Политика большевиков в отношении оппозиционной прессы в 1917-1918 гг.

Сразу же после свержения Временного правительства, 26 октября, по постановлению Петроградского и Московского Военно-революционных комитетов десять наиболее крупных буржуазных газет, в том числе «Речь», «День», «Биржевые ведомости», «Русское слово», «Утро России» были закрыты, однако некоторые из них возобновились под другими названиями.
27 октября был издан «Декрет о печати», опубликованный в «Правде» 28 октября.



Декрет СНК о печати



В тяжкий решительный час переворота и дней, непосредственно за ним следующих, Временный революционный комитет вынужден был предпринять целый ряд мер против контрреволюционной печати разных оттенков. Немедленно со всех сторон поднялись крики о том, что новая социалистическая власть нарушила, таким образом, основной принцип своей программы, посягнув на свободу печати.
Рабочее и Крестьянское Правительство обращает внимание на то, что в нашем обществе за этой либеральной ширмой фактически скрывается свобода для имущих классов, захватив в свои руки львиную долю всей прессы, невозбранно отравлять умы и вносить смуту в сознание масс. Всякий знает, что буржуазная пресса есть одно из могущественных оружий буржуазии. Особенно в критические моменты, когда новая власть, власть рабочих и крестьян, только упрочивается, невозможно было целиком оставить это оружие в руках врага в то время, как оно не менее опасно в такие минуты, чем бомбы и пулеметы. Вот почему и были приняты временные и экстренные меры для пресечения потока грязи и клеветы, в которых охотно потопила бы молодую победу народа желтая и зеленая пресса.
Как только новый порядок упрочится, всякие административные воздействия на печать будут прекращены, для нее будет установлена полная свобода в пределах ответственности перед судом, согласно самому широкому и прогрессивному в этом отношении закону. Считаясь, однако, с тем, что стеснение печати, даже в критические моменты допустимо только в пределах абсолютно необходимых. Совет Народных Комиссаров постановляет:
1. Закрытию подлежат лишь органы прессы:
1) призывающие к открытому сопротивлению или неповиновению Рабочему и Крестьянскому правительству;
2) сеющие смуту путем явно клеветнического извращения фактов;
3) призывающие к деяниям явно преступного, т.е. уголовно наказуемого характера.
2. Запрещения органов прессы, временные или постоянные, проводятся лишь по постановлению Совета Народных Комиссаров.
3. Настоящее положение имеет временный характер и будет отменено особым указом по наступлении нормальных условий общественной жизни.

Председатель Совета Народных Комиссаров
Владимир Ульянов (Ленин) Правда. 1917. 28 окт.



Новости дня граждане стали узнавать из ведущих партийно-советских изданий - «Правда», «Солдатская правда», «Известия», «Деревенская беднота» и др.

17 ноября была принята резолюция Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета.

Резолюция ВЦИК по вопросу о печати.


Закрытие буржуазных газет вызывалось не только чисто боевыми потребностями в период восстания и подавления контрреволюционных попыток, но и являлось необходимой переходной мерой для установления нового режима в области печати, такого режима, при котором капиталисты-собственники типографий и бумаги не могли бы становиться самодержавными фабрикантами общественного мнения.
Дальнейшей мерой должна быть конфискация частных типографий и запасов бумаги, передача их в собственность Советской власти в центре и на местах с тем, чтобы партии и группы могли пользоваться техническими средствами печатания сообразно своей действительной идейной силе, т. е. пропорционально числу своих сторонников.
Восстановление так называемой «свободы печати», т. е. простое возвращение типографий и бумаги капиталистам — отравителям народного сознания, явилось бы недопустимой капитуляцией перед волей капитала, сдачей одной из важнейших позиций рабочей и крестьянской революции, т. е. мерой безусловно контрреволюционного характера.
Исходя из вышеизложенного, Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет категорически отвергает всякие предложения, клонящиеся к восстановлению старого режима в деле печати, и безоговорочно поддерживает в этом вопросе Совет Народных Комиссаров против претензий и домогательств, продиктованных мелкобуржуазными предрассудками или прямым прислужничеством интересам контрреволюционной буржуазии.


Благодаря тому, что полиграфическая база закрытых газет была конфискована, большевистские издания получили лучшие типографии страны и огромные запасы бумаги в свое распоряжение. Всего же до 30 июня 1918 г. было секвестировано, реквизировано, конфисковано или национализировано более 150 предприятий полиграфической промышленности.

В тех буржуазных и оппозиционных изданиях, которые большевики ещё не успели закрыть, появились статьи с яростной критикой Декрета о печати. Развернулась острейшая борьба вокруг вопроса о свободе прессы.

