Нижегородские губернские Части Особого Назначения (1919–1924 гг.)

Много легенд окружает Части Особого Назначения. На самом деле это были части территориально-милиционного типа, изначально создававшиеся как военно-партийные формирования. На начальном этапе основой этих подразделений были бывшие бойцы отрядов Красной Гвардии, попадавшие в ряды ЧОН по партийным спискам. Члена отряда особого назначения называли коммунаром, в простонародье - чоновцем.

В Нижегородских Частях Особого Назначения прошли военную подготовку видные партийные деятели СССР - т. Каганович, Л. (секретарь ЦК КП(б)У), т. Молотов (секретарь ЦК ВКП(б)), т. Кузнецов (Зам. НКФ, Москва); позднее - т. Микоян, т. Угланов и другие.

Директива о формировании отрядов особого назначения пришла нижегородским большевикам 8 мая 1919 года в соответствии с постановлением ЦКРПК №85 от 23.04.1919 года, его же дублировал приказ РВСР №1010/183 от 20.05.1919 года. Для руководства ЧОН выделили угловую комнату во Дворце свободы с одним столом и двумя стульями. Первое совещание прошло 8 июня 1919 года, на нём товарищи Захаров, Пашин и Михайлов продумали первоначальную структуру отряда. В дальнейшем к организации штаба ЧОН был прикомандирован тов. Аронов, но само формирование частей особого назначения Нижегородской губернии началось 15 июня 1919 года.

О партийном составе ярко говорило даже название подразделения: «Батальон особого назначения при Губкоме РКП(б)». Первоначально планировалось включать в отряды большевиков, вступивших в партию до 1917 года. Но таких было немного, да и занимали эти товарищи ответственные посты и не располагали свободным временем, к тому же у многих были проблемы со здоровьем. Уже к августу 1919 года в ЧОН стали привлекать вновь принятых коммунистов, а затем сочувствующих и комсомольцев.

Первые занятия в ротах начались 15 июля 1919 года, и практически сразу же пришлось столкнуться с первыми проблемами. Занятия по военной подготовке проходили по воскресеньям на протяжении 4-х часов, исключение составлял пулемётный взвод, занимавшийся 4 раза в неделю. Коммунары, занятые работой или учёбой, не всегда могли посещать занятия, поэтому одновременно присутствовало не более 250 человек. Для женщин велись занятия по санитарной подготовке. Зарплата за время нахождения коммунара на занятиях и дежурствах получалась от Губкома, а красноармейский паёк – от Губпродкома. Первые практические стрельбы начали проводиться только с октября 1919 года, на базе Тобольских казарм и в Сормово.

Возникли проблемы с Губвоенкомом и Окруквоенком - эти организации не ставили БОН (Батальон Особого Назначения) на снабжение до секретного приказа №1010/183 РВСР. Для формирования батальона в Нижнем Новгороде было получено следующее вооружение: 4 пулемёта (1 «Максим» и 3 пулемёта «Кольт»); 461 винтовка, из которых под патроны калибра 7,62 подходило всего 13 шт., остальные 439 были иностранной системы «Веттерли»; 96 гранат; около 80 револьверов системы «Наган». Из транспорта имелось 3 самоката и две лошади. Восемь телефонных аппаратов, дин из них с коммутатором, и 50 вёрст телефонного провода. В каждом подразделении имелся ответственный за связь - поскольку телефонная связь была развита слабо, ответственный, получив сигнал тревоги, оббегал всех коммунаров своего отряда, собирая их по сигналу. Например, два отряда в рабочих посёлках собирались за 30 минут.

Первая мобилизация на фронт в количестве 50-и человек произошла 18 августа 1919 года. Затем 11 сентября 1919 года на Деникинский фронт в город Орёл в распоряжения тов. Лашевича мобилизовали 13 человек. По партийной мобилизации 8 октября 1919 года в распоряжение ЦК РПК попало до 30 человек и ещё 16 были мобилизованы в распоряжение политотдела РВСР 16 октября 1919 года. К сентябрю 1919 года личный состав насчитывал 429 человек, а к ноябрю – 770 коммунаров. Командиром Нижегородского городского батальона особого назначения с 8 июля по 1 сентября 1919 года был назначен тов. Михайлов, а с 1 сентября по 6 октября 1919 года – Романов. Первое, что Романов сделал на новом посту, это 8 сентября 1919 года устроил ложную тревогу с такими результатами: из 429 числящихся в батальоне человек по тревоге явилось 277 бойцов. Надо отметить, что не вызывался пулемётный взвод в составе 20 человек и 15 человек дежурных. Из общего числа не прибывших коммунаров 15% не явились по вине штаба, 2% - по причине разгильдяйства. Остальные находились в командировках по основному месту работы.

Первый отряд ЧОН Кулебаки. Фонды ГКУ НГИАМЗ, ГОМ 11736
Первый отряд ЧОН Кулебаки. Фонды ГКУ НГИАМЗ, ГОМ 11736

Только начавшие формироваться Части Особого Назначения решением ЦК РКП(б) от 12 ноября 1919 года вошли в состав Всевобуча с сохранением самостоятельной структуры и оперативного подчинения. Наконец, 21 ноября 1919 года произошла первая боевая операция: 1 роту в составе 112 человек Нижгубчк привлекло для проведения обысков в Нижнем Новгороде на квартирах бывших офицеров.

Чоновцы Мызинского отряда. Фонд ГКУ НГИАМЗ ВСП 4044-1.
Чоновцы Мызинского отряда. Фонд ГКУ НГИАМЗ ВСП 4044-1.

