Н.Е. Бекмаханова. Присоединение Казахстана
Трансформация политической системы и создание Российской империи были тесно связаны с административно-территориальными преобразованиями. Формирование централизованного государства в Европейской и Азиатской частях России отличалось многообразием форм и вариантов присоединения соседних народов и стран, сочетанием военных форм, дипломатических переговоров, завершившихся подписанием мирных договоров и соглашений с присоединяемыми странами и народами. В результате созданная империя стала унитарным - по внешним признакам, но полиэтничным - по существу - образованием. В основе сближения России с ее восточными соседями в Центральной Азии лежали причины геополитического и экономического характера. Россия, заинтересованная в безопасности проходивших по территории нынешнего Казахстана транзитных торговых путей, приняла ряд мер для укрепления отношений с населением казахских степей. Казахи концентрировались в Семиречье. В этом районе завершилось формирование казахской народности1. К концу XVI в. Казахское ханство занимало центральный степной регион, а также южные оседлые районы до Ташкента включительно. Численность его населения достигала, по некоторым оценкам, 1 млн. человек. Отсюда казахские ханы вели наступление на земледельческие центры и города центральных областей юга Центральной Азии.

В XVII в. в Семиречье казахи и кыргызы имели владения, на востоке граничившие в районе р. Или с Джунгарским (или Ойратским) ханством. В период господства джунгар на Тянь-Шане в XVII - середине XVIII вв. значительная часть кыргызов временно переместилась в Восточный Туркестан (Кашгарию) и на Памиро-Алай, а затем во второй половине XVIII в. вернулась обратно. На юге низовья р. Сырдарьи находились в совместном владении казахов и каракалпаков. После упорной борьбы с каракалпаками и Аштар-ханидами (правителями Бухары) во владении казахов оказалось и среднее течение Сырдарьи с городом Ташкент. Права казахов на эти территории были закреплены договором 1598 г. между Аштарханидами и казахскими ханами. На западе и северо-западе граница проходила вдоль кочевий туркмен в районе Мангышлака и земель яицких (уральских) казаков. В числе последних оказались также выходцы из распавшейся волжской казачьей общины, осевшие на р. Яике (Урале) в XVI - начале XVII вв. Яицкие казаки поддерживали тесные связи с Московским государством и с 1591 г. состояли в московских войсках.

Казахские жузы к концу XVII - началу XVIII вв. занимали следующую территорию: Младший жуз - от земель яицких казаков на западе до р. Тургай на востоке, на севере по линии Оренбург - Орск, на юге до Аральского моря, на юго-западе до Гурьева-городка и Каспийского моря; Средний жуз - на востоке до границ Джунгарии, на северо-востоке до верховьев р. Иртыш и оз. Зайсан, на западе до оз. Аксакал, на севере до рек Сарысу, Ишим, Жилан, Тобол, Уй, Чертанлык; Старший жуз расположился в Семиречье, долинах рек Чирчик, Арысь, Келес, а на юге простирался до Сырдарьи, включая города Ташкент и Туркестан.

Присоединение Казанского и Астраханского ханств, а затем и Западной Сибири к России открывало перспективы для активизации торговых связей с югом Центральной Азии, Сибирью, Китаем, Восточным Туркестаном, Джунгарией через казахские степи. Началось установление дипломатических контактов с центрально-азиатскими государствами2. В XVII в., в результате освоения Западной Сибири, южные районы монархии Романовых пришли в соприкосновение с землями монгольских правителей Джунгарии. Последняя, претендуя на земли России в верховьях Черного Иртыша и Оби, иногда тревожила русские поселения в этом районе, но, теснимая с востока Цинской империей, не решалась на открытое выступление. Укрепляя пограничные районы с Джунгарией, российское правительство расширяло связи с местным населением. Оно не препятствовало добровольному переходу в пределы России отдельных представителей джунгарской знати, было заинтересовано в получении с них ясака. России выгодно было иметь независимое Ойратское государство в качестве противовеса Цинской империи - это укрепляло позиции Москвы в Западной и Восточной Сибири.