В стране прошли митинги и демонстрации в защиту свободы слова, распространялись многочисленные листовки, а Союз русских писателей выпустил специальную однодневную «Газету-протест. В защиту свободы печати», обвинявшую большевиков в осквернении идеалов демократии, поругании основных ценностей общественной жизни. В конце ноября 1917 г. ЦК трудовой народно-социалистической партии выпустил первый номер газеты с красноречивым названием «Слово в цепях». 18 ноября газета "Полтавский день" вышла с белыми страницами, на которых вместо обычного текста красовалась одна только фраза: "Редакция протестует против воскрешения политической цензуры"...

Русский писатель Владимир Галактионович Короленко, демократ и гуманист, ненавидевший самодержавие, боровшийся против произвола царских властей, защитник угнетённых, писал: «...Эта цензура партийная... Это просто попытка одной партии наложить печать молчания на остальные, инакомыслящие и не разделяющие ее ожиданий». Он отмечал, что цензура, осуществляемая большевиками, не имеет никакого оправдания, так как установлена «без всякого права и в интересах узко партийных и односторонних». В статье «Голоса отрезвления» В.Г. Короленко называет ленинский проект «свободы печати» «исступленно фанатичной утопией», которая превосходит «самые безумные мечты царских ретроградов».
М. Горький, в дореволюционный период активно сотрудничавший с большевиками, в газете «Новая жизнь» выступил с осуждением политики большевиков в области прессы:


Я нахожу, что заткнуть кулаком рот «Речи» и других буржуазных газет только потому, что они враждебны демократии - это позорно для демократии.
Разве демократия чувствует себя неправой в своих деяниях и - боится критики врагов? Разве кадеты настолько идейно сильны, что победить их можно только лишь путем физического насилия?
Лишение свободы печати - физическое насилие, и это недостойно демократии.


В целом же в первые месяцы после революции по отношению к мелкобуржуазной печати принимались не самые радикальные меры: в основном в качестве наказания осуществлялись временные приостановки изданий, задержка печатания отдельных номеров, денежные штрафы.

В целях лишить оппозиционную прессу источников существования, в ноябре (точная дата неизвестна, не позднее 20 ноября по н. ст.) вышел Декрет о введении государственной монополии на объявления.

Декрет о введении государственной монополии на объявления



1) Печатание за плату объявлений в периодических изданиях печати, равно в сборниках и афишах, а также сдача объявлений в киоски, конторы и т.п. учреждения объявляются монополией государства.
2) Печатать таковые объявления могут только издания Временного рабочего и крестьянского правительства в Петрограде и издания местных Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.
За напечатание объявлений не имеющие на это право издания закрываются.
3) Владельцы газет, контор для помещения объявлений, а равно все служащие в конторах, экспедициях и каких бы то ни было предприятиях подобного рода обязаны оставаться при своем деле впредь до сдачи его государству в лице вышеуказанных органов, отвечая за полный порядок его, за соблюдение непрерывности в ходе предприятий и за сдачу в издания Советов как всех частных объявлений, так и всех денежных сумм за принятые объявления, а равно и полнейшей отчетности с приложением документов.
4) Все заведующие изданиями и предприятиями, помещающими объявления за плату, а равно все служащие и рабочие этих предприятий обязуются немедленно собраться в городские собрания и объединиться сначала в городские союзы, а затем в всероссийский союз для более успешной и правильной организации дела принятия и помещения в советских изданиях частных объявлений, равно для выработки правил более удобного для населения приема и печатания этих объявлений.
5) Виновные в сокрытии документов или сумм, а равно в саботаже указанной в §§3 и 4 меры, караются конфискацией всего имущества и тюремным заключением до 3 лет.
6) Платное помещение объявлений в частных изданиях, в виде отчетов, рекламных статей или в других замаскированных формах, влечет за собой то же наказание.
7) Предприятия по приему и сдаче объявлений конфискуются государством с уплатой, в случае нужды, временного государственного пособия владельцам их. Мелким собственникам, вкладчикам и акционерам конфискуемых предприятий возвращаются полностью их вклады.
8) Все издания, конторы, экспедиции и вообще предприятия, помещающие платные объявления, обязаны немедленно дать в Советы рабочих и солдатских депутатов точные сведения о своем местонахождении и приступить к сдаче дел и объявлений под страхом наказаний, указанных в §5.

Председатель Совета Народных Комиссаров
В. Ульянов (Ленин).
Народный комиссар по просвещению
А. В. Луначарский.
Скрепил: Секретарь Совета Н. Горбунов.


