§2. Буржуазия и государство
Государственное предпринимательство, вмешательство государства в хозяйственную жизнь, "казенно-парниковое воспитание промышленности", по выражению В. О. Ключевского, ослабляли российскую буржуазию. Она привыкла надеяться не столько на собственные силы, сколько на помощь государства. Высокие покровительственные пошлины защищали ее от конкуренции с капиталистами других стран, казенные заказы служили надежным источником доходов. Не имея опыта управления страной, буржуазия и в этом привыкла опираться на правительство. Поэтому, оказавшись в феврале 1917 г. у власти, она растерялась и не смогла установить буржуазный государственный порядок.

Буржуазия не смогла освоить колонии, если считать колониями национальные окраины России, не сумела заполнить их рынки своими товарами, подавляя местное производство, как это делала, например, английская буржуазия. Русский капитализм успешно втягивал народы окраин в рыночные отношения, давал начальный толчок развитию капитализма у этих народов. А когда там рождался свой капитализм, окраина подчас начинала развиваться быстрее русских губерний. Так получалось с Закавказьем, которое из отсталой окраины превратилось в промышленный район.

А западные окраины (Польша, Прибалтика, Финляндия) не только не стали колониями, но даже использовали Россию как источник сырья и сбыта. Дело в том, что законами Российской империи национальным окраинам предоставлялись определенные льготы по сравнению с русскими губерниями. Феодальный характер российского империализма и особая роль государства в экономике выражались в слиянии буржуазии, дворянства и чиновников в единый слой предпринимателей.

Третью часть предпринимательской элиты, т. е. слоя крупнейших предпринимателей, составляли потомственные дворяне. Используя свои привилегии, они активно включались в предпринимательскую деятельность. Князь Волконский, Долгорукий, Щербатов и некоторые другие стали директорами акционерных компаний. Половина дворянства теперь существовала на доходы от ценных бумаг.

Другую треть крупнейших предпринимателей составляли высшие чиновники. Директора Государственного банка, Департамента торговли и мануфактур, Горного департамента и других высших государственных учреждений состояли в правлениях высших государственных учреждений, крупнейших компаний и коммерческих банков. С другой стороны, за достижения в хозяйственной деятельности и особенно за благотворительность государство награждало крупнейших предпринимателей чинами и званиями. Число чиновников высших классов втрое превышало число должностей, которые они могли занимать. Доходов такие чиновные звания без должностей не давали, но повышали престиж и давали личное дворянство.

Если прежде слова "купец" и "предприниматель" были почти синонимами, то теперь в составе предпринимателей они составляли меньше трети1.

В Западной Европе буржуазия была дилером буржуазных революций. Она выдвигала демократические лозунги, идеи, вела за собой массы. В буржуазных революциях она выступала инициатором и руководителем.

Русская буржуазия, конечно, находилась в оппозиции к царизму. Более того, поскольку после ликвидации крепостного права царское правительство стало архаизмом и уже не соответствовало новому положению России, это определяло противостояние ему всего русского общества.

Однако оппозициозность буржуазии не могла быть серьезной, поскольку правительство для нее было источником экономических благ. Поэтому в революции 1905-1907 гг. она не играла той руководящей роли, которую играла в революциях буржуазия Западной Европы. Российская буржуазия лишь поддерживала революцию, помогала материально подпольным революционным организациям. Буржуазные органы и организации высказывались за конституцию, против произвола властей. В ходе политических забастовок 1905 г. промышленники по взаимному соглашению продолжали платить бастующим рабочим заработную плату.

Но поскольку буржуазия лишь поддерживала революцию, функции ее вождя приняли на себя левые партии, которые направляли рабочее движение уже не только против государства, но и против самой буржуазии. И когда рабочие в ноябре 1905 г. перешли к стачкам с экономическими требованиями, фабриканты ответили на это локаутами.

Буржуазии не удалось организовать достаточно сильную политическую партию. Партия прогрессистов ("Прогрессивная политическая партия"), во главе которой стоял П. П. Рябушинский, была слишком малочисленной и слабой. Часть предпринимателей тяготела к октябристам, но эта партия была более помещичьей, чем буржуазной, и союз между двумя группами оказался недолговечным. Кадеты тоже не вполне отражали интересы буржуазии: эта была партия интеллигенции.

И в Государственной Думе буржуазия оказалась в меньшинстве. В первой Думе промышленники и торговцы составляли 5,8%. Некоторые историки считают, что в результате революции с образованием Думы буржуазия была допущена к власти, что с этого времени власть в стране принадлежала двум классам — помещикам и буржуазии. Факты этого не подтверждают.

Как и прежде, буржуазия проявляла активность преимущественно в сфере экономики, и создавала не политические, а экономические организации. Пожалуй, главной из таких организаций, возникшей в результате революции 1905—1907 гг., стал Совет съездов представителей промышленности и торговли, который действительно состоял из людей, выдвинутых отраслевыми съездами буржуазии. В журнале этой организации "Промышленность и торговля" была дана ее программа: "Из новой организации совершенно устранен политический элемент. Наш удел — ... вопросы скорейшего подъема производственных сил России, а не бесконечные политические споры"2.

После 1909 г. буржуазия снова начинает выступать против произвола правительства. В 1911 году на совещании в доме П. П. Рябушинского было принято такое решение: "С забастовочной волной — протестом против расстрела ленских рабочих не только нельзя бороться, но, напротив, ее следует морально поддержать... Выступив с забастовками — протестом, рабочие исполнили свой гражданский долг, и такой же гражданский долг промышленников, чуждых реакции и стоящих за либеральные реформы, оказать известную поддержку рабочим. Поддержка эта должна выразиться в том, чтобы не делать вычетов за прогульное время"3.

Реакционная печать в эти годы противопоставляет "истинно русских" старых купцов нынешним. "Московские купчики удивительно обнаглели", — писал один из корреспондентов этой реакционной прессы.




1 Боханов А. Н. Крупная буржуазия России. М., 1992.
2 Берлин Б. А. Русская буржуазия в старое и новое время. М.; Л., 1925. С. 247
3 История отечественной текстильной промышленности. М., 1992. С. 191

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 1988

X