Купцы братья Елисеевы

Продолжаем рассказ (смотри ранее - Зарождение династии купцов Елисеевых, Купец Сергей Петрович Елисеев ) о купеческой династии Елисеевых.

С 1859 г., после смерти старшего брата, во главе Торгового дома «Братья Елисеевы» встал следующий по старшинству брат, Григорий Петрович Елисеев, который записался в 1-ю гильдию столичного купечества. Степан Петрович Елисеев состоял в звании «санкт-петербургского 1-й гильдии купеческого брата», как в то время юридически определялось положение младшего партнера в совместном бизнесе.
Г.П. Елисеев
Г.П. Елисеев

О размахе деятельности и успехах Торгового дома к этому моменту свидетельствуют официальные документы. В 1869 г. исполнилось полвека с момента официального вхождения Елисеевых в столичное купечество. Санкт-Петербургский Биржевой комитет обратился в Департамент мануфактур и внутренней торговли Министерства финансов с ходатайством о награждении главы Торгового дома «Братья Елисеевы» Г.П. Елисеева званием коммерции советника по случаю 50-летия с момента основания торгового дела. Это почетное звание Павел I ввел указом от 27 марта 1800 г. «Об учреждении для купечества особого отличия под названием Коммерции Советников и о сравнении онаго с восьмым классом статской службы» (то есть с чином коллежского асессора). Оно даровалось государем «за исключительные заслуги лицам купеческого звания, непрерывно состоявшим в первой гильдии не менее 12 лет и не оставляющих своих торговых занятий». Звание давалось купцу пожизненно и лично, оно не распространялось на потомков. В числе особых привилегий, очень важных для купеческого престижа, было то, что коммерции советники получали, в частности, право на официальное обращение к ним «Ваше высокоблагородие».

К ходатайству о награждении приложена справка, в которой охарактеризована деятельность Елисеевых и как коммерсантов, Г.П. Елисеев и как благотворителей. Так, в ней сообщалось, что оборот Торгового дома достиг 4 миллионов рублей серебром в год. Елисеевы с 1834 г. имеют свои парусные корабли, с 1856 г. — винтовой пароход. В 1842 г. ими пожертвовано 50 тысяч рублей в Волковскую купеческую городскую богадельню и 10 тысяч рублей ассигнациями в Комитет призрения нищих, особо отмечено учреждение ими Елизаветинской богадельни, на что Елисеевы уже потратили 200 тысяч рублей.

С.П. Елисеев
С.П. Елисеев


Министр финансов поддержал ходатайство, и именным Высочайшим указом от 5 июля 1869 г. Г.П. Елисеев удостоился звания коммерции советника.
Главная лавка Елисеевых по-прежнему находилась в доме Котоминых на Невском проспекте. В 1860—1870-е гг. она занимала 4 комнаты на первом этаже с окнами на улицу и 4 комнаты, обращенные окнами во двор. Елисеевы занимали еще 14 комнат в подвальном этаже, используя их под склад. Годовая арендная плата составляла в 1865 г. 4700 рублей, к 1871 г. она поднялась до 6 тысяч в год.