В 1920 году штаб БОН состоял из командира Захарова, его помощника Петрова, завхоза Муратова и делопроизводителя Ошмарина. От Губвоенкома было прикомандировано 10 инструкторов, 2 конюха, 2 телефониста и один вестовой. Для формирования частей в губернии получено 400 винтовок ГРА. С 1 октября 1919 года по март 1920 года Губвоенком выделил денежные средства БОН в размере 310 629 руб. 66 коп. На жалование командирам ушло 300 342 руб. 66 коп., на командировочные расходы – 6 480 руб., на почтовые - 607 руб. и на хозяйственные – 3 200 руб. Было получено 170 комплектов обмундирования, а выдано всего 50. Получено ещё шесть самокатов в добавление к двум уже имевшимся.


Инструкция для связи Батальона особого назначения, 1920 г. ГКУ КОПАНО ф.4615 оп.1 д.1 л.8

Дислокация по территориальному принципу сложилась следующая: 1-я рота – командир Англов в самом городе, 2-я рота – ком. Мухин в Сормово, 3-я рота – ком. Шигайло в Канавино. 1-й пулемётный взвод – командир Рябов в посёлке Мыза, 2-й пулемётный взвод – командир Хренов в посёлке Молитовка. Санитарной командой руководил Кудрявцев. Занятия в ротах проходили по воскресеньям с 10 до 14 часов. У пулемётчиков в пятницу и субботу с 17 до 19 часов, в воскресенье с 10 до 13 часов. Посещаемость составляла 30-40%. К апрелю 1920 года было подготовлено 30 пулемётчиков, но планировалось довести их количество до 60. Около 69 человек подготовила санитарная команда, появилась необходимость тренировки гренадёрской команды (гранатометателей). Из-за лояльности штаба к прогульщикам зимой посещаемость занятий составляла от 40 до 50%.

Связь с ротами была налажена следующим образом: со 2-й ротой и Молитовским пулемётным взводом только по городскому телефону, а с пулемётным взводом Мыза через коммутатор завода «Сименс и Гальке». С 1-й и 3-й ротой связь имелась как по городскому телефону, так и полевыми аппаратами. Все взводы стали делиться на 3 группы, где в каждой был ответственный по связи, собиравший по команде свою группу. Заметно выросли и телефонные расходы, из 23 368 руб. 92 коп., выделенных на хозяйственные расходы Губкомом, на оплату телефонной связи ушло 13 478 рублей.

Состоялась 7 конференция РКП(б), на которой постановили привлечь коммунаров, прошедших курс военной подготовки в объеме 96 часов к освоению специальности артиллериста и пулеметчика. Также был разослан циркуляр к ответственным секретарям ячеек райкомов Нижнего Новгорода о поголовном привлечении всех членов и кандидатов в партию в ряды БОН. В штабе БОН зарегистрировали 3512 коммунаров. Освобождения по форме 1 (красноармейцы) получили 997 человек, по форме 2 (по должности) - 407 человек и по форме 3 (по болезни) - 98 человек. Всего оставалось 1259 коммунаров. По ротам численность была следующей: 1-я рота – 788 человек, 2-я рота –221 человек, 3-я рота – 246 человек. Взвод «Мыза» – 87 человек, взвод «Молитовка» – 236 человек, санитарная команда – 236 человек. По мобилизации убыло 150 чел., по другим причинам еще 235 человек и численность отряда батальона колебалась от 1259 до 1280 коммунаров.

удостоверение бойца ЧОН
удостоверение бойца ЧОН


удостоверение человека, ранее состоявшего в ЧОН

На апрель 1920 года ситуация с оружием в батальоне была следующая: винтовок системы «Виттерли» 439 единиц с 43900 патронами (в 1-й роте 146 винтовок и 3896 патронов, во 2-й роте 123 винтовки и 2000 патронов, в 3-й роте 139 винтовок и 6612 патронов). На складе винтовок ГРА 400 единиц с 600000 патронами, 15 винтовок «Виттерли» и 28000 патронов, 19 трёхлинеек и к ним 7600 патронов, австрийских винтовок 25 шт., японских винтовок 2 шт., 2 винчестера, 8 наганов с 800 патронами, 80 револьверов и 41680 патронов, гранат 144 штуки (английских 22, немецких 10). Пулемётов «Кольт» 3 единицы и 1 «Максим» с 7200 патронами: в 1-м пулеметном взводе было 2 пулемёта и 1250 патронов, во 2-м - 2 пулемёта и 2100 патронов, остальные патроны находились на складе. На учебные стрельбы истрачено 2057 патронов всех калибров. Встал вопрос усиления учёта оружия в ротах. Например, в ведомости товарища Ремизова Константина Акимовича (командир БОН с 21.09.1919 года по 24.01.1920 года) напротив учётного номера оружия стоял знак вопроса. Поскольку коммунары брали оружие в командировки по своей основной работе и хранили его дома, началась путаница в учете, этому способствовала и частая смена командиров взводного и ротного звена.

Губком партии принял решение усилить дисциплину среди большевиков, состоявших на учёте в БОН, а Нижегородский Губком РКП(б) 02.06.1920 года - о всеобщем военном обучении большевиков. Горкомитету было поручено составить списки коммунистов, подлежащих обучению, и опубликовать их в газетах. Проводить занятия было решено по пятницам, с 20 до 23 часов. Для этого всем комитетам партии было рекомендовано отменить по пятницам свои заседания. Сотрудников штаба батальона освободили от участия в Субботниках и Воскресниках. Было решено привлекать на проводы мобилизованных коммунистов подразделения БОН для подъёма боевого духа. Члены партии, состоящие на учёте БОН, не имели права выезда из города без разрешения командира батальона.