С середины XVII в. Цинская империя вела наступление на Халха-Монголию, а в XVIII в. - на северо-западные районы Центральной Азии. По мнению ряда исследователей, Цины пытались воспрепятствовать возникновению там сильных государственных образований и оградить империю от набегов кочевников. Именно этим объясняется столкновение в XVII в. Цинской империи с Джунгарией. Угроза со стороны китайцев не препятствовала нападениям джунгарских правителей на казахов и кыргызов. Наиболее тяжелая обстановка создавалась на Южном Алтае, а также в Старшем казахском жузе, Каракалпакских и Кыргызских землях, испытывавших давление со стороны Джунгарского ханства3.

В XVII - начале XVIII вв. юго-восточное направление продолжало традиционно доминировать во внешней политике Московского государства. Россия пыталась закрепиться на Черном и Каспийском морях. При Петре I активизировались дипломатические переговоры с центрально-азиатскими правителями о безопасном транзите торговых караванов. В свою очередь в налаживании взаимоотношений с Россией были заинтересованы казахские жузы, которым угрожала джунгарская экспансия.

В начале XVIII в. укрепленные сибирские селения тянулись на 985 верст - от Чернолуцкой слободы в направлении Оренбургской губернии. Идея строительства крепостей в верховье Иртыша принадлежит сибирскому губернатору М.П. Гагарину. Услышав от бухарских купцов, что при городе Эркети (Яркенде) имеются золотоносные россыпи, М.П. Гагарин сообщил об этом Петру I и ходатайствовал об организации экспедиции. В ответ 22 мая 1714 г. царь предписал построить город у Ямышева-озера и «идти далее» до города Яркенда. Так начался процесс строительства крепостей в Южной Сибири. 1 июля 1715г. отправилась в путь экспедиция подполковника Я.Бухгольца. В ходе экспедиции была основана Ямышевская крепость. Однако весной 1716 г. русский отряд из нее отступил, разрушив укрепления после двухмесячной осады 10-тысячным войском джунгар. На обратном пути в устье р. Омь Я. Бухгольц построил Омскую крепость. И в том же 1716 г. по распоряжению М.П. Гагарина, подполковник Матигоров восстановил Ямышевскую крепость. В 1717 г. под руководством подполковника Ступина возвели Железинскую, ав1718г. - Семипалатинскую крепости.

28 января 1719 г. по указанию Петра I была отправлена новая экспедиция во главе с генералом Лихаревым, наделенным полномочиями основать крепость на оз. Нор-Зайсан. Не найдя удобного места для закладки крепости у озера, отряд двинулся вверх по р. Черный Иртыш, но был остановлен 20-тысячным войском джунгар. Лихарев вступил в переговоры с контайши Гаддан-Цереном и повернул назад. На обратном пути, при впадении в Иртыш р. Ульба, в 1720 г. им была заложена Усть-Каменогорская крепость. Построенные укрепления Иртышской (или Сибирской) линии прикрыли от набегов джунгар земледельческие поселения в Барабинской степи, южных частях Томской губернии и горные заводы на Алтае. Во всех крепостях стояли гарнизоны из пеших солдат и конных драгун. А при сибирском губернаторе М.В.Долгоруком в каждую крепость были еще добавлены военнослужащие, набиравшиеся на годичную службу из городовых казаков Тары, Тобольска и Тюмени. Их называли крепостными казаками. В 1725 г. по всем укреплениям линии таких насчитывалось 489 человек. Часть из них осела в крепостях на постоянное жительство.

В первой половине XVIII в. основной линией края стала Яицкая (длиной в 1780 верст), протянувшаяся от Гурьева-городка до границы Западной Сибири, где дислоцировался Алабужский отряд. Она делилась на три самостоятельные линии (участка): Яицкая (или Нижняя) от Каспийского моря вверх по р. Яик до впадения в него р. Илек; Илецкая (или Ново-Илецкая) по р. Илек; и по рекам Курала и Бердянка - Бердяно-Куралинская. Селения от станицы Благословенной располагались по р. Яик до крепости Орской, откуда тянулись посуху до селения Березовского и, наконец, достигали границ Сибири по рекам Уй и Тобол. Этот участок именовался Оренбургской линией. В крепостях и форпостах от Алабужского отряда до Озерного на р. Илек несли службу оренбургские казаки, а на остальной части - уральское казачество. До основания в 1835 г. Новой линии межа Оренбургской губернии с Младшим жузом пролегала от крепости Орской до селения Березовского, шла по рекам Яик, Кидыш, Уй с именованием Верхней (или Старой) линией4.