Елисеевы процветали, а коммерческие успехи Котоминых сошли к тому времени почти на нет. Дом перешел в собственность другой ветви рода. Новый владелец, Михаил Антонович Котомин (1810—1859), санкт-петербургский 2-й гильдии купец, потомственный почетный гражданин, женатый на Анне Ивановне Меншуткиной, дочери одного из виднейших столичных купцов того времени, торговал чаем. Его младший брат стал чиновником канцелярии Военного министерства. Сестры Любовь и Мария были замужем за офицерами. Сыновья, кроме одного, Михаила Антоновича, вышли из купеческого сословия, одна из дочерей стала в замужестве княгиней Вадбольской. В 1872 г. Котомины под залог дома заняли у братьев Григория и Степана Елисеевых 150 тысяч рублей (по 75 тысяч у каждого) сроком на 10 лет. Однако сохранить родовой дом за собой Николаю Александровичу Пастухову, одному из учредителей Волжско-Камского коммерческого банка. Тот, подобно Котоминым и Елисеевым, тоже был уроженцем Ярославской губернии. Лавка Елисеевых оставалась в доме Пастухова вплоть до начала XX в.
Торговый дом «Братья Елисеевы» продолжал торговлю и в лавке на Биржевой линии, расположенной в доме Политковского, открытой еще в 1820-х гг. Со временем квартал, ограниченный Биржевой линией, Биржевым и Волховским переулками, стал «сердцем» елисеевской торговой империи.
С начала 1860-х гг. и на протяжении двух десятилетий они участок за участком скупали там землю со строениями. В 1862 г. Григорий Петрович Елисеев начал строительство собственных виньых подвалов. По его заказу строительство вел архитектор Н.П. Гребенка (1820—1880). Он закончил Академию художеств и на протяжении нескольких десятилетий занимался активной строительной деятельностью в Петербурге, выстроил несколько десятков жилых домов и зданий общественного назначения. Елисеевы и их родственники стали главными его заказчиками.
Винные подвалы представляли собой одноэтажное монументальное каменное сооружение, его главный фасад выходил на Биржевую линию. В здании были установлены огромные дубовые бочки емкостью на 700 ведер, в которых завершался длительный и деликатный процесс окончательного «воспитания» вина. После выдержки в необходимых условиях вино разливалось в бутылки и отправлялось в магазины Петербурга, Москвы, других городов, а со временем и за границу.
В 1873 г. фирма экспонировала свою продукцию на двух международных выставках. За ее высокое качество в Вене Елисеевых удостоили почетного диплома, а в Лондоне — высшей награды, Золотой медали.
В 1874 г. Торговый дом «Братья Елисеевы» за долголетнюю и безупречную деятельность получил почетное право изображать на своей продукции государственный герб. Это было высшее признание качества товаров фирмы. С тех пор и до 1917 г. на фасаде дома № 14 по Биржевой линии, где находилась Главная контора Елисеевых, висело увеличенное изображение почетной награды.

Биржевая линия, 16. Винные подвалы
Биржевая линия, 16. Винные подвалы. Старое фото

Биржевая линия, 16. Современное фото
Биржевая линия, 16. Современное фото

Еще одно документальное свидетельство устойчивого экономического положения Торгового дома «Братья Елисеевы» обнаруживается в официальной переписке 1871 г. Департамент торговли и мануфактур представил на Высочайшее утверждение предложение наградить младшего из братьев Елисеевых, Степана Петровича, званием коммерции советника. В приложенной справке говорилось, что обороты Торгового дома как внутри империи, так и на внешнем рынке достигали к этому времени четырех с половиной миллионов рублей.

Винные подвалы
Винные подвалы

Дом Елисеевых на Биржевой линии, 14. Старое фото
Дом Елисеевых на Биржевой линии, 14. Старое фото

Елисеевы-коммерсанты, безусловно, обладали чувством перспективы. Они не только вели успешную торговлю, но были среди тех предпринимателей, которые стояли у истоков создания негосударственной банковской системы.

Биржевая линия, 14

Эпоха «Великих реформ», переживаемая страной в 1860— 1870-е гг., вызвала в народе пробуждение духа предприимчивости и заметное оживление в области русской торговли и промышленности. Это, в свою очередь, потребовало коренной перестройки финансовой системы страны. Купечество нуждалось в оборотном капитале. В 1864 г. начал свою деятельность Санкт-Петербургский коммерческий банк — первый в России акционерный коммерческий банк, в котором правительство имело лишь 20 процентов капитала. Григорий Петрович Елисеев стал одним из его учредителей и почти 18 лет состоял членом его правления, а с 1875 по 1882 г. — председателем правления.