В батальоне создали дежурную часть. Товарищу Захарову было поручено выработать меры по моральному и физическому воздействию на прогульщиков занятий, привлекать уклонистов от занятий к административной ответственности. От штаба батальона потребовали выделить инструкторов для обучения членов Губсомола. Из 2879 человек, зарегистрированных в БОН, освобождения от занятий получили 1514 человек. Из оставшихся 1365 коммунаров временное освобождение получили 72 человека, всего же военному обучению подлежали 982 коммунара. Их распределили так: в 1-ю роту – 242 человека, во 2-ю – 224 человека, в 3-ю – 185 человек, во взвод «Молитовка» – 41 человек, во взвод «Мыза» – 35 человек.


Циркуляр всем парторганизациям Нижегородской губернии о частях Особого Назначения, 1922 г. ГКУ КОПАНО ф.4615 оп.2 д.161 л.25

Началось формирование частей ЧОН и в губернии: 05.06.1920 года председатель Губкома Кузнецов разослал циркуляр о формировании отрядов особого назначения при уездных ячейках РКП(б). Штаб Нижегородского батальона особого назначения стал временно именоваться штабом формирования отрядов особого назначения (ООН) Нижегородской губернии. 20 июня 1920 года начальником штаба формирования ООН назначен Захаров А. Н., его адъютантом – Москвичёв Н. Ф., завхозом – Муратов А. М., делопроизводителем – Трусов А. И. Участие в формировании отрядов на местах принимали большевики, состоявшие ранее в отрядах Красной гвардии.

По примеру БОН на должности командиров старались ставить людей, прошедших военную службу. Вот, например, список командиров Васильевского отряда Балахнинского уезда: командир взвода - Акуличев Василий Васильевич 1887 г. р., старший унтер-офицер, инструктор - Железнов Аверьян Иванович 1888 г.р., старший унтер-офицер, командир отделения - Позднышев Михаил Васильевич 1883 г.р., бомбардир, командир отделения - Кирбанов Василий Григорьевич 1892 г.р., ефрейтор. Шло и развитие самих отрядов: 10 августа 1920 года в Арзамасе приступили к формированию второго БОН, но оружия катастрофически не хватало. Вот ведомость по Нижегородской губернии за 15 августа 1920 года:

1. Нижегородский БОН: 515 винтовок на 1109 коммунаров.
2. Арзамаский БОН: 0 винтовок на 445 коммунаров.
3. Балахнинский отряд: 25 винтовок на 50 коммунаров.
4. Васильевский отряд Балахнинского уезда: 15 винтовок на 32 коммунара.
5. Васильсурский отряд: 40 винтовок на 42 коммунара.
6. Воскресенский отряд: 40 винтовок на 41 коммунара.
7. Ворсменский отряд: 46 винтовок на 46 человек.
8. Городецкий отряд: 15 винтовок на 50 человек.
9. Бутурлинский отряд: 30 винтовок на 89 коммунаров.
10. Больше-Мурашкинский отряд: 40 винтовок на 88 коммунаров.
11. Лысковский отряд: 25 винтовок на 41 коммунара.
12. Растяпинский отряд: 40 винтовок на 81 коммунара.
13. Павловский отряд: 50 винтовок на 119 коммунаров.
14. Семёновский отряд: 25 винтовок на 50 коммунаров.



Богородский отряд особого назначения

В 1920 году отрядами особого назначения Нижегородской губернии были проведены следующие боевые операции:

Нижегородский БОН 24 июня 1920 года выделил 70 человек для ликвидации пожаров, а также выделил коммунаров для охраны спасённого от огня имущества на складе №6, где хранилось обмундирование.
Нижегородский БОН выделил с 10 июля по 30 августа 1920 года 70 коммунаров для облавы в селе Богородское Павловского уезда по заданию Нижгубчк. У спекулянтов конфисковано 10 вагонов с кожей.
Сергачский отряд особого назначения 28 июля 1920 года привлекался к разгрому банды, обстрелявшей поезд в 15 верстах от Сергача, но в виду своей неопытности бойцы отряда всю операцию простояли в резерве.
Арзамаский ООН был мобилизован с 31 июля по 10 августа 1920 года для тушения пожаров под Арзамасом. Отряд был разбит на 5 групп, на каждый квартал Арзамаса, и обеспечивал принудительную мобилизацию населения на борьбу с пожарами. Отряд полностью перекрыл выезд из города, а 5 дозоров патрулировали сам город. Осадное положение с Арзамаса сняли только 10 августа, роль отряда напоминала действия заградотрядов во фронтовой обстановке.
Выксунская коммунистическая рота особого назначения мобилизовалась 31 июля 1920 года также для тушения пожаров.
Нижегородский БОН выделил с 8 августа по 4 сентября 1920 года 20 коммунаров для ликвидации лесных пожаров в Семёновском и Воскресенском уездах губернии, а 10 сентября Губкомдезертир получил 20 человек для проведения облав на уклонистов от военной службы в Красной Армии.
Нижегородский БОН с 3 по 10 ноября 1920 года в составе 1032 человек приведён в полную боевую готовность в связи с проведением солдатами гарнизона беспартийной конференции. Город объявили на военном положении, в Нижегородском Кремле разместили 24 пулемёта, наготове стояло 10 автомобилей. Аресту подвергся Губвоенком тов. Ительсон и военнослужащие гарнизона, замеченные в эсеровской пропаганде. До 70 человек из БОН влились в Нижегородский гарнизон. В казармах проведён ремонт, улучшено снабжение солдат.

К концу 1920 года в списках отрядов особого назначения числилось 3114 человек. При этом на вооружении имелось всего 30% от необходимого боекомплекта: 900 винтовок и 110000 патронов к ним, 80 револьверов. Боевые стрельбы за год проводились всего два раза. Было проведено 50 ложных тревог в городе и по губернии, на гражданскую войну мобилизованы 563 коммунара.

