евграфова, Шабурова, Гурьева, Шабунина, Дозморова, Голигина и Семёнова к 5 годам лагеря принудительных работ с лишением свободы.

Революционный Военный Трибунал Волжской Области Водного Транспорта, вынес следующие приговоры:
Агент Рязанской ОРТЧК Павел Михайлович Калинин, приговорён к 5 годам лагеря принудительных работ с лишением свободы, за взятку продуктами и деньгами, взятыми с матроса Кострюкова, провозившего продовольствия.

Бывший военмор, Евгений Фролович Бочаров, за дезертирство, провоз самогонки и пользование чужими документами на право проезда, приговорён к 5 годам лагеря принудительных работ с лишением свободы, и, без применения амнистии.

Гр. Рыбаков Михаил Семёнович, за спекуляцию, пользование подложными документами на право проезда и провоз других лиц, приговорён [.] годам лагеря принудительных работ.

Газета «Нижегородская Коммуна», 7 ноября 1920 №251



Революционный Военный Трибунал Волжской Области Водного Транспорта, за слушал дело граждан: Скородумова Максима Васильевича и Зарубина Аркадия Ивановича, обвиняемых в хищении груза с парохода и исходя из того, что случаи хищения грузов принимают на водном транспорте массовый характер, а также и то, что подобные явления, нарушают правильность распределения предметов первой необходимости среди населения РСФСР приговорил:
Скородумова и Зарубина к высшей мере наказания – расстрелу, но принимая во внимание их чистосердечное признание на следствии и раскаяние на суде, постановил заменить расстрел 15 годами принудительных работ с лишением свободы.

По делу команды парохода «Разлив», выражающемуся в хищении народного имущества и спекуляции таковыми.

Революционный Военный Трибунал, принимая во внимание ложные показания команды на суде, чем хотели ввести в заблуждение Революционный Суд, а так же и то, что такового рода поступки вносят дезорганизацию и разруху в ряды революционных водников, приговорил:
Служащих парохода «Разлив»: Андреева, Кудашкина, Осина, Синякова, Архипова Василия, Калинина, Нестерова, Сорокина, Кудашкина Ивана, Саеннаа, Ильичёва, Ичелина, Архипова Якова, Пашина, Бабина, Малева, Муравьёва, Елистратова, Потапова, Иванова, Евсеева и Лигина к 10 годам принудительных работ с лишением свободы (каждого).

Газета «Нижегородская Коммуна», 16 ноября 1920 №258



Революционный Военный Трибунал Волжской Области Водного Транспорта, рассмотрел 8 ноября, дело матроса теплохода «Память тов. Маркина» , Щербакова Ивана Васильевича, обвинявшегося в спекуляции солью. Обвиняемый – Щербаков, пользуясь своим служебным положением, приобретал в Астрахани незаконным путём соль, и продавал её по 18000 рублей за пуд, чем разрушал и без того обессиленный продовольственный аппарат и разлагающе действовал на других водников.

Ревтрибунал, приговорил Щербакова к принудительным работам на 2 года.
Но принимая во внимание исполнившуюся третью годовщину Октябрьской Революции, срок наказания Щербакову заменить условным осуждением на один год без права занятия должностей в водном транспорте, с передачей его, как военнообязанного, в распоряжение Военкомата.

Газета «Нижегородская Коммуна», 7 декабря 1920 №276



Революционным Военным Железнодорожным Трибуналом МКНМ железных дорог, рассмотрено громкое дело о злоупотреблениях, выразившимся в подлогах, спекуляции и хищения материалов и имущества на громадные суммы на заводах Галицкой пристани Желескома.

На скамье подсудимых 16 человек. Главой их является заведывающий лесными разработками Желескома, Гороховецкого участка и заводов, Николай Ипалитович Грацианов, главными соучастниками – государственный контролёр Желескома, Л. К. Смирнов, фактический контролёр Желескома Н. М. Судейкин и служащие заводов Шубников, Федунов, Циндель, Разживин, Полянский, Ильичёв, Ковшов, Устиничев и служащий Гороховецкого Упродкома – Наумов.
Грацианов, скрывшийся было от суда, 16 сентября был задержан в Нижнем Новгороде Губчека, при чём при обыске у него оказалось несколько печатей, должностных штампов и сфабрикованных им на своё имя документов, дающих ему право не только с удобствами разъезжать по Республике, но и предоставляющих ему полную неприкосновенность личности.

Трибуналом вынесен приговор:

Грацианова, как преступника, не дающего никаких надежд на исправление и опасного для Советской Республике, подвергнуть высшей мере наказания – расстрелу, без применения амнистии.

Государственного контролёра Смирнова, Федунова, Чубарова, подвергнуть заключению на 3 года, но за применением амнистии, постановлено освободить.
Шубникова, Разживина и Полянского на 5 лет, Судейкина и Ильичёва на 10 лет каждого.


Подготовил Радьков Андрей Георгиевич. Зам. директора Нижегородского музея холодной войны и истории города Горького 1946 – 1991 г. г. по научной работе.


Просмотров: 646



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X