Частный коммерческий банк на Английской набережной. Старое фото
Частный коммерческий банк на Английской набережной. Старое фото

Следующие три года во главе банка стоял его старший сын Александр Григорьевич. Когда отмечалась 50-летие со дня открытия банка, опубликовали книгу по его истории, в издании высоко оценена их роль: «...участие господ Елисеевых было ценным для банка вследствие обширных знаний, большой опытности и авторитета их в торговых и коммерческих делах. Высокое финансовое положение их косвенным образом влияло на репутацию и солидность банка...». Членами правления Коммерческого банка в первые десятилетия его деятельности состояли также зять Г.П. Елисеева Григорий Сергеевич Растеряев (1873—1884) и муж племянницы Федор Николаевич Целибеев (1873-1885).
В 1869 г. Торговый дом «Братья Елисеевы» внес свою лепту в создание Санкт-Петербургского учетного и ссудного банка. Среди его учредителей был Николай Михайлович Полежаев, один из зятьев Степана Петровича Елисеева.
В 1870 г. Григорий Петрович Елисеев вместе с сыном Александром и зятем Григорием Сергеевичем Растеряевым приняли участие в создании страхового общества «Русский Ллойд». Оно предназначалось для страхования торговых транспортов, ценностей, отправляемых почтой по железным и шоссейным дорогам, а также грузов, перевозимых по рекам , озерам России. В правлении этой коммерческой структуры Елисеевы и их родственники занимали ведущие позиции вплоть до 1917 г.
В 1871 г. Торговый дом «Братья Елисеевы» участвовал также в учреждении «Русского для внешней торговли банка», который кредитовал купцов и промышленников, совершающих экспортно-импортные операции, и облегчал русским торговцам расчеты за границей. В руководстве и этого банка Елисеевы позже также занимали видное место.
Таким образом, с момента создания частных банковских и страховых компаний Елисеевы были не только среди их создателей, но и занимали в них руководящие посты, определяя стратегию и тактику их действия.
По мере роста благосостояния возрастала благотворительная деятельность братьев Елисеевых. Главной их заботой оставалась Елизаветинская богадельня. Число призреваемых в ней увеличилось до 80 человек, поскольку вырос неприкосновенный капитал богадельни. Степан Петрович до конца своих дней разделял со старшим братом труды и финансовые затраты, исполняя взятые на себя еще в 1856 г. обязанности товарища попечителя.
В 1879 г. на средства братьев Елисеевых осуществлен капитальный ремонт храма на их родине, в селе Яковцеве. В одном из ноябрьских номеров журнала «Ярославские епархиальные ведомости» дано подробное описание работ, проведенных в церкви в течение лета. Ремонт обошелся в 8500 рублей, и за свое щедрое пожертвование Елисеевы удостоились благодарности правящего архиерея. Сейчас этот храм, десятилетиями лежавший в руинах, постепенно восстанавливается стараниями прихожан и епархии.

Братья Григорий и Степан Елисеевы пожертвовали большую сумму денег на строительство новой Петропавловской церкви в городе Сердоболе. Сердоболь (с 1918 г. — город Сортавала в Карелии) представлял собой небольшой городок на северном берегу Ладожского озера, основанный шведами еще в начале XVII в. По Ништадтскому мирному договору 1721 г. он отошел к России и вошел в состав Выборгской губернии. В 1811 г. эта губерния стала частью Великого княжества Финляндского. Сердоболь занимал исключительно выгодное географическое положение и в пришлом считался значительным торговым центром Приладожья. Вблизи города добывали ценные строительные и отделочные материалы — сердобольский гранит и рускеальский мрамор, которые широко применялись при строительстве многих дворцовых и общественных зданий Петребурга.
Жили в Сердоболе по преимуществу финны, они исповедовали лютеранство. Однако и православных людей там было немало. Русское правительство, проводившее во второй половине XIX в. политику русификации населения на Севере и Северо-Западе страны, было заинтересовано в усилении позиций православной церкви. В те годы многие известные купцы, в том числе и Елисеевы, жертвовали большие средства на строительство или ремонт храмов на этих территориях и удостаивались наград и почестей.
Существовавшая в городе Сердоболе Петропавловская церковь сильно обветшала, на ее ремонт требовались большие средства, местное православное население не могло их собрать, поскольку бедствовало вследствие нескольких неурожайных лет подряд. История сооружения этого храма описана в четвертом томе многотомного издания «Историко-статистические сведения о Санкт-Петербургской епархии», опубликованном в конце 1870-х г.
Петербургский митрополит Исидор из донесений местного благочинного знал о крайней ветхости старого церковного здания и о том, что его прихожане своими средствами для сооружения новой постройки не располагают. «...По его убеждению и благословению господа коммерции советники Григорий и Стефан Елисеевы согласились устроить новый теплый деревянный храм... По их желанию в Петербург были вызваны местный священник, благочинный и церковный староста. Усиленная просьба местного священника тронула добрые сердца братьев Елисеевых, которые тут же, у себя на дому, обратились к священнику с милостливыми своими словами: "...Мы выстроим вам каменную церковь, во что бы она ни стала, а в основание начала сего Богоугодного дела помолимся, батюшка, Господу Богу и испросим у него благословения на это наше начинание"...»
Братья Елисеевы сразу же поручили составление плана, чертежей и сметы известному академику Николаю Павловичу Гребенке, под наблюдением и руководством которого и произведены все строительные работы...
Строительство началось весной 1870 г., а 15 июля 1872 г. состоялось торжественное освящение храма с двумя приделами, которое совершил митрополит Исидор. По его представлению за это крупное пожертвование — строительство за их счет новой церкви — братья получили высокие награды: старшего, Григория Петровича, удостоили ордена Св. Владимира IV степени, младшего — ордена Св. Анны II степени.