5 февраля 1921 году секретным приказом №212/41 части особого назначения были переданы в два полковых округа Всевобуча на территории губернии. На 25 февраля 1921 года в губернии имелось 56 отрядов особого назначения, в них на учёте состояло 5286 коммунаров, 346 женщин, освобождено от службы 2629 человек.

Нижегородский БОН (4 роты) имел по спискам 1085 коммунаров и 135 женщин.

• Растяпино, Гнилицы, Доскинский затон, 5 рота – 208 коммунаров.
• Балахнинская 6 рота – 122 коммунара (взводы Балахнинский, Городецкий, Васильевский).
• Семёновская 7 рота – 246 коммунаров (взводы Семёновский, Борский, Люлиховский, Воскресенский.)
• Павловская 8 рота – 151 коммунар (взводы Павловский, Ворсминский, Богородский, Дуденевский).
• Княгининская 9 рота – 246 коммунаров (взводы Княгининский, Больше-Мурашкинский, Перевозский, Пьянский).
• Васильсурский и Лысковский уезды, 10 рота – 298 коммунаров (взводы Васильсурский, Троицкий, Милинский, Тубанаевский, Ледонорский, Юринский, Лысковский).
• Лукояновский и Арзамаские уезды, 11 рота, Сергачская и Ардатовские уезды, 12 рота, Выксунский уезд, 13 рота – числилось по 619 коммунаров.

Винтовок в отрядах особого назначения на начало 1921 года стало немного больше: 1271 штук, а также 4 пулемёта и 254 револьвера, но это явно не обеспечивало потребности даже в обучении коммунаров, особенно в губернии. Передача ЧОН Всевобучу с плохо подготовленным командным и хозяйственным составом привела к разглашению секретных приказов. Ввиду существования двух полковых округов была утрачена возможность координировать одновременные действия отрядов в губернии. К тому же, в задачу 1-го термполка входил вопрос по охране водного транспорта и самого водного пути. Учитывая все недостатки, Нижегородский Губком предложил передать функции начальника всех коммунистических частей особого назначения командиру первого термполка, а снабжения всех ЧОН оставить в ведении 1-го полкового округа.

Ситуация с ЧОН волновала и начальника Главного управления Всевобуча Н. И. Подвойного, на 10 съезде партии он поднял вопрос об укреплении ЧОН и создании центрального органа управления. Уже 24 марта 1921 года ЦК РКП(б) приняло постановление, на основании решения 10 съезда партии, о включении ЧОН в милиционные части Красной Армии. Также было принято решении о разделении состава ЧОН на кадровый и милиционный (переменный). Пока шли разбирательства с подчинениями отрядов особого назначения, без внимания осталась просьба Ардатовской роты от 23.04.1921 года о выделении ей дополнительных гранат, винтовок и пулемётов, в виду тяжёлой обстановки в уезде с бандами.

Наступил июнь 1921 года, территориально-милиционные полки Всевобуча сворачивались. В принципе, отряды особого назначения губернии, распределенные по полковым округам, подчинялись штабу Всевобуча формально, несмотря на приказ Нижгубвоенкома №87. Нижегородский Губком 5 марта и 7 июля 1921 года поставил вопрос перед ЦК РКП(б) о прямом подчинении коммунистических отрядов особого назначения ЦК РКП(б). Объясняли свою точку зрения нижегородские коммунисты беспартийностью военных инструкторов Всевобуча, бывших царских офицеров. В результате 29 июля 1921 года части особого назначения РСФСР были выведены из подчинения Всевобуча.

На этом реформы не закончились, и приказом от 31 августа 1921 года по частям особого назначения термин «отряды особого назначения» упрощается. В обороте остаётся только термин «части особого назначения», а штаб ЧОН губернии Приволжского военного округа приравнивается к штабу стрелковой дивизии. 20 сентября 1921 года в связи со слиянием округов, ЧОН Нижегородской губернии вошли в состав Московского военного округа. В сентябре 1921 года появилась должность командующего ЧОН Республики.

С 7 сентября 1921 года начинается передача имущества и личного состава расформированных полков Всевобуча частям особого назначения. Большое количество накопившихся проблем в ЧОН обсуждалось на съезде командиров ЧОН Нижегородской губернии, проходившем 12 и 13 сентября. На съезде обсуждались сложные вопросы обеспечения, наведения дисциплины и обучения коммунаров. Нижегородский Губком отреагировал на повестку съезда командиров ЧОН об улучшении обучения от 15 сентября 1921 года и предложил после занятий проводить ещё и полевые манёвры. 22 сентября 1921 года Штаб ЧОН МВО губернии издал приказ №122 о подчинении всех ЧОН Нижегородской губернии себе. С 4 октября 1921 года штаб ЧОН РСФСР поручил губернским штабам ЧОН присвоить номера и наименования отрядам особого назначения.

К сожалению, нередко процесс реформирования проходил с недоразумениями. Так 20 октября 1921 года был поставлен вопрос о неподчинении Борского отряда особого назначения командиру отрядов Семёновского уезда, поскольку Борский райком не находится в ведении Семёновского комитета РКП(б). Реорганизация ЧОН губернии привела к новым назначениям в ноябре 1921 года: начальником ЧОН губернии стал Захаров, на должность начальника штаба ЧОН назначен Ремизов, а командиром Нижегородского БОН стал Петров. Число телефонных аппаратов было решено довести до 51, хотя в наличии имелось всего 8 штук. Также в ноябре 1921 года снова поднимался вопрос об исключении из партии коммунистов, не зарегистрировавшихся в ЧОН. А 30.11.1921 года вышел циркуляр об обязательной регистрации всех членов РКП(б) и РКСМ, а также кандидатов, достигших 18 лет в ЧОН губернии.

