Земский собор 1651 г.
Среди народных движений середины XVII в. особенно большое значение имеет освободительная борьба украинского народа под руководством Богдана Хмельницкого, подготовившая воссоединение Украины с Россией в составе Русского государства. Этот крупнейший политический акт предварительно рассматривался на земских соборах. Еще в январе 1650 г. русские послы в Варшаве Г. Г., С. Г. Пушкины и дьяк Гаврила Леонтьев в своих переговорах с представителями Речи Посполитой, упрекая польские власти в нарушении условий мирного договора 1634 г., говорили о намерении царя созвать в Москве земский собор для рассмотрения «королевских неправд»1281.

Собор был созван в 1651 г.1282 До нас дошла царская грамота oт 31 января 1651 г. в Крапивну воеводе Василию Астафьеву о выборе «для нашего царственного, великого, и земского, и литовского дела» и присылке в Москву «на срок, на сборное воскресенье» (19 февраля) двух «лучших дворян» и двух «лучших» посадских людей1283. Как видно из текста, это ужо пе первая грамота крапивенскому воеводе («писано от нас к тебе наперед сего..,»). Следовательно, организационные мероприятия начинатись уже до 31 января 1651 г.

Грамоты в другие города такого же содержания нам неизвестны, но в архиве Разряда сохранились ответные на них отписки воевод, которые дают (правда, скупо) представление о том, как проходила выборная кампания1284. Мы знаем 47 таких отписок по 44 городам: Алексину, Арзамасу, Белгороду, Белеву, Волхову, Боровску, Верее, Владимиру, Волоку, Воронежу, Ельцу, Зарайску, Звенигороду, Калуге, Карачеву, Кашире, Козельску, Коломне, Крапивне, Курску, Ливнам, Лихвину, Луху, Мощовску, Можайску, Мурому, Мценску, Нижпему Новгороду, Новосили, Одоеву, Орлу, Переяславлю Залесскому, Переяславлю Рязанскому, Путивлю, Рыльску, Ряжску, Севску, Серпейску, Серпухову, Суздалю, Туле, Черни, Шацку, Юрьеву Польскому. При этом по Владимиру, Переяславлю Рязанскому и Рыльску сохранилось по две отписки. Можно думать, это не все города, где проводились выборы, а только подведомственные Разряду, да и то, вероятно, не все.

Из отписок видно, что царские грамоты поступали в разные города не одновременно. Раньше всего (27 января) их получили воеводы боровский и владимирский1285. В другие города извещения о соборе были присланы в самые последние дни января или в феврале, некоторые воеводы получили их с запозданием («после... указного сроку»)1286.

Нормы представительства («лучших людей») для разных городов указаны не одинаковые: два дворянина и два посадских человека; один из дворян, один из посадских, людей; два дворянина, один посадский человек; 4 дворянина, один посадский. Иногда речь идет только о дворянах или только о посадских людях. Вероятно, разверстка «выборных» по городам зависела от численности и состава населенля.

Воеводы сообщают о ходе выборов. Они протекали по-разному. Арзамасский воевода пишет, что он царского предписания не выполнил, к сроку «выборных людей» не выслал, потому что грамота из Москвы пришла к нему с опозданием1287. В ряде городов не оказалось посадских людей, поэтому выборы делегатов из их среды не состоялись: «а посадских, государь, людей... нет ни одного человека... и мне, холопу твоему, выбрать некого» (Алексин); «из посадских людей выбрать, государь, лучшаго человека некого, потому что... посадские лучшие люди взяты к твоему, государеву, оградному каменому делу в целовальники...» (Звенигород); «А посадских, государь, людей... нет ни одного человека» (Козельск); «А посадских, государь, людей... нет» (Мценск, Севск). В Рыльск пришло требование на двух посадских человек. Воевода сначала ответил: «А из посадских, государь, людей выбрать не ис кого, потому что посадских людей... мало, а которые, государь, посадские людишки есть, и они в твоем, государь, деле на кабаке и в таможенном сборе в целовальниках», но через несколько дней один рыльский посадский был в Москву направлен1288. В отписке из Крапивны говорилось, что там оказалось только три посадских человека, «и те худы, бродят меж двор»; поэтому воевода выбрал «вместо лучших посадских людей» сына боярского, который «живет на Крапивне на посаде и почасту бывает у... государевых многих дел с полковыми с бояры и воеводы в подьячих», и крапивенского пушкаря1289. Ливенский воевода сообщал, что ввиду отсутствия каких-либо посадских людей, «акроме бобылей и дворников», он, из тех бобылей выбрав, послал в Москву одного кузнеца1290. Фактически это был уже не выбор, а назначение1291. Ряжские посадские выбрали на собор пушкаря1292. Относительно присылки к «царственному великому и земскому и литовскому делу» дворян отказов со стороны воевод не было.