Правительство России считало эти линии лишь административной границей оседлых поселений с казахской степью. Однако в этом вопросе не было единого мнения. По карте Российской империи 1787 г. за межу была принята р. Эмба, хотя центральные и местные власти твердо на этом и не настаивали. В указе Правительствующего Сената от 20 января 1803 г. Военной коллегии сообщалось: «...поныне сия граница губернии остается, и по какую черту степь и кочевье киргиз-кайсаков (казахов. - Авт.) простирается, ясного сведения ввиду нет...»5. Карта И. Лютова, изданная в 90-х гг. XVIII в., показывает, что на северо-западе, севере и северо-востоке казахи Младшего и Среднего жузов «имели межу» с Астраханской областью, Уфимским и Тобольским наместничествами, Колыванской областью.
Яицкое казачество свои права на земли по правому и левому берегам Яика отстаивало с XVII в., т. е. с момента получения грамоты от царя Михаила Федоровича, который «принял их под свою державу, пожаловал им грамоту на приуральские земли, реку Урал со всеми при ней угодьями до устьев включительно и со всеми впадающими в нее реками и выходящими из нее рукавами и разливами»6. Фактически Петербург признал грамоту Михаила Федоровича: «...Права эти... подтверждаются у казаков, почему уральцы и надеются, что земли, усвоенные России предками нынешнего поколения, ими заселены, оберегаемы и которые они считают неотделимою собственностью, останутся в их владении...»7
Целая серия правительственных актов закрепляла черту владений казачества по р. Урал и, следовательно, определяла западные пределы казахских земель. В 1721 г. яицкие казаки обратились к русскому правительству с просьбой о возобновлении грамоты Михаила Федоровича, надеясь с ее помощью запретить крестьянам Самарской губернии и башкирам пользоваться рыбными угодьями по р. Урал. Правительствующий Сенат 28 октября 1732 г. издал указ «Военной, Иностранной и Комерц-коллегиям, Казанской и Астраханской губерниям не допускать башкир и низовых городов жителей ловить рыбу по Яику-реке, в озерах, ярках и протоках, где яицкие казаки рыбные ловли имеют»8.

Первая четверть XVIII в. явилась важным этапом в развитии казахско-русских взаимоотношений, завершившимся позднее присоединением Младшего, большей части Среднего и части Старшего жузов к России. В 1723 г. казахи были разгромлены отрядами Шуно-Доба - сына джунгарского контайши Цеван-Рабтана. Племена Старшего и Среднего жузов были вынуждены откочевать к Самарканду, Бухаре и Ходженту, а Младшего жуза - к Хиве. Восточные районы Старшего жуза и земли кыргызов оказались захваченными джунгарами. Огромные потери людей и скота заставили казахов и кыргызов сплотиться, создать объединенное ополчение и одержать блестящие победы над джунгарами в 1728 г. в районе оз. Чубар-Тенгиз и р. Булакты и в 1729 г. у оз. Ит-Ичмас в местности Анракай. Джунгары вынуждены были оставить Семиречье. В этой борьбе выделился хан Абулхайр, при котором активизировались связи между казахскими жузами и Россией.

Однако победа над джунгарами не сломила их могущества. Джунгарское государство вновь возобновило военные действия против казахов, что привело к массовым миграциям населения. В первой четверти XVIII в. казахи Младшего жуза кочевали в бассейнах рек Эмба, Яик, Уил, Иргиз, Тургай, в прияицких степях и в низовьях Сырдарьи; казахи Среднего жуза - в бассейнах рек Ишим, Нура, Сырасу, с внутренней стороны Иртыша; казахи Старшего жуза - в районе Семиречья и Бетпак-Дала. Положение казахов было сложным: на юге обострились отношения с правителями Бухары и Коканда, а с востока возросла опасность джунгарских набегов. На северо-западе они подвергались постоянным набегам волжских калмыков, башкир и мишарей, находившихся на военной службе у правительства России.