Начиная с 1873 г. в ежегодных «Клировых ведомостях» по Петропавловской церкви писалось: «Церковь Петра и Павла построена в 1873 году иждивением Коммерции советников С.-Петербургских 1-й гильдии купцов Григория и Стефана Петровичей братьев Елисеевых». Елисеевы не оставили церковь без своего внимания после завершения ее строительства. Часть денежных средств в виде церковных и причтовых билетов Г.П. Елисеев пожертвовал в пользу сердобольской церкви на вечное поминовение себя самого, своей жены и родственников. В 1886 г. за счет средств Елисеевых производился внутренний ремонт церкви, братья также подарили храму дом для нужд причта. В архивных документах сохранились записи о регулярных поставках в церковь за их счет «деревянного» масла для лампад и церковного вина для причастия. С конца XIX в. помогал храму Александр Григорьевич Елисеев, как старший в роду он считал себя обязанным продолжать дело предков. Этот храм действует и поныне, однако после Второй мировой войны его переосвятили во имя Св. Николая. При храме существует небольшой музей, посвященный истории церкви, где упоминаются и его «спонсоры» — братья Елисеевы.

Большая Морская ул., 25/11. Современное фото
Большая Морская ул., 25/11. Современное фото

Реклама торгового дома Ф. Бутц, располагавшегося в доме Елисеевых
Реклама торгового дома "Ф. Бутц", располагавшегося в доме Елисеевых

Заработав серьезные капиталы, братья Елисеевы начали вкладывать средства в покупку недвижимости, прежде всего доходных домов, что гарантировало высокую прибыль. Население Петербурга, особенно после отмены крепостного права, стремительно росло, нужда в жилье самого разного уровня удобств и стоимости все время возрастала. С 1860-х гг. домовладельцы могли под залог недвижимости брать ссуды в Городском кредитном обществе.
В середине 1840-х гг. братья Елисеевы приобрели у статского советника Густава Лерхе четырехэтажный каменный дом с флигелями на углу Большой Морской и Гороховой улиц, незадолго до этого до этого перестроенный по проекту архитектора П. П. Жако.
Точная дата покупки нам неизвестна, однако в атласе Петербурга 1849 г. (Атлас Цылова) Елисеевы уже названы владельцами дома (его современный адрес: Большая Морская ул., 25/11). Этот дом оставался собственностью Елисеевых вплоть до революции. Помимо квартир разного размера и стоимости на первом этаже находились торговые помещения, которые сдавались внаем и также приносили домовладельцам немалый доход. Так почти в течение века здесь находилась фруктовая лавка купцов Смуровых, которые были тесно связаны с семейством Елисеевых родством и общими коммерческими делами.

