§2. Город, ремесло и промыслы
В Западной Европе с самого начала существования города противостояли феодалам, вели борьбу против феодалов, добивались независимости, становились городами-коммунами, городами республиками. Во главе городов стояли выборные органы, защищавшие интересы горожан. Горожанами были ремесленники, объединенные в гильдии. Из третьего сословия, из бюргеров, вырастала буржуазия, здесь созревали те новые экономические отношения, которые в конечном итоге разрушили феодализм.

В России того времени не было ни цехов, ни гильдий. Во главе городов стояли не выборные органы горожан, а администраторы, назначенные государством. Главную экономическую и политическую силу в городах составляли феодалы. Правда, так было не с самого начала. Сначала, в период Киевской Руси, наши города рождались как "своеземские", т. е. стоящие на своей земле и независимые от феодалов. Они управлялись народными вечевыми собраниями и были, таким образом, городами-республиками. Но к концу периода феодальной раздробленности таких городов осталось единицы: Новгород, Псков, Хлынов (Вятка), те города, до которых не добрались монголы. Остальные своеземские города оказались под властью феодалов или были разрушены во время монгольского завоевания.

Новгород оставался республикой до середины XVI в. Верховным органом власти в городе было новгородское вече — собрание, в котором могли участвовать все горожане. Исполнительные органы — "совет господ", посадник и тысяцкий — избирались из представителей городской верхушки. Были, однако, и новгородские князья, например, Александр Невский, которые не управляли городом. Город приглашал их только в качестве военачальников, для защиты Новгорода. Здесь князь оставался в той роли, какую вообще князья на Руси играли до образования государства, — роли предводителя военных дружин. За военную службу князю и его дружине Новгород обеспечивал "корм" — определенный доход с выделенных земель. С XII века в Новгороде действовала купеческая гильдия — "Иванское сто", которая выступала в качестве торгового посредника между Ганзой и русскими землями. Но в XVI в. Иван Грозный захватывает Новгород, и на этом городские вольности в России кончаются.

Позднее появляются "княжеские" города, которые возникают как военно-административные центры. Князь строил крепость, размещал там гарнизон, и под защиту крепостных стен стекался торгово-промышленный люд. Такие города рождались преимущественно на границах русских земель (например, Нижний Новгород или Ярославль).

Еще позднее возникают "боярские" города — на базе феодальной вотчины. Двор крупного феодала обрастал торгово-ремесленным поселением, которое обносилось затем крепостной стеной. Такими по происхождению были небольшие города — Скопин, Одоев, Алексин. Таким образом, сам процесс происхождения городов отражал усиление власти феодалов над городами.

Усиление власти феодалов в городах проявлялось и в том, что в противоположность "черному" посаду, т. е. части города, населенный свободными горожанами, растет "беломестный" посад — феодальные владения в городах. Горожане добровольно переходят в зависимость к феодалам, чтобы найти защиту от произвола государственной администрации и не платить налогов. Например, в середине XVII в. в Москве на "черной" земле было около четырех тысяч посадских дворов, на белой — пять тысяч.

Естественно, все это тормозило развитие городского ремесла. Кроме того, от монгольского нашествия ремесла пострадали больше, чем сельское хозяйство. Монголы разрушали города, угоняли в плен ремесленников.

Когда в период нашествия монголов ремесло на время почти перестало существовать, а нужда в ремесленных изделиях осталась, крестьянам приходилось самим делать необходимые вещи. Естественно, стали выделяться люди, которые готовили изделия не только для себя, но и по заказам соседей или на продажу. Не стоило, например, осваивать гончарное дело и строить гончарную печь только для того, чтобы изготовить несколько горшков для своей семьи. К тому же в одной местности было сырье для одного вида продукции, в другой — для другого вида.

Таким образом, промыслы заняли "экологическую нишу" ремесла, заняли то место в хозяйстве, которое в Западной Европе занимало городское ремесло.

Этому способствовало еще одно обстоятельство — климатические условия российского сельского хозяйства. Полгода крестьянин свободен от сезонных полевых работ. С другой стороны, из-за тех же климатических условий урожайность была низкой, не обеспечивала крестьянина и его семью продуктами питания. Чтобы докупать их, надо было заработать деньги.

В Западной Европе развитие ремесла выражалось в его специализации: шерстяные ткани Флоренции и металлические изделия немецкого города Золингена расходились по всей Европе. А у нас началась специализация промыслов, а не ремесла. К тому же город — большое скопление людей и ремесленник мог работать на заказ, обслуживая это население. На селе жителей слишком мало, чтобы обеспечить работой ремесленника. Поэтому приходилось продавать продукцию за пределы узкого мирка. Специализация промыслов начинается уже в XVI в. и усиливается в XVII в.

Наметилось два главных района металлургических промыслов — один вокруг Тулы, второй — около Онежского озера. Крестьяне добывали болотную руду, служившую тогда главным видом сырья для выплавки железа, плавили ее в примитивных "домницах" и продавали готовое железо скупщикам. Скупщики везли железо в другие места, где кузнецы делали из него готовые изделия. Уже тогда стало славиться село Павлове, жители которого в основном занимались изготовлением железных изделий.

Но значительная часть таких изделий готовилась в городах, особенно в Новгороде, Устюжне Железнопольской, Туле. Во-первых, сельские кузнецы, которые специализировались на производстве изделий, старались перебраться в город, где был рынок, где легче было получить выгодный заказ. К тому же когда после монгольского разорения начался процесс восстановления городов, они нередко вырастали на базе промысловых сел. Устюжна Железнопольская возникла на месте рудного месторождения и выросла как центр металлообработки. Тула, которая первоначально была оборонительной крепостью, к XVII в. превратилась в город кузнецов.

Во-вторых, металлообработка еще в домонгольский период была развита преимущественно в городах Новгородской земли. Но эти территории не подверглись монгольскому разорению, там сохранились города с развитым ремеслом. В этих городах осталось металлобрабатывающее производство.

Большинство крестьян занимались металлургическими промыслами лишь в дополнение к сельскому хозяйству. Но уже выделялись относительно крупные предприниматели, которые имели по нескольку домниц и кузниц, нанимали работников и уже не занимались хлебопашеством.

Известны и цены того времени на железо и изделия из него. В начале XVI в. пуд железа в крицах стоил 3 новгородских деньги, за железо в прутах платили в 2—2,5 раза дороже. Для сравнения: курица стоила 1 деньгу, 100 яиц — 3 деньги, 1 пуд сливочного масла — 21 деньгу, наемному работнику в день платили 1,5 деньги.

Текстильные промыслы складывались вокруг Москвы и Ярославля. Любопытно, что уже долгое время спустя именно в этих районах в основном и стала развиваться фабричная текстильная промышленность. Здесь крестьяне (а в основном крестьянки) готовили из льна и пеньки холст и полотно. Это было настолько обычным занятием, что местные помещики брали холстами и значительную часть оброка. Часть холстов и полотна шла за границу и по причине дешевизны охотно раскупалась.

Кожевенные промыслы развивались вокруг городов Ярославля, Вологды, Казани. Некоторые из наших кож — сафьяны, красная юфть — ценились и за границей. Сафьяны шли на Запад, красная юфть — на юго-восток.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 346

X