Воеводские отписки очень лаконичны, поэтому конкретных данных о выборах в них не много. Обычно они ограничиваются короткой и неясной формулой: я, воевода такой-то (или - мы, воевода и дьяк такие-то) «выбрал» («выбрали») таких-то и «послал» («послали») или «велел» («велели») им явиться в Москву в Разрядный приказ1293. Формула эта, взятая сама по себе, может дать повод к предположению, что воевода сам выбирал, кого послать на земский собор. Что местные администраторы проявляли самовластье, бесспорно: заменил же крапивенский воевода в качестве «выборного» посадского человека сыном боярским. Но это был произвол, а не обычный порядок. Буквальное понимание глагола «выбрал» как «выдвинул по своему усмотрению» означало бы отсутствие системы выборного представительства на Руси. Понимать слово «выбрал» применительно к воеводе, очевидно, надо в том смысле, что он провел выборы.

Большой неопределенностью отличается безличное выражение «выбраны», которое находим в сообщении арзамасского воеводы: «И по твоему государеву... указу из арзамасцев дворян выбраны два человека... а из посадских, государь, людей выбраны два ж человека... И по выбору, государь, тех дворян и посадских людей выслал я, холоп твой, к тебе, государю...»1294. Сейчас же возникает вопрос: кем выбраны?

В ряде отписок имеется прямое указание на то, что дворяне и посадские люди выбирали своих представителей сами (отдельно друг от друга). Так, воронежский воевода писал: «...воронежцы дети боярские выбрали из детей боярских двух человек..., а посадские люди выбрали посадского человека...»1295. Так же обстояло дело в Луху1296, Верее1297. В Крапивне провели выборы «промеж себя» только дворяне и дети боярские1298. В Одоеве и служилые и посадские люди выбрали по два человека1299.

В некоторых случаях сказано, что воеводы получили от избирателей «выбор» на избранных делегатов (отписки из Вереи1300, Новосили1301). Новосильский «выбор» - приговор 58 дворян и детей боярских от 15 февраля 1651 г. об избрании на земский собор двух человек дошел в самостоятельном виде. Про «выборных» сказано, что они «к тому, к государеву, царственному, и великому, и земскому, и литовскому делу годны и смышлены...»1302. Вероятно, написание «выбора» было обязательным.

По-видимому, до оформления «выбора» местные служилые люди опрашивались (с них брались «сказки») о возможном кандидате. Муромский воевода так описывал эту процедуру: «И по... твоему, государеву... указу я, холоп твой, муромцам дворянам обеим половинам велел съехаться в Муром в съезжую избу обеим половинам и выбрать из одной половины по сказке дворян, дворянина Суботу Семенова сына Чаадаева, а из другия половины дворянина Гаврила Иванова сына Черткова»1303.

В некоторых городах проявлялся индифферентизм населения к выборам. Иногда воеводы брали их проведение в свои руки и начинали действовать административным путем. В Переяславле Рязанском произошло почти то же самое, что в 1648 г. Воевода разослал во все станы Рязанского уезда пушкарей и затинщиков с призывом к «выборным дворянам» приехать в город для выборов на земский собор. 14 февраля приехали «не многие люди, - писал воевода, - и мне, холопу твоему, выбрать не от чего». Прибывшие дворяне принесли в съезжую избу список из 8 имен тех, кому быть у «государева дела», а воевода, попросту подклеив список под отпиской, направил его в Москву1304.

Нечто подобное произошло и в Карачеве. По вызову воеводы в город «съезжались не многие» дворяне и дети боярские. Они показали воеводе, что в списке «по выбору» значится 12 карачевцев. Тот вторично послал за ними пушкаря со стрельцами. Пушкарь не застал их дома. Лишь двое из «выборных дворян» приехали в город, и воевода отправил их в Москву в качестве «выборных» участников земского собора1305.

Большие волнения среди крапивенского дворянства вызвал произвол воеводы, который собственной властью направил на собор сына боярского Федоса Степановича Богданова, в то время как надо было послать посадского человека по выбору. На Богданова была подана коллективная челобитная «всем городом» (от лица дворян, детей боярских, казаков, стрельцов, пушкарей, затинщиков и «всяких чинов людей»), в которой его называли «вором» и «сставщиком» и обвиняли в том, что он, «стакався» с воеводой В. Астафьевым, поехал в Москву. Челобитчики писали, что они такого «воришка и сставщика» к «государеву великому делу» не выбирали, и «выбора» ему не давали, и ему у «государева царственного дела» быть нельзя. Они просили выселить Богданова из Крапивны, вычеркнуть его из списка служилых людей - соловлян и исключить из числа членов земского собора. На челобитной - помета думного дьяка Семена Заборовского: «Государь пожаловал, не велел ему у своево дела быть, велел ево отставить»1306.