Несмотря на возникшие в процессе реформирования трудности, ЧОН губернии провели ряд операций:
Арзамаский БОН 20 января 1921 года был мобилизован для охраны перевыборов Сельских волостных советов.
Воскресенский отряд был мобилизован с 1 по 10 февраля 1921 года на проведение предвыборной кампании в Сельских волостных советах, а с 26 февраля 1921 года для двухнедельника по сбору продфуража в уезде. 11 мая отряд был поднят по тревоге в связи с приближением банды к окрестным деревням. Отряд совершил марш на 25 верст, в результате разведки окрестностей был выявлен состав банды, но самих бандитов обнаружить не удалось. 25 мая отряд провёл учебное наступление на деревню Зимёнки.
Нижегородский БОН 26.02.1921 года выделил 180 человек для участия в обысках с Райкомдезертир (Районная комиссия по борьбе с дезертирством) на территории Нижнего Новгорода. 12 марта 1921 года было мобилизовано 45 человек на подавление восстания в Кронштадте, 22 апреля 1921 года батальон отправил 20 человек в Тамбовскую губернию для подавления крестьянского восстания. 6 мая 1921 года было выделено 60 человек из 1-й и 4-й роты для участия в операции Нижгубчк. В это же время 2-я рота участвовала в тушении пожара в Сормове.
Борский отряд 15 мая 1921 года выделил 30 человек для тушения пожара на Моховых горах.
Нижегородский БОН 15 мая 1921 года отправил в войска ВЧК и водную милицию 60 коммунаров, ещё троих мобилизовали в РККА. 31 мая 20 коммунаров были отправлены в распоряжение ЦК РКПб.
Арзамаский БОН 28 мая 1921 года направил 20 человек ликвидировать пожары на станции Костылиха.
Павловская коммунистическая рота 28 мая 1921 года мобилизовала 8 человек для изъятия картофеля в уезде.
Семёновская коммунистическая рота 5 июня 1921 года выделила небольшой отряд для ликвидации банд и пожаров.
Воскресенский отряд 3 июня 1921 года направил 40 человек для борьбы с орудовавшей в окрестностях бандой.
Павловская рота 6 июня 1921 года была послана для обнаружения банды в Панинской и Елизаровской областях, но поймать бандитов не сумели.
Княгиниский и Больше-Мурашкинский отряды с 1 по 3 июня выделили 43 человека для ликвидации восстания в селе Большие Кемары Кемарской волости. 31 мая 1921 года 200 жителей избили коммунистов в селе Большие Кемары, а из села Малые Кемары выдвинулось ещё 100 человек для освобождения церковного совета и возвращения изъятых икон и золотых предметов культа. Местные члены РКПб спаслись бегством. Взбунтовавшиеся местные жители избили милиционера Корнева и его детей.
Васильсурская рота 9 июня 1921 года отправила 20, а затем ещё 30 коммунаров для мобилизации 900 граждан для рытья противопожарной канавы. Все коммунары возвратились 20 июня.
Семёновская коммунистическая рота 16 июня 1921 года выделила отряд для борьбы с бандой Малова.
Княгиниская рота особого назначения 16 июня 1921 года была переведена на военное положение в связи с волнениями на заводах в селе Мурашкино.
Нижегородский батальон особого назначения 21 июня 1921 года выделил коммунаров для секретных дежурств на почте №2 в связи с волнениями среди сотрудников почты, а 24 июня был приведён в боевую готовность в связи с забастовкой грузчиков в порту.
Воскресенская рота 23 июня 1921 года выделила разведгруппу во главе с товарищем Бариновым для разведки местонахождения банды, орудовавшей на границе Воскресенского и Варнавинского уездов. На след банды напасть удалось, но бандиты скрылись.
Семёновская рота 25 июня 1921 года выделила 25 человек для ликвидации пожара в 6 верстах от Семёнова.
Лукояновская рота 4 июля 1921 года выделила разведгруппу для поиска банды на границе с Пензенской губернией.
Доскинский отряд 7 июля 1921 года был приведён в боевую готовность в связи с забастовкой в Доскинском затоне.
Нижегородский БОН 14 августа 1921 года выделил Мызинскую пулемётную команду в распоряжения Нижгубчк.
Семёновская рота 25 августа 1921 года мобилизовала 12 человек для сбора продналога.
Канавинский батальон 25 декабря 1921 года выделил две роты для тушения пожара на заводе «Новая Этна».
Городецкая рота 25 декабря 1921 года выделила 20 человек для борьбы с нападениями бандитов на дороге между Балахной и селом Казино.

Постепенно улучшалось довольствие коммунаров. В январе 1922 года начальнику штаба ЧОН МВО Нижегородской губернии было выделено следующее довольствие: 200 будёновских шлемов, 250 шинелей, 500 комплектов белья, по 500 шаровар и гимнастёрок. 18 мая 1922 года был сформирован штат отделения снабжения управления ЧОН МВО Нижегородской губернии: начальник снабжения – 1 ед., помощник начснаба – 1 ед., порученец – 1 ед., делопроизводитель – 2 ед., переписчик – 2 ед., вахтёр – 2 ед.

Усилилась дисциплина в отношении сохранности оружия: 10 марта 1922 года за преступное отношение к хранению оружия был передан суду Ревтрибунал командный состав 25 Ардатовского взвода товарищи Егоров и Сорников и командир 37 Княгининской роты. Отдельные взводы, сформированные на базе ячеек РКП(б) заводов, несли службу по охране своих предприятий. Например, коммунары с завода «Фельзер» по этой причине освобождались от дежурств во 2-й роте.