Оценивая впоследствии эффективность этого законодательного акта Советской власти, В.И. Ленин назвал его «наивным и в известном смысле ошибочным», признав, что ожидаемого эффекта достигнуто не было, особенно в провинции. Всего к январю 1918 г. было закрыто более 120 оппозиционных газет, большей частью представлявших отряд буржуазной прессы, однако значительные потери понесла и печать левых партий. Многие издания продолжали выходить, сменив свои названия, что никак не могло устраивать большевиков.
30 ноября 1917 г. (по н. ст.) в газете «Наша Речь»(центральный печатный орган партии кадетов) вышло обращение Временного правительства «Ко всем гражданам Российской республики». В Обращении отмечалось, что утверждение Петроградского революционного комитета от 25 (по ст . ст.) октября о низложении Временного правительства не соответствует действительности. Временное правительство, хотя и не в полном составе, продолжало выполнять свои функции наряду с деятельностью Советского правительства. Министры-социалисты Прокопович, Никитин, Гвоздев после их освобождения из-под ареста продолжали выполнять свои обязанности, не прекращал своей работы и государственный аппарат, стремясь не допустить анархии в управлении государством. В Обращении выдвигалось главное требование – созыв Учредительного собрания.

В тот же день, 30 ноября, как об этом сообщили на следующий день «Известия», Военно-революционный комитет принял решение «Об аресте всех бывших министров, объявивших себя Временным правительством и подписавших обращение к населению». Приостанавливался также выпуск всех газет, поместивших Обращение бывшего Временного правительства. Были закрыты не только буржуазные газеты «Наша речь», «Утренние Ведомости» и др., но и меньшевистские «Наше единство», «Рабочая газета», правоэсеровская «Воля народа» – всего 10 изданий. Была арестована по обвинению в контрреволюционном заговоре группа сотрудников газет «Воля народа», «Трудовое дело».

Необходимо отметить, что требование созыва Учредительного собрания само по себе не подпадало под пункты Декрета о печати, согласно которым могла быть закрыта та или иная газета. Сами большевики первоначально не выступали против идеи Учредительного собрания, и, более того, 27 октября 1917 г. (по ст. ст.), Совнарком принял и опубликовал за подписью В. И. Ленина постановление о проведении в назначенный срок — 12 ноября 1917 г. всеобщих выборов в Учредительное собрание.

Успели появиться и новые оппозиционные издания. В самом конце декабря 1917 года силами солдат Преображенского и Семёновского полков, настроенных антибольшевистски, в Петрограде начала издаваться газета «Серая Шинель». Первый номер газеты, тиражом 10 тыс. экземпляров, составленный в резких анти-большевистских тонах, содержавший карикатуры на Ленина и красногвардейцев, был распродан за 2-3 часа. Однако газета просуществовала всего лишь до 5 января 1918 г. – когда произошло первое и последнее заседание Учредительного собрания.

28 января 1918 года вышел декрет СНК «О Революционном трибунале печати».