Образно о положении казахов до присоединения их к России сказал батыр Букенбай в беседе с российским дипломатом А.Тевкелевым в 1748 г.: «Когда киргиз-кайсацкая (казахская. - Авт.) орда в подданство Российской империи была не принята, не ото всех ли сторон они по своим поступкам всегда беспокойства принимали, почти ото всех всюду бегая, яко зайцы от борзых собак, разорялись и свой скот, бегаючи, сами бросали, а иногда случается в самой необходимой нужде жен и детей бросая, только сами уходили... Когда зюнгорские (джунгарские. - Авт.) калмыки нападут, побегут в сторону, а башкирцы нападут, то уходили в другую сторону, а волжские калмыки и яицкие казаки и сибирское войско нападут, то они уже бегать и места себе не находили»9.
В 1725 г. в Петербург было направлено казахско-каракалпакское посольство, которое от имени казахских и каракалпакских правителей обещало оказывать помощь России в борьбе с любым врагом.

Внешнеполитические трудности, а также заинтересованность в развитии торгово-экономических связей с Россией способствовали тому, что Абулхайр-хан начал переговоры с русским правительством о добровольном вхождении Младшего казахского жуза в состав России. 8 сентября 1730 г. Абулхайр-хан обратился с просьбой о принятии его с 40 тыс. кибиток Младшего жуза в российское подданство. Принятие казахов Младшего жуза было провозглашено в грамоте императрицы Анны Иоанновны от 19 февраля 1731 г. 10 октября 1731 г. переводчиком А.И.Тевкелевым было осуществлено официальное оформление подданства и принята присяга у казахов Младшего жуза.

В конце 1731 г. приняли присягу казахи северо-западной части Среднего жуза во главе с ханом Семеке; в начале августа 1738 г. повторно присягали в Оренбурге 27 старшин Среднего жуза; в 1740 г. - присягали на подданство северные, центральные и восточные районы жуза с султаном Аблаем и ханом Абулмамбетом. С 23 по 30 августа 1742 г. приняли присягу 140 биев и батыров Среднего жуза.

В декабре 1733 г. хан Старшего жуза Жолбарыс отправил в Петербург послов Аралбая и Аразгельды с ходатайством о принятии в российское подданство. Одновременно на имя императрицы Анны Иоанновны поступило письмо султанов и старшин Старшего жуза Коадарби, Тюляби, Сатай-батыра, Кангильди-батыра, Буляк-батыра. 10 июня 1734 г. Анна Иоанновна издала указ о принятии казахов Старшего жуза в российское подданство. Грамота была отправлена со статским советником И.К. Кирилловым и переводчиком А.И.Тевкелевым, которые должны были принять присягу у казахов Старшего жуза. Их миссия не увенчалась успехом. 20 апреля 1738 г. хан Жолбарыс вновь обратился в Петербург с просьбой о принятии казахов Старшего жуза в подданство России. 19 сентября 1738 г. императрица подписала грамоту, подтверждающую принятие Старшего жуза в состав России. Тайному советнику В.Н.Татищеву было поручено привести хана Жолбарыса и его подданных к присяге, но это не удалось осуществить. 5 апреля 1740 г. Жолбарыс был убит. И только 23- 30 августа 1742 г. при участии тайного советника И.И. Неплюева в Оренбурге к присяге были приведены четверо старшин рода уйсин из Старшего жуза: Актам-Верди, Шулум Кубаев, Каллыбай-батыр Девлин, Актанбай-батыр.

В 30-40-х годах XVIII в. определился курс на присоединение к России территории всех трех жузов. Однако удаленность южных и восточных районов казахской степи, сложная внешнеполитичекая обстановка затянули присоединение части казахов в состав России. Этот процесс был завершен в первой половине XIX в.

В 1741-1742 гг. возобновилось наступление джунгар на казахские жузы. Джунгары продвинулись до р. Орь, но, не получив поддержки у волжских калмыков, по требованию русского правительства отошли на свои исконные земли. Казахи Младшего и Среднего жузов сконцентрировались вдоль линий российских укреплений.