Богданов подал встречную челобитную, в которой обвинял в составлении на себя жалобы дворян Н. И. Хрипкова и Р. И. Сатина с сыном и друзьями. По словам Богданова, именно они (а вовсе не он) «стакались» с воеводой и, чтобы выгнать его, Богданова, из города, велели воеводе его «выбрать за посадцких людей в выборные люди», когда же он прибыл в Москву, стали его «изгонять и позорить», написали на него ложное челобитье. Сами Хрипков и Сатин, по заявлению Богданова, «люди богатые и горланы и всякой человек их боитца, они выбраны были в выборные люди... по своей мочи и по богатству», а «ни к какому государеву делу не годны»1307.

Очевидно, во время выборов на земский собор в ряде провинциальных городов Русского государства открыто проявлялись противоречия между местными служилыми людьми и приказной администрацией, а также между различными слоями и группировками дворянства. Воеводы стремились проводить в депутаты удобрттх им кандидатов и действовали при этом в обход существующих норм, использовали свой авторитет, близость к тем или иным общественным кругам, прибегали в предвыборной борьбе к недозволенным средствам, сталкивали между собой отдельные группы избирателей. Служилые люди противопоставляли воеводским кандидатам своих «выборных», в борьбе за разные дворянские кандидатуры среди дворян создавались блоки, пускавшие в ход для устранения противников и грубую силу, и шантаж, и клевету. Но бывало и так, что городовые дворяне и дети боярские уклонялись от участия в выборах. Это могло и означать политическое безразличие, и, напротив, быть особой формой политической оппозиции.

В литературе не всегда точно рассказано, как проходил земский собор 1651 г. В. Н. Латкин пишет: «Собор состоял из нескольких заседаний. Первое имело место 19 февраля. На нем присутствовали только одни духовные чины, т. е. освященный собор, которым и был прочтен доклад или «государево письмо». Духовенство ответило на него через восемь дней, т. с. 27 февраля. Второе заседание произошло 28 февраля; на нем присутствовали: царь, боярская дума и все члены собора, кроме духовных лиц. На этом заседании также было прочитано вышеназванное «письмо»1308.

Примерно такую же картину рисует А. И. Козаченко: «...Сначала был созван только освященный собор. Он начал свою работу в Москве 19 февраля 1651 г. Правительство доложило духовенству о состоянии дел на Украине, об отношениях России с Польшей, а также об угрозе России со стороны Крыма, Польши и Швеции. 27 февраля 1651 г. духовенство во главе с патриархом Иосифом представило свое мнение («совет») правительству... Получив ответ духовенства, правительство созвало в полном составе светскую часть земского собора... Заседание светской части собора состоялось в Столовой избе, в Кремле 28 февраля и собравшимся «по сему письму объявлено»1309.

В рассказы Латкина и Козаченко следует внести некоторые уточнения. Заседание земского собора в 1651 г. было, по-видимому, одно и то неполное, без духовенства. Оно происходило в Столовой избе 28 февраля, в присутствии царя, и на нем члены собора были ознакомлены со специально заготовленной от имени правительства запиской (докладом), посвященной русско-польским отношениям и украинскому вопросу. Так сказано в приписке к этому официальному документу: «И 159-го февраля в 28 день по государеву указу стольникам, и стряпчим, и дворяном московским, и дворяном же, и детем боярским, выборным из городов, и гостем, и гостиные, и суконные, и чорных сотен, и слобод, и городовым выборным торговым людем в Столовой избе по сему письму объявлено. А государь царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Русии в то время был, а при нем, государе, бояря и думные люди в Столовой избе»1310.

Предварительно текст государева «письма» (доклада) был отправлен на «совет» патриарху Иосифу и высшему духовенству. Как видно из ответа патриарха царю, это произошло 19 февраля1311. Таким образом, 19 февраля - дата не первого заседания земского собора, а передачи правительственной записки духовному «совету» («по твоему государеву... Алексея Михайловича всеа Русии указу боярин и дворецкой князь Алексей Михайлович Львов принес к нам, богомольцом твоим, письмо, что объявлено нам на соборе»)1312. Царь сначала хотел узнать мнение духовных сановников, а затем уже ставить поднятые в письме вопросы на земском соборе. Как проходило на соборе высших иерархов церкви обсуждение царского «письма», мы не знаем. Возможно, что «объявлял» правительственную записку на духовном соборе боярин А. М. Львов, а может быть, миссия последнего ограничилась передачей ее патриарху, обсуждалась же она без светских лиц.