С 30 марта 1922 года в ЧОН обучение проводится по трём разрядам. В Нижнем Новгороде по степени подготовки к 1-у разряду относилось 792 коммунара, ко 2-у – 837 коммунаров и к 3-у – 1201 коммунар. 24 июня 1922 года по губернским частям был разослан приказ о продолжении трёхнедельного обучения в уездах на полуказарменном положении по 3 часа ежедневно, а в праздники по 6 часов. В Нижнем Новгороде с 1 июля на казарменном положении обучались 200 коммунаров.

Командиры ЧОН Нижегородской губернии. В центре сидит Захаров. Фонд ГКУ НГИАМЗ, ГОМ15656-7
Командиры ЧОН Нижегородской губернии. В центре сидит Захаров. Фонд ГКУ НГИАМЗ, ГОМ15656-7

1 марта 1922 года начался третий губернский съезд командиров ЧОН. Основной вопрос на съезде касался материального снабжения. 1 августа 1922 года 8-й и 9-й батальоны выделили 250 человек в связи с приездом командующего ЧОН республики Александрова для парада войск гарнизона. По окончанию смотра ЧОН товарищ Александров отметил образцовую постановку дел в ЧОН МВО Нижегородской губернии. Очевидно, со строевой подготовкой в БОН все было в порядке. 1 ноября 1922 года командующий ЧОН МВО Нижегородской губернии А. Н. Захаров ознакомил коммунаров с книгой собственного написания: «Историческое прошлое Частей особого назначения Нижегородской губернии», изданной в виде небольшой брошюры из 28 страниц. Кроме истории развития ЧОН МВО Нижегородской губернии, в книге имелись списки мобилизованных на гражданскую войну коммунаров.


Чоновцы на казарменных сборах, 1923 год. Нижний Новгород. Фонд ГАрхАДНО

Боевые операции ЧОН МВО Нижегородской губернии в 1922 году:

Нижегородский БОН 25 января 1922 года выделил 25 человек в подчинение сотрудникам милиции для облав в Канавино. В ходе облав было задержано 25 уголовников. 25 марта 25 коммунаров было выделено в помощь милиции для изъятия стройматериалов у спекулянтов. В результате на территории Канавина и Гордеевки было конфисковано 50 возов стройматериалов.

С 6 апреля 1922 года все части ЧОН МВО Нижегородской губернии переведены на казарменное положение, причина не указана. Также 2 мая 1922 года во всех рабочих районах Нижнего Новгорода и уездных городских центрах коммунарам ЧОН оружие выдавали на руки, причина также не указана.


Васильсурская рота особого назначения 9 июля 1922 года выделила 59 коммунаров для ликвидации пожаров, на местах были усилены патрули. 7 июля 1922 года рота выделила 40 человек по заданию уездкома, которые были мобилизованы на выборы волостных и сельских советов до 20 июля. 20 июля 1922 года проводилась безрезультатная облава банды, а 24 июля производился поиск банды в Никольском лесу. Последовавшая за этим операция по изъятию оружия у местного населения закончилась конфискацией лишь 5 сломанных револьверов. Всего с 8 июня по 26 июля в различных операциях было задействовано 190 коммунаров Васильсурской роты.

С 6 ноября 1922 года все ЧОН МВО Нижегородской губернии приведены в полную боевую готовность на случай провокаций, а также для подготовки и проведения парада.

На ступеньках штаба губернских ЧОН, 1922 год. В центре сидит Захаров
На ступеньках штаба губернских ЧОН, 1922 год. В центре сидит Захаров

Штат Нижегородских губернских ЧОН 1922 год. Сидит второй с права Захаров. Фонд ГКУ НГИАМЗ, ГОМ 15247 Ф.сов.549
Штат Нижегородских губернских ЧОН, 1922 год. Сидит второй с права Захаров. Фонд ГКУ НГИАМЗ, ГОМ 15247 Ф.сов.549

Весь 1923 год прошёл в плановой военной подготовке и участии во всевозможных парадах. К 23 февраля 1923 года для участия в параде, посвящённого пятой годовщине РККА в Нижнем Новгороде, подготовили 60 коммунаров. Всего для парада части гарнизона выделили следующее количество человек: Нижегородская пехотная школа – 150 курсантов, 49 стрелковый полк – 100 красноармейцев, 5 отдельный дивизион ГПУ – 45 бойцов, конвой ГПУ – 15 человек, овто (
отдельный взвод транспортного отдела) ГПУ – 15 человек, школа допризывной подготовки – 60 человек, Всевобуч – 250 человек, московская окружная кавалерийская школа – 30 кавалеристов.

К 5-ой годовщине РККА коммунарам выделили праздничный паёк: на 5 человек полагалось 20 фунтов масла, 20 фунтов сельди, 15 фунтов сахара и 10 пудов ржаной муки, 5 пар белья и 10 платков. 4 июля 1923 года в связи с созданием ЧОН прошли строем 81 коммунар.

Двухнедельные сборы коммунаров ЧОН 1923 год. Фотографии сделаны на фоне Дворца свободы (Губернаторский дом) и его флигеля. Фонды ГКУ НГИАМЗ.
Двухнедельные сборы коммунаров ЧОН, 1923 год. Фотография сделана на фоне Дворца свободы (Губернаторский дом) и его флигеля. Фонды ГКУ НГИАМЗ.

Двухнедельные сборы коммунаров ЧОН, 1923 год. Фотография сделана на фоне Дворца свободы (Губернаторский дом) и его флигеля. Фонды ГКУ НГИАМЗ.
Двухнедельные сборы коммунаров ЧОН, 1923 год. Фотография сделана на фоне Дворца свободы (Губернаторский дом) и его флигеля. Фонды ГКУ НГИАМЗ.