Дом Коссиковского, перешедший Елисеевым. Невский пр., 15. Старое фото
Дом Коссиковского, перешедший Елисеевым. Невский пр., 15. Старое фото

Дом Коссиковского, перешедший Елисеевым. Большая Морская ул., 14. Современное фото
Дом Коссиковского, перешедший Елисеевым. Большая Морская ул., 14. Современное фото

В 1858 г. братья Елисеевы купили у наследников купца А И. Коссиковского дом на Невском проспекте. Это домовладение составляло собой три каменных здания. Основным являлся дом № 15 по Невскому проспекту. Флигель но Большой Морской, 14, в 1820-х гг. был перестроен по проекту архитектора В.П. Стасова и приобрел благодаря колонному портику весьма импозантный вид. На фасаде этого дома в советское время установлена мемориальная доска, сообщающая о том, что в мае-июне 1828 г., перед отъездом на Кавказ, в доме Коссиковского нанимал квартиру А.С. Грибоедов. Другой трехэтажный каменный флигель этого домовладения, по набережной Мойки, 59, построили еще в конце XVIII в. для князя А.Б. Куракина.

Набережная р. Мойки, 59. Современное фото
Набережная р. Мойки, 59. Современное фото

Дом на Невском проспекте (№ 15) хорошо известен историкам нашего города. Он был выстроен в начале царствования Екатерины II для генерал-полицмейстера Петербурга Н.И. Чичерина, позднее принадлежал князю А.Б. Куракину, далее его владельцами были купцы А.И. Перетц и А.И. Коссиковский.
Андрей Иванович Коссиковский (1769—1838) принадлежал к более старшему, чем Елисеевы, поколению столичного купечества. Он начал свою деятельность еще при Екатерине II и заработал огромное состояние на откупах, одним из первых его возвели в сословие потомственных почетных граждан. Дом на Невском проспекте, который он приобрел в 1806 г., занимал особое место среди его недвижимых владений. Однако его сыновья от двух браков, Александр, Валентин, Владимир и Всеволод отказались от коммерческой деятельности, поступили на государственную службу и впоследствии по собственным заслугам получили потомственное дворянство. Отцовские дома они посчитали более выгодным для себя продать и разделить полученный капитал.
Помещения в домах по Большой Морской и по Невскому проспекту Елисеевы стали сдавать внаем. В главном доме, обращенном на Невский проспект, еще со времен Чичерина существовали большой зал и другие парадные помещения, сдаваемые в аренду. Этот зал стал местом заметных событий общественной и культурной жизни Петербурга.
Так, с января по июнь 1862 г. здесь действовал первый в Петербурге шахматный клуб. Шахматы тогда только начали входить в моду, прошение о разрешении открыть такой клуб на имя генерал-губернатора столицы князя А.А. Суворова (внука полководца) подписало множество весьма почтенных людей. Но инициаторами его создания были Н.А. Некрасов и Н.Г. Чернышевский, заслужившие у властей славу лиц опасных и неблагонамеренных. Это было время возникновения первой революционной ситуации в России, потрясенной до самых основ освобождением крепостных крестьян, проектами новых грандиозных реформ. На открытии клуба присутствовали П.Л. Лавров и члены подпольной организации «Земля и воля» братья Курочкины, критик Д.И. Писарев, писатель и историк города В.В. Крестовский, литератор А.Ф. Писемский, шахматный клуб очень скоро стал известен полиции как место сбора революционно настроенных людей — здесь за шахматной доской обсуждались злободневные проблемы жизни страны, писались революционные прокламации, готовилась политическая манифестация, приуроченная к празднованию 1000-летия России в августе 1862 г. Весной 1862 г. город охватили студенческие беспорядки и грандиозные пожары. Правительство и полиция возложили вину за подрывную деятельность на оппозицию. Шахматный клуб закрыли, власти посчитали и его преступной организацией, поскольку «в нем происходят и из него распространяются неосновательные суждения...».
Зал в доме Елисеевых арендовало также Благородное собрание, оно устраивало здесь литературные и музыкальные вечера, в которых участвовали известные писатели и артисты того времени. В 1859 г. в этом зале давало свои первые концерты Русское музыкальное общество, руководимое А.Г. Рубинштейном. Широкую известность получила благотворительная акция, состоявшаяся в зале Благородного собрания 9 марта 1879 г., когда здесь выступали И.С. Тургенев, Ф.М. Достоевский, М.Е. Салтыков-Щедрин, А.Н. Плещеев, Я.П. Полонский. Деньги, получение от продажи билетов, пошли в пользу Литературного фонда, на оказание помощи вдовам и сиротам литераторов.
В старых петербургских газетах можно встретить немало объявлений о различных благотворительных акциях, устраиваемых в доме Елисеевых. Так, «Санкт-Петербургские ведомости» от 6 февраля 1892 г. сообщали, что в зале Благородного собрания в доме Елисеевых 10 февраля состоится спектакль и бал в пользу приюта для малолетних детей, который устраивает Общество попечения о нуждающихся семействах воинов, потерявших здоровье на службе. В спектакле участвовали известные тогда балетные артисты Императорских театров.
В советское время в зале этого дома работал хорошо знакомый не одному поколению ленинградцев кинотеатр «Баррикада».