Ответ патриарха и других церковных иерархов был получен царем 27 февраля, а на другой день, 28 февраля, земский собор уже слушал царское «письмо» (доклад), только что рассмотренное в духовных кругах1313. «Письмо» следует датировать временем до 19 февраля 1651 г., когда оно было передано патриарху. Вероятно, оно было написано около 19 февраля - предполагавшейся даты земского собора, которая указана в ряде документов.

В правительственной записке (докладе) подняты два вопроса:

1) о «неправдах» польских королей Владислава и Яна Казимира
и панов рад, учиненных в нарушение мирного договора 1634 г.;

2) о готовности Богдана Хмельницкого перейти в подданство России. Указано, что следует ознакомить собравшихся с этим текстом («а на соборе говорити всяких чипов людем вслух...») и убедить их в нелояльпых действиях польских властей («чтоб те их неправды его государевым Московского государства всяким людем были ведомы»)1314.

Составители «письма» стремятся дать больше материала, свидетельствующего о нарушении польской стороной договорных норм. При этом провозглашен принцип наглядности в показе материала, достигаемой путем сопоставления пунктов «вечного докончания» и случаев отступления от них польских государственных деятелей («...а молыть выписано из вечного докончанья и из государского утверженья и как после вечного утверженья с королевские стороны многие неправды учинились, а исправления в том от короля и от панов рад не бывало»)1315. В «письме» изложено содержание договора 1634 г. и приведены факты его нарушения польской стороной, неисполнения обещаний польских посольств, протестов русского правительства. Речь идет преимущественно о нанесении морального ущерба российскому самодержавию (искажение царского титула в дипломатической переписке, «злые безчестья и укоризны», направленные через печатные произведения в адрес русских царей, «чего не токмо великим государем, християнским помазанником божиим, и простому человеку слышати и терпети невозможно и помыслити страшно»)1316. Наряду со стремлением оградить «честь самодержавных монархов», «письмо», предназначенное для оглашения на земском соборе, берет под защиту от «безчестий и укоризн» и «Московскою государства... всяких чинов людей»1317.

От имени земского собора в государсве «письме» ставится вопрос о суде и казни на сейме лиц, виновных в умалении престижа русских царей и оскорблении достоинства их подданных. Эта сторона дела подчеркивается неоднократно.

Заканчивается правительственная записка (доклад) краткой характеристикой международных отношений. Ян Казимир польский «ссылается» с крымским ханом; оба они «умышляют, чтоб им сопча Московское государство воевать и разорить», и пытаются использовать в этих целях Швецию. На таком международном фоне приобретает немаловажное значение доложенный земскому собору факт обращения Богдана Хмельницкого «со всем войском Запорожским» к русскому правительству с просьбой о принятии в подданство.

Последняя фраза в государеве «письме» содержит вопрос: как быть, если Ян Казимир, король польский, и паны рада «по договору исправленья и за государеву честь виноватым казни не учинят» и будут продолжать ссылаться «о войне на Московское государство с крымским ханом...»1318 На этот вопрос должны ответить члены земского собора. Его полный состав, определенный царским указом, помещен перед текстом правительственного письма: «Государь царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Русии указал о литовском диле учинити собор, и на соборе быти: патриарху, и митрополитом, и архиепископом, и епископу, и черным властем, и бояром, и окольничим, и думным людом, и стольником, и стряпчим, и дворяном московским, и диаком, и дворяном из городов, и гостем, и торговым, и всяких чинов людем»1319. Духовенство рассматривало царское «письмо» отдельно от прочих сословных групп и прислало письменный ответ.

Если польский король не согласится удовлетворить требования русского правительства, церковь давала разрешение на расторжение русско-польского «вечного докончания» присоединение к России Запорожского войска. Если же король пойдет навстречу предъявленным ему с русской стороны претензиям, то, заявляло духовенство, русское правительство вольно решить украинский вопрос, как найдет нужным1320. Тем самым давалось согласие на присоединение Украины.

Других ответов сословных групп на вопрос о том, «как быть», мы не знаем. Правительство удовлетворилось мнением духовенства, а на собрании светских членов собора 28 февраля (где церковники отсутствовали) ограничилось «объявлением» «письма». Судя по первоначальному полному списку участников собора, вероятно, это было отступлением от более широкой программы обсуждения всех «чинов» (как это имело место в 1653 г.). Сейчас Россия была еще не готова к войне за Украину1321.