5 марта 1741 г. было разрешено указом Правительствующего Сената впускать в крепости казахское население в случае нападения джунгар. В следующем году для урегулирования отношений в Джунгарию был направлен полковник Г.Ф.Миллер. Миссия оказалась успешной. Ему удалось нейтрализовать джунгар в верховьях Черного Иртыша и в районе Колывано-Воскресенских заводов и освободить из плена султана Аблая, заверив джунгарского контайшу Гаддан-Церена, «чтоб оной хан верным подданным е.и.в. киргиз-кайсакам (казахам. - Авт.) впредь никакого утеснения и разорения не причинял и чтоб их оставил во всяком покое и войско бы свое впредь для разорения их не присылал»10.

В 40-х гг. продолжалось укрепление линий и хозяйственное освоение Южной Сибири. В 1745 г. сюда был командирован генерал С.В. Киндерман с пятью драгунскими полками. По его распоряжению дополнительно вдоль р. Иртыш построено 24 укрепления: 3 форпоста, 11 редутов, маяки, защиты. Для защиты калмыков, живших в Кузнецком округе, и прикрытия Колывано-Воскресенских горных заводов от набегов джунгар, в 1744 г. разоривших рудник Чарышский, он укрепил границу на Алтае. Здесь возвели цепь укреплений через весь Алтай от форпоста Шульбинского на Иртыше до Кузнецка. Колывано-Кузнецкая линия состояла из 9 крепостей и 59 редутов. Часть этой линии от Усть-Каменогорской крепости до Тигерецкого форпоста была позднее передвинута вперед и получила наименование Бийской линии. С северной стороны казахской степи вместо Ишимской линии С.В. Киндерман построил в 1752 г. Пресногорьковскую линию от Омска до крепости Звериноголовской. Новая линия тянулась на 548 верст, она выдвинулась вперед на расстояние от 50 до 200 верст и включала 11 крепостей, 93 редута, 42 маяка.

На вновь построенных линиях были размещены Сибирский полк, приведенные Киндерманом драгунские полки и 2 тыс. крепостных казаков. Дополнительно для строительства крепостей и острогов посылались на временную службу сибирские крестьяне, под именем выписных казаков. В 1758 г. туда была командирована 1 тыс. человек из Донского и Яицкого казачьих войск на два года, а позднее на год посылались башкиро-мишарские команды. Часть из добровольно проходивших службу на линии селились здесь и входили в состав крепостных казаков. Кроме исполнения военной службы и строительных работ они занимались в крепостях казенным хлебопашеством, которое было введено по предложению С.В.Киндермана для улучшения снабжения пограничных войск продовольствием, т. к. полки не всегда надежно обеспечивались
подвозом хлеба из сибирских округов. На казенные пашни наряжалось по всей линии 600 крепостных казаков. В 1800 г. казенное хлебопашество было отменено Правительствующим Сенатом.

В 50-х гг. XVIII b. в Джунгарии обострилась династическая борьба между наследниками контайши Галдан-Церена. В 1754 г. один из претендентов на престол, Амурсана, обратился за помощью к цинскому правительству Китая. Это послужило поводом для вторжения китайско-маньчжурских войск на территорию Джунгарии. Ойратское государство было разделено на четыре части, что стало причиной борьбы Амурсаны с Цинами, в ходе которой завоеватели уничтожили Джунгарское ханство и истребили его население. Небольшая часть джунгар, спасаясь от маньчжуро-китайских военных отрядов, бежала в пределы России.
Наступление Цинской империи на северные районы Центральной Азии продолжалось. Под предлогом поимки Амурсаны цинские войска вошли в казахские степи. Казахское ополчение во главе с султаном Аблаем пыталось остановить их, но потерпело поражение. Казахи, джунгарские и алтайские беженцы стали сосредотачиваться у Сибирской линии. Российское правительство не имело достаточно вооруженных сил, чтобы препятствовать вторжению маньчжуров в казахские и кыргызские кочевья. Тем не менее оно предприняло ряд мер оборонительного характера. В Сибирь было направлено дополнительно несколько конных полков. 19 ноября 1756 г. русское правительство разрешило предоставить беженцам убежище в крепостях и за Сибирской линией. Однако в связи с началом антицинского восстания в Монголии, поддержанного тувинцами, цинские войска были выведены из казахских кочевий.
В 1757 г. на территории Джунгарии вновь развернулись военные действия, которые захватили районы, пограничные с казахской степью. В этот период шли переговоры султана Аблая с цинским правительством. Но вернуть исконные кочевья в Северной Джунгарии казахам и кыргызам не удалось. Цинское правительство запретило использование этих территорий и силой оттеснило кочевников от границ Джунгарии.