Третий флигель бывшего дома Коссиковского, обращенный на Мойку, братья Елисеевы решили перестроить по своему вкусу и переселились туда, покинув дом Котомина. Место это было более комфортным для жилья — чуть в стороне от шумного Невского проспекта, из окон квартиры открывался вид на нарядный дворец графов Строгановых и на огромное здание бывшего дворца графа Кирилла Разумовского, в котором раззмещался Сиротский институт. Для перестройки дома снова пригласили архитектора Н.П. Гребенку. Он надстроил трехэтажное здание четверым этажом и изменил декор фасадов, которые получили украшение в типичной для середины XIX в. манере. О внутренней отделке здания на тот момент практически ничего не известно.
Первоначально в новоприобретенном доме поселились оба брата со своими семьями. В начале 1860-х гг. по семейному разделу эта недвижимость перешла полностью в собственность Степана Петровича Елисеева. В доме на Мойке он сам прожил то самой смерти, затем здесь жили его сын и внук, причем интерьеры большой квартиры Елисеевых в начале XX в. были капитально перестроены.
Степан Петрович Елисеев обзавелся семейством еще при жизни матери. 26 января 1830 г. он обвенчался в Исаакиевском соборе с Анной Гавриловной Афанасьевой, дочерью умершего к тому времени санкт-петербургского купца 3-й гильдии. Брат Анны Гавриловны впоследствии вышел в купцы 2-й гильдии и торговал «суровским и овошенным товаром» на Никольском рынке.
На летнее время семейство перебиралось на дачу. В 1860-е гг. Петербург настолько вырос и стал столь многолюдным и шумным, что состоятельные горожане, в том числе и купечество, озаботились строительством дач в пригородных местностях. Большой популярностью пользовались острова невской дельты, где строились дачи не только для членов Императорской фамилии, но и для других слоев населения. Кто был не в состоянии выстроить собственную дачу, могли нанять ее у хозяев.
В 1869 г. С.П. Елисеев приобрел у жены титулярного советника Марии Федоровны Руадзе (владелицы соседнего дома на набережной Мойки) за 15 тысяч рублей три участка земли в Петербургской части города, на Островах. Сын Петр, а затем внук Степан, унаследовав эту недвижимость, увеличили ее размеры и создали на Каменном острове большой комплекс дачных построек.
Семья С.П. Елисеева была по тем временам сравнительно небольшая — жена, дочери Татьяна, Вера, Мария и сын Петр. Когда дети подросли, встал вопрос о выборе для них супругов.
Браки в купеческих семьях в то время совершались, как правило, по выбору родителей. Родители старались подобрать своему сыну или дочери пару из тех семей, которые хорошо знали, — это или земляки, либо партнеры по бизнесу, иногда соседи, прихожане своего храма. Конечно, все стремились породниться с такой семьей, которая была бы ровней или стояла выше по своему имущественному и социальному положению.