Двухнедельные сборы коммунаров ЧОН, 1923 год. Фотография сделана на фоне Дворца свободы (Губернаторский дом) и его флигеля. Фонды ГКУ НГИАМЗ.
Двухнедельные сборы коммунаров ЧОН, 1923 год. Фотография сделана на фоне Дворца свободы (Губернаторский дом) и его флигеля. Фонды ГКУ НГИАМЗ.

12 июля 1923 года после приказа ЧОН МВО №107 о формировании управления ЧОН МВО Нижегородской губернии на базе губернского штаба ЧОН МВО Нижгуб спокойная жизнь закончилась. К 15 июлю 1923 года была проведена проверка штатов штаба ЧОН МВО Нижегородской губернии, которая показала следующие результаты: комсостав – 6 чел., административно-хозяйственный – 10 чел., красноармейцев – 6 чел., лошадей – 3 ед., 6 револьверов и 84 патрона. Поскольку точная численность штатов управления ЧОН не поступила вместе с приказом, штат нового управления остался приблизительно равным штабному.

Расширялась и база ЧОН - 30 июля на снабжение штаба ЧОН МВО Нижегородской губернии принято здание для 112 ОН батальона для размещения коммунаров маневренной роты. А 9 июля 1923 года Штаб ЧОН получил приказ о составлении маневренной роты в составе 166 человек для участия в окружных манёврах в Московском венном округе с 1 августа по 1 сентября 1923 года. Нижгубком РКП(б) решил рабочих с производства в маневренную роту не брать, а по предложению товарища Угланова укомплектовать её коммунарами из состава Советских организаций и аппарата Смола и подсобных категорий рабочих. По окончании гражданской войны и борьбы с бандитизмом штаб ЧОН СССР резко усилил надзор за хранением оружия, как в ЧОН, так и находящихся на руках у членов РКП(б). Приказом РВС СССР от 22 октября 1923 года предписывалось полностью переписать всё оружие в ЧОН, парторганизациях и у членов партии. Но часть губернских отрядов закончила перепись оружия лишь к началу января следующего года. Например, согласно ведомости 175 Лукояновской отдельной роты: винтовок «Мосина» – 7, винтовок «Лебеля» – 60, ручной пулемёт «Льюиса» – 1, револьверов – 3. Больше всего оружия на руках оказалось у членов РКБ(б) и РКСМ в Нижнем Новгороде и Нижегородском уезде. На 2 января 1924 года одних винтовок на руках коммунаров зарегистрировано 60 штук, револьверов «Наган» 317 штук, револьверов других марок 187 штук, пистолетов всех систем 240 штук, из холодного оружия 4 шашки, один артиллерийский бабут и 3 кортика.

Коммунар (боец части особого назначения) в форме образца 1923 г.
Коммунар (боец части особого назначения) в форме образца 1923 г.

Постепенно страна вставала на мирные рельсы, и 18 декабря 1923 года было принято решение не переводить для обучения на казарменное положение коммунаров Сормова, Канавина, Берега (часть города вдоль Окского берега), а также студентов и учащихся Губсовпартшколы. Чтобы понять, какой состав находился в ЧОН МВО Нижегородской губернии в 1923 году, рассмотрим начало списка коммунаров 178 роты ЧОН, расположенной в г.Курмыш довольно сложного уезда с антисоветскими настроениями: Аржанов А. Г. – народный судья, Исполинов А. В. – заведующий осыпным пунктом, Рябкин И. Н. – уездвоенком, Попков – помощник начальника уездной милиции, Таланин – начальник уездного уголовного розыска.

5 января 1924 года было принято решение отложить до весны обучение коммунаров до 3 разряда. Нужно было поднимать из руин экономику страны и командование ЧОН МВО Нижегородской губернии шло навстречу новым требованиям времени. 22 января 1924 года в последний раз ЧОН МВО Нижегородской губернии переводились на военное положение по случаю кончины В. И. Ленина.


Протокол решения о переводе частей 67 роты ЧОН на военное положение в связи со смертью Ленина. ГКУ КОПАНО ф.4615 оп.2 д.25 л.8

Первоначально решение о приведении в боевую готовность ЧОН принимали местные ячейки РКП(б), что говорит о том, что ЧОН до самого конца своего существования оставались военно-партийными отрядами с прямым подчинением партии. Но уже 23 января 1924 года началась сдача не положенного по штату оружия, в том числе и холодного. На вооружении ЧОН МВО Нижегородской губернии остались лишь винтовки системы «Мосина» и «Лебеля», остальные образцы отправились на склад. Более того, коммунары, уклонявшиеся от переписи личного оружия, подлежали дисциплинарной, а затем и судебной ответственности. Уже с 13 февраля 1924 года пришёл новый циркуляр о проверке наличия личного оружия у исключенных членов РКП(б) и сравнении их фамилий со списками ГПУ на разрешение ношения оружия. Осложняло проверку и то, что в начале года из партии исключили двести с лишним человек, а проверять их приходилось в первую очередь. Кульминацией разоружения коммунаров стал приказ от 20 февраля 1924 года об отборе револьверов и боеприпасов, выданных на личное хранение. Ещё оставалась в ходу практика, когда коммунары, отправлявшиеся в командировку в уезды, запрашивали разрешение на получение оружия. По документам плановые занятия ЧОН МВО Нижегородской губернии проходили до начала лета 1924 года. В 1924 году ЧОН МВО в Нижегородской губернии были расформированы.

Части особого назначения Нижегородской губернии, несмотря на небольшое количество боевых операций и малую их результативность на территории самой губернии, внесли большой вклад в удержание партией большевиков власти на местах. В населённые пункты, где располагались отряды особого назначения, белые партизанские отряды не входили, а банды обходили их стороной. Также в местах дислокации ЧОН не происходили антибольшевистские выступления.