На протяжении XVIII в. для населения Центральной Азии продолжала сохраняться угроза со стороны Цинской империи. Особенно сложным было положение кыргызских племен, входивших в состав Кокандского ханства. Несмотря на то что Коканд занял твердую позицию по отношению к цинскому правительству, вопрос о маньчжуро-китайской экспансии в этот район не снимался. Сложное внутреннее и внешнее положение Кокандского ханства способствовали росту у кыргызов пророссийской ориентации.

В этот период экспансия маньчжурских войск в Центральную Азию облегчалась для завоевателей политической разобщенностью местных народов, слабостью позиций России в этом районе. Тем не менее экспансия Китая вылилась лишь в эпизодические набеги в приграничные области. Россия сумела противостоять маньчжуро-китайским завоевателям и обеспечить защиту казахских жузов и населения южной Сибири, добровольно принявших российское подданство.
Положительным результатом вхождения в состав России для казахов явились указы Анны Иоанновны, запрещавшие русским, башкирам, мишарам, волжским калмыкам, сибирским, оренбургским и яицким казакам «войною ходить и разорять» казахов. Последние получили право использовать пастбища на правобережье Яика и Иртыша, в Прикаспии. Уменьшились межродовые распри и междоусобицы.

Активизировалась торговля России с центральноазиатскими государствами. Шел взаимный товарообмен продуктами кочевого скотоводства и оседлого земледелия, металлами, огнестрельным оружием, предметами домашнего обихода11.

Позитивной для развития казахско-российских отношений стала работа Оренбургской экспедиции, начавшаяся в 1734 г. под руководством обер-секретаря Правительствующего Сената И.К.Кириллова. Экспедиция вела хозяйственное освоение казахских, башкирских, каракалпакских земель, их богатых природных ресурсов. Между казахскими и башкирскими кочевьями была построена цепь крепостей, ограничивших взаимные набеги кочевников и «воинские поиски» яицких казаков. Началось строительство Оренбурга, что должно было способствовать развитию внутренней торговли. Туда прибывали караваны из Бухары, Хивы, Ходжента и Ташкента. Российское и иностранное купечество получило льготы.

Сложное положение на границах казахских жузов и южной Сибири с Цинской империей заставило российское правительство, помимо мер дипломатического характера, продолжать укрепление пограничного района. В 60-70-х годах XVIII в. генерал Шпрингер, командовавший сибирскими войсками, возвел на Алтае укрепленную цепь поселений, вошедших в состав Бийской линии, так как построенная Киндерманом Колывано-Кузнецкая линия не прикрывала Алтайских горных заводов.

17 октября 1760 г. по указу Сената были построены укрепления от Усть-Каменогорской крепости до Телецкого озера. В них планировалось разместить 2 тыс. крестьян и разночинцев Тобольской губернии, а также желающих государственных крестьян из Архангельской, Устюжской и Вятской губерний, находившихся на промыслах в Сибири.
Укреплялись берега р. Иртыш от Усть-Каменогорской крепости до оз. Зайсан. Здесь в 1761 г. строились Бухтарминская крепость и Бухтарминская линия. В этот период по распоряжению Ширингера от казахской степи была отрезана десятиверстная полоса вдоль р. Иртыш и Пресногорьковской линии и отдана в пользование сибирским казакам.

Тогда же усиленно заселялись Пресногорьковская, Иртышская и Колывано-Кузнецкая линии общей протяженностью в 2125 верст.

В 98 укреплениях и поселках находилось 7578 человек регулярных и нерегулярных войск, в том числе 779 крепостных казаков.