Старшую дочь, Татьяну Степановну Елисееву (1830—1899) выдали замуж за Николая Михайловича Полежаева (1817— 1897). Надо особо отметить, что Елисеевы трижды роднились с Полежаевыми. Купцы Полежаевы происходили родом из города Калязина Тверской губернии и, так же как и Елисеевы, принадлежали к сословию потомственных почетных граждан. Н.М. Полежаев состоял в санкт-петербургском купечестве с середины XIX в., по 1-й гильдии, и совместно с братьями вел крупную оптовую торговлю хлебом и лесом при бирже под фирмой «Братья Полежаевы». Вместе с братьями Елисеевыми он стал одним из учредителей Санкт-Птербургского учетного и ссудного банка. В 1899 г. Н.М. Полежаев удостоился почетного звания коммерции советника. Жили Полежаевы в собственном доме на Калашниковской набережной Невы, поблизости от одноименной хлебной биржи. Об этом семействе речь пойдет в отдельной главе книги.
Вторая дочь, Вера Степановна Елисеева (ок. 1836—1914), стала женой купеческого сына Александра Сергеевича Смурова (1831 — 1874). Смуровы — земляки Елисеевых, их родина — деревня Настасьина той же экономической Родионовской волости Ярославского уезда, откуда был родом и Петр Елисеевич Елисеев. Герасим Иванович Смуров появился в столице несколькими годами ранее Елисеева и тоже начал торговлю фруктами и «колониальными товарами». Его потомки стали видными представителями купеческого мира, их также возвели в сословие потомственных почетных граждан. Александр Смуров, женившийся на Вере Елисеевой, — один из внуков основателя династии. Александр Сергеевич и Вера Степановна жили в доме Смуровых на Малой Морской улице, расположенном неподалеку от елисеевского дома. Однако он рано скончался, оставив на попечение жены и отца своих семерых детей. Роду Смуровых также посвящен отдельный очерк книги.
Третья из сестер, Мария Степановна Елисеева (скончалась в 1909 г ), в октябре 1860 г. вышла замуж за купеческого сына Фёдора Николаевича Целибеева (1840—1895). Целибеевы происходили из купцов города Малоярославца. В начале XIX в. несколько человек из этого большого и знаменитого на родине купеческого рода переселились в Петербург. Столичная отрасль Целибеевых стала многочисленной и разнохарактерной как по роду занятий, так и по социальному статусу. Некоторые из них содержали небольшие (по современным меркам) промышленные предприятия, где выделывались кожи и производились химические препараты, вели торговлю, как тогда говорили, «москательным товаром». Сейчас об этом ассортименте говорят: хозяйственные товары. Другие Целибеевы шили обувь и торговали «обувным товаром». Потомственный почетный гражданин Федор Николаевич Целибеев как старший в своей семье, будучи купцом 1-й гильдии, вел торговлю «москательным товаром» в Гостином дворе, в течение многих лет состоял гласным Городской думы. Он и его супруга поселились в собственном доме Целибеевых № 17 по Загородному проспекту, который относился к приходу церкви в честь иконы Владимирской Божией Матери. Подробнее о них и их потомках будет рассказано в главе, посвященной Целибеевым.
Единственный сын и продолжатель этой ветви рода Елисеевых Петр Степанович Елисеев (1834—1901) женился на Любови Дмитриевне Полежаевой, племяннице Николая Михайловича, дочери его старшего брата Дмитрия Михайловича. О нем как продолжателе младшей ветви рода Елисеевых и о его потомках будет подробно рассказано ниже.
Глава семейства Степан Петрович Елисеев скончался 1 мая 1879 г. Родные и знакомые этой семьи, как было принято, получили извещение следующего содержания: «Анна Гавриловна Елисеева с детьми с глубочайшим прискорбием извещают о кончине... коммерции советника Степана Петровича Елисеева, последовавшей сего 1 мая в 12 часов и 5 минут пополудни. Панихиды будут совершаемы в 12 часов пополудни и в 8 часов вечера. Вынос тела последует в четверг, 3 мая, в 7 часов вечера в Елизаветинскую богадельню, что на Васильевском острове, 3-я линия. Огпевание в пятницу, 4 мая, в 10 часов, а погребение на Большой хте, откуда на поминовение в собственный дом».
После отца в дело вступил его сын Петр Степанович, он стал работать под руководством дяди Григория Петровича Елисеева.


Просмотров: 33234

Источник: А. Краско. Петербургское купечество. Страницы семейных историй. М.: Центрполиграф, 2010



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X