О Революционном трибунале печати


1) При Революционном Трибунале учреждается Революционный Трибунал Печати. Ведению Революционного Трибунала Печати подлежат преступления и проступки против народа, совершаемые путем использования печати.
2) К преступлениям и проступкам путем использования печати относятся всякие сообщения ложных или извращенных сведений о явлениях общественной жизни, поскольку они являются посягательством на права и интересы революционного народа, а также нарушения узаконений о печати, изданных Советской властью.
3) Революционный Трибунал Печати состоит из 3 лиц, избираемых на срок не более 3-х месяцев Советом Рабочих, Солдатских и Крестьянских Депутатов.
4) а) Для производства предварительного расследования при Революционном Трибунале Печати учреждается Следственная Комиссия в составе трех лиц, избираемых Советом Рабочих, Солдатских и Крестьянских Депутатов.
б) По поступлении сообщения или жалобы, Следственная Комиссия в течение 48 часов рассматривает их и направляет дело по подсудности или назначает к слушанию в заседании Революционного Трибунала.
в) Постановления Следственной Комиссии об арестах, обысках, выемках и освобождении арестованных действительны, если они приняты в составе коллегии из трех лиц. В случаях, не терпящих отлагательства, меры пресечения могут быть приняты единолично каждым членом Следственной Комиссии с тем, чтобы эта мера в течение 12 часов была утверждена Следственной Комиссией.
г) Распоряжение Следственной Комиссии приводится в исполнение красной гвардией, милицией, войсками и исполнительными органами Республики.
д) Жалобы на постановления Следственной Комиссии подаются Революционному Трибуналу и рассматриваются в распорядительном заседании Революционного Трибунала Печати.
е) Следственная Комиссия имеет право: а) требовать от всех ведомств и должностных лиц, а также от всех местных самоуправлений, судебных установлений и властей, нотариальных учреждений, общественных и профессиональных организаций, торгово - промышленных предприятий, правительственных, общественных и частных кредитных установлений доставления необходимых сведений и документов, а также дел, не оконченных производством, б) обозревать через своих членов и особо уполномоченных лиц дела всех упомянутых в предыдущем пункте установлений и властей для извлечения необходимых сведений.
5) Судебное следствие происходит при участии обвинения и защиты.
6) В качестве обвинителей и защитников, имеющих право участия в деле, допускаются, по выбору сторон, все пользующиеся политическими правами граждане обоего пола.
7) Заседание Революционного Трибунала Печати публично. В Революционном Трибунале Печати ведется полный отчет всего заседания.
8) Решения Революционного Трибунала Печати окончательны и обжалованию не подлежат. Комиссариат по делам печати при Совете Рабочих, Солдатских и Крестьянских Депутатов приводит в исполнение постановления и приговоры Революционного Трибунала Печати.
Революционный Трибунал Печати определяет следующие наказания: 1) денежный штраф, 2) выражение общественного порицания, о котором привлеченное произведение печати доводит до всеобщего сведения способами, указываемыми Трибуналом, 3) помещение на видном месте приговора или же специальное опровержение ложных сведений, 4) приостановка издания временная или навсегда или изъятие его из обращения, 5) конфискация в общенародную собственность типографий или имущества издания печати, если они принадлежат привлеченным к суду, 6) лишение свободы, 7) удаление из столицы, отдельных местностей или пределов Российской Республики, 8) лишение виновного всех или некоторых политических прав.
10) Содержание Революционного Трибунала Печати относится на счет государства.

Председатель
Совета Народных Комиссаров
В.УЛЬЯНОВ (ЛЕНИН)

Управляющий делами
Совета Народных Комиссаров
В.Л. БОНЧ-БРУЕВИЧ


Декрет ознаменовал начало нового этапа борьбы с оппозиционными изданиями. Впервые после Октябрьской революции проводилось открытое судебное разбирательство деятельности газет и журналов при участии обвинения и защиты, с широким освещением в прессе: давались объявления о предстоящих заседаниях, публиковались отчеты о них, печатались постановления и опровержения, выражались общественные порицания виновным и т.д. И хотя процесс осуществляла назначаемая Советом рабочих и крестьянских депутатов тройка судей, а решения Революционного трибунала печати обжалованию не подлежали, сама судебная процедура внешне напоминала демократические формы решения споров между прессой и властью. Впервые советская власть в борьбе с оппозиционной прессой стремилась привлечь общественное мнение на свою сторону. Революционные трибуналы печати были организованы в ряде крупных городов России и просуществовали до мая 1918 г.

Местные органы Советов и ВРК также принимали активные меры административного воздействия и экономического ограничения контрреволюционной прессы. Выход новых газет допускался только с разрешения комиссаров по делам печати. Провинциальные власти издавали свои законодательные акты, ограничивавшие деятельность газет и журналов. Так, например, «для пресечения тлетворного влияния контрреволюционной печати на дело революции» Совнарком Донской республики 1 апреля 1918 г. принял «Декрет о печати». На учет брались все запасы бумаги, при местных Советах образовывались отделы печати. Право издания получили только советские, партийные и профсоюзные организации.
После левоэсеровского мятежа в начале июля 1918 года началась тотальная ликвидация оппозиционной прессы. Летом 1918 г. пресса небольшевистских политических партий практически прекратила свое существование: если в начале года насчитывалось 154 издания, отражавших взгляды меньшевиков, эсеров, анархистов и др. партий, то в начале сентября их осталось только 50, а к концу года считанные единицы. Всего с октября 1917 г. по июнь 1918 г. были закрыты властями или прекратили свое существование самостоятельно более 470 оппозиционных изданий.

Источники
1. История мировой журналистики. Глава 2
2. Б. Соколов. Защита Всероссийского учредительного собрания // Октябрьская революция. М-Л.: Государственное издательство, 1926
3. Декрет СНК о печати
4. Резолюция ВЦИК по вопросу о печати.
5. Р. Овсепян. История новейшей отечественной журналистики. Глава 2
6. Декрет о введении государственной монополии на объявления


Просмотров: 14935



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X