1281 ЦГАДА, ф. 79, оп. 1, 1650 г., кн. 78, лл. 258-259 об.: «И о тех королевского величества неправдах в царствующем граде Москве велит государь наш царь и великий князь Алексеи Михаилович всеа Русии самодержец и многих государств государь и обладатель учинить собор, а на соборе велит быть патриарху, и митрополитом, и архиепископом, и епископом, и игуменом, и всему освященному собору, и своего царского величества бояром, и всему синклиту и всяких чинов людем, и те королевского величества и вас панов рад все неправды, которые починились с королевского величества стороны, на соборе велит вычесть, чтоб те королевского величества и вас панов рад неправды всем людем были ведомы». См. также: Соловьев С. М. История России с древнейших времен, кн. V (т. 9-10). М., 1961, с. 559.
1282 Собор 1651 г. освещен в литературе мало. О нем см: Дитятин И. И. К вопросу о земских соборах XVII столетия. - «Русская мысль», 1883, кн. XII, с. 84-100; Латкин В. Н. Земские соборы древней Руси. СПб., 1885, с. 231-285; Козаченко А. И. Земский собор 1653 г. - «Вопросы истории», 1957, №5, с. 151-152.
1283 Материалы для истории земских соборов XVII столетия Василия Латкина. СПб., 1884, с. 91.
1284 ЦГАДА, ф. 210, Московский стол, д. 240, лл. 374-448. Напечатано В. Н. Латкиным: Материалы для истории земских соборов XVII столетия, с. 92-128, № 1-47. Характеристику этих отписок см.: Дитятин И. И. Указ. соч., с. 84-100.
1285 Материалы для истории земских собороп XVII столетия, с. 93-94, 96-98, № 3, 7, 8.
1286 Там же, с. 92 -93, № 1.
1287 Там же.
1288 Там же, с. 93, 102, 106, 113, 121, 124, № 2, 14, 20, 28, 37, 38, 41.
1289 Там же, с. 102-103, № 16.
1290 Там же, с. 108, № 22.
1291 Шмелев Г. Отношение населения и областной администрации к выборам на земские соборы в XVII в. - В кн.: Сборник статей, посвященных В. О. Ключевскому. М., 1909, с. 497.
1292 Материалы для истории земских соборов XVII столетия, с. 122, № 39.
1293 Там же, № 2-8, 11-15, 18-23, 25-28, 30, 31, 33, 34, 37, 38, 40-47.
1294 Материалы для истории земских соборов XVII столетия, с. 92-93, № 1.
1295 Там же, с. 98, № 9.
1296 Там же, с. 109, № 24.
1297 Там же, с. 99, № 10.
1298 Там же, с. 103, № 16.
1299 Там же, с. 116, № 32.
1300 Там же, с. 99, № 10.
1301 Там же, с. 113, № 29.
1302 Там же, с. 90.
1303 Там же, с. 110, № 25.
1304 Там же, с. 117-120, № 35-36.
1305 Там же, с. 103-104, № 17; Шмелев Г. Указ. соч., с. 497.
1306 ЦГАДА, ф. 210, Белгородский стол, д. 32, лл. 3-5, 204-207; Шмелев Г. Указ. соч , с. 497-499.
1307 ЦГАДА, ф. 210, Севский стол, д. 143, лл. 269-271; см. там же, лл. 272-280.
1308 Латкин В. Н. Указ. соч., с. 233.
1309 Козаченко А. И. Указ. соч., с. 151-152.
1310 Воссоединение Украины с Россией, т. III. Составители: П. И. Павлюк, Д. И. Мышко, Е. С. Компан, А. А. Бевзо, Т. П. Яковлева. М., 1953, с. 11, № 1; см. также: Материалы для истории земских соборов XVII столетия, с. 81-86; Акты, относящиеся к истории земских соборов. Под ред. Ю. В. Готье. М., 1909, с. 64-68, № XIX.
1311 Воссоединение, т. III, с. 11, № 2.
1312 Там же.
1313 Там же, с. 12, № 2.
1314 Там же, с. 7, № 1.
1315 Воссоединение, т. III.
1316 Там же, с. 9, № 1.
1317 Там же.
1318 Там же, с. 10-11, № 1.
1319 Там же.
1320 Там же, с. 11-12, № 2.
1321 Козаченко Л. И. Указ. соч., с. 152.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 8966

X