Чтобы прикрыть селения старообрядцев-«каменщиков», в 1792 г. были перемещены форпосты Вороний, Черемшанский и Красноярский, была заложена Новая Бухтарминская линия с вновь укрепленной Бухтарминской крепостью. Вдоль р. Нарын воздвигли посты: Нижний Хайрюзовский, Верхний и Малый Нарынские, Баты, Чистый Яр, Мало-Красноярск. Старые и новые линии укреплений прикрывали казахские кочевья и южную Сибирь от вторжения цинских войск. Заселение линий создавало условия для хозяйственного освоения земель края. Мужская часть казачьего населения на линиях в начале XVIII в. составляла 6 тыс. человек.
В начале XIX в. обстановка в Центральной Азии осложнилась. Кокандское и Хивинское ханства вели активное наступление на казахские и кыргызские земли. Часть территории Старшего жуза, южные районы Среднего жуза, кыргызские земли оказались в составе Кокандского ханства. Сырдарьинские и частью приуральские казахи, как указывалось выше, находились в составе Хивинского ханства. Хива и Коканд стремились воспрепятствовать присоединению казахов и кыргызов к России, претендуя на их земли, через которые пролегали важные для центрально-азиатских ханств торговые пути. На рубеже XVIII-XIX вв. усилилась совместная борьба казахов и кыргызов против хивинского и кокандского владычества. Волнения охватили районы, прилегавшие к крепостям Туркестан, Чимкент, Сайрам, Аулие-Ата и Пишпек. Эта борьба продолжалась и расшатала основы господства Коканда и Хивы над казахами, кыргызами, туркменами, каракалпаками, ослабила ханства, что имело следствием усиление влияния России в этом районе и способствовало переходу народов края в российское подданство12.
Итоги присоединения казахских жузов в XVIII-XIX вв. имели как позитивные, так и негативные аспекты. Международные акты, пограничное размежевание, размещение на границе регулярных и казачьих войск приостановили экспансию со стороны Джунгарии, Цинской империи, Ирана, Коканда, Хивы, Бухары.

Присоединенные регионы имели разный административно-правовой статус. Устройство новых подданных зависело от времени и условий присоединения той или иной части казахских степей к России. Они не просто механически включались в российскую политико-административную систему. Некоторые административные территории совпадали с этническим размещением. Этот принцип сохранился и был закреплен реформами XVIII-XIX вв. для казахов, кыргызов, каракалпаков, туркмен и др. В практику общественно-политической жизни кочевых народов Востока вводилось выборное начало, что закреплялось в общероссийском законодательстве и судопроизводстве. Часть местной аристократии, родоплеменной знати была приравнена к служилому сословию согласно «Табелю о рангах» 1722 г., получала за службу дворянское звание, классные чины, жалованье, награды - медали и ордена, земельные владения.
Казахи в XVIII в. сохраняли свои родоплеменные земли на зимовках. Только в XIX в. они юридически были признаны собственностью Российской империи, но право пользования сохранялось за местным населением.

В казахских степях никогда не вводилось крепостничество. Реформы 1822-1824 гг. отменили систему патриархального рабовладения, разрешили всем местным жителям получать паспорта (на короткие и длительные сроки) и свободно перемещаться по России и за рубежом, зачисляться в купеческое, мещанское и казачье сословия. При этом в XIX в. в регионе не проводилось принудительной христианизации коренного населения.

Казахи, оказавшиеся на присоединенных к России территориях, были освобождены от службы в регулярной армии. Во время военных действий разрешался наем волонтерами в регулярную армию, чем население активно пользовалось, например, в Отечественной войне 1812-1814 гг.
Российское законодательство не ограничивало прав казахов поступать на государственную службу. Однако отбор в государственный аппарат был чрезвычайно сложным, так как требовал сочетания европейского и восточного образования, знания не только родного, но и русского языков. Сохранялись традиционные, вводились общероссийские и смешанные формы образования. Использование местных языков имело место в ведомственной переписке, при подаче прошений в государственные учреждения, в юридической практике, при оглашении и публикации правительственных постановлений. На всем протяжении XVIII в. царское правительство мало вмешивалось в политическую организацию жизни кочевников. Между тем крестьянская война под предводительством Е.Пугачева в 1773-1775 гг., а потом восстание Срыма Датова в 80-90-х гг. XVIII в., охватившие часть казахов Младшего и Среднего жузов, показали слабость ханской власти, которая не могла обеспечить проведение политики в интересах российской власти. Первой попыткой реорганизовать управление краем стала реформа 1785-1786 гг., разработанная бароном 0. Игельстромом для казахов Оренбургского ведомства. Реформа сводилась к учреждению органов управления Степью в виде Оренбургского пограничного суда и расправ, в которые входили российские чиновники. Помимо этого, ставился вопрос об упразднении ханской власти в Младшем жузе. Однако преобразования встретили упорное сопротивление ханов, султанов и феодальной знати Младшего и Среднего жузов. В итоге работа Пограничного суда и управ, созданных в 1786 г., была сведена практически к нулю. Реформы барона О. Игельстрома не получили дальнейшего развития. Традиционная система управления казахскими жузами осталась без изменений.