В начальный период существования ЧОН наблюдались совместные операции с Нижгубчека, но они были редкими, очевидно, чекистам нужны были более подготовленные подразделения. Местное ГПУ для решения оперативных проблем привлекало свои войсковые подразделения. К сожалению, наблюдалось плохое взаимодействие с местной милицией, и совместные операции проводились редко. Внесли свой вклад ЧОН и в укрепление Красной Армии, выделяя наиболее подготовленных и политически подкованных коммунаров для службы на фронтах гражданской войны. При тушении крупных пожаров в уездах отряды особого назначения нередко играли роль заградотрядов, сгоняя местное население для борьбы с огненной стихией.

К сожалению, после поступления ЧОН в подчинение Всевобучу, а затем вхождения в структуру Красной Армии, часть документов оказалась в архивах Министерства обороны. Не совсем понятна логика этого решения, поскольку кроме подготовки людей военных специальностей из членов партии, задачи, выполнявшиеся ЧОН, можно сравнить с задачами войсковых частей ГПУ. Правда надо отметить, что при вхождении в состав РККА улучшилось довольствие командных кадров, снабжение обмундированием и вооружением, появилась возможность проводить обучение на казарменном положении.

В Нижегородских Частях Особого Назначения прошли военную подготовку видные партийные деятели СССР - Каганович Л. М. (секретарь ЦК КП(б)У), Молотов В. М.(секретарь ЦК ВКП(б)), Кузнецов С. М. (Зам. НКФ, Москва); позднее - Микоян А. И., Угланов Н. А. и другие.

С 1923 года резко усилился контроль над оружием по всей стране и особенно в ЧОН, что стало ещё одной приметой перехода страны к мирному существованию. Война закончилась, а встающей из руин экономике содержать военную структуру, дублирующую Армию, Всевобуч и войска ГПУ, было дорого. Свою задачу по удержанию и укреплению власти большевиков ЧОН выполнили, и смысла в их дальнейшем существовании не было.

Последний сбор командиров Нижегородских ЧОН начало 1925 года. 1. Захаров. 3.Угланов. 10.Бявницкий. фонды ГКУ НГИАМЗ  ГОМ15246
Последний сбор командиров Нижегородских ЧОН, начало 1925 года. 1. Захаров. 3.Угланов. 10.Бявницкий. фонды ГКУ НГИАМЗ ГОМ15246

Ликвидация Нижегородских ЧОН. 1925 год. В центре стоит Захаров. За ним стоит Семёнов и Карабасов. Сидят члены бюро Берегового РК РКП(б). Фонды ГКУ НГИАМЗ, ГОМ 15656-8
Ликвидация Нижегородских ЧОН. 1925 год. В центре стоит Захаров. За ним стоит Семёнов и Карабасов. Сидят члены бюро Берегового РК РКП(б). Фонды ГКУ НГИАМЗ, ГОМ 15656-8


Список ЧОН Нижегородской губернии 1922 – 1924 года:
• Губштаб (Управление частей особого назначения (ЧОН)), Нижегородская губерния;
• 112-й особого назначения Нижегородский батальон при Губкоме РКП(б);
• Сергачская рота частей особого назначения;
• 163-я особого назначения Павловская рота, г. Павлово;
• 9-й особого назначения Нижегородский батальон, г. Н.Новгород, Канавино;
• 168-я особого назначения Васильсурская рота;
• 2-й Арзамасский батальон особого назначения, г. Арзамас;
• 162-я особого назначения Выксунская рота, г. Выкса;
• 7-я отдельная Выксунская рота;
• 27-й отдельный Нижегородский взвод особого назначения, с. Безводное Нижегородского уезда;
• 164-я особого назначения Городецкая рота, г. Городец;
• 167-я особого назначения Семеновская рота, г. Семенов;
• 168-я особого назначения Сормовская отдельная рота, г. Н.Новгород, Сормово;
• 169-я особого назначения Княгининская отдельная рота, с. Большое Мурашкино Княгининского уезда;
• 170-я особого назначения Сергачская рота, г. Сергач;
• 171-я особого назначения Воскресенская отдельная рота, г. Воскресенск;
• 25-й особого назначения Воскресенский взвод, 171-я особого назначения рота;
• 172-я особого назначения Лысковская рота, г. Лысково;
• 173-й особого назначения Арзамасский отдельный взвод, г. Арзамас;
• 174-я особого назначения Починковская рота, г. Починки;
• 23-й особого назначения Починсковского взвод;
• 175-я особого назначения Лукояновская рота, г. Лукоянов;
• 176-я особого назначения Ардатовская рота, г. Ардатов;
• 177-я особого назначения Нижегородская (Растяпинская) рота, с. Растяпино;
• 178-я особого назначения Курмышская рота, г. Курмыш;
• 166-я отдельная Ветлужская рота частей особого назначения.



Приложение: структура частей ЧОН России

Автор - Старший научный сотрудник Музея истории правоохранительных органов и Вооруженных Сил НРО ОГО ВФСО "Динамо" ОГО ВФСО «ДИНАМО»

Статья основана на архивных материалах ГКУ ГОПАНО (фонд 4615); ГОПАНО фонд 1, опись 1, дело 2988.

Использованные в тексте сокращения

Всевобуч – всеобщее военное обучение трудящихся масс без отрыва от производства.
Губком – Губернский комитет.
ООН – отряд особого назначения.
РВСР – революционный военный совет республики.
РКП(б) – Рабочая коммунистическая партия (большевиков).
РСФСР – Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика.
ЧОН – часть особого назначения.
Термполк – территориально-милиционный полк.
Нижгубдезертир – организация по борьбе с дезертирством в Нижегородской губернии.
Нижгубчека – Нижегородская губернская Чрезвычайная комиссия.


Просмотров: 6484



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X