Снабжение армий снарядами и винтовками в Первую мировую

Александр Свечин во время Первой Мировой войны был начальником штаба 7 пехотной дивизии и начальником отдельной Черноморской морской дивизии. В 1925 году написал работу "Общий обзор сухопутных операций", вошедшую в сборник "Четырёхлетняя война 1914 – 1918 г. и её эпоха". Мы приводим из неё отрывок, который рассказывает о том, как армии воюющих сторон снабжались снарядами и винтовками.

---

Русская промышленность перестраивалась в соответствии с требованиями войны гораздо медленнее, чем в государствах, находившихся на высшей ступени капиталистического развития. Особенную остроту вызывало состояние наших запасов снарядов и винтовок. Мы начали войну, имея максимальное число, по сравнению с другими государствами, заготовленных в мирное время снарядов на орудие - 1300; наш главный противник, Австро-Венгрия, имела запас в два с половиной раза меньший - 600, что ставило наши армии в чрезвычайно выигрышное положение в октябре-декабре 1914 года. Уже с сентября 1914 года и во Франции и в Германии чувствовался недостаток снарядов. Но тогда как и наши враги и наши союзники сумели сделать из этого надлежащий вывод, мы продолжали роскошествовать, предпринимая наступательные операции, подготовляя огнем атаки укрепленных позиций, хотя имели точное расписание того количества снарядов, которое могли получить в течение ближайшего полугодия: при отсутствии оперативной дисциплины, не ставя себе задач соответствии с нашими материальными средствами, мы неуклонно шли к снарядному кризису, разразившемуся в мае и продолжавшемуся до августа в течение 4 самых тяжелых для нашей армии месяцев.
Наша превосходная полевая артиллерия принимала решительное участие в наших успехах 1914 года; теперь она отходила на второй план. Пехота потеряла свой кадровый состав офицеров и солдат; в 1915 году на ее плечи легла вся тяжесть боев; между чем, дело с ее вооружением обстояло очень печально. К началу войны запас винтовок русской армии достигал всего 4 652 тыс. Это наличие удовлетворяло мобилизационным потребностям; мы даже подарили Сербии в начале войны 120 тыс. винтовок. Но для пополнения потерь в действующей армии за первые месяцы войны было призвано почти 3 миллиона новобранцев и 2,5 миллиона ратников ополчения, в вооружении коих и создался кризис. Наши оружейные заводы, вместо мобилизационного задания в 60 тыс. винтовок в месяц, вырабатывали в начале войны только 10 тыс. и лишь к концу 1916 года сумели подняться до 130 тыс. винтовок в месяц. Это была капля в море сравнительно с потребностью. Вследствие недостаточной дисциплины, утрата в бою винтовок достигала больших размеров; терялись не только винтовки солдат, попадавших в плен, но и большая часть винтовок убитых и раненых солдат. Пришлось последовательно отобрать винтовки у тыловых частей и у флота; в запасных частях новобранцы имели на роту всего несколько винтовок. И все же, укомплектования на фронт приходилось посылать вооруженными в все меньшем проценте. В полках образовались безоружные команды, представлявшие своего рода хвост солдат, ожидавших смерти или ранения бойцов, чтобы поднять выпавшее из их рук оружие. В августе число таких безоружных в армиях достигало 30%; затем кризис был изжит, как за счет приобретения винтовок в Японии и Соединенных Штатах, так и за счет планомерного использования многих сотен тысяч доставшихся нам австрийских ружей.

Такой же острый кризис, как и мы, в снарядах и винтовках переживала Австро-Венгрия. Вместе с миллионами пленных она потеряла и миллионы винтовок; в запасных частях в Австрии обучение обращению с оружием новобранцев производилось также преимущественно в приглядку.
Даже в Германии, не терявшей большого количества пленных, создался острый кризис; на рубеже 1914 и 1915 г. приходилось посылать на фронт безоружные пополнения, и вооружить тыловые части русскими винтовками; но уже в 1915 г. производительность германской промышленности, путем раздачи фабрикации отдельных частей ружья на 150 частных заводов, удалось довести до 200 тысяч винтовок в месяц, и кризис был изжит. Путем жестокой экономии на фронте немцы преодолели в первую зиму и жестокий снарядный кризис.
Покупки на заграничных рынках встречали препятствии, вследствие конкуренции союзников, особенно Англии, нуждавшейся в них для создания заново "Китченеровской" армии - новых 35 дивизий, которые лишь в 1917 году смогли приобрести достаточную боеспособность. Само формирование Китченеровской армии являлось грозный предзнаменованием для активной стратегии, которой держался русский главнокомандующий Николай Николаевич вместо немедленной помощи снарядами и винтовками русской армии, западные союзники начали накапливать у себя запасы, формировать свою силу, которая должна была сыграть решающую роль через 2-3 года, а от русской армии требовали немедленных решительных действий.
Очень скоро Китченер, под предлогом необходимости уничтожить конкуренцию заказчиков, взял в свои руки монополию русских заказов в Англии и Соединенных Штатах; эта монополия внешней торговли, наоборот, явилась могущественным средством подчинения себе воли союзника. Впоследствии, когда производство боевых припасов в России уже наладилось, мы получили 5 миллионов снарядов, которых мы не заказывали, но от которых не сумели отделаться.

Ситуация на турецком фронте в 1915 году

После неуспеха морских сил англо-французов, потерявших 6 линейных судов, турки собрали для защиты Дарданелл 5-ю армию под командой германского генерала Лимана фон Сандерса (начальник германской военной миссии в Константинополе), из лучших сил, имевшихся в Турции. Эта армия, образованная 24 марта, получила от англичан в подарок ровно месяц, чтобы устроиться в Дарданеллах; 24 апреля начинается операция, которую англо-французы предпринимают слабыми, качественно и количественно, силами (около 80 тыс. ген. Гамильтона), преимущественно из контингентов тех милиций, которые выставили английские колонии. С этими силами удалось только зацепиться за южную оконечность Дарданельского полуострова. Теперь, когда турки собрали до 22 дивизий для защиты полуострова, англичане решили выставить большие сил и 6 августа, начинают операцию, которая, предпринятая с самого начала, дала бы легкий успех. Теперь же бои затянулись надолго. Так как Сербия и Румыния не допускали в Турцию подвоза из Германии военного снаряжения, то турецкая артиллерия почти вовсе не имела снарядов и иногда стреляла холостыми выстрелами, чтобы подбодрить свою пехоту, упорно защищавшую свои окопы под руководством германских офицеров. Когда поздней осенью 1915 г. сопротивление сербов было сломлено, и снаряды двинулись в Турцию, то англичанам нельзя было оставаться сидеть на побережьи полуострова под высотами, занятыми турками. В ночь на 20 декабря 1915 года и на 8 января 1916 г. дессантная армия покинула Дарданеллы, оставив туркам всю свою материальную часть. Войска Антанты получили преимущественно назначение в Салоники. Эта возмутительная по своим ошибкам операция англичан, подорвавшая политическую репутацию поддерживавшего ее Чемберлена, обошлась туркам в 218 тыс. человек, в том числе 66 тыс. убитых и 110 тыс. инвалидов, и вызвала еще большие потери со стороны англичан (австралийцы, новозеландцы и т. д.).


Просмотров: 6320

Источник: Великая забытая война. М.: Яуза, Эксмо, 2009 г.



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X