К реорганизации управления краем царское правительство возвратилось в 1820-е гг. После смерти Букей-хана в 1817 г. в Букеевском ханстве и Вали-хана в 1821 г. в Среднем жузе новые ханы из султанов там больше не утверждались. Это было законодательно закреплено в соответствии с «Уставом о сибирских казахах» 1822 г.13

Устав был разработан М.М.Сперанским при активном участии будущего декабриста Г.С. Батенькова. В 1822 г. Сибирь была разделена на Западную и Восточную. В Западную Сибирь вошли Тобольская, Томская и Омская области. Омской области административно были подчинены земли Среднего жуза. Они получили название Области сибирских казахов. Эта область была разделена на внешние и внутренние округа, волости и аулы.

В 1824 г. в Младшем казахском жузе проведена реформа. Западный Казахстан разделился на три части, внешние и внутренние дистанции согласно «Уставу о Оренбургских казахах» 1824 г. Образование нового административного деления, тесно связанных с органами пограничного управления, должно было содействовать гражданской и военной колонизации, закрепить казахские кочевые аулы на определенной территории, организовать новое политико-административное управление, что создало бы условия для завершения присоединения казахских жузов к России.




1Трепавлов В.В. История Ногайской орды. - М., 2001. С. 51-90; Бекмаханова Н.Е. Формирование многонационального населения Казахстана и Средней северной Киргизии. Последняя четверть XVIII - 60-е годы и XIX в. - М., 1980. С. 62-81; Нарбаев Н.Б. Россия и Евразия: Проблемы государственности. - М., 1997. С. 164-165; Национальные окраины Российской империи: Становление и развитие системы управления. - М., 1997. С. 339; Центральная Азия в системе Российской империи. - М., 2008. С. 31-46; Пищулина К.А. Юго-восточный Казахстан в середине XIV - начале XVI в. - Алма-Ата, 1977. С. 132-136.
2Казахско-русские отношения в XVI-XVIII вв.: Сб. документов и материалов. - Алма-Ата, 1961. № 1, 3-8, 10-12, 14-23; Юлдашев М.Ю. К истории торгавых и посольских связей Средней Азии с Россией в XVI-XVII вв. - Ташкент, 1964. С. 4.
3Гуревич Б.П. Международные отношения в Центральной Азии в XVII - первой половине XIX в. - М., 1979. С. 17- 67; Златкин И.Я. История Джунгарского ханства (1635-1758).- М., 1964. С. 168-169, 355, 378
4Бларамберг И.Ф. Военно-статистическое обозрение земли киргиз-кайсаков Внутренней (Букеевской) орды и Зауральской (Малой орды Оренбургского ведомства) // Военно-статистическое обозрение Российской империи. - СПб., 1848. Т. 14. Ч. 3. С. 99.
5Центральный государственный архив Республики Казахстан. Ф. 4. On. 1. Д. 392. Л. 53.
6Там же. Ф. 4. Оп. 1. Д. 392. Л. 54.
7Там же. Л. 56.
8Там же. Л. 50-60.
9История Казахстана: В 5 т. - Алматы, 2000. Т. 3. С. 109.
1010 Казахско-русские отношения в XVI-XVIII вв. № 85. С. 198-200; № 33. С. 258-262.
11Там же. № 85. С. 198-200; № 33. С. 386.
12Подробнее см.: Бекмаханов Е.Б. Присоединение Казахстана к России. - М., 1957. С. 133; Казахско-русские отношения в XVIII-XIX вв. № 115, 117, 123, 124,148,190,205-207,224,305,306,319- 328, 333.
13Бекмаханова Н.Е. Формирование многонационального населения Казахстана и Северной Киргизии в XVIII - 60-х гг. XIX в. - М., 1980. С. 147.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 5475